Александр Маранов

Александр  Маранов

<< 1 2 >>

Из интервью с А. Марановым

– Вы называете себя художником-космистом. А что это такое?

– Изобразить звезды, планету с горами или луну – это еще не космизм. Это просто фантастика, фэнтези. То направление, о котором мы говорим – более глубокое. Это мир тонких энергий. Для меня космизм – это путь домой, путь в тот мир энергии, из которой мы все состоим. С чем мы взаимодействуем? Как мир энергии влияет на нас? Что проходит сквозь нас? Космизм дает ответы на эти вопросы. Это внутренний космос, космос души. Космонавт выходит в космос и видит звезды, вселенную. А космизм говорит, из чего все это состоит.

– Почему выбрали для себя это направление?

– До 1992 года я был обычным художником, работал в реалистичной манере, писал классические портреты, натюрморты. Я познавал законы нашего мира: пространство, цвет, свет, форму... Мне хотелось заглянуть глубже, понять, из чего состоит то, что я пишу. Ведь мир безграничен. Я не хотел больше работать по-прежнему и однажды ощутил вспышку...

– Вот тут – поподробнее...

– Я находился в страшном состоянии. Жизнь в духовном и физическом плане казалась мне потерянной. Все, конец! Я совсем не знал, как, с чем дальше жить, как творить. И вот, лежу на диване в полумрачной комнате. С потолка свисает тусклая лампочка в 40 Ватт. В ней-то я и увидел свечение. Как это произошло – не знаю. Лампочка превратилась в светящуюся точку, которая разрасталась... И моя душа успокоилась. Вся боль ушла, наступило умиротворение. Началась новая жизнь.

– Лампочка на потолке изменила вашу жизнь?!

– Да! Я испытал сильный удар, потрясение. Тут же вспомнил фразу мудреца: «Только выстраданное и пережитое может быть настоящим». Я вдруг понял, что ощутил настоящее! И теперь вижу мир по-другому. Он весь состоит из светящихся тел! Свечение пульсирующее и живое. И моя душа обрела свет, я понял, как жить и что писать.  читать  далее

... первой работой, которую я написал с новым мировоззрением, стал образ богоматери. Мне захотелось написать в свечении Деву Марию. ... Во мне стало больше любви. Любовь разрастается. С этого и начинается космизм.

– Что вы не приемлите в искусстве?

– Не люблю фальшь. Не люблю в искусстве... интеллект. Это когда подготовленный человек создает картину-иллюстрацию. Он не переживает то, что пишет. Сейчас очень много символики, причем символики признанной. Но художники эти просто вычитывают в книгах символы, изображают их, срисовывают, да еще и называют себя космистами. А зрителям говорят: «Если вы не понимаете, это ваши проблемы». Но это не художники, это иллюстраторы.

Именно поэтому я люблю детское искусство. Смотришь и понимаешь, что рисовали они то, что чувствовали. Для меня нет понятия «писать краской». Мы пишем энергией! Выпускаем ее сквозь душу, сквозь пальцы, сквозь кисть. И энергия остается на холсте.

– Есть ли у вас полотно, о котором вы можете сказать – это моя любимая работа?

– Все мои работы любимые. Я не пишу всё подряд. Когда погружаюсь в медитацию, перед внутренним взором проносится много видений, но душа молчит. И лишь когда появляется то, чему она очень радуется, я начинаю писать. Все мои работы созданы с радостью в душе и все, как дети, любимы.

– То есть картины изначально вы видите в Тонком плане, а затем переносите на полотно?

– Да, но это бывает неимоверно сложно. В нашем физическом мире всё иначе. А там на горизонте свечение такое же яркое, как и на переднем плане, и колоссальное пространство. Чтобы передать это, необходимо сглаживать горизонт, где всё нечётко просматривается. Довольно непросто, увидев и прочувствовав всё там, передать это с помощью наших физических возможностей. Задний план приходится приглушать, а передний делать чётче.

– Ваше отношение к красоте?

– Красота – великая сила! Из неё состоит душа человека. И из энергий Прекрасного создан мир. Для меня красота – это свет. Меня часто спрашивают: «Вы видите свечение, может быть, вы слышите голоса или ответы?» Ничего не слышал... Я задаю себе вопрос и тут же получаю на него ответ – его диктует мой внутренний голос. Творю по принципу: ты должен показывать людям то, что видишь в медитациях, чтобы они видели и чувствовали красоту.

– Вы не работаете на заказ, пишете по наитию?

– Каждый художник работает на заказ, но для меня важен труд без давления, без ограничения творческой свободы. Есть у меня и последователи. Я организовываю мастер-классы, на которые приходят разные люди, в том числе и неподготовленные. Многие не выдерживают, поскольку это довольно сложные занятия именно в техническом исполнении. Некоторые художники пытаются копировать мой стиль, задают различные вопросы на выставках. Ведь если есть спрос на картины, тут же возникают желающие перенять, скопировать...

В медитации я задавался вопросом, как писать. И получил ответ – кисть и душа. Именно поэтому я использую обычные ленинградские краски, но свечения картины добиваюсь приёмами, известными только мне. Это особенные технические наработки.

Я посещал выставки маститых художников. Видел картины, в которых применяют сложные краски, чуть ли не химию; работы, которые сами авторы не могут воспроизвести. Но выходишь с выставки и забываешь – и думаешь: почему в душе ничего не осталось? А бывает и так – на экспозиции ты попадаешь в иной мир, и впечатление остаётся в памяти навсегда. Это и есть истинная сила искусства.




Главная    Основы миропонимания    Великие облики    Уроки Сердца    Знамя Нового Мира    Пути в невидимое    Школа совершенствования    Альтернативный космос    По законам красоты    Галерея 'Надземное'    Детям    Наши авторы    Книжная полка    Сотрудничество    Новости сайта    Карта сайта







Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика