<< 1 2 3 4 5 6 7 >>

ПУТЬ, ОТКРЫТЫЙ СЕРДЦУ.
Поэзия Зинаиды Миркиной (продолжение)

Поэзия Зинаиды Миркиной – путь открытия связи с Богом, помощь читателю в осуществлении этой связи. Каждый служит Богу соответственно особенностям своего дара. Поэт – не проповедник, не пастырь и не богослов, от него мы не ждем точных богословских суждений и руководства паствой. В духовной поэзии главное – точность метафизического видения, которому подчинены все традиционные поэтические средства.

Стать земли и неба тише,
Замолчать, чтобы услышать.
Только в полной тишине
Обратится Бог ко мне.
И тогда придет дар речи:
Всей собой Ему отвечу.

В стихах Миркиной Бог прорастает сквозь природу и раскрывается в человеке. Для нее это не единичный факт, а путь всего живого. У нее нет разрыва между чувством божественности природы и более поздним пониманием Бога как раскрывшейся личности. Разрастание человеческого сердца, подобное росту леса, идет навстречу прорастанию Бога в человеческой душе:

Жизнь – это сердца разрастанье.
Оно растет всегда, вот так, как лес,
До горизонта, до седьмых небес
И далее... Во всей вселенской ткани
Одно оно. Оно растет
Вот так, как необъятный свод
Ветвей на древе Бытия –
Сквозь все и всех – во все края.
И как его глубоко ранят
Все те, кому мешает рост.
Кто не желает прорастанья
Вовнутрь себя морей и звезд,
Все те, кому нужна граница,
Кто захотел остановиться
И тайный рост остановить,
Не ведая, что жизни нить
Перерубает...


¤ ¤ ¤

Безмолвие мое – пространство для Вселенной.
Размытые края, раздвинутые стены.
Безмолвие мое – очищенное поле
Для действия Творца, для тайной Божьей воли.
Бессрочно долгий час.
В который молкну я.
Чтобы звучала речь немолчная Твоя.
И, может, в мире есть единственное счастье –
Безмолвие мое перед Твоею властью.

¤ ¤ ¤

Все узлы земные разрубя,
Жить, не ждя ни кары, ни награды.
Что мне надо от Тебя? – Тебя.
Ну, а больше ничего не надо.
Если вправду в сердце входишь Ты,
Все ненужное проходит мимо.
Столько бесконечной высоты!
Столько глубины неизмеримой!
И такая входит тишина,
Будто мир еще не разделенный.
Будто бы Душа на всех одна, –
Будто впрямь обнялись миллионы.

¤ ¤ ¤

Прислушайся. Повремени. Постой.
Какая тишь и глубина какая!
В молчаньи льется в сердце Дух святой,
В молчании – из сердца истекает.
Ему послушны наши плоть и кровь.
Его свеченье проступает в лицах.
В молчаньи разрастается Любовь,
В молчании Вселенная творится.
И все равно, пролог или итог,
Вся вечность впереди или мгновенье –
В молчании нас наполняет Бог.
В молчаньи длится наше единенье.

¤ ¤ ¤

О, не кончайся, этот час!
Не обрывайся жизнь!
Покуда может видеть глаз–
Стволы с лучом сплелись.
Что значит эта тишина?
Весь бунт пришел к концу,
И вот вся воля отдана
Небесному Отцу.
Вновь царство отдано Царю
Живому. Он незрим.
Но я творю, творю, творю
Миры совместно с Ним.

¤ ¤ ¤

Заразиться от леса покоем,
Высотою от древней сосны.
Беспредельною ширью морскою
От кипящей, гремучей волны...
Устремленностью в небо – от птицы,
Свежим духом – от вешней струи.
Боже, что ж не смогли заразиться
Всем Тобою созданья Твои?

¤ ¤ ¤

I
Молитва – это час в тиши –
Успокоение, безгневье...
Молитва – это жизнь души.
Такая же, как жизнь деревьев.
Все ветки с сердцем говорят
Так беспрестанно, неизменно...
Молитва – это тайный лад
С собою и со всей Вселенной.

II
Молитва – это тишина.
Молитва – это ясность взгляда.
Молитва – это ни одна
Мысль больше не нарушит лада.
Молитва – это я стою
Недвижно, сколько силы хватит.
Молитву тихую мою
Прими, безмолвный мой Создатель!

¤ ¤ ¤

I
О, созерцанья тайный час!
Я вижу тихий Божий глаз
И погружаю внутрь него
Свой взгляд. И больше ничего.

II
Взгляд божий выдержать непросто,
Внутрь нас глаза Его глядят.
Над колыбелью и погостом
Всю жизнь, всю смерть –
Все тот же взгляд.
Но мы ведь и живем на свете
Затем – задачи нет иной, –
Чтобы на этот взгляд ответить
Всей тишиной и глубиной.

¤ ¤ ¤

О, Господи, Ты отдал мне
Себя. – Разлитый в тишине
Свой Дух – всю высоту свою,
Которую по капле пью.
Ты весь на протяженьи дня
Переливаешься в меня,
Как свет, по капле, не спеша,
Пока чиста моя душа.

¤ ¤ ¤

Мне оправданье только в том,
Что я участвую в Твоем
Труде, мой Бог. Моя вина
Тогда быть может прощена,
Когда с Тобою вместе я
Сжигаю мрак небытия,
С Тобою созидаю свет, –
Иначе – оправданья нет.

¤ ¤ ¤

Я узнаю о сердце сердцем,
Я узнаю о мирозданьи,
О жаркой тайне Миродержца
Лишь внутренним, не внешним знаньем.
И о творящем мир огне,
Что день и ночь горит во мне,
Как угль сжигая плоть мою,
Горящим сердцем узнаю.
Единым пламенем объяты
И сердце и крыла заката.

¤ ¤ ¤

Не быть, чтоб был один лишь Ты,
Чтоб только лишь Твои черты
Во мне сверкнули, наконец, –
Прожги творение, Творец!

¤ ¤ ¤

Моя красота? Но такой не бывает.
Ведь я же не кукла. Взгляни: разлита
Вокруг красота белопенного мая –
Вот это и вправду моя красота.
Вот здесь, в этой яблоне, розово–белой
Да в звонкой руладе того соловья...
И вдруг, словно ангел, певица запела...
Так вот она где, гениальность моя!
Совсем не моя? Перепутала имя?
Да полно! Деления ваши – вранье!
Кто, кто же у сердца сиянье отнимет?
И что это значит – «мое», не «мое»?

¤ ¤ ¤

Мне бы лишь тишины и простора,
Тишины, где б расправиться мог
Тот, кто стал для созвездий опорой
Все миры созидающий Бог.
О, просторы пустынного неба –
Дом Творца, бесконечная гладь...
Там, где дух разрушающий не был,
Где Ему просто нечем дышать.

¤ ¤ ¤

Ничто.
Без края и конца.
Открытость океана.
Великий матерьял Творца,
Простор господним планам.
Еще не этот и не тот,
Не Авель и не Каин.
Пока здесь только Бог живет,
Один Творец – хозяин.
О, внутренне торжество,
Неслышимая месса – Ничто.
Здесь нету ничего,
Здесь задохнутся бесы.
Какой на них находит страх
В безмолвном Океане!
Из праха взятый канет в прах,
Пока Творцом не станет.

¤ ¤ ¤

Быть Творцом... Боже правый
Где твой щит? Где оплот?
Вся Господняя держава –
Бесконечность пустот.
Бесконечность простора. –
Ничего впереди.
Для Творца нет опоры –
Только пламя в груди.
В тьме рожденное пламя
Ворвалось в небеса,
И на камень, на камень
Вновь наткнулась коса
Той, что всем овладела,
Но не волей Творца.
Быть для смерти пределом
И концом для конца!..

¤ ¤ ¤

Не надо Бога объяснять,
Оправдывать не надо.
Лишь только Божья благодать
Потушит пламя ада.
Судить не нашему суду
О том, что есть над нами.
Но если Бог с тобой в аду,
То пламя съело пламя.

¤ ¤ ¤

Вот всей души моей богатства.
Вот знания ее итог:
И ад и смерть нам только снятся,
А явь – один лишь только Бог.
Мир, сотворенный Им – икона,
Глаза которой вглубь глядят,
В ту бездну, где грехи потонут,
И захлебнется целый ад.

¤ ¤ ¤

Ушли лучи косые за края,
И все бледнее небо голубое...
Я знаю, Боже мой, Ты прав всегда, а я..
А я должна смолкать перед Тобою.
Я погружаюсь в вечер золотой,
Я Твоего покоя не нарушу.
Ведь я жива Твоею правотой,
Твоей любовью, льющейся мне в душу.

¤ ¤ ¤

I
Последний взгляд. Последний штрих.
Светило клонится земное
За горизонт. Весь мир притих.
И слышится: Иди за Мною
В еще неведомую явь.
Очнись от сна, прерви беседу.
Оставь весь мир. Себя оставь
И за лучом последним следуй.

II
Склонись в покорнейшей мольбе,
Не жди ни кары, ни награды –
Ни мысли – о самом себе.
Тебе себя уже не надо.
Все связи прежние рубя,
Не пророни ни слова всуе.
Ведь ты зашел за край себя,
Как солнце за черту земную.

¤ ¤ ¤

Свет пробил во тьме дорогу.
Свет течет из сердца Бога.
Истекает сердце светом –
Только свет, а Бога нету.
Точно рана свежей кровью,
Истекает Бог любовью.
Есть любовь, а Тот, кто любит,
Скрыт от нас в бездонной глуби,
В той, откуда льется свет.
Есть любовь, а Бога нет.

¤ ¤ ¤

Бог есть тайное движенье
Вспять – не к смерти, а к рожденью,
Не к развалу – к воссозданью.
Он есть противостоянье
Всем естественным законам:
Это бездна, где не тонут,
Это тот простор, откуда
День и ночь струится чудо
Жизнетворною лавиной,
Размывающею глину
Мертвой тяжести земной.
Это тот, всегда иной,
Непостижный, вечно новый
Пламень, сжечь дотла готовый
Не тебя – твой ветхий дом...
Будь не глиной, а огнем!

¤ ¤ ¤

Мы вышли из Бога. Мы вышли когда–то
Из этой огромной, никем не объятой
Немереной шири, немереной дали.
Мы вышли из Бога и затосковали.
Что сердцу глухое гудящее море?
И что ему – парус, мелькнувший в просторе?
Но слышит оно бессловесные зовы
И вырваться вон из пределов готово.
И рвется из клетки и ищет дорогу
Назад, во всецелость, к родимому Богу

¤ ¤ ¤

До Бога не достать рукой
И размышленьем – тоже.
Он жив на глубине такой,
Куда попасть не может
Наш взгляд. – Не плоть, не существо.
Не это, не иное...
Но сердце чувствует Его
Той самой Глубиною.

¤ ¤ ¤

Я – человек. Мой груз земной,
Мой тяжкий крест всегда со мной.
Со мною – вся безмерность мук.
Со мной – великий страх разлук.
Со мной – бессилие тревог.
Но ведь и Ты со мной, мой Бог.
Ты – свет во тьме, прохлада в зной,
И жар во льду. И Ты – со мной.
Нет в жизни ничего трудней,
Чем следовать стезей Твоей.
И ничего блаженней нет,
Чем день и ночь – Тебе во след.

¤ ¤ ¤

Пути Господни неисповедимы.
Но путь Господень – это ствол сосны,
Изгиб ветвей ее, скольженье дыма
Среди заголубевшей вышины.
Кто, кто сказал, что тайны нет в природе,
Когда огонь в средине тьмы горит?
Весь зримый мир – незримый след Господень,
Ну а душа – извечный следопыт.

¤ ¤ ¤

Поет на небе вестник Божий,
Несет с небес на землю весть:
Ты потому дышать здесь можешь,
Что над землею небо есть.
Всех, кто поднимет в небо лица,
Обнимет и сроднит оно. –
Все то, что на земле дробится,
На небе собралось в Одно.
И даже если мир разрушен.
Мысль оборвала свой полет, –
Ты только слушай, только слушай,
Что ангел в небе нам поет...

¤ ¤ ¤

Просты все знания мои.
Они для всех – не для немногих.
Я знаю только о любви,
А получается – о Боге!
Я с каждым часом знаю вновь,
Что это наводненье света,
Что этот мир и есть любовь,
Так долго ждущая ответа.
При жизни можно быть в раю,
Вовек не выходить из рая,
Почувствовав любовь Твою
И ей всем сердцем отвечая...
А божьи раны, Божья кровь–
Вся безысходность крестной муки
Есть безответная любовь,
Боль разделенья, крик разлуки.

¤ ¤ ¤

Оставь тревогу, рядом дышит Бог,
Оставь себя, оставь свои заботы.
Чем неподвижней ты сидишь у ног,
Тем больше будет силы для полета.
Душа немая, Господу внемли.
Внемли, как лес вечерний Богу внемлет.
Чем дальше улетишь за Ним с земли,
Тем больше света ты прольешь на землю.

¤ ¤ ¤

Повсюду – отпечатки Божества,
Но где меж нами и Тобой граница?
Твоя Душа сейчас и здесь жива,
Твоя Душа сейчас в меня стремится.
Твои черты земные не видны,
Твои слова не достигают слуха.
Но это напряженье тишины!..
Но это властное вторженье Духа...

¤ ¤ ¤

Так появляются леса.
Так появляются светила.
Как все святые чудеса,
Живое сердце появилось.
Не перебей, не прекословь
Его таинственному ритму. –
Сперва была одна Любовь,
Одна великая молитва...

¤ ¤ ¤

Как хорошо, что существуем
Не только мы, а с нами рядом
Те, кто не вспомнят Бога всуе,
Весь век живя под Божьим взглядом.
В зеленом хвойном океане
И в лиственной смиренной чаще
Весь долгий век живут в молчаньи
И молятся о нас, шумящих...

¤ ¤ ¤

Я и Творец и тварь. Ударить
Меня так просто. Хочешь – бей.
Огонь Творца и слабость твари...
Но мы одно в любви своей.

¤ ¤ ¤

И все-таки любовь. И все-таки люблю.
Благословенна будь Господня красота.
А дальше – есть, что есть. Жизнь сводится к нулю,
И мне в который раз не избежать креста...
В который раз кричу и задыхаюсь вновь,
И чаша мук моих давно полным полна,
И иссякает жизнь. И есть одна Любовь.
Но тайна в том, что жизнь любовью создана.
Все корни там, в любви. И нет других отчизн.
И если я умру, то возрожусь опять.
Как просто вам отнять земную эту жизнь!
Но вы мою любовь попробуйте отнять...

¤ ¤ ¤

I
Бог есть любовь. И верить надо
Одной любви. Да, муки ада,
Да, боль на боль и кровь на кровь,
Но если есть в тебе любовь,
То ты не жди другого Бога.
И как бы страшно, как бы много
Ни приходилось перенесть, –
Бог есть.

II
Чтоб ощутить дыханье Спаса,
Чудес на помощь не зови.
Какие в нас лежат запасы
Неисчерпаемой любви!
Какие в грудь зарыты клады!
Какой алмаз горит во мне...
И ведь одно лишь только надо –
Прикосновенье к глубине.
И потечет любовь рекою
Сквозь вечной тяжести пласты...
О, сколько ясного покоя!
О, сколько тихой доброты...
И все обиды, вся тревога –
Враз смыты. Не клокочет кровь,
Мы Божьи дети, дети Бога
С единым именем – Любовь.

¤ ¤ ¤

Источник творчества – в Любви.
Есть пик переполненья сердца,
Когда смолкает шум в крови
И из груди у Миродержца
Рождается небесный свод
И мирозданье восстает.
И льются световые волны
Лишь оттого, что переполнен
Тот, кто творит нас вновь и вновь.
Так что есть Бог?
– Любовь! Любовь!

¤ ¤ ¤

Давайте помолимся вместе!
Давайте посмотрим туда,
Откуда безмолвные вести
Нам шлет постоянно звезда.
Какая-то адская небыль
Все наши гремучие дни!
У всех у нас – общее небо,
У всех нас деревья – одни.
Но мы поклоняемся силе,
Нам нужно ее торжество...
А Бог... Мы Его оглушили,
А, может, заспали Его.
Ну да, задавили собою,
Всей тяжестью туши земной,
Всем грохотом смертного боя,
Всей злобы растущей стеной.
Не надо, не надо, не надо
Надрывов, угроз и обид! –
Деревья качаются рядом
И небо над нами молчит.
И ждет... Так поднимем же лица –
Прервались земные пути –
О, если бы вдруг пробудиться
И Бога от муки спасти!
Как наша вражда ни упряма –
Важней самых важных забот,
Что Он еле дышит – Тот самый
Кто жизнь нам доселе дает.

¤ ¤ ¤

I
Не знали никогда иль навсегда забыли,
Что значит вес земли, ее священный груз.
Нам говорят, что Бог бесстрастен и всесилен,
А на земле распят лишь человек Исус.
Или не человек, а вовсе не похожий
Ни на кого из нас, спустившийся с небес,
Рожденный девою, прямой потомок Божий,
Единственный из всех, кто во плоти воскрес.
Как много в мире слов, как рассуждений много
И как тонка одна связующая нить!
И если человек был переполнен Богом,
То их и на кресте самом не разделить.

II
Я верую не в факт. Я верю не в явленье.
Что б ни сходило к нам с разверзшихся небес, –
Я верю, что Исус есть жизнь и воскресенье, –
В то, что до смерти Он в жизнь вечную воскрес.
Пусть горы всех чудес превысят пик Эльбруса, –
Лишь только в естестве сквозит сверхъестество.
Я верую лишь в то, что в сердце у Исуса –
Один лишь только Бог и больше ничего.

¤ ¤ ¤

С Богом разговаривают тихо,
Как деревья, облака и реки.
С Богом разговаривают тихо,
Когда страсти больше не горят.
С Богом так же тихо говорят,
Как между собою ветки сосен
И ольха, склонившаяся в пруд.
И у Бога ничего не просят –
Богу только сердце отдают.

¤ ¤ ¤

За лесом прокричал петух –
Проснитесь, люди!
Неужто вешний, Божий Дух
Вас не разбудит
От затянувшегося сна,
Хмельного бреда?..
Вам снится, что идет война –
Сосед – соседа
И сын – отца и брата – брат...
О, Боже правый! –
Белейший яблоневый сад
И – сон кровавый!
А петел крикнул третий раз –
Крик длится вечность...
Ведь кто-то снова, вот сейчас
Успел отречься
От самого себя. Но – миг,
И сон разрушен.
Протяжный петушиный крик
Разбудит душу.
Проснись же и заплачь, как он –
Еще не поздно –
Вот тот, кто был Христом прощен
За дар свой слезный.

¤ ¤ ¤

И вот потерян счет минут,
Все – навсегда и неизменно.
И птицы певчие живут
Не в этом месте – во Вселенной.
И все-таки они смогли
Свить здесь гнездо. Так вот в чем дело:
Быть заодно с Вселенной целой,
Не отрываясь от земли.

¤ ¤ ¤

Орфей, спустившийся в Аид, –
Он вновь передо мной стоит.
Нет, не передо мной – во мне,
В той самой темной глубине,
Где через смерть проходит в жизнь –
В творящей тьме.
Не оглянись
На тень!
Опять Творцом своим
Ты призван быть единым с Ним.
Все взвешено в миропорядке:
Где творчество, там нет оглядки.

¤ ¤ ¤

Останови поток, несущий к смерти!
Останови движение времен.
Пускай к Тебе прислушается сердце,
Пусть будет Дух Тобой заворожен.
Дай глубже вплыть, дай мне подняться выше
Всех адских мук, всей тяжести земной.
Я ничего не вижу и не слышу,
Лишь только Ты овладеваешь мной.
Закон Творца сильней земных законов.
Твои глаза средь бездны расцвели.
Я знаю, что такое отрешенность:
Взгляд на Тебя сквозь толщу всей земли.

¤ ¤ ¤

Есть странный час, час застыванья,
Час предстоянья, может быть,–
То напряженное вниманье,
Когда чуть видимая нить
Тончайшей ветки в небо вдета,
И с ней другая сплетена.
Как будто проступают где–то
Судьбы незримой письмена,
Как будто кто–то знаки чертит
В дохнувшей холодом глуши,
И мы читаем, что посмертье
Есть углубление души.
Да, углубление, продленье
За видимость, за окоём. –
Туда, где мы, как лес осенний,
Все сбросив, Богу предстаём.

¤ ¤ ¤

Вдруг перекинут тайный мост
Между душой моей и Богом,
И начался незримый рост,
Та постепенная дорога
Из царства смерти, царства мук
Туда, где замирает мука...
И это был всего лишь звук
Или исчезновенье звука...
Едва-едва заметный след,
Мерцанье водяного знака... –
Как бы начавшийся рассвет
Среди неконченного мрака.

¤ ¤ ¤

И есть всего одна задача –
Других, наверно, в мире нет:
Нащупать дно средь бездны плача,
В кромешной тьме увидеть свет.
И в совершенной тишине,
В нее врастая понемногу,
Почувствовать живого Бога,
Раздвинувшего сердце мне.

¤ ¤ ¤

«Смерть не конец». Кто так сказал,
Тот в глубине своей сердечной
Почувствовал пропад, провал
В раскрывшуюся бесконечность.
И все лучи в одно слились
И сонмом звезд, дробясь, повисли.
Пускай замолкнет наша мысль:
Здесь то, что много больше мысли.
Все то, что знал, сейчас забудь –
Пусть клетка ширится грудная.
И Бесконечность входит в грудь,
Все страхи и концы сминая.
Так мы вступаем в мир иной,
Где глаз земной ни разу не был,
И нашей клеткою грудной
Сейчас становится все небо.

¤ ¤ ¤

Я краткость Божию люблю,
Закон, который прям и прост –
Когда я вся сойду к нулю,
То встанет Бог в свой полный рост.
И будет длиться жизни нить
И в немоте звучать ответ.
Нас невозможно совместить –
Когда есть «я», то Бога нет.
Окончен бунт, окончен торг –
Безмолвье снеговых вершин...
О, Господи, какой восторг,
Когда есть в мире Ты один!
И ничего не будет впредь
И ничего не надо знать –
О, только б в Боге умереть.
Нырнуть в Него и светом стать...

¤ ¤ ¤

И снова – хаос плещущий, весенний,
Как будто смерть сейчас пришла к концу.
Взрыв творчества – незримое движенье
Всей глубины, раскрывшейся Творцу.
И это опрокидывание Рока,
Копье из света – насквозь через тьму.
Ведь творчество есть встреча двух потоков:
Творец – ко мне, а я – к Нему, к Нему!

¤ ¤ ¤

I
Мы все заботимся о многом,
А нужно лишь одно от нас:
Лишь только наполненье Богом
За мигом миг, за часом час.
И все. И – никаких событий.
Лишь сдвиньте каменный порог.
Лишь только душу распахните, –
И прямо в душу хлынет Бог!

II
Да будет Свет! – промолвил Бог,
И хлынул Свет и тьму прожег,
И вот глядит на нас в упор,
Заполнив весь земной простор.
Да, свет глядит на нас и ждет
Того, кто сердце распахнет
Над бездной всех земных тревог
И возгласит: Да будет Бог!

¤ ¤ ¤

Какого я племени? Веры которой?
Ответ затерялся, исчез.
Я родом из этих бескрайних просторов,
Из этих бездонных небес.
Покуда есть в мире уродство, покуда
Мир слеп, – я в сем мире – изгой.
Я – Божие чадо. Я родом из Чуда,
И родины нету другой.

¤ ¤ ¤

Стихи родятся от прикосновенья
К невидимому слою бытия.
Вершится таинство миротворенья.
Сейчас душа встречается моя
С творящим Духом. Длится миг зачатья,
Я чувствую, как дышит Божество,
И знаю только этот жар объятья
Да трепет в сердце. Больше ничего.
На вешнем солнце, ветками сверкая,
Передо мною высится сосна.
А тишина... А тишина какая!..
Да, место встречи с Богом – тишина.

¤ ¤ ¤

Внезапный звук всплеснувших крыл,
Раздавшийся в тиши,
Сейчас меня соединил
С другим концом души,
С другим концом лесов, полей –
С лавиной бытия,
С другим концом Вселенной всей,
Которая есть я.

¤ ¤ ¤

Все медленней, медленней, тише –
Бестрепетней замерзших вод...
Мне надобно сердцем расслышать,
Как Дух созиданья течет.
Мне надо увидеть воочью,
Сквозь всю обступившую тьму,
Как ангел, ликуя, пророчит,
Пути расчищая Ему.
О, жгучая пристальность взгляда! –
Господень огонь во плоти –
Мне надо, о, как же мне надо
Не встать у Него на пути!
Забыть о сжигающей боли,
Отбросить все наши дела... –
А там, пусть творит, что изволит –
Я сделала все, что смогла

¤ ¤ ¤

Жить – значит быть в ладу с вот этой
Разлившейся лавиной света,
С немой безмерностью небес,
В которой твой вопрос исчез.
В согласье с каждою сосною,
С морской соленою волною,
С гремящим белопенным валом –
Так, чтобы сердце танцевало
Под музыку далеких звезд.
Путь к вечности по сути прост
И глубине души знаком:
Не быть оторванным листком,
На жизнь утратившим права, –
Вот тем, не помнящим родства...

¤ ¤ ¤

Что мне ответить обступившей бездне,
Сводящей все живущее к нулю?
Вот той, где все, что я люблю, исчезнет?
Одно неистребимое – люблю!
Я знаю – в основанье мира – чудо.
Оно не тонет, не горит в огне.
Откуда взялся этот мир? Откуда –
Любовь неистребимая во мне?

¤ ¤ ¤

Любовь весь мир наш создала.
Иначе б, где душа взяла
Такой запас любви в ответ
На этот мир, на этот цвет,
На затопивший глаз и слух,
Сносящий все плотины Дух?
О, этот вечный Дух Любви,
Велящий каждому: живи!
Теснящий смерть, входящий в нас
Непререкаемый приказ!

¤ ¤ ¤

О, наконец-то, Боже мой.
Я вышла из себя самой
К Тебе! Из этой тесноты –
В такой простор! – Повсюду – Ты.
Одна сверкающая явь
Взамен всех тяжких снов.
Избавь Меня от этой скорлупы,
В которой глухи и слепы
Мы, спрятанные от очей
Твоих, живем во тьме своей.
К Тебе! К Тебе! В творящий вал!
К Тому, который разбросал
По небу этот ворох звезд
И начал неустанный рост
И полный силы разворот
Души – во весь небесный свод.
Души и каждого листка...
О, всемогущая рука!
О, вездесущая Весна –
Во всех, на всех, сквозь всех – одна.

¤ ¤ ¤

Ты переполнил сердце мне.
Что я могу еще сказать?
Такая ясность в вышине,
Вокруг такая благодать...
Что люди сделали в раю?
Зачем от них сокрылся Ты?
Ты переполнил грудь мою,
Куда ж – от этой полоты?
В еловый мягкий полумрак
Дрожащий луч на миг вонзён
Мир этот переполнен так,
Что сам в себе не умещён.
И что бы ни было в судьбе –
Я знаю жилкою любой:
Не уместившийся в себе
Внезапно встретится с Тобой.

¤ ¤ ¤

И снова это буйство сил
И жизни властное вторженье
Внутрь сердца, как и внутрь могил, –
Что ты такое, Дух весенний?
Что ты такое, мой Творец? –
Смерть смерти, всем концам – конец.
О, Господи, в который раз
Я снова слышу Твой приказ –
Разлившийся по сердцу гром:
Стать новорожденным листком,
Младенцем с шелковистой кожей,
Чтоб вновь почувствовать, мой Боже,
Прикосновение Твое...
Я подношу к губам питье,
Вдруг брызнувшее отовсюду,
Перепиваюсь этим чудом
И, точно майский соловей.
Глушу вас песнею своей.

¤ ¤ ¤

I
Итак, Твоя да будет воля.
Твоя, мой Боже, не моя.
Ты не избавишь нас от боли,
Не обозначишь ей края.
И хоть осмыслить невозможно,
Но знаю, истомясь в борьбе:
Ты весь – любовь ко мне ничтожной.
А я, вся я – любовь к Тебе.

II
Не разорвать нас – вот в чем дело.
На части душу не разъять.
И здесь – всем истинам пределы,
И только в этом благодать.
Вот камень тот краеугольный,
Что в основанье мира лег:
Мне без Тебя вот так же больно,
Как будто бы без рук и ног.
Да нет, не так – еще больнее –
Нельзя быть врозь с Душой своею.

¤ ¤ ¤

Куст купины горит живым огнем.
О, это жженье сердца моего!
Ведь Богу нужно, чтоб нуждались в Нем.
Он жаждет жажды. Больше ничего.
Он обнажает жизнетворный пласт
И дарит жизнь с неведомых времен.
Он каждому всего себя отдаст, –
Но это только, если нужен Он.
А если нет? А если в суете
Погряз наш дух и непробудно спит?
Тогда... Тогда он стонет на кресте,
А мы остались у своих корыт разбитых...

¤ ¤ ¤

О, Господи, я вся дрожу
Ты здесь. Как не было разлуки.
Я голос твой перевожу
На человеческие звуки.
Ты говоришь совсем без слов,
Но эти скрипки, арфы эти!..
С каких высот доходит зов?
Чем я могу Тебе ответить?
Но только нужен ли ответ?
Одно должна душа живая:
Жить, продлевая этот свет,
Твой тихий голос продлевая.
Не надо больше ничего –
Вот только слушать, только слушать
И жить, от света Твоего,
Как свечку, зажигая душу.

¤ ¤ ¤

Я только переводчик. Знали 6 вы,
Как мало мне отпущено свободы, –
Как будто ждет лишенье головы
За каждую неточность перевода.
Когда бы смерить, сколько нужно мне
Немого неотрывного вниманья,
Чтобы понять, что зреет в тишине
И что звучит в глубинах мирозданья!
И сколько нужно тайного труда,
Чтоб в слово превратить касанье Духа.
И то, что молча говорит звезда,
Доступным сделать для чьего-то слуха.
Когда б вы догадались, сколько зла
Скрывается в одной фальшивой ноте, –
Вы бросили бы все свои дела
И стали б помогать моей работе.

¤ ¤ ¤

Когда я слушаю Тебя, я праведно живу,
На части душу не дробя, – не в снах, а наяву.
Когда трепещет первый звук, я выхожу из сна.
Я вижу высь и ширь вокруг – душа пробуждена.
Не знаю – на века ль, на час, но молкнет грозный рок
И сердцу слышно, как о нас рыдает в небе Бог.
О, непробойные пласты – вся тяжесть, тьма и глушь...
О, Господи, как бьешься Ты о стенки наших душ!
Святая боль, святая дрожь – в тьму сердца – сноп огня.
О, Господи, как Ты зовешь – Меня! Меня! Меня!..

¤ ¤ ¤

Бог один.
Все земные пророчества,
Все знаменья имеют края.
О, великий простор одиночества!
О, немая бескрайность моя!
На светила светила помножены.
Нету дна у безмолвных глубин.
Весь секрет всемогущества Божьего
В том, что Бог точно небо один.
В Божьем сердце свершилось соитие
Всех бессчетных пространств и времен.
От Себя Ему нету укрытия –
Он – повсюду и все – это Он.
О, торжественный рог изобилия,
На весь мир изливающий свет!
Одиночество – это всесилие.
Одиночество – это ответ
На всю муку. И более веского
Нет ответа. Лишь вход отвори
Внутрь себя. Больше спрашивать не с кого,
Ибо Бог всемогущий – внутри.

¤ ¤ ¤

Нет, я не случайность, не чья-то ошибка,
За замыслом тайным, застыв, проследи. –
Смычком, как резцом, чудотворная скрипка
Меня высекала из Божьей груди.
Как звездные искры из прорези ночи,
Из черных глубин – засветившийся след...
И вот рассеченная грудь кровоточит,
Как будто я вновь появляюсь на свет,
Как будто прочертана звуком дорога,
Протянута вдаль во вселенской тиши...
Но что это – голос творящего Бога,
Иль трепет рожденный из бездны души?

¤ ¤ ¤

Из какого тесного клубка
Развернула Божия рука
Тонкую мерцающую нить,
Чтобы мне всю жизнь за ней следить,
Чтобы мне все дни идти за ней,
Погружаясь в лабиринт ветвей?
И вершится непостижный труд
Тот, который музыкой зовут...
Может, только музыка одна
Прочитала Божьи письмена,
Разгадала мировой закон
Тот, что в сердце каждом заключен?
Может быть, как встарь, так днесь и впредь,
Надо нам не рассуждать, а петь,
Точно птицы и потоки вод,
Ведь Любовь не судит, а поет.
И могучим станет только тот,
Кто по следу Божьему идет...

¤ ¤ ¤

А дерево под музыку растет
И сердце человеческое тоже.
Ведь музыка – приказ волшебный тот,
Таинственное повеленье Божье
Идти, куда прикажет Божество:
Иного сердцу и стволам не надо.
О, только б не ослушаться Его
И не прервать божественного лада.

¤ ¤ ¤

Никто Тебя не знает. Ведь никто
Ни разу не измерил расстоянье
От сердца до вершины мирозданья.
Никто еще ни разу не вместил
Во внутрь себя сиянье всех светил,
Чтоб взрезав мрак сгустившийся, мгновенно
Вдруг высветить глубины всей Вселенной
Единой вспышкой сердца своего.
Никто Тебя не знает. А Того,
Кто знал, за дерзновение распяли
Те, кто не знали.
Никто Тебя не знает, ибо знать
Тебя и быть Тобой – одно и то же.
Прости же всех незнающих, – но, Боже,
Зачем они считают,
Что знают?

¤ ¤ ¤

Молитва – это вмалчиванье в тишь.
Молитва – это неотрывность взгляда.
Ты с целым мирозданием молчишь,
И больше сердцу ничего не надо.
Открыт бескрайний внутренний простор,
И сколько ни пройдёшь его – всё мало.
Молитва – это с Богом разговор,
А Богу – ни конца и ни начала.

¤ ¤ ¤

Смысл жизни – в единении с Тобой.
Другого смысла в этой жизни нет.
Ты для меня – не кто–то, не другой.
Так в сердце зачинается рассвет.
Так, где–то в сердцевине темноты,
Раскрылся тихо светоносный глаз,
И есть теперь уже не я и Ты,
А кто-то Третий вместо прежних нас.
И я шепчу беззвучно: только будь...
Да Ты не Ты и я уже не я,
Но в нашем единении вся суть,
Весь смысл и оправданье бытия.

¤ ¤ ¤

Красота – это Божий урок.
Нам Творец преподал красоту.
Тихо падает легкий листок,
Задержался, дрожит на свету...
Бог велел: «разгадай и пойми».
Но загадка трудна – иль проста –
Между Богом самим и людьми
Вечным сфинксом молчит красота.
Отдана в нашу полную власть...
Что ж нам делать с загадкою той?
Мы вольны иль убить, иль украсть,
Или, может быть, стать красотой?..

¤ ¤ ¤

Мысль Господня – это тишина.
Это не имеющее дна Сердце. –
Ни начала, ни конца –
Полное беззвучие Творца.

Сил творящих медленный восход.
Кто его нарушит, тот порвет
Нить божественную – Божью мысль,
Ту, что держит всех нас – Берегись!

¤ ¤ ¤

Научить нас глядеть в Бесконечность –
Вот и все, что Ты хочешь от нас.
Ты выходишь глядящим навстречу,
Погружаешься в глубь наших глаз.

Мы готовы, мы вправе, мы можем
Жить, вселенским простором дыша.
Научиться глядеть в Тебя, Боже –
Вот и все, чего хочет Душа.

¤ ¤ ¤

Восполненность жизни и мера покоя –
Всем вихрям вселенским порог –
Вот в чем Твоя сущность, вот что Ты такое,
Мой непостигаемый Бог.

Восполненность жизни и этот великий,
Как небо над нами, покой.
Вот то, что в Твоем отпечаталось лике,
И в зеркале глади морской.

И вот она – цель всех земных пилигримов –
Покой, заглушающий гром. –
Почувствовать жизни покой нерушимый
Как сердца единственный дом.

И в нем не бывает ни рано, ни поздно.
Кто Дом этот вечный найдет,
Тот держится в Боге, как держатся звезды, –
В средине небесных пустот.

¤ ¤ ¤

Бог следов не оставляет.
Просто вмиг отброшен сор.
Ширь без края, даль пустая...
После Бога – лишь простор.

Да еще – потоки света. –
Безраздельный небосвод.
Если скажут: «Бога нету»,
Он смолчит и обоймет.

¤ ¤ ¤

О сила молчанья, великая сила!
Молчание Бога все звезды вместило.
С молчащей звездою немое соседство.
Закон отражений, закон соответствий,
Закон собиранья, закон созиданья...
Молчание неба и сердца молчанье.

¤ ¤ ¤

Смысл жизни – в разрастании души.
О, этот свет, растущий белой ночью!..
Забудь про все, вопросы заглуши –
Сейчас ты зришь незримое воочью.

Смысл жизни в том, чтобы как этот свет,
Обнять собой бескрайние просторы.
Преград неодолимых больше нет –
Свет проницает каменные горы.

¤ ¤ ¤

Ты нас сзываешь, но куда?
В то место пусто, в тот простор,
Где не осталось и следа
От возведенных нами гор,

Закрывших первозданный свет.
Там не осталось ничего.
Там смерть сама сошла на нет
И дышит только Божество.

Ты распахнул нам дверь – «войди,
Простора чистого испей!..»
Где это? – Неба посреди
Или внутри души моей?

¤ ¤ ¤

Не жди, не бойся, не тоскуй...
Свет, уходящий за края, –
Как бесконечный поцелуй.
Как нежность тихая моя.

Свет переполнил нам сердца,
И вот уже различья нет –
Любовь без края и конца
Или за край ушедший свет.

¤ ¤ ¤

Ты не знал, как звучит тишина?
Это чуть различаемый шаг.
Поступь Господа сердцу слышна,
И почти замирает душа.

Из нее выметается сор,
В ней кончается круговорот.
Вся она – бесконечный простор,
По которому Бог мой идет.

¤ ¤ ¤

Наполнить парус ветром, душу – Богом
И – в дали по мелькающим волнам...
Какая открывается дорога!
Какой просторный, всех вместивший храм!

Мы все скитальцы, все единоверцы,
Над кем одни и те же небеса.
О, только б не закрывшееся сердце!
О, только б не пустые паруса!

¤ ¤ ¤

В небесах – это значит, что прошлого нет.
Возвратились к истоку года.
В небесах – это значит, не кончится свет
Никогда, никогда, никогда.
В бесконечность небес вводят звуки молитв.
И такое вокруг торжество
Там, где сердце, как солнце, горит и горит...
И весь свет на земле – от него.

¤ ¤ ¤

Просторы, просторы, просторы,
Речная спокойная гладь,
Мы движемся очень нескоро,
Чтоб Господа не обогнать.
Равнины, холмы, перелесья
И свет, потерявший края.
Мы движемся с Господом вместе,
И в этом весь смысл бытия.
О, медленность тайного лада!
Всю вечность – вот только бы так.
Не верите в рай? И не надо.
И все же – замедлите шаг. –
И все же, и все же, и все же
Продли зачарованный сон.
Прислушайся к поступи Божьей
И двигайся так же, как Он.

¤ ¤ ¤

Я наверно была дерзновенной.
Грех отпущен ли мне, не отпущен,
Но я видела Сущность Вселенной...
Я – ничто, но любовь всемогуща.

Я свои ощущаю пределы.
Под ногами – не почва – провалы.
Но не я, а любовь моя пела,
Нет, не я эти гимны слагала.

И звучит неуемное пенье
Даже в близости муки смертельной.
Ты прости мне мое дерзновенье:
Это сила любви беспредельной.

¤ ¤ ¤

Ты Тот, кто сердце мне переполняя,
Всю тяжесть вытесняет из него.
И вот оно – гладь зеркала сплошная,
Вместилище для Лика Твоего.
Там нет меня. В божественной природе
Есть тайна без начала и конца:
Ты Тот, кто в сердце постепенно входит
Взамен его умершего жильца.

¤ ¤ ¤

Учить, как дерево и небо
Или закатные лучи, –
Чтоб ни единый звук твой не был
Учительным, – тогда учи...

¤ ¤ ¤

I
Зачем нам море? Чтоб измерить сердце.
Зачем нам небо? Чтобы измерить душу.
Зачем нам Бог? Чтобы себя измерить
И изумиться мере человека.

II
Ты меришь нас высокой мерой,
Ты веришь в нас глубокой верой.
Благодарю, лицо склоня,
За Твой великий спрос с меня.

III
Трудно, Господи, трудно!..
Чудно, Господи, чудно!
Больно, Господи, больно...
Вольно, Господи, вольно!
Страшно, Боже мой, страшно,
Но ведь как же прекрасно!
Краше быть нам не может,
Чем с Тобою, мой Боже!

¤ ¤ ¤

Что ж, может быть, за жизнь одну
Успею я совсем немного,
Но погруженье в тишину
Подобно погруженью в Бога
Все глубже, глубже – ни следа
Знакомого..., а тишь все гуще,
И – вдруг вступление туда,
Где сердце станет всемогущим.

¤ ¤ ¤

И надо нам совсем немного –
Вот только совпаденья с Богом.
Ну да, не много и не мало –
Вот так, как море с Ним совпало,
Как море, валуны и лес,
И чайка посреди небес...

¤ ¤ ¤

Так вот что значит Божья сила,
Так вот в чем жизни смысл и суть:
Ты можешь все, что ложным было,
В единый миг перечеркнуть.
Морская гладь душе предстала.
Простор бескраен, тих и чист,
И можно жизнь начать сначала –
Перед тобою белый лист.
Ты в небесах, Ты в океане.
Всей грудью медленно дыши...
Какой простор для созиданья –
Пересоздания души!

¤ ¤ ¤

Ты здесь. Ты рядом. Только выше
И тише нас. Века подряд
Тебя не видят и не слышат,
Как будто сквозь Тебя глядят,
А Ты, как свод небесный, замер
И ясно, не смыкая век,
Глядишь озерными глазами
И плачешь тысячами рек.
Смешалось все на этом свете –
Твои бессмертные черты
И эти бомбы, взрывы эти.
Вся эта ненависть и – Ты.
Мир тонет в злобе и обиде,
Мир погружается во мрак.
И как ему Тебя увидеть?
Скажи мне, Боже святый, как?!

¤ ¤ ¤

Мне нужен удар тишины,
Могучий, как голос громовый,
Чтоб сделались сердцу слышны
Раскаты единого Слова,
Чтоб силой творящей дыша,
Дух вторгся в разбитую глину
И, встав из осколков, душа
Опять собралась воедино.

¤ ¤ ¤

И нет разделений меж нами,
На всех нас один небосвод.
И тихо в неведомом храме
Служение Богу идет.
Здесь собраны единоверцы –
Все те, кто узнали давно,
Что есть у нас общее Сердце,
На тысячи тысяч – одно.
И люди встают на колени
Все те, кто в безмолвье вошли,
Чтоб вечного Сердца биенье,
Расслышать сквозь шумы земли.

¤ ¤ ¤

«Природа знать не знает о былом».
Но ей и знать–то ничего не надо.
В лесу прозрачно – чистый водоем.
Он замирает перед Божьим взглядом.

Стоит береза, ветки наклоня,
У темного извилистого лога...
Зачем ей знать хоть что-то про меня?
Она мне шепчет день и ночь про Бога.

¤ ¤ ¤

Когда есть я и бесконечность,
Когда бескрайность вне меня,
Тогда мне защититься нечем
От преисподнего огня.

Но если пламя миродержца,
Но если сущность бытия
Соединились с этим сердцем
И стала бесконечной я...

Как из негаснущей зари
То царство Божие – внутри...
И защищаться мне не надо –
Уже угасло пламя Ада.

¤ ¤ ¤

Боже мой, как Ты далёко!
Боже мой, как Ты высоко!
Звезды все пришли в движенье
Под дыханием Твоим.
Боже высей, Боже далей,
Слышащий меня едва ли,
Ты ни на одно мгновенье
От меня не отделим.

¤ ¤ ¤

А люди не выносят Бога.
Им надобно Его кромсать.
Ведь даже и кусочка много,
А тут – вся высь, вся даль, вся гладь.
«Ты просишь и любви и веры,
Так в наши уместись сердца.
Ты должен быть нам по размеру,
А Ты без края и конца.
Так что нам с Бесконечным делать?
На что небес бескрайних гладь?
Ты разрушаешь все пределы! –
Урезать, подравнять! – Распять!»

Источник: http://www.stihi.ru/avtor/nadezdad


RSS



<< 1 2 3 4 5 6 7 >>






Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика