ОЛЬГА ГОВОРОВА
ОСЕННЯЯ РАПСОДИЯ

ОСЕНЬ В АЛЕЙСКОЙ ЗАБОКЕ*

В синем небе тополя отливают золотом…
С нежным криком журавля сердце стынет холодом…
В небе синь, такая синь! Глубина бездонная,
Окружённая листвой, как резьбой фасонною.
Столько красок и цветов – буйных и неистовых!
Столько в сердце разных слов – сумасшедших, искренних!
Всех мне хочется обнять сердцем растревоженным,
В синь небесную позвать по тропе нехоженой!
«Мир спасает красота!» – сказано так гением.
В сердце радость, чистота…
Так постой, мгновение!

* Алейская забока – лесные насаждения в районе реки Алей в Алтайском крае.

ТЕБЕ ОДНОМУ

Пахнет сгоревшей листвой…
                       Горький её аромат
Напоминает порой
                       твой укоризненный взгляд…
Хмурое небо висит
                       серым, дырявым зонтом…
Осень под ноги спешит
                       грустно шуршащим ковром.
Воздух прохладен и пьян,
                       всем существом его пью!
Осени пряный дурман
                       душу ласкает мою…
Ярко раскрашенный лист
                       нежно в ладонях сожму…
Хочешь, как сердце своё
                       тебе одному подарю!?

ОСЕННЯЯ НОЧЬ (песня)

Вот снова осень золотыми прядями
Сплетает думу горькую свою.
И снова мы с тобою не поладили,
И оказались у судьбы в плену.

      Припев:
      Как горько мне сегодня в ночь осеннюю
      Одной среди красот её бродить…
      А может быть, не всё ещё потеряно,
      Чтоб сердца два в одно соединить…

Срывается, летит с неслышным шёпотом
Лист тополя и гладит по плечу.
Взлетай душа и там, под звёздным куполом,
Оставь свою печальную свечу!

      Припев. (2 раза)

ЖУРАВЛИНАЯ ДОРОГА (песня)

Я уйду в небеса журавлиной дорогой
По, известной лишь сердцу, далекой тропе…
И укутает нежно мои утомлённые ноги
Ангел Светлый Небесный в своей доброте…

Я до дна осушу эту терпкую чашу,
Эту сладость и горечь с названием «жизнь».
Может в капле последней откроется истина, даже! –
Я узнаю, в чём правда, а в чём же корысть…

Суета, суета – и в её ослепленьи
Выхожу за орбиты знакомых планет.
В невесомости вдруг оказавшись,
                                 смотрю в изумленьи:
В мире точки опоры, увы, больше нет…

В круговерти сплошной мимо лица и даты,
А на главное всё-таки времени нет…
Мы забыли с тобою, какими бывают закаты
И давно не встречали прекрасный рассвет…

Если завтра уйду журавлиной дорогой,
что оставить смогу, что с собою забрать?..
Видно, Ангел Небесный мои утомлённые ноги
В доброту свою нежно не сможет принять…

ОСЕННЯЯ РАПСОДИЯ (песня)

Заколдованною сказкой
Дремлет ночь, чудес полна.
Сердце просит нежной ласки
И душевного тепла.

А за мной вдоль тротуара
Желтоглазый хоровод:
Фонарей влюблённых пары
Вальс неоновый плывёт.

И тревога отступает
В жёлтом свете фонарей.
В тишине переплетает
Струи быстрые Алей.

Как ритмично, музыкально
Плещет сонная волна.
Вторит ей романсом тайным
Утомлённая струна.

Золотистым блещет брюшком
Пчёл небесных звёздный рой.
Сумасшедшей погремушкой
Мчит милиция домой!

И глядит лукавым глазом,
Вновь растущая луна.
Я сегодня до отказа
Волшебством ночи полна!

Золотой осенней ночи
Штоф игристого вина.
Пей со мною, если хочешь,
Пей скорее, пей до дна!

Заколдованною сказкой
Дремлет ночь, чудес полна.
И «роняет сердце ласку»
И струит фонтан тепла!

ОСЕННЯЯ ГРУСТЬ ВЕСНОЙ (песня)

Ветер осенний листья срывает,
Гонит бездомных по мостовой.
Хмурое небо скупо роняет
Горькие капли над головой.

Солнце сквозь тучи луч посылает.
Радости с грустью быть не впервой.
А под окошком клён осыпает
Жёлтые кудри над жухлой травой
. (2 раза)

Что же весною мне навевает
Осени поздней убогий наряд.
Синее небо, а я вспоминаю,
Этот тревожный, кровавый закат.
Синее небо я вспоминаю,
Горький, тревожный осенний закат.

Тихой тоскою сердце сжимает
Терпкий осенних костров аромат.
Яркая зелень... Так что ж я рыдаю?
Бьется с природою сердце не в лад
. (2 раза)

НА СВЕТЛОЯРЕ (песня)

На Светлояре колоколенка,
Она к заутрене звонит.
Нашёл навеки вольну-воленьку
Здесь дивный Китеж-град стоит.

      Динь-дон, динь-дон –
      Словно чей-то стон!
      Динь-дон, динь-дон –
      Светлояра звон.
      Динь-дон, динь-дон –
      Здесь святая рать.
      Динь-дон, динь-дон –
      Как её призвать?!

На дне сокрыта Мудрость Божия –
Неосквернённый белый храм.
Его не видят зряпрохожие,
Для чистых сердцем Богом дан.

      Динь-дон, динь-дон –
      Словно чей-то стон!
      Динь-дон, динь-дон –
      Будит спящих он.
      Динь-дон, динь-дон –
      Где ж святая рать?
      Динь-дон, динь-дон –
      Как её призвать?!

Горит свеча и лики древние
Не мирро – слёзы, кровь точат…
Когда ж набата звуки гневные,
В сердца людские застучат?!

      Динь-дон, динь-дон –
      Светлояра звон!
      Динь-дон, динь-дон –
      Словно чей-то стон!
      Динь-дон, динь-дон –
      Встань святая рать
      Динь-дон, динь-дон –
      Родину спасать!

ОСЕННИЙ ВОЗРАСТ (песня)


Осенний вечер… у окошка
Я пригорюнившись сижу…
Послушай, друг, возьми гармошку,
Давай размыкаем тоску!

      Припев:
      Ой, ты осень-подружка!
      Ты мою печаль унеси жёлтым листиком
      В голубую даль!
      Неужели не сможешь для меня продлить
      Радость бабьего лета – тоненькую нить!?

Блестят на солнце паутинки –
Седеет осень, как и я…
И предъявляют вновь морщинки
Безжалостные зеркала…
Ах, эти вредные морщинки!
Безжалостные зеркала!

      Припев.

Вино, чем дольше созревает,
Сильнее голову кружит.
Мы лишь с годами начинаем
Любовью нашей дорожить…
А в сердце мудрость пребывает,
Когда уж осень сторожит…

      Припев.

МОКРЫЙ БЛЮЗ (песня)

Снова дождь барабанит по крыше,
Мокрый блюз неустанно звучит,
И, сливаясь с дождем, еле слышно,
В унисон мое сердце стучит. (2 раза)

Влажный воздух туман обещает.
И сквозь частую сетку дождя
Чей-то образ вдали проступает,
За собой, за туманы, маня. (2 раза)

Я уйду в этот дождь музыкальный,
В этот ритм, этот блюз, этот джаз.
Может быть, мне откроется тайна
В эту ночь, этот миг, этот час. (2 раза)

Дирижер неземного оркестра
Переплел все созвучья в дожде.
Вы позвольте узнать мне, маэстро,
Для чего я живу на Земле? (2 раза)

Снова дождь барабанит по крыше,
Мокрый блюз неустанно стучит.
В четком ритме дождя ясно слышу –
Это Сердце Вселенной звучит…
Это Вечность звучит…

ВООБРАЖАЕМОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ИНДИЮ

Перед картиной Святослава Николаевича Рериха «Дамодар Кунд»

Небо расцвечено яркими красками,
Гаснет закат, стали тени неясными…
И приступает к полночному бдению
Лунный дозор ярких звёзд в оперении.

Запахи вьются ночные, тревожные,
Сладкие, пряные… и непохожие…
Белого храма ступени холодные
Нежно отмыла река полноводная.

Воды священные шепчут мне таинство,
Что, умирая, мы снова рождаемся.
Я прохожу, совершив омовение,
К статуе Будды, неся поклонение.

Древние своды прохладны, таинственны…
Думы навеяли добрые, чистые.
Слышен серебряный звон колокольчиков,
Будда увешен гирляндой цветочною.

Терпкий дымок от курений сандаловых,
И меж бровей светит пятнышко алое…
В белых одеждах в поклоне склоняется
Храма служитель и мне улыбается.

Может быть, он знает древние истины,
Верует Будде он преданно, искренне.
Вера и есть благодать, вдохновение,
Только лишь с верой придет озарение.

ЗАХВАЧЕННЫЙ В ОГНЕННЫЙ ВИХРЬ

Захваченный в огненный вихрь
Воздушным потоком,
Не бойся за крылья свои,
Лети выше окон!

Не страшен для крыльев огонь,
Совсем не опасен.
Для чистого духом он – бронь,
И светел, и ясен!

ЗНАМЯ МИРА

Знамя мира, ты – голубь крылатый!
Белоснежное, реешь на синем.
Охраняешь нас Троицы знаком,
Не позволишь разрушить Россию.

Ты уходишь корнями глубоко
В старину, где бояновы гусли
О сраженьях певали далеких…
На иконах горишь древнерусских.

В храмах Индии, в Иерусалиме,
На загадочном острове Пасхи,
В первобытных пещерах и в Риме,
Под снегами холодной Аляски.

Знак гармонии, знак триединства,
Возрожденный на Знамени Мира,
Из глубин векового пространства,
Чтобы к Свету людей возвратил он!

Чтоб забыли они свои распри,
Красоте поклоняясь высокой.
Чтоб земные миры не угасли
Под недремлющим Троицы оком!

ЛАКШМИ (моему драгоценному мужу)

Мне б хотелось быть твоей Лакшми...
И зарю вплетая в свои косы,
У священного баньяна о любви
Говорить и петь, купаясь в росах!

И цветущей буйною весной
Убегать на озеро с тобой,
Где в лазурной глади отражаясь,
Солнце плещется, в волнах купаясь…

Где сплету тебе гирлянды белых роз
И опутаю лианами из кос…
Этот плен тебе приятен, милый мой?
В следующей жизни так с тобой
Нашу встречу часто представляю
И тебя все больше обожаю.

¤ ¤ ¤

Ты видишь девочку во мне,
А я в тебе – достойного мужчину.
В глазах твоих, в бездонной глубине
Ищу свою вторую половину…

Влюбленный шепот звезд в ночной тиши,
Что заблудились в мягких хвойных лапах...
Приказываю сердцу: «Не спеши!»,
Жую хвоинки, чтобы не заплакать…

Я птицу счастья, в клетку заперев,
На волю осторожно выпускаю,
Но путы разорвав и осмелев,
Как фейерверк, летит она, сверкая!

Раскрылась, как подснежника бутон,
В ответ на искреннее, теплое участье.
Как бабочка, попавшая в огонь,
Горю в лучах ликующего счастья!

ОСЕННЯЯ ЗАРИСОВКА…

«Тик-так…» – тикает будильник на тумбочке, «кап-кап…» – монотонно стучит дождик за окном…

И кто это придумал, что под дождь хорошо спится?! Который уже раз просыпаюсь и кручусь на кровати – всё, как в детском рассказе: «и одеяло кусачее и подушка противная!» На самом деле, конечно, подушка ни при чём, «при чём» – мысли, не дающие покоя и сна…

Раннее утро… Выхожу на балкон. Воздух тёплый, густой, приятно влажный… Дождь закончился, но ветви деревьев осыпают ещё крупными холодными каплями, спешащих мимо, ранних прохожих. Бельевая верёвка за балконом вся унизана драгоценными радужными жемчужинками. Стряхиваю их вниз, смотрю – на кого попадёт. Фыркает и недовольно подергивает пушистым хвостом дворовый кот Васька. «С лёгким паром, Василий! Вам, подвальному жителю, душ очень-очень кстати!»

Бабье лето, бабье лето… Где же ты затерялось в этом году?! Отчего так мало порадовало нас своим присутствием? Отшумела, отзвенела летняя пора, будто и не было. Осень вступила в свои права стремительно и нежданно.

Небесная голубизна несколько вылиняла, выгорела на солнце, ближе к горизонту поседела, будто в «Белизне» отбеленная… Лёгкой пышной пеной плывут каравеллы облаков…

Как наши мысли плывут…

Белые, сахарные – радостные, торжественные. Светло-розоватые – романтичные, нежно-голубые – мечтательные… А вот, как клубы дыма – сумрачно-тяжёлые, гнетущие, пытаются всё небо закрыть своей давящей тоской. Но откуда-то сверху пробивается солнечный луч, разрушает мрачную картину, и, подсвеченные солнцем, розовеют дымчатые, отступают, рассеиваются их ряды, и весь воздушный свод открывается взору… остаются только белые нежные парусники, словно умелой кистью художника разбросанные на синем холсте.

Лёгкий ветерок, пахнущий горьковатым дымом костра, гонит небесный флот в дальние страны за черту горизонта…

Солнце уже не обжигает, а ласково нежит последние цветы на отслужившей клумбе. Дрожит на ветру, склоняется к земле невызревший бутон… Остро пахнут оранжевые бархатцы, окружившие, как стойкие оловянные солдатики, своих увядших собратьев. Нежится посреди клумбы, греет свой пёстрый бочок Василий, набирается тепла на долгую зиму… Из соседнего окна доносится когда-то очень популярная мелодия: «Осень, прозрачное утро. Воздух, как будто в тумане…»

Да, утро, действительно, разгулялось и обещает чудесный денёк!..

Ольга Говорова,
г. Рубцовск, Алтайский край









Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика