КОСМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И МУЗЫКА ГРЯДУЩЕГО

В.С. Ульянич, композитор, кандидат искусствоведения

Введение

К. Шимонис. Симфония

Мир современной музыки сложен и многообразен. Никогда еще в обозримые для памяти человечества периоды не существовало одновременно столько различных направлений, стилей, жанров, видов, как в музыкальной культуре уходящего века. Благодаря научно-техническому прогрессу, в особенности сильно развитой системе средств массовой информации, многие достижения общечеловеческой культуры оказались доступными каждому. Вместе с тем стало чрезвычайно трудно управлять музыкально-информационным потоком, хлынувшим на человека по каналам теле-, радио-, аудиовизуальной коммуникации.

Добавим к этому новый звуковой фон, порожденный технической эпохой: звуки транспорта, производственные шумы, а также возможность «консервировать» и воспроизводить практически любые звуки природы, создавая новую реальность с заданной плотностью звуковой атмосферы. Картина становится весьма наглядной. Ученые всерьез говорят о болезни века — звуковой наркомании.

Словом, нынешнее время для музыкальной культуры ознаменовано тем, что человек воспринимает и переживает звук качественно иначе, чем в прошлом. И технология, электронная и компьютерная, играет здесь важную роль. Изобретения в этих областях создали благоприятную почву для появления новых искусств.

С приходом вычислительной техники музыкальное искусство получило возможность развиваться на принципиально новой основе. Появились универсальные электронные музыкальные инструменты — компьютерные системы, обладающие поистине неисчерпаемыми возможностями генерирования, синтеза и обработки звуков. Открылись ранее неизвестные виды музыкального творчества. Композиторская мысль проникла в глубины звука, в его внутреннюю структуру, вызывая к жизни огромные силы магического воздействия необычных звучаний на слушателя. Перед взором творцов открылся музыкальный космос, в котором возможно более тонко и вместе более мощно проявить духовную сущность музыки.

Слово Космос стало одним из наиболее употребляемых в наше время. Несмотря на широкий диапазон смыслов, вкладываемых в него, тот факт, что это понятие вошло в бытовое сознание, говорит о глобальных изменениях, происходящих в представлениях современных людей о жизни и вселенной.

Однако ощущение космоса тесно связано со способами его познания, со степенью развитости внешних и внутренних органов восприятия (чувства, ума, интуиции и т.д.). Проследим, как проявляются различные тенденции в познании космоса в естествознании и музыке, и в связи с этим попытаемся выявить истинную сущность музыки ближайшего будущего.

О двух тенденциях в современном познании Космоса

М. Чюрленис. Соната звезд. Аллегро

Возрастающая роль космического миросозерцания в современном обществе обусловлена, очевидно, двуединым процессом. С одной стороны, успехи естественнонаучных открытий, имеющие, как показывает история, положительные и отрицательные последствия, привели к полной рационализации важнейших сфер человеческой деятельности. Выход в космическое пространство, ощущение Земли как единого дома человечества, связь ее экологического и геофизического состояния с жизнью и будущим нынешней цивилизации — все это следы воздействия интеллекта, достигшего высокой степени развития.

С другой стороны, в течение последнего столетия наблюдается процесс возрождения иных способов познания Космоса, связанных с мистическим опытом, необычными состояниями сознания и новыми духовными практиками. На горизонтах современной науки вновь появляются тайные учения древних. Долгое время они хранились в недоступных для цивилизации школах эзотерических знаний, передавались в соответствии с устной традицией или фиксировались с помощью сложной системы символов и мифов, не поддающейся обычному логическому мышлению.

Как известно, философия в переводе с древнегреческого означает «любовь к мудрости». Мудрость — состояние, когда человек прикасается к истине. Пути к ней различны, как и методы ее познания. Истину познают посредством высших эмоций как совесть, через высший интеллект как космический разум или космическое сознание, истину воспринимают духовными органами как откровение.

Очевидно, так понимали философию Пифагор и Сократ, Платон и Аристотель. И все их труды заключались в том, чтобы перевести на логический язык то, что в обычном сознании не укладывается. Похожая ситуация была и у мудрецов более позднего времени — мистиков и ясновидящих (Иммануил Сведенборг, Яков Беме), пророков и святых (Францизск Асизский, Сергий Радонежский, Серафим Саровский). Их пророчества, видения и проповеди — это речи, письма и трактаты, появившиеся во вдохновенном состоянии от соприкосновения с Истиной.

Однако история западноевропейской философской мысли показывает, что несмотря на существование двух основных точек зрения на мир, преобладающим инструментом познания Космоса и у материалистов, и у идеалистов является интеллект, а универсальным способом его исследования — бесконечная цепь логических рассуждений.

В процессе эволюции проявилась организующая, упорядочивающая и преобразующая роль человеческого интеллекта. Очищенный от желаний и страстей, свободный от каких-либо претензий на роль абсолюта, он мог бы стать поистине мощным двигателем духовного развития. Тем не менее, в реальной жизни чаще всего дело обстоит иначе.

Общепринятая точка зрения на ценность научно-технических достижений и целесообразность теоретических изысканий связана с их экономическим эффектом, реализованным и подтвержденным на практике. Даже самые фундаментальные научные исследования ведутся с отдаленной целью приспособить их к эгоистическим человеческим нуждам. Другими словами, человек машинной эпохи с помощью интеллекта делает гораздо удобнее и приятнее свою материальную часть жизни. Что касается эмоциональных и умственных впечатлений, то для этого у него есть искусство, религия и философия, в большой степени ментализированные. Поглощенный внешней деятельностью, он редко обращает свой взор во внутреннее своего существа.

Рациональный способ познания мира, развивающийся и усложняющийся со времен Древней Греции привел к умственно-дифференцированному восприятию Космоса. До предела расширилась сеть научных направлений и дисциплин. Существует большое количество специалистов в очень узких областях интеллектуальной деятельности. Есть космос физический, биологический, математический, астрономический, химический и т.д. В ученом мире часто преобладает раздельное восприятие действительности, когда за деревьями не видно леса или правая рука не ведает, что творит левая. Достаточно вспомнить нашумевший в 80-е годы проект поворота вспять сибирских рек. Такое положение вещей наводит на ложную мысль, что человеческому разуму все доступно. Возникает непоколебимая вера в него как в последнюю инстанцию, что само по себе очень опасно и ведет к крайностям, как, впрочем, и любая абсолютизация. Именно поэтому все человечество на пороге реальной угрозы самоуничтожения.

Рациональный метод познания мира все чаще заводит в тупик даже самых ярых его приверженцев или доводит до абсурда их дискуссии и споры. Еще знаменитый древнегреческий баснописец Эзоп выразил это свойство ума, получившее с легкой руки Сократа название диалектики, в притче о языке, который является самой прекрасной и в то же время самой отвратительной вещью на земле.

Эта двойственность ума, когда противоположные мнения можно аргументировать одной и той же логикой, не позволяет человеку вместить в себя, например, некоторые результаты и выводы теоретических исследований в области современной космологии, к которым он сам неуклонно продвигался. Конечна или бесконечна Вселенная? Есть ли начало и конец у времени? Какова природа света: корпускулярная или волновая? Это только классические нерешенные проблемы. Есть и другие...

М. Чюрленис. Соната Солнца. Аллегро

В последнее время ученые вплотную подошли к тем областям жизни, которые раньше считались некоторыми философами не иначе, как «мистической чепухой». Наметился интенсивный рост теоретических и экспериментальных исследований на грани естественных наук, психологии, а также новых направлений — информационной биофизики, парапсихологии и психоэнергетики. Изучение фундаментальных процессов жизни на микро- и макроуровне теперь сместилось в сторону скрытых сил Космоса, составляющих так называемый ноуменальный мир и воздействующих на внутренние органы восприятия, в отличие от феноменального, в котором силы физического плана воздействуют на внешние чувства человека.

Такая тенденция существенно изменяет лицо современного естествознания. «Современная наука постепенно приближается к пониманию основных законов строения мира. Противостояние науки и мистики, науки и оккультизма, науки и религии заканчивается. Со временем мы придем к новому пониманию мира, где древнее мистическое, оккультное, магическое знание и современное научное знание сольются воедино. Мистика учится выражаться научным языком, а естественные, традиционные науки начинают приближаться к пониманию более глубоких законов»*. Предпринимаются попытки рационального объяснения труднодоступных для ума фактов из разных сфер жизни. Создаются научные теории, в которых объединены результаты рациональных и иррациональных способов изучения явлений, например, квант-силовая гипотеза Н.Н.Пятницкой или теория многополярности В.В.Ленского.

______________________

* Левин МБ. Лекции по астрологии. 4.1 (продолжение). М: ЦАИ, 1993.

За последние сто лет появилось большое количество литературы с описанием различных религиозных и мистических опытов, необычных состояний сознания, тонких планов; множество духовных центров и школ с возрождением оккультных традиций древнего Египта, Индии, Америки.

Например, древнеарийские эзотерические учения, наиболее полно выраженные в индийских Ведах, повествуют о проявленном и непроявленном мирах, которые дают материал для построения человеческих тел. По традиции считается, что их, как и космических миров, — семь физический, эфирный, астральный, ментальный, каузальный, душевный и духовный. Терминология может варьироваться при сохранении одной и той же сути. Смерть физическая не есть смерть духовная. Духовная сущность человека проходит через смерти и рождения с целью истинного познания и слияния с Божественным и т.д

Это оказывает сильнейшее влияние на умы современных людей. Однако здесь есть две опасности: ментализирование информации о переживании других и пассивная неразборчивость при контакте с неведомым. И в том, и в другом случаях происходит искажение реальности в сознании человека, впервые соприкоснувшимся с неизвестной стороной жизни.

Кроме того, контакт с тонкими планами бытия небезопасен еще и потому, что сущности и силы непроявленного мира, как показывает зачастую печальная практика, гораздо более универсальны и могущественны, чем сущности и силы мира физического. Любое нарушение гармонии в этих областях, разбалансирование тел-оболочек в конечном итоге приводит к болезни и смерти. Хорошо зная эти законы, святые отцы христианской церкви, в особенности православной, именно в этом смысле предостерегали людей от всяких медиумических, магических и других оккультных опытов, которые на самом деле ничего общего с истинной духовностью не имеют.

Итак, можно с достаточной степенью очевидности утверждать, что на рубеже третьего тысячелетия сильно проявленные тенденции рационального и иррационального методов познания Космоса стали сливаться, и в ближайшем будущем ожидается рождение нового планетарного и космического мироощущения, подготовленного всей предшествующей историей развития человечества.

Проявление космического мироощущения в музыке XX века

Черноволенко В.Т. Равноденствие

При всем беспрецедентном многообразии направлений в современной музыке здесь также можно выявить две основные тенденции, связанные со способом восприятия и познания космоса Первая тенденция — это рационализация музыкального мышления, что очень хорошо видно на примере развития западно-европейской музыки. Вторая — все большее проникновение иррационального в композиторский и музыкально-исполнительский процесс. Рассмотрим эти две тенденции и выявим их характерные особенности.

Как известно, эпоха Возрождения была отмечена небывалым расцветом интеллектуальной деятельности человека, когда в обществе вновь ожили многие достижения античной греко-римской культуры. Европейская музыка этого периода обрела свою четкую рациональную основу — математические законы, на которых держались секреты композиторского ремесла. Уже позднее, в классический период музыканты об этом редко вспоминали, поскольку каноны, выработанные еще несколько столетий назад и касающиеся основных категорий музыки — темперации, лада, гармонии, ритма, контрапункта и формы, — практически не нарушались.

В XX веке на волне научно-технической революции произошел кардинальный пересмотр рациональных основ музыкального искусства. Все перечисленные выше средства музыки подвергались либо уничтожению и замене новыми, либо усовершенствованию, детализации и усложнению старых Предлагались различные оригинальные системы звуковой организации в пространстве и времени. Для этого в музыкальную практику вводились некоторые теории из математических дисциплин: комбинаторика, топология, фрактальная геометрия, теория вероятностей, теория игр, теория групп и др. Эти нововведения значительно подвинули мышление современных композиторов, выработали и обобщили принципиально новые методы композиции.

Однако слишком большое увлечение рациональной техникой в творчестве, чем отличаются композиторы так называемого авангардного направления, привели к разрушению целостной системы музыкально-выразительных средств, выработанной классиками на протяжении последних столетий. Найти этому адекватную замену в виде новой интегральной системы, которая опиралась бы на природные музыкальные и акустические законы, до сих пор пока не удалось.

В результате, большинство композиторов-авангардистов концентрирует свои усилия на изобретении все новых оригинальных звуковых конструкций, которые сами по себе могут представлять определенную интеллектуально-эстетическую ценность, но чаще всего имеют мало общего с самой сутью музыки, с духовными реалиями, проявляющимися через нее. Каждый найденный композитором неизвестный ранее технологический прием возводится в ранг музыкального достижения. Многократно использованный другими авторами, тем самым потеряв свою новизну, он превращается в банальное клише, вызывающее раздражение и неприятие у искушенных теоретиков авангардизма. В погоне за созданием все новых систем и конструкций эти композиторы оказались, за редким исключением, отброшенными далеко от решения духовных задач, предназначенных музыкальному искусству.

Нечто аналогичное происходило и происходит в поэзии XX века «Я согласен с модернистами, — писал величайший индийский мыслитель и поэт Шри Ауробиндо, — восстающими против настаивания романтика на эмоциональности и против его возражения мыслить и философски отражать в поэзии. Но модернист пошел в своем бунте слишком далеко. В попытке избежать того, что я могу назвать поэтизмом, он перестал быть поэтичным; желая убежать от риторического писания, риторической претензии на значительность и красоту стиля он отбросил саму поэтическую значимость и красоту, отвернулся от тонкого поэтического стиля и обратился к разговорному тону и даже слишком примитивному писанию во-первых, он отвернулся от поэтической рифмы, перешел к прозе или полупрозаичной рифме, или вообще отказался от нее. Он также слишком перегрузил мысль и потерял привычку к интуитивному взгляду; выгнав эмоцию из ее прибежища в доме поэзии, он вынужден был, чтобы облегчить тяжесть большинства своих мыслей, ввести слишком много преувеличенных низших витальных и чувственных реакций, не преображенных или же преображенных только преувеличением. Однако, возможно, он вернул поэту свободу мыслить, также как и определенную непосредственность и прямоту стиля».

Эти слова, по своей сути, поразительно точно отражают ситуацию в современной музыке. Здесь также можно наблюдать частое отсутствие музыкальности, отрицание музыкальной значительности и красоты стиля, отказ от природно-акустических (например, ладовых и гармонических в широком понимании) основ музыки, потерю художником привычки обращаться к своей интуиции.

К. Шимонис. Фантазия (Город звуков)

Бесспорно, технологические открытия в области композиторского ремесла, которыми пресыщена современная музыка, предоставили возможность более гибко и свободно выражать тончайшие нюансы музыкальной мысли, смелее воплощать сложнейшие замыслы и значительные художественные идеи. Однако все же это только возможность... Весь секрет состоит в том, чтобы в своей революции не уйти слишком далеко, не потерять чувство гармонии и не оказаться в плену у новых видов форм и структур. Это похоже на сладостный обман Аримана и неизбывные искушения Люцифера, цель которых заключается в максимальном отклонении путника, идущего по дороге к своему духовному будущему, которые заставляют художника попасть под власть законов музыкальной материи и долго не выходить из бесконечного круга возможностей конструирования.

Однако трудности на пути к новой красоте, о которой так часто говорят реформаторы, связаны еще и с тем, что примат разума, как всегда, стремится абсолютизировать каждое техническое нововведение. Здесь можно усмотреть определенную ограниченность и потерю свободы художника выражаться непосредственно, не привязывая себя ни к одной из бесчисленных композиторских техник или систем.

В этом смысле весьма показательны рассуждения греческого композитора и инженера-архитектора Я.Ксенакиса, внедрившего в музыкальную технологию западноевропейской музыки теорию исчисления вероятностей. В опубликованной им статье, посвященной критике сериализма (до предела рационализированного подхода к сочинению музыки, который декларировали последователи композиторов-нововенцев А.Шенберга и А.Веберна), он писал: «Линеарная полифония (неосериалистов. — В.У.) разрушается из-за своей необычайной сложности. То, что в ней воспринимается, на самом деле есть нагромождение звуков в разных регистрах. Чрезмерная сложность не дает возможности слушателю следить за движением голосов... Вследствие этого возникает противоречие между структурированностью линеарной полифонии и результатом, слышимым как сплошная звуковая масса».

Художник нашего времени оказался перед необходимостью создавать новые средства и технологию для того, чтобы адекватно выражать в музыке то возрождающееся космическое мироощущение, которое постепенно охватывает современного человека, окруженного многосложной звуковой средой, переживающего глобальные и социальные катаклизмы, устремленного к духовному прорыву в своей эволюции. И здесь человеческий интеллект играет важную организующую роль.

Как уже упоминалось, в современной музыке достаточно сильна и другая тенденция, связанная с иррациональным подходом к музыкальному процессу. Открытая форма произведений; длящиеся состояния, создающие эффект остановки времени; тончайшие нюансы в звуковысотном и тембровом интонировании; ритмическая пульсация, отражающая ритмы вселенной, — все это передается музыкантами по наитию. Здесь сочинение музыки есть выражение состояния резонанса с одним из планов Космоса путем бесконечной музыкальной импровизации.

Как это ни парадоксально, но именно первые шаги авангарда во многом были связаны с иррациональным способом восприятия действительности. Вспомним Кандинского с его стремлением запечатлеть глубинные, мистические слои мира или Шенберга с его философскими «блужданиями», обращением к Сведенборгу и неоконченной ораторией «Лестница Иакова». Однако попытка додекафонистов ввести универсальную технологию сочинения в качестве проекции иррационального мировоззрения на рациональные основы музыки привела, как известно, к жесткому структурализму с одной стороны, и как отрицание рационализма — к крайнему иррационализму с другой, в виде так называемой «интуитивной» музыки. (Попутно заметим, что здесь и далее между категориями интуитивного и иррационального не ставится знак равенства, поскольку второе включает в себя и сверхсознательное, и подсознательное. Общераспространенным является то, что словом интуиция чаще всего обозначается подсознательное).

М. Чюрленис. Соната пирамид. Аллегро

Последние два столетия отмечены все более глубоким соприкосновением западноевропейского мышления с мистической традицией и духовной практикой стран Востока, прежде всего Индии, Китая, Египта. И устремление музыкального взгляда в мир внутренний, скрытый, потусторонний находится в этом русле.

В значительной мере этому процессу способствовали еще романтики с их интересом к мифу, легенде, сказке; со склонностью к душевным переживаниям и таинственным сновидениям; в творчестве которых восточные мотивы заняли заметное место. Исследования Фрейда и Юнга, философские обобщения Бретона, а также революционные научные открытия в области теоретической физики на заре нашего века побудили многих художников резко изменить свои представления о реальности, придти к выводу о ее зыбкости, изменчивости и несводимости к видимому и ощущаемому физическому миру. В изобразительном искусстве это было ознаменовано появлением таких направлений как сюрреализм, кубизм, символизм и многих других «измов», суть которых заключалась в разрушении иллюзорности чувственного мира и выявлении скрытых сторон Космоса и бытия. Творчество многих выдающихся западных представителей литературы и поэзии XIX и XX веков также пропитано идеями восточной философии и мистицизма (Бодлер, Малларме, Рембо, Гессе, Хаксли).

Сильный толчок иррациональному в музыке был дан в 50 —70-х годах на волне так называемой «контркультуры», связанной с идеологией молодежного бунта, отказом от рационализированной действительности западного общества, попыткой найти свои идеалы во внеевропейских культах и религиях. Лидерами «интуитивной» музыки стали композитор-экспериментатор Дж.Кейдж. находившийся под влиянием американизированного дзен-буддизма; К.Штокхаузен, провозгласивший себя контактером универсума и создающий «интуитивно-импровизационную» музыку не без влияния тибетской и индийской оккультной традиции; П.Хамель, автор известной книги «Через музыку к самому себе» о психотерапевтическом воздействии музыки и организатор Свободного музыкального центра в Мюнхене, американские «композиторы-минималисты» Т.Райли, Р.Моран, С.Райх и др., которые в своих медитативных композициях сводят весь арсенал музыкально-выразительных средств и способов развития материала к простейшему минимуму.

Стремительно расширяя крути своих почитателей, «интуитивная» музыка стала мощным противовесом слишком сложному для восприятия обыкновенного слушателя конструктивному авангарду, развенчивая его претензии на единственно новый путь в музыкальном искусстве. С ней пришло постепенное осознание и возрождение духовно-целительных, психотерапевтических и магических свойств музыки, возрождение способов управления ими, чем, вероятно, виртуозно владели древние посвященные музыканты. Наконец, раскрывая в состоянии медитации надрациональные каналы восприятия космических вибраций, музыканты — «интуитивисты» оставили под большим сомнением приоритет ума в процессе сочинения музыки, за что так ратуют, например, авангардисты-сериалисты.

Тем не менее, западноевропейский менталитет наложил и здесь свой отпечаток. Абсолютизация методов «интуитивной» музыки, имеющая место в творчестве многих ее приверженцев, до предела занижает роль интеллекта в композиторском ремесле. Естественно, что такой экстремизм по сути ничем не отличается от экстремизма авангардистов-конструктивистов и лишает художника всех тех богатейших возможностей выражения, которые предоставляют ему достижения разума.

Упрощение музыкально-выразительных средств чаще всего объясняется тем, что «интуитивная» музыка призвана помогать человеку входить в состояние медитации, а также способствовать расширению сознания, для чего необходимо многократное повторение одних и тех же элементов. Однако такие сильно зауженные функции уводят слишком далеко в сторону от музыкального искусства и его основной задачи — пробуждать в людях чувство духовной красоты и гармонии, присущие Космосу.

Черноволенко В.Т. Реквием

Несмотря на высокие идеалы и благородные цели, которые ставят перед собой «композиторы-интуитивисты», как правило, они не могут их ни достичь, ни осуществить. Чаще всего они оказываются во власти бессознательно вызванных ими же оккультных сил, которые не дают возможности ориентироваться в неизвестных мирах, а тем более управлять духовными потоками посредством музыкального священнодействия или звуковой магии.

Недаром фундаментом всей «контркультуры» и молодежного бунта 60-х годов, с которыми тесно связана проблема иррационализма в современной музыке, является наркомания и сексуальная революция. Именно в этих двух явлениях скрыта великая сила, но и опасность, о которых хорошо знали в древних эзотерических школах и монастырях. Однако лишь немногие знали также секреты применения свойств наркотических растений для изменения состояний сознания или секреты преображения сексуальной энергии для духовных целей.

Заваленный громадной информацией о всяких «тайных силах и властях», европейский ум либо не сумел с ней справиться, либо исказил до неузнаваемости суть того, что приходило к нему вместе с культурой Востока. В результате это вылилось в огромное количество оккультно-мистических и псевдо-религиозных сект и движений Появилось множество рок- и поп-музыкантов, которые под воздействием наркотиков создают музыку с ритмами, часто грубыми и примитивными, способствующими пробуждению низких инстинктов подсознательного уровня, тем самым обслуживая темные и враждебные человеку силы.

Все попытки рационального объяснения того, что принципиально не может быть описано словами логического языка, обречены на провал. Язык музыки подобен языку мифа, символов и сновидений. В музыке, как и в других родственных областях, тенденция к умственному объяснению идей и вибраций, исходящих из иных планов бытия, неизбежно приводит к искажению реальности.

Тот факт, что обыкновенный западный человек, в отличие от восточного, не имеет привычки погружаться в себя и работать внутренне, а более склонен действовать во внешнем мире, подвергая все умственному анализу, толкает некоторых музыкантов иррационального толка на путь проповедничества и пропаганды «космической музыки», которую они слышат. В этом случае композитору необходимо обладать определенной силой сознания, чтобы четко представлять себе, что же он слышит, из каких планов скрытой тонкой реальности и с какими силами контактирует; способностью адекватно выразить услышанное в музыкальных построениях с помощью правильно работающего интеллекта.

Итак, в современной музыке отчетливо видны две тенденции космического мироощущения, противоположные по своим формам и способам выражения и сходные по своей сути — абсолютизации избранного пути. Еще более отчетливо возникает картина их слияния в ближайшем будущем.

Космическое сознание и духовная сущность музыки

Черноволенко В.Т.
У истоков гармонии

Однако почему же в современной музыке, за исключением редких случаев, не происходит гармоничного слияния мощи человеческого интеллекта и нового интуитивного слышания, не соблюдается та золотая пропорция рационального и интуитивного, которая была у классиков и дала столько шедевров европейского музыкального искусства?

Чтобы найти ответ на вопрос, необходимо обратиться к одному из фундаментальных принципов Космоса — принципу Равновесия, или Триады. Этот принцип, как и другие (их не так много), к которым мы еще вернемся, был хорошо известен древним посвященным. Он гласит, что любое явление в мире, на каких бы уровнях оно ни происходило, обязано действию трех сил: активной, пассивной и синтезирующей. Христианская Святая Троица — Отец, Сын, Святой Дух; индуистская: Брама, Шиву, Вишну; или примеры из жизни: Учитель, Ученик, Знание; Он, Она, Любовь и т.д. — все суть этого универсального принципа. Человек, вооруженный диалектическим методом исследования, видит, как правило, только две противоположные силы процесса, которые периодически меняются местами (здесь работает другой космический принцип — принцип Полярности, или Диады), и редко обращает внимание на силу, нейтрализующую обе первые, соединяя в себе их качества.

В нашем случае наблюдается некое раскачивание весов, на чашах которых — рациональное и интуитивное начала европейской музыки XX века. Перевес в ту или иную сторону происходит циклически и не изменяет положения в корне, а только ярче высвечивает два полюса, по-видимому, одного и того же процесса.

Так, за изобретениями представителей большого авангарда, их предельной рационализацией и конструктивностью видится та скрытая интеллектуальная основа, на которой, очевидно, будет расти будущее музыкальное искусство. Эта основа — рациональное воплощение принципов Вселенной, математических законов, вытекающих из них.

Появление таких жанров, как музыкальная медитация, и вообще, заново происходящее открытие исцеляющей функции музыки говорит о потенциальной духовной силе грядущего музыкального искусства, которая низвергается по каналам интуитивной связи с Космосом, о возврате к чистой истинной музыке, не закрытой внемузыкальными идеями, литературными или историческими сюжетами. Становится ясным, что чистая музыка, развивающаяся по своим внутренним законам, способна определенно воздействовать на духовное состояние человека, изменять его сознание.

Однако и за рациональным и за «интуитивным» экстремизмами композиторов-авангардистов второй половины XX века, крайне полярными в своих проявлениях, стоит некая единая сила, которая почти всегда искажается умом в своих первоначальных проявлениях, но может привести к новой музыкально-духовной реальности.

Когда она вступит в действие, соединение рацио и интуиции приведет к гармонии триединства, произойдет качественный скачок, прорыв в сознании человечества, а значит, и музыкального искусства. Новая универсальная система музыкально-выразительных средств возникнет при условии нисхождения этой интегрирующей силы через пути, подготовленные новыми способами интуитивного слышания и открытиями в области рациональных основ музыки, созданием нового музыкально-интеллектуального аппарата.

Эта сила — Космическое сознание. Более высокая ступень человеческого бытия, когда открывается мир в его духовной сути, а не в чувственной иллюзорности; все несоединимое для обыкновенного сознания здесь сливается в Гармонию и Целесообразность. Те люди — от рядовых мистиков до великих духовных подвижников, — которым удавалось соприкоснуться с новой реальностью, конечно же на разных уровнях, и которые решались выразиться словами, давали одному и тому же плану сознания различные названия.

К. Шимонис. Сад эдема (Прелюдия)

В своей книге «Космическое сознание» канадский психиатр Р.Бекк так описывает переживания нового состояния, которые он сам испытал: «Главной чертой космического сознания, что отражено в его названии, является сознание космоса, т.е. жизни и порядка всей вселенной» [1]. И далее: «Это сознание показывает, что космос состоит не из мертвой материи, управляемой бессознательным, неизменным и бесцельным законом, а наоборот, — что он всецело нематериален, духовен и жив; космическое сознание указывает, что идея смерти нелепа, что все и все имеют вечную жизнь, что вселенная есть Бог, и Бог есть вселенная, и что никакое зло никогда не входило и не войдет в нее» [1]

Аналогичное состояние сознания Георгий Гурджиев называет «объективным сознанием». Вот как передает беседу с ним его ученик, один из оригинальных мыслителей нашего века П.Д.Успенский: «...Гурджиев употреблял выражения «субъективный» и «объективный» в особом смысле, принимая за основу «субъективное» и «объективное» состояние сознания. Все наше обычное знание, основанное на общепринятых методах наблюдения и проверки, все научные теории, выводимые из наблюдений над доступными нам фактами, созданные в субъективных состояниях сознания, он называл субъективными. Знания, основанные на древних методах и принципах наблюдения, знания вещей в себе, знание, сопровождающее «объективное состояние сознания», знание Всего — было для него объективным знанием. ...Одна из центральных идей объективного знания... — это идея всеобщего единства в многообразии. С древнейших времен люди, понимавшие смысл и содержание этой идеи и видевшие в ней основу объективого знания, стремились найти способ передать эту идею в форме, доступной для других. ...Объективное знание, включая идею единства, принадлежит объективному сознанию. Формы, выражающие это знание, будучи восприняты сознанием субъективным, неизбежно искажаются и вместо истины создают все большие и большие заблуждения. Объективное сознание способно видеть и чувствовать всеобщее всеединство» [4]

Вслед за Шри Ауробиндо последователь его учения об интегральной йоге, известный французский писатель Сатпрем говорит о «Глобальном Разуме», как о высочайшем плане человеческого разума: «Глобальный Разум — это вершина, до которой человеческое сознание поднимается очень редко. Это космическое сознание, но без потери индивидуальности. ...Глобальный Разум — это мир богов, источник вдохновения великих основателей религий. ...Он же является источником величайших произведений искусства. ...Сознание становится массой непрерывного света. Результатом этого является нерушимое всеобщее видение; познаются всеобщая радость, всеобщая красота, вселенская любовь; ведь все противоречия низших планов — это следствие недостаточности, или, можно сказать, «ограниченности» света: он освещает лишь ограниченное поле; в этом же равномерном свете все противоречия, которые похожи на маленькие темные промежутки между двумя вспышками или на темные границы, которые очерчивают наше поле света, растворяются в однородной массе видимого света. ...И это происходит не потому, что глобальное сознание неспособно видеть то, что мы называем уродством, злом или страданием — просто все связано между собой во всеобъемлющей вселенской игре, где каждый объект имеет свое место и назначение. Это объединяющее, а не разъединяющее сознание» [3].

Космическое сознание входит в жизнь постепенно. Только особым, великим людям, которых называют гениями и пророками, дано соприкасаться (но еще не пребывать там постоянно) с этой полнотой бытия. Однако наступает момент, когда Космическое сознание будет доступно многим, начнется духовный прорыв в эволюции человечества. Это критическая точка, преодолев которую, человеческое общество качественно изменится: многие люди овладеют божьими дарами гениев и пророков, в то время как последними будут называться те, кто сумел подняться вверх, еще на одну ступеньку развития сознания.

Теперь, отвечая на поставленный в начале главы вопрос, можно сказать, что в музыке XX века условия для непрерывного присутствия Космического сознания только подготавливались; это связано с особенностями общечеловеческой эволюции, о чем уже говорилось. Поэтому в современной музыке, чаще всего, создается ситуация, когда на свет появляются произведения, не принимая во внимание художественно посредственные, с перевесом в сторону интеллектуальности, в которых слишком слабо проявлено духовное, чтобы составить желаемое равновесие, либо произведения, в которых духовное безошибочно слышится, но не знает еще рациональных путей для своей адекватной реализации; пути эти подготавливаются человеческим разумом, не самолюбивым и ограниченным, а очищенным и восприимчивым к истинам более высокой реальности бытия.

М. Чюрленис. Соната Солнца. Финал

В лучшем положении находятся те немногие художники, которые слышат из духовного мира именно то, что способен пропустить через свои рациональные сети их интеллектуальный аппарат, чтобы произведение было воплощено в материальном мире. И это одинаково относится и к художественным гениям, и талантам, и просто способным людям. Когда личностей с таким уровнем сознания, который обеспечивал бы внутреннюю гармонию между интеллектом, музыкальной интуицией и космическим, станет достаточно много — музыкальное искусство наполнится Светом, Космическое сознание беспрепятственно снизойдет через него к людям.

Как же в действительности воплощается Космическое сознание в музыке? Здесь действует еще один космический принцип, который называется принципом Воплощения, или Тетрады. Когда выявлена триединая творящая сила, позволяющая космическому сознанию низойти в исторический музыкальный процесс, сразу же обнаруживается инструмент воздействия этой силы — человек, имеющий как минимум проблески Космического сознания, материал — новое музыкальное искусство и его средства выражения; и цель — новая ступень в духовной эволюции человека. Такая тетрада и реализует принцип воплощения.

Новое музыкальное искусство — это Космическая музыка, которая способна выводить слушателя на уровень Космического сознания. В Космической музыке гораздо ярче проявлены фундаментальные принципы Вселенной. Прежде всего, это принципы Всеединства, Целостности, Иерархии, Подобия, Разумности, Цикличности, Гармонии, а также принципы Полярности, Равновесия, Воплощения, о которых уже шла речь; есть и другие принципы (Октав, Роста, Преображения). Многими из них наука пользуется как постулатами, без доказательств, поскольку обычная логика, в отличие от интуиции, не способна их охватить.

Принципы порождают законы развивающегося мира (математические, физические, биологические ит.д). Законы, лежащие в основе музыкальных структур, традиционных и новейших, также являются следствием фундаментальных космических принципов. Ядро, существо истинной музыки, как и других живых существ — ее душа, выраженная в интонациях, услышанных композитором, специфических оборотах-звучаниях, в которых уже заложены принципы и законы. Предчувствие такого интонированного звучания есть ожидание воплощения музыкальной монады, которая — вне времени и пространства; ожидание, подобное ожиданию будущего дитяти счастливой и терпеливой матерью.

Проявление фундаментальных принципов в Космической музыке создает необычайно мощное ее воздействие на живые существа. В своих беседах с учениками в связи с «объективным сознанием» Гурджиев затрагивал вопрос и о музыке: «Библейская легенда о разрушении при помощи музыки стен Иерихона — это легенда как раз об объективной музыке. Простая музыка не разрушит стены, а объективная музыка действительно в состоянии это сделать. Она способна не только разрушать, но и строить. В легенде об Орфее содержатся намеки на объективную музыку, ибо Орфей передавал знание посредством музыки. Музыка заклинателей змей на Востоке есть приближение к объективной музыке, хотя и весьма примитивное. Нередко это всего лишь одна нота, которую долго тянут с небольшими подъемами и падениями; но в этой единственной ноте постоянно слышатся «внутренние октавы», недоступные слуху, но ощущаемые эмоциональным центром. И змея слышит эту музыку, строго говоря, чувствует ее и повинуется ей. Если взять такую же музыку, но более усложненную, ей будут повиноваться и люди. ...Объективное искусство требует, по крайней мере, проблесков объективного сознания; чтобы правильно понимать эти проблески и должным образом ими пользоваться, необходимо глубокое внутреннее единство и большая власть над собой» [4].

Остается признать, что, действительно, современные психоделические музыкальные шоу, рок и поп-представления, заполняющие собой концертные залы и эфир, собирающие огромные толпы людей, часто побуждают к бессознательным действиям. Но это может означать и то, что сознательно направленная музыка способна реально преображать людей, о чем давно мечтали многие музыканты.

«В Индии, — пишет Сатпрем, — существует эзотерическое знание, основанное на изучении звуков и различии вибраций в зависимости от плана сознания. ...Основные, или сущностные звуки, которые обладают силой установить такой контакт, называются мантрами. Мантры — это всегда тайна, они передаются ученику его Гуру и могут быть самого разного рода (внутри каждого плана сознания есть много уровней) и служить самым разнообразным целям. ...Но существует и высшая магия, в основе которой лежит овладение вибрациями на высших планах сознания. Это — поэзия, музыка, духовные мантры Упанишад и Вед, мантры, данные Гуру своему ученику, чтобы помочь ему сознательно войти в непосредственный контакт с тем или иным планом сознания, силой или божественным существом. ...Подобным же образом поэзия и музыка — которые суть не что иное, как неосознанный процесс овладения этими тайными вибрациями, — могут стать могущественными средствами открытия сознания. Если бы могли сознательно сочинять стихи или музыку путем сознательного обращения с этими высшими вибрациями, то это были бы великие произведения, наделенные приближающей к соответствующим планам, посвящающей силой» [3].

Процесс духовного синтеза Восток — Запад связан с творчеством многих выдающихся оригинальных композиторов: Бородина, Римского-Корсакова, Мусоргского — в России, Дебюсси, Равеля и Мессиана — во Франции, Орфа — в Германии, Холста — в Англии. Однако ни в одной стране мира европейское и азиатское начало, и не только в музыке, не сплелись так органично, как в России.

Черноволенко В.Т. Песнь звезд

Здесь уместно вспомнить о таком необычном явлении в истории мировой культуры, как русский космизм. Именно идея космического всеединства объединяла выдающихся представителей этого направления. Космическое мироощущение — отличительная черта русского духа — отражено в фольклоре, древнейших мифах и легендах дохристианской Руси, древнерусских православных иконописных традициях, словарях русского языка. Устремленность в Космос питала творческое воображение философов-космистов А.С.Хомякова, И.В.Киреевского, А.В.Сухово-Кобылина, Н.Ф.Федорова, Н.Н.Страхова, В.С.Соловьева, В.В.Розанова, С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского, Н.А.Бердяева, А.Ф.Лосева; ученых-космистов Н.И.Пирогова, Э.К.Циолковского, В.И.Вернадского, А.Л.Чижевского, Л.Н.Гумилева. космическим звуком пронизана поэзия Ломоносова, Тютчева, Фета, Полонского, Лермонтова, Волошина, Белого, Блока; живопись Чюрлениса и Рериха. Космическое сознание раскрыло духовную панораму человечества перед Е.П.Блаватской и ДЛ.Андреевым. Поэтому не удивительно, что провозвестником Космической эры в музыке стал А.Н.Скрябин, в творчестве которого впервые, наверное, со времен Орфея и Пифагора с такой силой проявилось Космическое сознание. Вполне вероятно, что новая музыкально-духовная реальность в ближайшем будущем найдет свою почву именно в России.

В вышеизложенном мы не случайно делали акцент на словосочетании «европейский ум». Дело в том, что русский космизм: философия, наука, литература, поэзия и искусство — порождение ума не европейского, но и не восточного, а евразийского, ярким представителем которого является русский народ, отличающийся, как известно, необычайным сплавом духовного, душевного и интеллектуального. Например, долгое время русская философия считалась ненаучной или стихийной, дилетантской с точки зрения западного ума. Очевидно, обращаясь именно к таким умам, великий поэт Ф.И.Тютчев писал:

«Умом Россию не понять, аршином общим не измерить.
У ней особенная стать — в Россию можно только верить».

Заключение

Когда человеческий ум не абсолютизирован, то есть не оторван от глубинных духовных основ Космоса, он является мощным и незаменимым орудием организации и упорядочивания внешней и внутренней его деятельности, макро- и микрокосмоса. Одухотворенный интеллект, одухотворенные эмоции и тело — будущее человека, и он на пути к нему. Музыка грядущего — это музыка людей с измененным сознанием, сознанием души и космического духа. Человек, как во вселенском зеркале, видит себя причастным к глобальным процессам, вновь обретает утерянную когда-то космическую нравственность, когда я, ты, оно — все едино. Музыка будущего — это не инструмент для ублажения человеческих чувств и ума или их выражения, это не средство укрепления жизненных позиций и утверждения своего эго. Музыка — это путь, по которому к нам нисходит Высшая Реальность Бытия. Очищая себя, мы открываем этот путь. Не отвергая музыкальное искусство в том виде, в каком оно сложилось и дошло до нас, и в каком оно существует сейчас, все же нужно почувствовать, понять и осознать истинную суть музыки, ее предназначение в жизни человечества и Земли. Суть ее — космическая. Музыка несет в себе фундаментальные принципы бытия и Космоса. Это — ее основная суть. Поэтому она не зависит ни от слова, ни от философской идеи или научной теории, ни от чего бы то ни было, что являлось бы порождением ума или эмоций. Она требует своего воплощения во все новых и новых формах.

К. Шимонис. Симфония жизни

Вполне возможно, что в будущем музыка станет высокоразвитой формой речи человека, который будет издавать ее посредством сильно развитого и утонченного горлового аппарата — «живого синтезатора». Новейшие музыкально-технологические средства — это только преддверие нераскрытых возможностей человеческого индивидуума, это их «органопроекция».

Музыка будущего потребует от людей большой внутренней работы, и прежде всего от тех, кому дано слышать ее в небесных сферах, чтобы смочь воплотить в земных звуках. Высокая степень духовной интуиции, духовного слышания, мощный интеллект, сильные и чистые эмоции — вот основа грядущей Космической музыки.

Список литературы

  1. Бекк Р. Космическое сознание. М.: Ассоциация Духовного Единства «Золотой Век», 1994.
  2. Левин М.Б. Лекции по астрологии. Начальный курс. 4.1 (продолжение). М.: ЦАИ, 1993.
  3. Сатпрем. Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания. СПб., 1993.
  4. Успенский П.Д. В поисках чудесного. СПб.: Изд-во Чернышева, 1992.
  5. Шри Ауробиндо. Савитри. Легенда и символ. СПб.: Изд-во Чернышева, 1993.
  6. Xenakis J. La crise de la musique serielle // Gravesaner Blatter, 1955, №1, Mainz, Ars Viva Verlag.

Источник: Журнал «Дельфис» №8(3/1996), №9(1/1997), №10(2/1997)











Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика