ВПУСТИТЕ НЕБО  (эссе)

Немало нас, желающих приобщиться к миру духа. Единственный надежный способ приблизиться к своей истинной сущности – совершенствование. Процесс длительный и сложный. С чего же начать?

Лариса Сокирка спешит поделиться своим опытом:

«Я представила, насколько смогла себе вообразить, огромный дом, в котором есть большой внутренний сад, с горами, облаками, даже звёздами... Хоть этот дом и принадлежит мне, но тем не менее в нём я выбрала лишь маленький уголок, и живу там всю жизнь из неумения передвигаться по всему своему дому.

Этот дом – наш дух, а уголок – это наше сознание. Если физически я не в состоянии обойти все свои владения, что остаётся, кроме как мысленно полетать по собственному дому, с каждым разом завоёвывая для сознания всё новые и новые пространства!

Я пробовала, но мои "полёты" были очень несмелыми и неуклюжими, и тем не менее я думала о них, о том, чем ценны такие упражнения? Постепенно, по мере приобретения навыков летать, сознание научится переноситься вместе с мыслью и таким образом мысленные полёты расширят его.

Полёты расширяют наше сознание доводя его до размеров духа!»

ВЕРНИСАЖ

Как жизненно необходимо и поучительно иногда вырваться из условий города. На чём взгляд отдыхает, тем душа и радуется. …Какой простор! Как же замечательно жить на Земле!!! Как красиво вокруг!!! А как должно быть прекрасно Там, за облаками! Все красоты Земли лишь слабое подобие того, что Там... Трудно представить, а хорошо бы.

Я отпустила свою мысль блуждать, куда ей вздумается, но она решила отдохнуть и не утруждать себя. Глаза видели, а мысль тут же оценивала. И вдруг она начинает мне восторженно говорить, будто бы впервые осознала это:

«Столько труда положено на то, чтобы принести нам в дар Землю и всё то, что на ней есть. Для всякого рода сознания предусмотрены вещь, явление, форма, а значит, занятие и работа – и всё по цели и задаче. Везде Он и обо всех и обо всём позаботился! И всё для нас, для жизни. И мы действительно находимся в Нём, но и Он в нас – вот я думаю о Нём, значит, Он уже в моём сердце...»

А на небе появляются всё новые и новые, совершенно необыкновенные узоры, причём не только формы, но и цвет их изменяется неожиданным образом. На огромном небесном холсте, натянутом от горизонта к горизонту, кто-то рисует немыслимые, причудливые формы огромнейших размеров.

Такое запоминающееся зрелище! И подобное представление продолжается бесконечно, и с таким изяществом и фантазией, что начинаешь задумываться: кто же этот непревзойдённый художник, который ко всему прочему орудует своей кистью невидимым для нас образом.

И вдруг меня осенило: только для нас он остаётся невидимым, потому что наносит свой узор с обратной стороны небесного полотна! Он рисует Оттуда, а мы видим отсюда, с Земли, и то слабое подобие есть не что иное, как изнаночная сторона божественного шедевра!

Так всю дорогу меня окружали чудесные картины фантастически огромного вернисажа.

А заключительной картиной был обычный неповторимый закат Солнца. Я захотела проводить его дольше и заглянула за оправу холста, – какой Там был сияющий, радостный Рассвет!

СКАКАЛОЧКА

Капельки... кап-кап-кап. Но это не дождь. Это мягко падают ноты неожиданной мелодии прямо в моё сердце. Но оно не наполнится никак... Мелодия звучит, изливаясь потоком умиротворения. Чувствую одно биение пульса во всём, чувствую вдруг свежесть морских волн, которые закружились в паре с ветром, вижу, как крылья белой птицы распушились, поднимая её над волнами.

Всё льются ручейки мелодии. Как хорошо, что это не слёзы, а могли бы быть. Вдруг вижу в каплях отражение себя, и они звучат, и звенит пространство вместе со мной. Благодарность и лёгкость в кружении вальса. Моё не-тело проникло привычным движением в прозрачность пространства и вырвалось на свободу. Обнаружила себя только над радугой – никогда не думала, что может быть так высоко! Как замечательно стремительно соскользнуть вниз по её дуге и оказаться по ту сторону земли опять на середине радуги, затем скользишь обратно...

Всё позади. За кадром мгновения ты один, а твоя когда-то мысль сливается с каплями в унисон такту мелодии и растворяется – люблю, люблю, люблю... Это не мечта, это – состояние, реальность, которая начинается где-то над голубой радугой. Кажется, в сердце уже не осталось места даже и для одной капельки, как вдруг понимаю, что это не просто радуга, а необъятных размеров скакалочка, через которую весёлая земля прыгает задорно, совсем не путаясь в красочных и ярких цветных нитях радуги-скакалки. Разглядеть бы, кто же держит и кружит её концы, но тут упала последняя капля, и сердце просто наполнилось счастьем, а крылья вернули меня в ожидание следующей мелодии.

Где-то далеко... высоко... она звучит и сейчас... Кап-кап-кап... Люблю, люблю, люблю...

ЗАПРЕДЕЛЬНЫЙ КРАЙ

– Смотри! – прозрачным голосом мечты сказала она. Они парили над огромным синим шаром планеты, который плавал в водах безграничного океана таинственно мерцающих искорок. Они растворились в счастье свершившегося ожидания, то сливаясь плавно в одно, то вновь становясь двумя, не теряя при этом чувства единого существования.

Они всматривались в этот искрящийся мир и постепенно стали ощущать себя словно крошечные гномики на большой ветке, смотрящие на свисающий с неё прекрасный шар, окутанный ласкающим прозрачным светом пересекающихся лучей. Постепенно они стали различать на огромных расстояниях и другие ветки, с которых также свисали шары.

Но что это? На стволе и ветках они заметили что-то похожее на окаменевшие наросты – это следы глубоких, долго не заживающих ран от безжалостных ударов множества тысячелетий. Какие вандалы слепо извлекали жизненные соки дерева, не заботясь о будущем дне? Сколько невообразимой боли и страданий пришлось пережить величественному дереву, – подумали они, – но оно выстояло! И не просто выстояло, но от этого стало ещё крепче и предоставило свои гостеприимные ветви стольким мирам со всеми существами, заселяющими их.

Они снова обратили свой взор на синюю планету под ними. Теперь Они могли видеть души людей сквозь панцирь их плоти и ужаснулись: какое страшное сходство! Все души были исчерчены всевозможными шрамами, причём многие ещё не зажили. Но всё же людские сердца пылали надеждой! Сильные и бесстрашные сердца человеческие! Разные были огоньки: у кого сильнее горел огонь сердца, у того языки пламени могли прикоснуться к кровоточащим ранам, и они быстро заживали, у других такой возможности пока не было. Но все люди были объяты мечтой увидеть однажды весь мир и обнять его, этот прекрасный мир, который иногда лишь во сне показывался во всей своей могущественной красе, и то лишь очень немногим…

Преодоление, надежда и устремление. Вера и любовь к прекрасному, любовь и стремление к счастью, к безусловному и безграничному, но возможному, завещанному счастью... Пока горит огонь, живёт не принявшая ещё форму надежда. ...Но эти двое уже знали, что это возможно. Радостью светились, радостью звучали, радостью пылали и зажигали счастьем своим мечты-маяки на звёздном мосту в Бесконечность.

Дальние Миры... Как они мечтали о них когда-то... Огромной силы притяжение увлекало их к неведомым далям. Единым вдохом, став опять одним, молнией мысли они устремились сквозь огненный ветер, ласково скользящий по их невидимому телу. С ветки на ветку... Выше. Дальше.

Через Созвездие Красоты.

Созвездие Удивительного.

Созвездие Неожиданного.

Созвездие Небывалого Восхищения.

Созвездие Полного Отсутствия.

Созвездие Полного Присутствия.

Созвездие Единого...

Ещё один виток спирали и... они в неизведанном ещё запредельном Крае Любви. Ах! Смотри! Они не договорили... Не было необходимости более...

Ушли слова, и чувства позади остались... и так смешны и жалки сожаления о том, с чем раньше с болью расставались... Лишь мысль одна:

«Так неужели мы... Неужто...»

Д-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а...

БЛАГОДАРНОСТЬ

Пить...пить... Воды... Но заперта дверь, никто не открывает, не зайти, не полить засыхающие растения... Как утолить их жажду? А там, наверху, живительная влага томится в ожидании... Лучами горячими опаляются листья, корни исцарапались в кровь, пытаясь найти и проникнуть к глубоким источникам. Не хотят люди помочь ни им, ни себе. Опалились сердца их от безразличия и замкнутости. Поднимите глаза! Поверните ключ, откройте Небу двери, пока не испарилась долгожданная влага. Чуть не ложась на землю, раскачиваются в отчаянии деревья. Разбуженный ветер разозлён не на шутку – дверь закрыта так плотно, что не пробраться наверх. Поднимаются облака пыли. Полуживая листва шумит сухим треском. Небо возмущается тоже. Стучится. Гром и молния. Дверь остается запертой. Опять стук. Сильней. Гром и молния.

Неспокойно и тревожно... Вдруг к Небу полетели мысли: «Господи, возьми и мою силу. Попробуем вместе открыть давно закрытые двери! ...И мою возьми, ...и мою... »

Свежая струя прошлась по горячим телам. Неужели дверь приоткрылась? И деревья успокоились немного, – не пропустить бы первые капли. Вот они! Какая благодать! Тысячи листиков улыбаются в ответ и пытаются поймать каждую капельку – столько нужно успеть, – и утолить мучительную жажду, и поплескаться в воде под открытым Небом. Но тут дверь открылась настежь на пару минут, и сверху хлынуло целое море дождя! Слёзы радости смешались на лице с дождинками, наполненными Солнцем! Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Сначала не очень уверенно, а затем всё чётче стала вырисовываться на Небе весёлая Радуга. Как всё преобразилось вокруг! Наполнились жизнью растения, Земля вздохнула с облегчением, и Солнце смягчилось от стольких улыбок. А не послать ли Богу в подарок корзину цветов? Замечательная мысль. А вот ещё одна, и ещё... и ещё... От каждой прибавленной мысли подарок становится всё больше и больше.

На крыльях благодарности летит к зовущим далям изумительная Корзина-Земля, с любовью украшенная цветами и зеленью, и ручка у неё совсем необычная – присмотритесь, не Радуга ли это?

ПРИВХОЖДЕНИЕ

Листаю слегка потрёпанный журнал в ожидании своего рейса. Мой взгляд скользит по страницам от иллюстрации к иллюстрации и вдруг застывает на изображении полуобнажённой, совсем молоденькой беременной женщины. То, как я увидела это, поразило меня – кругленький животик имел чёткую форму повернутой вверх головы. Задумчиво-зрелое лицо смотрит на свою маму. Черты этого неожиданного лика необыкновенно выразительны. Они выдают некое неведомое нам знание, некий скрытый глубокий смысл происходящего и излучают неизречённую любовь к той, которая должна была привнести эту любовь в земной мир! Мир Земли...

И тут мелькнула мысль о схожести круглого земного шара и округлости форм временного, всего лишь на девять месяцев, материнского дома. Пусть ненадолго, но мы, женщины, трепетно несём в себе ВЕСЬ МИР…

РИСУЕМ... СЕБЯ

Беззаботно брожу по улицам города. Заглядываю в открытые двери, всматриваюсь в широкие окна ярких витрин. Интересно наблюдать за встречными – чем заняты их мысли? Знают ли они, чего хотят? Так я оказалась напротив небольшой вывески с надписью: «Только здесь. Только сейчас». Не раздумывая, открываю небольшую дверь, за которой, чуть в глубине, на стеллаже лежат необычные предметы. Продавца почему-то не было, и я подошла ближе и стала разглядывать их с нарастающим вниманием. На вид – обычные тюбики с красками, но неожиданными были их названия: «Счастье», «Радость», «Кое-как», «Надменность», «Самообольщение».

Странно, но продавца всё не было, и я прошла в другой конец помещения, где были выставлены флакончики – разбавители для красок. Да, таких названий, как здесь, я нигде не встречала. Но мне они понравились, особенно «Улыбка», «Я с тобой», «Мечта». А вот настораживающее название – «Опасно». Интересно, есть ли здесь «Молодость»? Такого я не заметила, но вспомнила, что видела серебряный тюбик «Всегда». Наверное, это даже лучше. Но я не видела пока «Любовь». Присмотревшись, заметила отдельно выставленный небольшой мешочек из белоснежной и хрупкой ткани. Казалось, стоит лишь дотронуться, и она рассыплется. Тем более удивила надпись на нём – «Для самых сильных». Неожиданно для себя я протянула руку...

...Влюблённая в саму жизнь, я брожу по улицам родного города, неся в своём сердце и радость, и одновременно тяжесть лишь от прикосновения к чему-то сокровенному... Как и раньше, иногда наблюдаю за прохожими. Но они явно напоминают мне кого-то! Где я могла их раньше видеть? Вот мимо прошёл счастливый мужчина. Какая привлекательная женщина неопределённого возраста! У всех, кто смотрел на неё, расцветала на лице радостная улыбка. Уверенным шагом шёл навстречу молодой парень, но симпатии почему-то он не вызывал...

И вдруг мне вспомнилась странная вывеска: «Только здесь. Только сейчас». Один вопрос ярко всплыл в моей памяти: почему в лавочке нет продавца? И я поняла – это был день открытых дверей и свободного выбора, который бывает... только здесь и только сейчас. Но вряд ли нужно брать всё подряд, особенно потому, что краски так трудно смываются.

АРФА ДУХА

Давным-давно мне часто снился странный сон. Хочу бежать, а что-то удерживает, сковывает движения. Отчаянно ищу чего-то, но не знаю что, кричу изо всех сил, а голоса моего не слышно вовсе... Измучилась я, исстрадалась. А просыпаясь, знала, что нужно что-то вспомнить, и тогда изменятся и сны.

– Ура! Собираемся в дорогу! Впереди далёкий, трудный путь. И взять с собою что-то нужно. А что в пути найти хочу? И с чем должна вернуться?

– Возьми с собой самое лёгкое. Возьми с собой самое ценное, самое любимое, самое неповторимое! Путь долгий, потому не бери что попало, а только самое настоящее, самое манящее. И самое сильное! Так ты вернёшься, прибавив самого-самого!

– Но что же это, и где его хранить?

– Ты вспомнишь...

А пока... Я возьму с собою Солнце – вдруг над нами соберутся тучи мрачные. Я возьму с собой Улыбку – вдруг настигнет глупость надменная. Вдруг в пути несчастных встречу – и Любовь беру с собой. Надо взять и Благодарность – вдруг придёт к нам пониманье. ...Не хотелось брать страданье, но взять надо – вдруг увяжется за мной легкомысленность. Я возьму с собою Радость – я так сильно жизнь люблю!

Вдруг мне сердце прошептало, что сияние на небе – это арфа духа. Северным сиянье называют. Но я не слышу арфу! Я забыла, как она звучит. А может, я всё ещё сплю?

На грани сна и пробуждения я начинаю вспоминать... Домой очень хочу вернуться. И принести с собой самое-самое... Лишь в этом самом-самом всё возможно! И я вспомнила, это – Свобода. Её поют и ею светят! Когда я окончательно проснусь и соберу её достаточно, услышу ль арфу духа? А может и сама тогда сыграть смогу. Наверно да, но вместе мы сыграем лучше, когда вернёмся...

ЧИСТЫЕ ОКНА

В одном царстве-государстве жили Домики — весёлые и трудолюбивые существа. У всех жителей царства был свой, неповторимый цвет глаз. Всё, что Домики знали о мире, они могли видеть через свои окна-глаза.

Однажды решили они поделиться своими мыслями и ощущениями, и выяснилось, что во всем государстве полностью отсутствовало согласие по поводу цвета окружающего мира. Каждый из них недоумевал, как можно так искажать истину, когда вот она, перед глазами – целый огромный мир цвета его глаз. И каждый считал, что прав именно он, а остальные не соглашаются с ним из-за нехватки знаний о цветах или, в худшем случае, из упрямства.

Домики продолжали свою одноцветную жизнь, приспосабливаясь к «несовершенствам» других, при этом остро испытывая недостаток взаимопонимания. Как раз в это время появился в их краях чужестранец – Домик со странными глазами. Оказалось, что он видит все-все цвета, которые видел каждый житель в отдельности. Сначала это вызвало много подозрений, его сторонились и побаивались. Этой доли страха хватило, чтобы о нём заговорили. Домики-одноцветки стали прислушиваться к тому, что говорит Домик-чужестранец, а приближаясь, старались заглянуть в его глаза, после чего начинали спорить между собой об их цвете. Не придя к согласию, они прямо спросили, в чём тайна его глаз.

– Никакой тайны нет, – ответил Домик-чужестранец. – Мои «окна-глаза» – не цветные, они просто чистые и потому не мешают видеть окружающее таким, какое оно есть на самом деле. Смойте краску с ваших окон и посмотрите на мир, – какой он разноцветный и прекрасный!

ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ СЛИШКОМ МНОГО

Еду в транспорте, за окном темно, внутри серо и всё объято напряжённой тишиной. Почему же на моём лице мягкая, светлая улыбка? Но я её не прячу, мне от неё тепло и ...безопасно. Коснулась взглядом нескольких натруженных спин, уставших глаз и равнодушных лиц ...

Знаю, на самом деле у вас есть множество причин и печалиться, и сердиться, и раздражаться... Но придёт время, когда вы так устанете страдать и жаловаться на жизнь, когда вы не в силах будете уже носить эти хмурые лица и сердитым, неприветливым взглядом встречать и провожать встреченных на пути...

Жизнь естественным образом заставит вас полюбить людей, научит прощать и с понимающим состраданием принимать их слабости. И вам станет несравненно легче, когда вы сбросите груз обвинения всех и вся в ваших неудачах. Вы сильнее всех неудач, потому что они – не конец жизни, а лишь способы пробудить и разжечь в вас желание измениться. С сердечной улыбкой будете вы когда-то взирать на тех, кто ещё не нашёл в себе эту правду всепобеждающей жизни, потому что всё другое – не жизнь, а состояние живых мертвецов.

Постарайтесь почувствовать, где в вас течёт поток живительной радости, постарайтесь, и вы найдёте его. Для этого чаще обращайте ...мысленное внимание на биение вашего сердца – это убережёт вас и от многих неприятных зрелищ, и отвлечёт от иных тяжких мыслей, ни к чему не пригодных. Звучит слишком легко, но значит гораздо больше, чем слишком много... :)

СОН НАЯВУ

Маршрутное такси застряло в «пробке», на сколько – неизвестно...
Смотрю сквозь стёкла я на мир чужой (не так уж интересно) –
под крышей красного автомобиля, в тон цвета – ногти длинные,
а рядом – золочённый портсигар, с эмблемой синею.
Он и она, молчат и курят, взаимным равнодушием дыша, а пепел к ссоре рассыпается...

Машины замерли, тем временем прохожие толкаются в желании быстрее авто-реку перейти – кому – туда, кому – сюда, при этом вяло улыбаясь – так принято, и это не всерьёз. Внутри негодование – при всём своём старании никак не обойти то слякотное месиво ползущее из-под колёс. ...Везде лотки на тротуарах, завешанные ярким хламом. И безотвязная реклама – в витринах, на заборах, на стендах политических утех и на колясках в рабство проданных калек...

...Мы всё сидим и обречённо ждём. ...А вдоль дороги грязной жизнь-торговля бьёт ключом: петрушка, базилик и батарейки, игрушки новогодние и телогрейки, цветы живые, грибы и полотенца, для взрослых тапочки, питанье для младенцев... (а книг не видно – не удивительно, хоть и обидно),.. соленья, апельсины, берёзовые веники, в пластмассовых коробках домашние вареники... и люди, люди, люди, как часть сего же уличного винегрета, всё трогают глазами, всё щупают руками, и нет лица с одной хоть искрой света... Такая серая, безжалостная темнота их раздавила, как будто жизнь у всех всегда без солнца проходила...

От вида жизни пробко-состояния вдруг стало неуютно как-то, нереально... И вовсе не ко времени пришли воспоминания – о детях, и о внуке, и о семье былой, о чувствах, и о боли, о жизни непростой... Как всё запутано во мне, почти как за окном! Уж лучше б знать, что это только сон. «Проснуться бы скорей!» – мелькнуло в голове, и вдруг ...улыбка появилась на лице:

Я – жизнелюб, пусть и во сне живущий, а потому себе не изменю и сон чудесный я смогу устроить прямо здесь и наяву.

Какая прелесть эта «пробка» на дороге – в сто раз приятней, чем сидеть в стоматологии. Сижу в тепле, мечтаю о домашнем пироге... Но разве сон чудесный бывает без чудес? Так вот, сижу я с пирогом в руке, как вдруг, из-под небес в такси влетает принц, естественно на белом ...самолёте и говорит при всех: «Не согласитесь ли, сударыня, сопроводить меня в полёте?» Может, поверить трудно, ведь не принцесса я и внук есть у меня, но принц вдруг превратился в прекрасного, довольно молодого короля! ...А чтó я... – пирог доела, да и полетела...

ОКЕАНЫ

По календарю приближалась зима, в то время как осень явно где-то пряталась. Зато лето радовалось своему озорному вторжению на чужую временную территорию. Бескрайнее синее небо было расшито лучами солнца. Чудесная погода никак не увязывалась с тучами хаоса, нависшими над планетой. Может, именно это противопоставление обостряло так сильно чувство восприятия настоящего торжества природы.

Стою на берегу океана. По левую сторону от меня – ослепительное мерцание. Вместо воды раскачивается …расплавленное серебро. Оно – живое, рвётся за кромку берега, желая перелиться через край и высеребрить всю землю! По правую сторону, откуда навстречу летит вольный ветер, раздается загадочный гул неугомонных волн…

Всё как обычно, и всё так не похоже ни на что видимое ранее. А ведь эти волны родились от совместных усилий стольких невидимых подводных течений, бесчисленных капелек воды, которые в согласии облекаются в видимые нами тела под названием «волны». Целый океан участвует в создании бесконечной череды стремящихся к берегу волн!

Что на самом деле движет ими? Много причин вспомнилось, но, думается, источник силы совсем иной. Любовь! Вот в чём секрет непомерной мощи океана. Любовь пронизывает, пропитывает каждую каплю, даруя им жизнь, стремление и силу побеждать расстояния.

Всё завораживало и наполняло чувством нарастающей невесомости. Рухнули стены обособленности… Растворение, освобождение... единение со всем… Единство существования. … Оказывается, такое, на первый взгляд, отвлечённое понятие можно прочувствовать наяву.

А ведь мы, люди, – такие же капли неизмеримого океана человеческих бесчисленных сознаний. Мы все – едины, мы все – одно целое! Сердце затрепетало от переживания полноты гармонии. Мы – Капли сознания, пронизанные и преисполненные побеждающей силой Любви – Любви Солнца к нам.

13.11.2015

СКАЗОЧНЫЙ ПРУД

Парк расположился на склоне не очень высоких гор, заботливо обрамляющих городок с трёх сторон. Всё в парке радовало глаз – сами вершины в солнечной дымке, многоярусные зелёные поляны, необычный рукотворный водопад с широкими струями падающей воды и высеченные из зелёного мрамора русалки на берегу, которые грустным взглядом всматривались в глубины пруда. Тихо отдыхали в пруду белые лебеди, лениво скользя по поверхности воды. Одинокая серая цапля внимательно рассматривала нас, водрузившись на перила мостика, дугой переброшенного через пруд. Изящные чёрные утки с зелёными перламутровыми головками неожиданно расхохотались не на шутку, заражая своим настроением и нас. Но не этим запомнился мне парк.

Я подошла к пруду и … Из глубин воды шёл ослепительно яркий свет очень мощного прожектора. Пруд был глубоким, а вода не вполне прозрачной, оттого свет казался таинственным. Даже было немного страшновато долго смотреть на него – откуда он там взялся и что может последовать за ним?

Почти у самого берега меня ожидало ещё одно чудесное явление – необыкновенно тоненькая, белая змейка мелкими извивами тела продвигалась к противоположному берегу. Но странно, она растягивалась, как резиновая – постепенно удлиняясь, вперёд продвигалась лишь передняя её часть... Но чудес не бывает. Простое мгновенное воображение сумело превратить обычное в сказочное. Высоко в небе летел самолёт, белый след которого чётко отражался в воде. Своими сонными лапками лебеди создавали едва заметные глазу волны, которые и оживляли белую полоску. А ослепительный глубинный свет на самом деле шёл из глубины, только не пруда, а … неба. Вода не в силах была смыть яркость Солнца, а хрупкая белая змейка не боялась огня. Она запросто переплыла через яркое светило, продолжая извиваться, при этом даже ничуть не обжигаясь.

Пруд тем временем задумался – достаточно ли он широк для того, чтобы подарить долгую жизнь новорожденной змейке? Достаточно ли чиста его душа, чтобы всегда отражать Солнце?



RSS









Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика