ИДЕИ КОСМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ
И СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА


Л.М.  Гиндилис — кандидат физико-математических наук, ГАиШ (МГУ им.­  М.В.  Ломоносова), академик Российской академии космонавтики им.  ­К.Э.  Циолковского, Секция проблем космического мышления и Живой Этики Московского космического клуба


Лев Миронович Гиндилис – астрофизик, действительный член Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского, старший научный сотрудник Государственного астрономического института им. П.К.Штернберга, руководитель научно-культурного центра SETI, создатель и руководитель Секции проблем космического мышления и Живой Этики при Московском Космическом Клубе, заслуженный научный сотрудник Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова.

С середины 1960-х годов Л.М. Гиндилис активно занимается проблемой поиска внеземных цивилизаций (SETI). Он принимал участие в экспедициях, целью которых был поиск и приём радиосигналов ВЦ, а также в реализации проекта посылки радиосигналов к ближайшим звёздам. В последние годы много работает над вопросами истории и методологии науки. Л.М. Гиндилис опубликовал свыше 200 научных трудов, в том числе фундаментальную монографию "SETI: Поиск Внеземного Разума".

ЖИВАЯ ЭТИКА И КОСМИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ

Характеристика Живой Этики как философии космической реальности дана в работах Л.В.Шапошниковой [1; 2, с. 746-958]. Вся методология Живой Этики тесно связана с действием законов Космоса, которые лежат в основе космической эволюции. Это даёт основание связать Живую Этику с новым космическим мышлением, которое формируется в настоящее время. Согласно Л.В.Шапошниковой, за многовековую историю человеческое сознание прошло через различные формы (фазы): мифологическое, религиозное, научное, метанаучное. Как в своё время в недрах мифологического мышления возникло религиозное мышление, в котором (в борьбе с ним) сформировалось научное мышление, так в наше время в недрах научного мышления начинает вызревать новое космическое мышление, которое объединяет научные и вненаучные формы познания [3].

Живая Этика заключает в себе систему познания нового космического мышления. «В ней синтетически объединились знания древние и современные, мысль Востока и Запада, нахождения эмпирической науки и метанауки, способы познания различных областей творчества, таких как наука, философия, религиозный опыт, искусство» [4, с. 40].

Высочайший уровень философской и научной мысли, содержащейся в книгах Живой Этики, в произведениях Е.И.Рерих, в её письмах, в письмах и статьях Н.К.Рериха и в научно-философских работах их сыновей — Ю.Н. и С.Н. Рерихов вызывает огромный интерес и привлекает внимание многих учёных. Достаточно упомянуть имена таких выдающихся учёных, как академики Д.С.Лихачев, А.Л.Яншин, Б.В.Раушенбах, С.П.Курдюмов и др. Начиная с 90-х годов прошлого века в Международном Центре Рерихов проходят ежегодные научно-общественные конференции, которые собирают большую аудиторию и на которых выступают крупные российские и зарубежные учёные. Не все из них полностью разделяют идеи Живой Этики, не все считают себя последователями этого Учения. Но в своей научной работе, идя независимыми путями, они подходят к идеям Живой Этики, развивают их на основе современного научного знания.

Этот процесс, год от года нарастая, привел к необходимости объединить усилия тех учёных, которые готовы работать в русле идей Живой Этики, в русле нового космического мышления. В 2004 г. на базе МЦР был учрежден Объединённый Научный Центр проблем космического мышления [5]. В своём выступлении я хотел бы остановиться на том, как идеи Живой Этики, идеи космического мышления отражаются в современной научной картине мира.

ИДЕИ КОСМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА

До сих пор наука, если говорить о естествознании, изучала трехмерный физический мир, и она давала, в общем, адекватное описание этого мира. Но теперь она подошла к границам физического мира, физического плана Бытия. Логика развития науки неизбежно приводит к идеям и представлениям, характерным для Живой Этики и космического мышления. Главным является расширение современной научной картины мира, введение в научный оборот представлений об универсальной эволюции, о мирах иных измерений и иных состояний материи, о роли разумных сил в эволюции Вселенной. Все эти проблемы требуют серьёзной научной и философской разработки. В настоящей работе мы только обозначим некоторые из них.

1. Универсальная Эволюция

Идея эволюции является центральной в онтологии Живой Этики. В научной картине мира представления об эволюции вначале были развиты и получили распространение в геологии и биологии. Частично они затронули и астрономию: происхождение Солнечной системы, эволюция звёзд и т.д. Однако это не касалось Вселенной в целом. В течение веков в европейской культуре господствовало представление о стабильности Вселенной. В отличие от изменчивого мира земной природы, Небеса представлялись эталоном неизменяемости, царством непреходящего порядка, существующего от Вечности. Но после открытия (теоретического и экспериментального) расширения Вселенной эти представления подверглись глубочайшему изменению — астрономия стала «насквозь» эволюционной и открылась возможность построения единой эволюционной картины всего Мироздания.

Расширение Вселенной не сводится к чисто механической картине изменения пространственного масштаба. Физические условия в ранней Вселенной коренным образом отличались от современных, и материя находилась совершенно в ином состоянии. Следовательно, чтобы прийти к наблюдаемому в настоящее время состоянию, Вселенная должна была пройти сложный путь эволюции. По современным представлениям, она возникает из вакуумноподобного состояния и проходит несколько фаз, или стадий развития: адронная эра, лептонная эра, эра излучения и эра вещества (в которой мы живём). В процессе этой эволюции из кваркглюоновой плазмы возникают устойчивые элементарные частицы, из которых в процессе первичного нуклеосинтеза возникают ядра первых химических элементов, затем на стадии рекомбинации образуются атомы водорода и гелия, начинается эволюция вещества во Вселенной. Формируются звёзды, в недрах которых идёт синтез более тяжелых химических элементов. В межзвёздной среде, в атмосферах звёзд образуются молекулы — открывается путь для химической эволюции и возникновения жизни. В процессе биологической эволюции возникают формы, способные нести разум. На этом эволюция, по-видимому, не заканчивается, а вступает в новую фазу — возникновения сверхразумных сил. Включение в общую эволюционную картину феноменов жизни и разума по существу означает выход за пределы физического плана, осознание эволюции как единого универсального процесса. Универсальный характер эволюции не сводится только к нарастанию сложности от первичной материи физического плана (кваркглюоновой плазмы) до возникновения разума. Универсальность эволюции означает, что её закономерности едины на разных ступенях эволюции. Это доказывается наличием инвариантных характеристик, сохраняющихся на протяжении всего эволюционного процесса [6].

В Живой Этике неоднократно говорится об ускорении эволюции в современную эпоху, которая является переходной между двумя важными эволюционными периодами, называемыми на Востоке Кали-Югой и Сатиа-Югой. Современные исследования приводят к тому же выводу. Применительно к человеческой истории «ускорение исторического времени» было отмечено И.М.Дьяконовым [7], а применительно к планетарной эволюции в целом (включая биологическую и социальную стадии) ускорение эволюции убедительно показано А.Д.Пановым [8]. Оказалось, что последовательность фазовых переходов в эволюции планетарной системы (на биологической и социальной стадиях) обладает свойством масштабной инвариантности, т.е. продолжительность последовательных фаз образует убывающую геометрическую прогрессию. Соответственно скорость эволюции на различных этапах образует возрастающую прогрессию: она растёт по гиперболическому закону и за конечное время должна достигнуть бесконечно большой величины. А длительность фаз за тот же промежуток времени уменьшается до нуля (рис. 1, 2). Точку, в которой скорость эволюции достигает бесконечного значения (или продолжительность фазы обращается в нуль), Панов называет точкой сингулярности эволюции. Полученная закономерность является частным выражением процессов в режимах с обострением, которые рассматриваются в синергетике. Поскольку в точке сингулярности скорость эволюции формально обращается в бесконечность, чего быть не может, Панов резонно заключает, что вблизи сингулярности характер эволюции должен измениться. А поскольку точка сингулярности, по его расчетам, приходится на 2004 год ± 15 лет, он совершенно справедливо отмечает, что изменение должно произойти в ближайшем будущем. Возможно, биосфера уже вступила в новый постсингулярный этап эволюции, и мы находимся в начале этого этапа. Заметим, что ранее аналогичные выводы были получены на основании изучения закона роста народонаселения на Земле, который приводил к сингулярности примерно в 2026—2028 г. [9, с. 472-473]. Разумеется, не следует принимать эти цифры буквально, но они, несомненно, указывают на то, что мы находимся вблизи критической точки, в области бифуркации, или, точнее, полифуркации, откуда ведут разные пути, в том числе и путь гибели. Какой путь выберет человечество, зависит от его свободной воли.


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 1. Зависимость длительности этапов планетарной эволюции от времени (по А.Д.Панову).
По вертикальной оси отложен промежуток времени между этими этапами в логарифмическом масштабе.
По горизонтальной — номер этапа (революции), пропорциональный времени.


Ясно, что прохождение эпохи сингулярности истории, отмечает Панов, означает преодоление целого ряда глубочайших кризисов техногенного происхождения. Думается, сюда можно добавить и кризис культуры. Если эти кризисы будут преодолены, то сохраняющие реакции человечества, связанные с культурными сдержками разрушительной силы технологий, должны совершить колоссальный скачок. Если же этого не произойдет, то человечество будет просто не в состоянии преодолеть эпоху сингулярности и так или иначе найдёт способ самоуничтожения. Панов называет этот специфический мощный скачок культурных сдержек в ходе преодоления кризисов эпохи сингулярности постсингулярной гуманизацей [10]. Он отмечает некоторые из тех процессов (сохраняющих реакций цивилизации), которые могут привести к постсингулярному гуманизму.

1. Должны быть выработаны очень эффективные механизмы сдерживания прямой агрессии.

2. Цивилизация должна внутри себя преодолеть явления типа корпоративного или государственного эгоизма и выработать планетарное мышление.

3. В связи с исчерпанием невосполнимых ресурсов должны быть реализованы мощные культурные механизмы сдерживания материального потребления.

4. Необходим рост экологического сознания, возможно — вплоть до превращения его в экологический социальный инстинкт.


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 2. Зависимость скорости фазовых переходов планетарной эволюции от времени (по А.Д.Панову).
По вертикальной оси в логарифмическом масштабе отложена скорость эволюции (количество фазовых переходов в год).
По горизонтальной — время в годах, оставшееся до сингулярности.


Панов далее отмечает, что высокогуманистическая система внутри себя не может быть примитивно-агрессивной во внешних проявлениях. Таким образом, следует ожидать, что цивилизация, преодолевшая сингулярность, должна быть не просто гуманистической, но экзогуманистической, гуманистической в своих космических проявлениях. Таким образом, если человечество сохранится, это будет совершенно иная цивилизация. Можно сказать, это будет Новый Мир, в терминологии Живой Этики.

2. Незримый мир

Важное значение в онтологии Живой Этики имеет представление о Незримом Мире, или совокупности миров иных состояний материи. Существует множество фактов и явлений, необъяснимых с позиций современной науки, которые свидетельствуют о существовании подобных ещё не познанных нами видов материи и энергии. Обычно существование их отвергается ортодоксальной наукой, поскольку они выходят за рамки существующей научной парадигмы. Но, похоже, что современная физика и космология своими путями вплотную подошли к незримому миру. Оказалось, что наблюдаемая физическими приборами так называемая «видимая» (или зримая) материя, состоящая из обычного вещества, составляет приблизительно 1% всей материи физической Вселенной. Ещё примерно 3% — это тоже обычное вещество, состоящее из атомов или известных элементарных частиц, которое не регистрируется никакими приборами. Эта невидимая материя (или «скрытая масса») может быть обнаружена только по гравитационному воздействию, которое она оказывает на «видимую», регистрируемую материю. Таким образом, в сумме обычное вещество, или барионная материя, составляет всего 4% материи Вселенной. А остальные 96% приходятся на так называемое тёмное вещество (24—25%) и тёмную энергию, или космологический вакуум (71—72%)1 (рис. 3).


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 3. Доля различных видов материи во Вселенной
("Земля и Вселенная", 2006. № 5. С. 49).


Природа этой невидимой материи до конца не ясна. Считается, что тёмное вещество состоит из очень массивных слабо взаимодействующих частиц. Но пока эти частицы не обнаружены, и вопрос о природе тёмного вещества остаётся открытым. Рассматриваются и более экзотические возможности: тёмное вещество — это остатки первичных чёрных дыр или «зеркальное» вещество, состоящее из гипотетических «зеркальных» частиц, восстанавливающих симметрию «левое»—«правое» в процессах, связанных со слабым взаимодействием. Тёмное вещество распределено в пространстве неравномерно и, по-видимому, является той матрицей, на которой строятся структуры, состоящие из обычной (барионной) материи.

В отличие от тёмного вещества, космологический вакуум равномерно заполняет пространство физической Вселенной и пронизывает все формы материи. Благодаря присущему ему отрицательному давлению, порождающему антигравитацию, космологический вакуум является причиной того импульса, который привёл к расширению Вселенной. И он же обусловливает её ускоренное расширение в современную эпоху. При этом возникает любопытная ситуация. Порождая расширение Вселенной и определяя характер этого расширения, а значит, и эволюцию вещественной Вселенной, сам вакуум остаётся неизменным в своих свойствах. При расширении Вселенной его плотность (и давление) не меняются. Как пишет А.Д.Чернин, это означает, что «на вакуум ничто, нигде и никогда не влияет. Он действует на вещество своим антитяготением, он влияет на свойства пространства-времени или даже полностью их определяет. А сам не испытывает ни обратного влияния вещества, ни обратного влияния геометрии мира. Он оказывает действие, но не испытывает противодействия. Это единственный известный в физике пример, когда действие не равно противодействию — вопреки третьему закону Ньютона. Таков уж вакуум…» [11, с. 54-55]. Будучи всегда неизменным, вакуум в любой системе отсчета выглядит абсолютно одинаково. Следовательно, он не может служить системой отсчета, покой и движение относительно вакуума неразличимы. Похоже, вакуум не принадлежит «миру сему». По своему месту в Мироздании и своим свойствам он в какой-то мере напоминает эфир классической физики.

Напомним, что представление об эфире пришло в науку (прежде всего в физику) из античной философии, где эфир представлялся как один из элементов мира — пятая субстанция (после земли, воды, воздуха и огня). В классической физике эфир рассматривался как некая гипотетическая всепроникающая среда, заполняющая всё мировое пространство. Считалось, что в этой среде распространяются световые волны, подобно тому как звук распространяется в воздухе или волны, порождённые падением камня, распространяются в водной среде. Конкретные представления об эфире как физической среде, о его свойствах менялись с развитием физики (теории Ньютона, Френеля, Максвелла, Лоренца). Многочисленные попытки (начиная со знаменитого опыта Майкельсона) измерить изменение скорости света при изменении движения источника света по отношению к эфиру не дали положительного результата. Отсюда был сделан вывод, что эфир как среда, в которой распространяются световые (или более обще — электромагнитные) волны, не существует. А экспериментальный факт независимости скорости света от движения системы отсчета был принят в качестве одного из двух основных постулатов при построении специальной теории относительности А.Эйнштейна. Поскольку с помощью теории относительности удалось решить все проблемы электродинамики движущихся тел без введения эфира, понятие об эфире оказалось ненужным (излишним) и было изъято из научного оборота. Но оно прочно закрепилось в языке (мы говорим «эфирное время», «прямой эфир», «вы — в эфире» и т.д.).

Необходимо отметить, что, строго говоря, экспериментально было установлено лишь то, что не существует физическая среда, обладающая весьма специфическими свойствами2, в которой распространяются электромагнитные волны. Этот вывод никак не затрагивает существования более тонких форм и видов материи, о которых говорится в метанаучных источниках. Понятие эфира в метанаучной философии неоднозначно. С одной стороны, Эфир (Е.П.Блаватская пишет его с большой буквы) рассматривается как третий космический принцип. Первый — Земля (точнее, физический план), второй — Астральный свет, третий — Эфир, а высший седьмой принцип — Акаша [12, с. 576]. С другой стороны, эфиром называют ближайшую к плотному плану сферу, низший астрал, с которым связано эфирное тело человека (эфирный двойник). М.Гендель относит эфир к физическому плану. Последний, согласно космогонической концепции розенкрейцеров (в его изложении), включает две области — химическую область (или плотный план, состоящий из обычного вещества) и эфирную область, которая подразделяется на четыре вида: химический эфир, жизненный эфир, световой эфир и отражающий эфир [13].

В последние годы физики стали возвращаться к понятию эфира, придавая ему иное значение по сравнению с дорелятивистской физикой. Прежде всего, после открытия реликтового излучения, оставшегося от ранних этапов эволюции Вселенной и расширяющегося вместе с веществом (правда, по иному закону), стало ясно, что это излучение, равномерно заполняющее пространство Вселенной, является очень удобной и при том выделенной из всех системой отсчета, относительно которой можно измерять скорости самых различных объектов во Вселенной. Так оказалось, что скорость движения Земли относительно реликтового излучения составляет 300 км/сек (в 10 раз больше, чем скорость орбитального движения Земли вокруг Солнца), по направлению она прямо противоположна скорости движения Солнечной системы (вместе с Землей) относительно центра Галактики, которая составляет 220 км/сек. Отсюда следует, что скорость галактического центра относительно реликтового фона составляет 520 км/сек. Принцип измерения скорости относительно реликтового фона тот же, что и при попытках измерить скорость источника света относительно эфира: измеряется смещение длины волны при движении источника относительно реликтового фона. Однако, несмотря на отмеченную аналогию, реликтовое излучение не имеет ничего общего с эфиром доэйнштейновской физики. Оно не является средой, в которой распространяется электромагнитное излучение, оно само является этим излучением.

Представляется, что на роль эфира по своим свойствам более подходит космологический вакуум. То, что он не может служить системой отсчета, объясняет, почему невозможно было определить скорость движения источника света относительно эфира, если отождествить последний с космологическим вакуумом. Любопытно, что одно из первых названий, которое было дано космологическому вакууму после его открытия — квинтэссенция. Но именно так называли пятый элемент (эфир) в платоновской Академии. Невольно возникает вопрос — нельзя ли сопоставить космологический вакуум с одним из четырех эфиров Макса Генделя? Мы не берёмся ответить на этот вопрос, здесь требуется дополнительное изучение.

Принимая во внимание, что подавляющая доля материи во Вселенной принадлежит невидимым компонентам — тёмному веществу и тёмной энергии, уместно поставить вопрос: что это за неизвестная материя, которую нельзя видеть глазом и нельзя наблюдать непосредственно с помощью любых физических приборов? Не есть ли это та незримая материя, о которой говорят древнейшие космологии, возрождённые в наше время Теософией и Живой Этикой? Не эта ли материя образует тот самый незримый мир (или, по крайней мере, часть его), признание которого до сих пор остаётся камнем преткновения современной науки? Мы видим, что сейчас физика приблизилась к незримому миру и остановилась перед ним, не решаясь сделать последний шаг. Под зримым миром я здесь понимаю мир плотный, состоящий из обычной барионной материи (химическая область физического плана, по М.Генделю). Эфирная область физического плана уже относится к миру незримому. Следует иметь в виду (и это надо подчеркнуть), что незримый мир метанаучной космологии беспределен и неисчерпаем не только вширь, но и вглубь. Его глубинные составляющие весьма далеки от тех видов материи, которые изучает (или к которым подходит) современная физика. Если можно говорить, что она приблизилась к незримому миру, то это относится к самым грубым сферам его, наиболее близким к физическому плану. Возможно, тёмная материя (тёмное вещество и тёмная энергия) — лишь промежуточное звено на пути к незримому миру метанаучной космологии — своего рода надводная часть айсберга в трёхмерном мире, подводная часть которого находится в иных измерениях.

3. Всеобщность колебательного принципа и теория суперструн

Известно положение метанаучной философии о том, что Мир был создан вибрацией. «В начале было Слово…» Слово есть звук, звук есть вибрация, вибрация есть ритм. Метанаучная философия указывает на всеобщность колебательных процессов и отводит важную роль ритму. Математическим выражением всеобщности колебательного принципа можно считать знаменитую теорему Фурье, согласно которой любой периодический (и даже непериодический) процесс можно представить суммой конечного (или бесконечного) числа гармонических колебаний с дискретными (или непрерывными) частотами. Знакомые с высшей математикой знают, что это называется разложением функции в ряд (или в интеграл) Фурье. На этом основан очень мощный метод гармонического анализа, или анализа Фурье. Я думаю, теорему Фурье нельзя рассматривать как чисто математическую конструкцию. Мне всегда казалось, что она должна отражать какую-то важную закономерность Мира. Я думаю, что такой закономерностью и является всеобщий колебательный принцип метанаучной онтологии.


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 4. Моды колебаний суперструн и элементарные частицы, по Б.Грину [14, с. 101].
Различные моды колебаний соответствуют различным элементарным частицам (электрону, кварку и т.д.).


В современной науке изучению различных ритмов в природе и обществе уделяется большое внимание. Но наиболее ярко фундаментальная роль вибраций проявилась в теории суперструн. Согласно этой теории фундаментальными объектами физической материи являются не точечные частицы (как всегда полагали), а крошечные одномерные нити — струны в виде замкнутой петли размером 10–33 см (планковская длина)3. Причем все наблюдаемые свойства элементарных частиц (их массы, заряды и т.д.) являются проявлением различных типов колебаний струн (рис. 4). Один из создателей теории Брайан Грин пишет: «Начиная с “музыки сфер” древних пифагорейцев <…> мы пытаемся понять песнь природы в величественных хороводах небесных тел и неистовой пляске субатомных частиц. С открытием теории суперструн музыкальные метафоры приобрели удивительную реальность, поскольку согласно этой теории микромир заполнен крошечными струнами, звучание которых оркеструет эволюцию мироздания» [14, с. 95.]. Теории струн удалось добиться впечатляющих успехов — снять фундаментальную несовместимость общей теории относительности и квантовой теории поля и объединить все четыре физических взаимодействия, включая гравитацию, в одно универсальное взаимодействие. Она ставит новые проблемы перед математикой, изучение которых привело к открытию новых геометрических многообразий и созданию квантовой геометрии. Она открывает новые перспективы в космологии. Возможно, в рамках струнной космологии, как отмечает в своей лекции Дэвид Гросс, удастся «показать, что Вселенная вечно пульсирует» [15]. Если это будет сделано, то тем самым будет перекинут мост к метанаучной космологии.

Надо сказать, что теория струн ещё не завершена, существуют несколько вариантов этой теории. Но уже сейчас появилась обобщенная теория, которая намечает пути их объединения. Создатель этой теории Эдвард Виттен назвал её М-теорией. Никто не знает, что это означает, и расшифровывают её название по-разному: мистическая теория, материнская теория («мать всех теорий») или более прозаически — мембранная теория, матричная теория. Специалисты полагают, что на завершение теории струн потребуется несколько десятилетий, возможно на это уйдет весь XXI век, но когда теория будет завершена, она даст окончательное описание законов физической Вселенной, физического плана Бытия и откроет перспективы изучения более тонких планов, миров иных измерений и иных состояний материи.

4. Многомерный Мир

Метанаучная онтология исходит из представления о многомерности пространства. Современная научная картина мира до самого последнего времени основывалась на представлении о трёхмерности пространства. Правда, математика давно работает с многомерными пространствами, однако считалось, что эти пространства представляют собой математические абстракции, не имеющие никакого отношения к действительности. Реальный мир трёхмерен, а всякие представления о четвёртом и иных измерениях относятся к мистике и оккультизму. Говорить о них было небезопасно для научной репутации. В последнее время положение изменилось. Оказалось, что в рамках трёхмерного пространства невозможно построить теорию, объединяющую все физические взаимодействия. Согласно современным теоретическим представлениям, пространство, из которого образуется трёхмерная физическая Вселенная, является многомерным. Например, в теории суперструн вводятся шесть дополнительных пространственных измерений. Таким образом, мы имеем 9-мерное пространство, или 10-мерный пространственно-временной мир. В обобщённой теории суперструн, так называемой М-теории, добавляется ещё одно дополнительное измерение, всего пространственных измерений становится 10, а пространственно-временных — 11. Очень важно, что именно геометрия дополнительных измерений определяет физические свойства частиц, которые мы наблюдаем в обычном трехмерном пространстве (рис. 5).


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 5. Дополнительные (свёрнутые) пространственные измерения в теории суперструн (по Б.Грину [14, с. 142]).


С метанаучных позиций, опредёленную неудовлетворённость вызывает то обстоятельство, что дополнительные пространственные измерения находятся в свёрнутом состоянии и имеют ничтожные размеры 10–33 см. Правда, изнутри они могут иметь неограниченные размеры (как это имеет место, например, для фридмонов), а проникновение внутрь этих пространств через ничтожно узкую горловину не может быть препятствием для духа и, вообще, для тонких форм материи. Но имеются и более обнадеживающие перспективы. В упомянутой выше лекции Дэвид Гросс говорит: «Первоначально мы считали дополнительные пространственные измерения теории струн закольцованными в малые разнообразия с размерами не более планковских. Но в последние годы пришло осознание, что некоторые из этих дополнительных измерений могут, напротив, быть очень масштабными и даже бесконечными, а не воспринимаем мы их лишь по той простой причине, что сами прикованы к трехмерной бране4 — гиперповерхности в мире с большим числом измерений» (выделено мною. — Л.Г.) [15].

Новейшие наблюдения указывают на нетривиальную геометрию Вселенной: согласно некоторым моделям Вселенной, она может иметь форму додекаэдра. Знающие Живую Этику оценят значение этого обстоятельства. Невольно напрашивается также аналогия с представлениями Платона о том, что корпускулы квинтэссенции (мирового эфира) имеют форму додекаэдра [16, с. 253-254]. Топологическая структура пространства, по-видимому, достаточно сложна. Рассматривается возможность существования топологических тоннелей (или «кротовых нор»), которые могут связывать не только удалённые области нашей Вселенной, но и различные вселенные в Мультиверсе. Одним словом, мы стоим на пороге совершенно необычного Мироздания.

5. Большая Вселенная, или Мультиверс

Представление о Мультиверсе, т.е. о множественности вселенных, относится к числу важнейших в современной космологии. Согласно этим представлениям, существует бесконечное (вообще говоря, многомерное) пространство, заполненное физическим космологическим вакуумом. В этой вечнокипящей субстанции (вакуумной пене) из-за квантовых флуктуаций непрерывно рождаются трёхмерные планковские образования размером 10–33 см. Большинство из них вследствие тех же флуктуаций тут же (за время 10–43 сек) возвращаются в вакуумную пену. Но небольшая доля их в результате длинной цепочки преобразований приобретает плотность, заметно отличающуюся от планковской. Такие «пузырьки» не могут вернуться в состояние вакуумной пены. Они-то и составляют зародыши будущих вселенных. Материя в них находится в вакуумноподобном состоянии. Под действием сил гравитационного отталкивания вакуума они начинают раздуваться (инфляция) и после распада вакуумноподобного состояния переходят в горячие фридмановские вселенные, которые эволюционируют согласно хорошо развитой космологической теории. В одной из таких вселенных живём мы. Эту вселенную в отличие от других мы называем Вселенной с большой буквы, а остальные вселенные — мини-вселенными. Совокупность всех вселенных, или, точнее, всё многообразие, объемлющее и заключающее в себя эти локальные вселенные, и называется Мультиверсом (рис. 6). Такой подход весьма нагляден и часто используется в популярной литературе.


Гиндилис Л.М. Идеи космического мышления и современная научная картина мира

Рис. 6. Мультиверс (по А.Линде).


Помимо описанного, есть и другие менее наглядные подходы к понятию Мультиверса. Например, многомировая интерпретация квантовой теории Эверетта. Согласно этой интерпретации, существует множество (фактически бесконечное число) классических реальностей, или классических миров, в каждом из которых реализуется, точнее, осознается наблюдателем тот или иной результат измерения квантового объекта. При этом под измерением понимается взаимодействие квантового объекта с макроскопической системой (прибором) или более обще — с окружающей средой. Вопрос о реальности эвереттовских миров, в частности о том, можно ли отождествлять их с мини-вселенными, не так прост. Похоже, что в этом вопросе у физиков нет согласия. Так, один из специалистов в этой области М.Б.Менский подчёркивает, что есть лишь один квантовый мир, а каждый классический эвереттовский мир представляет собой лишь классическую проекцию квантового мира. «Эти различные проекции, — пишет он, — создаются сознанием наблюдателя, тогда как сам квантовый мир существует независимо от какого бы то ни было наблюдателя» [17]. При таком подходе совокупность эвереттовских миров скорее можно сопоставить (не отождествить, а только сопоставить) с множеством миров иных состояний материи в метанаучной философии. Вспомним, что согласно метанаучной философии тонкие миры определяются состоянием сознания пребывающего в них субъекта. Этот вопрос нуждается в дополнительном изучении.

В теории струн также возникает великое множество (порядка 101000!) миров-вселенных с различными конфигурациями физического вакуума. Совокупность таких миров называют «ландшафтом» теории струн.

Так или иначе, понятие Мультиверса прочно утвердилось в современной космологии5. По существу произошел возврат (на новом витке спирали познания) к древним представлениям о вечном и бесконечном Космосе. Когда было открыто расширение нашей Вселенной и построены первые космологические модели, возникло представление о конечной во времени Вселенной, расширяющейся из точки. Причём в случае закрытой модели такая Вселенная (единственная в своем роде, тождественная всему существующему) оказывалась также конечной в пространстве. Дальнейшее изучение эволюции ранней Вселенной и причин её расширения привело к представлению о Космосе, в котором наша Вселенная является лишь одной из многих других вселенных. Этот Космос не сводится ни к открытой, ни к закрытой модели. Он пространственно бесконечен, но рождающиеся в нём вселенные (рождающиеся не из точки, а из очень малого, но конечного объема — из сверхплотного сингулярного состояния) могут быть пространственно конечны. Этот Космос существует вечно, а вселенные могут иметь свою конечную или бесконечную историю.

6. Перспективы фундаментальной физики. Пространство-время

Обсуждая перспективы фундаментальной физики в связи с теорией струн, Дэвид Гросс обращает внимание на то, что число измерений пространства-времени в этой теории не является фундаментальной величиной [15]. Теория допускает различное число пространственно-временных измерений. Отсюда он делает вывод, что пространство и время — «не первичные, а скорее производные понятия». И еще более радикальный вывод: «понятие пространства-времени — это нечто такое, от чего, возможно, придется отказаться». На первый взгляд, такой вывод, как и его замечание о том, что «в самом начале Вселенной времени не существовало», может показаться чрезмерно радикальным. Однако с метанаучных позиций он представляется вполне естественным.

Речь идет о физической Вселенной и о физическом пространстве-времени. Физический Мир (физический план Бытия) возникает из Тонкого. До возникновения физической Вселенной физического времени не существовало, было время Тонкого Мира, которое по своим свойствам отличается от физического времени. Физическое время возникло вместе с физической Вселенной. С построением завершающей физической теории, которая даст окончательное описание законов физической Вселенной, физического плана Бытия, возникнет необходимость в создании более общей теории, описывающей и физический, и тонкий миры. Ясно, что при этом от физического пространства-времени придется отказаться, ибо в Тонком Мире совсем другое пространство и совсем другое время. Здесь уместно привести несколько выдержек из «Граней Агни Йоги».

«Пространство высших измерений отличается от трёхмерного, к которому принадлежит и в котором живёт плотное тело человека. <…> Когда сознание переносится в Мир Тонкий, оно подчиняется его законам. В Тонком Мире понятие о расстоянии отличается от земного: расстояния есть, но видоизмененные, и километрами не измеряются. Близость и дальность определяются мыслью и устремлением. Такое же видоизменение претерпевает и время» [21, 565].

«Пространство — это великое лоно, вмещающее всё, что было, что есть и что будет. Пространство существует, но время и расстояние — явления яро относительные» [19, 199]. «Явление, или понятие, пространства настолько глубоко и настолько всеобъемлюще, что расстояния являются лишь малой частицей его» [22, 295]. Действительно, могут быть, например, не метрические пространства. С чем связана относительность расстояний и времени? В «Гранях» говорится, что в Мире Надземном пространственные соотношения определяются не расстоянием, а слоями, то есть плотностью или разрежённостью материи [19, 196]. В астральном мире расстояния явно ощущаются, в ментальном — они чувствуются слабее, а огненное тело вообще не чувствует расстояний, ибо в Мире Огненном всё определяется мыслью, а скорость «движения мысли в пространстве — уже вне измерений» [19, 199]. Таким образом, в Тонком Мире «явление времени и расстояний уже иное», а в Мире Огненном «оно изменяется в корне» [22, 449]. «…Действительность огненная, которая вне времени и расстояний, не иллюзия Майи, но факт» [22, 382]. О времени в «Гранях» говорится, что оно «есть явление плотного мира, и фазы его уявляются даже в мире астральном уже совершенно иначе, чем в плотном» [20, 299]. «Время — от тела и земных ощущений. Мир земной живёт по часам и без времени не мыслится, но в Тонком Мире обычное представление о времени исчезает» [21, 189], остаётся последовательность событий, «но вне рамок обычных земных часов» [21, 337]. В Мире Огненном нет ни времени, ни расстояний, «всё существует ныне и здесь, т.е. там, где находится фиксирующее их сознание» 6 [19, 196]. Изменение представлений о времени в Надземном Мире связано со скоростью движения в нём. «Даже на Земле быстрота движения опрокидывает обычные представления о времени. Относительность его признана наукой» [21, 437]. Здесь имеется в виду изменение научных представлений о времени при переходе от классической физики к специальной теории относительности. Ещё более радикальные изменения ожидают нас при переходе к «физике» тонкого мира, «ибо трёхмерность и время есть атрибуты плотного мира» [23, 171].

Расширение научных исследований за пределы плотного мира неизбежно приведёт к изменению представлений о пространстве и времени. В этом смысле интуиция физиков идёт в русле идей космического мышления.

7. Феномен Жизни

Несмотря на впечатляющие успехи молекулярной биологии, современная наука ещё далека от понимания феномена жизни. Думается, это связано с тем, что биология (включая молекулярную генетику) изучает внешнюю сторону жизни (по Тейяру де Шардену) и ещё не подошла к изучению внутренней стороны жизни. В этом отношении очень интересна серьёзная, научно обоснованная попытка расширить понятие жизни, включив в рассмотрение высшие состояния материи, предпринята Е.М.Егоровой [24].

Ещё большие трудности вызывает проблема происхождения разума. Становится всё более ясно, что объяснить биологическую эволюцию только действием хаотических мутаций и отбором, по-видимому, невозможно. С развитием генетики накапливается всё больше фактов в пользу того, что образование биологических видов должно быть скачкообразным, связанным с коренной перестройкой генома организма, а не с длительным адаптивным процессом замещения отдельных генов. Остается открытым вопрос о направленном характере эволюции — почему она идёт от простого к сложному, ведь усложнение структуры не всегда можно рассматривать как полезное приобретение. Очень трудно вообразить, как путём случайных взаимодействий молекул может возникнуть такая сложная система, как живая клетка, не говоря уже о всех тех совершенных системах, которые демонстрирует нам жизнь на Земле. На это указывают ряд биологов. Отсюда возникает представление о перформированной (предопределённой) эволюции [25]. Согласно этим представлениям, изменения могут происходить на уровне прообразов. По мнению Ю.Г.Симакова, такими прообразами могут служить информационные биоматрицы [25]. Обосновывая идеи перформированной эволюции, Симаков обращает внимание на хорошо известное явление конвергенции в биологии. Поскольку конвергентные признаки проявляются у самых различных видов, обитающих в различных условиях, он приходит к выводу, что биоэволюция, вместо того чтобы каждый раз искать новые решения, во многих случаях использует уже готовые решения, записанные в определённых биоматрицах. При этом можно видеть, как вместо постепенного накопления признаков происходит рывок в формообразовании, когда эволюция использует готовую биоматрицу.

Представления о перформированной эволюции не отрицают полностью открытого Дарвином фактора естественного отбора7. Согласно Ю.Г.Симакову, отбор происходит на последней стадии эволюции, когда определяются организмы, наиболее приспособленные к данной среде. Это напоминает испытание опытных образцов в техноэволюции перед запуском их в серию.

Возможно, программы происхождения и эволюции жизни являются универсальными для всей Вселенной и были заложены в той сингулярности, из которой она возникла. То есть они потенциально присутствуют в сингулярности, подобно тому, как в зародыше присутствует программа развития всего организма. В таком случае сингулярность предстаёт как зародыш (мифологическое Мировое яйцо), из которого постепенно разворачивается Вселенная во всём многообразии её свойств и структур (включая жизнь и разум). Но тогда неизбежно возникает вопрос о происхождении этого зародыша и об источнике заложенных в нём программ. Наиболее естественно считать, что программа формирования Вселенной создаётся Демиургом (иногда его называют Конструктором или Дизайнером Вселенной), то есть коллективным Космическим Разумом, который сам является продуктом эволюции предшествующих циклов Вселенной. Таким образом, мы подходим к вопросу о роли Разумных Сил в жизни Вселенной, что составляет одно из фундаментальных положений Живой Этики и нового космического мышления.

8. Роль Разума во Вселенной

Метанаучная философия и космогония рассматривают Разум как основную творческую, творящую Силу Космоса. Роль разумных сил во Вселенной подчёркивалась основоположниками космического мышления К.Э.Циолковским и В.И.Вернадским. Начиная со второй половины ХХ века эти идеи все более явно начинают проникать в науку. Этому способствовали три обстоятельства: изучение возможностей связи с внеземными цивилизациями, неожиданное обнаружение тесной зависимости между фундаментальными свойствами Вселенной и наличием в ней жизни и разума (антропный принцип) и, наконец, возникновение квантовой космологии.

Крупный американский астроном Отто Струве (правнук знаменитого пулковского астронома В.Я.Струве) считал, что в середине ХХ века наука достигла такого уровня в изучении Вселенной, когда «наряду с классическими законами физики, необходимо принимать во внимание деятельность разумных существ» [27, с. 264]. Ещё дальше идёт известный английский астрофизик Фред Хойл, он утверждает: «Здравая интерпретация фактов даёт возможность предположить, что в физике, а также в химии и биологии экспериментировал “сверхинтеллект” и что в природе нет слепых сил, заслуживающих доверия» [28, с. 164]. Г.М.Идлис, изучая проявление универсальных законов природы, с математической необходимостью приходит к выводу о существовании Высшего Разума [29]. А известный советский астрофизик Н.С.Кардашев в связи проблемой поиска внеземных цивилизаций высказывал мысль о том, что расширение наблюдаемой Вселенной может быть «результатом сознательной деятельности суперцивилизаций» [30, с. 48]. В современных моделях космических цивилизаций (Л.В.Лесков, С.Лем и др.) рассматриваются различные варианты космокреатики, то есть творения миров, включая фундаментальную перестройку структуры материального мира, изменения его пространственно-временных свойств и некоторых основных законов [31; 32]. Учитывая, что в момент возникновения физической Вселенной она имеет ничтожные размеры 10–33 см (что, кстати, хорошо согласуется с представлениями метафизической космогонии о происхождении Вселенной из «точки»), современные учёные начинают вполне серьезно рассматривать вопрос о том, как можно создать Вселенную в лаборатории [33]! Но если наши учёные пока делают это на бумаге, то другие, более развитые Разумные Существа могли бы сделать это на практике.

Для существ, обитающих в такой Вселенной, сотворивший их Разум предшествует эволюции, точнее — предшествует их эволюции. Но он сам является плодом эволюции предыдущих циклов. К подобным заключениям в последнее время пришел и известный московский астроном Ю.Н.Ефремов. «Нельзя исключить, — пишет он, — что широко известные объекты, и даже субъекты, вроде нас с вами, могут быть, в конце концов, результатом целенаправленной активности других цивилизаций, итогом длинной эволюционной цепи событий, в начале которых стоит акт творения — но осуществлённый не внеприродной сущностью, а высокоразвитыми, далёкими от нас во времени и пространстве существами. Впрочем, если эти существа обитали в других вселенных, можно с определённой долей условности считать их и внеприродными» [34, с. 557].

Антропный принцип заставил со всей остротой поставить вопрос о Конструкторе Вселенной. Известно высказывание крупнейшего американского физика и космолога Дж.Уилера: «Не замешан ли человек в проектировании Вселенной более радикальным образом, чем мы это себе представляем?» [35, с. 368]. Впоследствии он развил эту идею, исходя из принципа участия — участия человека как наблюдателя в создании Вселенной, если рассматривать последнюю как квантовую систему. С этих же позиций к проблеме сознания обратился и другой крупнейший современный космолог А.Д.Линде (советский учёный, с начала 1990-х годов работающий в США). Не может ли быть так, ставит он вопрос, что без учёта сознания описание Вселенной будет принципиально неполным? Может быть, при дальнейшем развитии науки изучение Вселенной и изучение сознания будут неразрывно связаны друг с другом, так что окончательный прогресс в одной области будет невозможен без прогресса в другой [36]. С мыслями Уилера и Линде перекликаются и мысли известного английского астрофизика и космолога Мартина Риса. Он говорит о том, что идеи, связанные с Мультиверсом, приводят к не вполне обычному заключению, что «мы являемся порождениями некоторой высшей или сверхъестественной силы». А это «стирает грань между физикой и идеалистической философией, — пишет он, — между естественным и сверхъестественным» [37]. Этот вывод вполне гармонирует с Живой Этикой, согласно которой всё естественно, есть только вещи познанные и ещё не познанные.

9. Физика и сознание

Приведённые выше высказывания крупных современных учёных не следует рассматривать как какие-то яркие метафоры. Проблема сознания в современной физике за последние 20—30 лет приобрела несомненную актуальность. Ею занимаются многие физики, и ей посвящена обширная литература. Достаточно полный обзор проблемы содержится в статье М.Б.Менского в «Успехах физических наук» [17], см. также его статью в «Вопросах философии» [38]. Наиболее полно эта проблема изложена в книге Менского, вышедшей в 2005 г. [39]. Следует отметить, что задача введения сознания в рамки «расширенной физики» была со всей определённостью поставлена ещё П.Тейяром де Шарденом8 в его «Феномене человека». «Мне кажется, — писал он, — иначе невозможно дать связное объяснение всего космоса в целом, к чему должна стремиться наука» [41, с. 53]. Но если Тейяр де Шарден только продекларировал эту задачу, то в современной физике она приобрела конкретное содержание.

Ещё при создании квантовой механики была установлена роль прибора в процессе измерений квантового объекта, его влияние на результат измерения и, следовательно, необходимость учитывать это влияние. В последние годы стало ясно, что этого недостаточно — необходимо учитывать не только влияние прибора, но и влияние наблюдателя, точнее, его сознания. В классической физике считается, что свойства измеряемого объекта, наблюдаемые при измерении, существуют до измерения, а измерение лишь ликвидирует наше незнание по этому вопросу; в квантовой физике всё обстоит иначе: «Свойства, обнаруживаемые при измерении, могут, вообще, не существовать до измерения. <…> В некотором смысле реальность творится, а не просто познается» [17]. Если вспомнить, что в момент возникновения Вселенная представляла собой квантовый объект, а процесс возникновения, проявления Вселенной можно рассматривать как «измерение», то естественно возникает вопрос о Сознании, которое участвует в этом «измерении» и которое производит выбор определённой вселенной из множества альтернативных возможностей (или эвереттовских миров, о них см. выше).

Б.Н.Менский выдвигает гипотезу, согласно которой сознание не просто производит селекцию альтернатив при квантовых измерениях, а отождествляется с селекцией альтернатив. Он также обращает внимание на то, что в некоторых интерпретациях эвереттовских миров фигурирует понятие «многих разумов». Отсюда делается важный вывод, что «сознание оказывается общей частью квантовой физики и психологии, а тем самым общей частью естественнонаучной и гуманитарной сфер». [17].

Развивая эти идеи, Менский приходит к выводу, что если бы эвереттовские альтернативы (эвереттовские миры) не были классическими, то жизнь не могла бы существовать в таком мире. Классичность эвереттовских миров оказывается необходимым условием существования живых существ, обладающих сознанием (хотя бы на примитивном уровне, в форме ощущения). Из этих идей следует также (я опускаю аргументацию), что сознание «есть не что иное, как определение того, что такое жизнь в самом общем понимании этого слова» [17]. Иными словами, жизнь и сознание тесно связаны, жизнь без сознания невозможна.

Наконец, подводя итог этому обсуждению, Менский заключает: «Можно сказать, что классического мира вообще объективно не существует, а иллюзия классического мира возникает лишь в сознании живого существа». Интересно, добавляет он, что к такому странному, с точки зрения физики, выводу приходит сама физика, если мы доводим её до логической полноты, избегая удобной эклектики. С точки зрения метанаучной философии, этот вывод не является странным, ибо эта философия включает учение о Майе. (Весь Проявленный Мир есть иллюзия — Майя, игра Матери Мира, но эта «иллюзия» по отношению к Миру Абсолютному есть Единственно Существующая Реальность в Мире Проявленном9.)

Развиваемая концепция сознания позволяет выдвинуть ещё одну радикальную гипотезу. Поскольку сознание в целом (в отличие от его отдельных компонент) охватывает весь квантовый мир, все его «классические проекции», возникает возможность для индивидуального сознания, живущего в некотором эвереттовском мире, при определённых условиях выходить в квантовый мир в целом, «заглядывать» в другие альтернативные миры. Эта возможность реализуется, когда перегородки между альтернативными мирами исчезают или становятся проницаемыми, то есть «на границе сознания».

Поскольку сознание становится как предметом психологии, так и предметом физики, возникает возможность взглянуть на него с двух сторон, из различных сфер знания. Такие две точки зрения могут хорошо дополнять друг друга. Здесь открывается перспектива исследования необычных состояний сознания (состояние транса, сна, невербальное и неконтролируемое мышление, которое играет большую роль в науке и других видах творческой деятельности). В этой связи Менский ссылается на очерк П.А.Флоренского «Иконостас» и книгу Роджера Пенроуза «Новый ум короля». Он также обращает внимание на вненаучные формы познания, такие как религия и восточная философия. Привлечение этих областей знания, исследование необычных («изменённых») состояний сознания требует введения новой методологии.

В новой методологии должны быть пересмотрены критерии истинности. В частности, необходимо учитывать влияние сознания на результаты эксперимента. Здесь возникает своеобразная ситуация. Если реализовалось какое-то маловероятное событие («чудо»), то «скептик будет иметь возможность сомневаться, даже оказавшись вместе с “чудотворцем” в том эвереттовском мире, в котором маловероятное событие реализовалось. Но мало того. Сам “неверующий” предпочтёт оказаться в таком мире, в котором “чуда” не произойдет. Потому для скептика вероятность, что он увидит осуществление маловероятного события, остается малой. Итак, если принять предположение, что сознание может модифицировать вероятности альтернатив, ситуация оказывается очень странной. Те, кто верит в это предположение, с заметной вероятностью будут иметь возможность убедиться, что оно верно, т.е. что сознание действительно влияет на вероятности событий. Те, кто не хочет в это верить, с большой вероятностью будут убеждаться, что этого не происходит. Скептики окажутся в таких эвереттовских мирах, где безраздельно господствуют обычные физические законы, объективные и не зависящие от сознания. Зато те, кто предпочитает верить в “чудеса”, творимые сознанием, окажутся в таких мирах, где такие “вероятностные чудеса” действительно происходят» [17]. Учитывая это, «новая методология должна, во-первых, допускать эксперименты с индивидуальным сознанием или наблюдения над ним в качестве инструмента проверки (развиваемой здесь. — Л.Г.) теории, а во-вторых, учитывать возможное влияние априорных установок на результаты наблюдений» [17].

Нет сомнения в том, что все эти идеи и подходы идут в русле идей нового космического мышления.

10. Космонавтика и космическое мышление

В заключение рассмотрим вопрос о соотношении космонавтики и космического мышления. Может показаться, что этот вопрос надуманный: космонавтика — важное техническое достижение ХХ века, оказавшее влияние на науку и различные сферы человеческой деятельности, включая экономику, политику, военное дело. Но причём тут космическое мышление? Не является ли привлечение космонавтики попыткой «прикрыться» авторитетным и влиятельным направлением? Разумеется, это не так. В книге «Вселенная Мастера» Л.В.Шапошникова, касаясь роли космонавтики, пишет: «Это был грандиозный исторический прорыв, не только изменивший развитие техники, но и давший планете невиданный доселе пласт космической культуры» [2, с. 242]. Она обращает внимание на то, что космонавты, пережившие опыт космического полета, по-новому осмысливали чувственно и духовно проблему «человек—Земля—Космос». Опираясь на работу космонавта-исследователя С.Н.Кричевского, в которой проанализированы свидетельства его коллег, побывавших в Космосе, Л.В.Шапошникова приходит к важному выводу: «На космической орбите, наряду с научно-экспериментальным способом познания действует и метанаучный <…> Можно сказать, что как бы сам Космос соединяет научный и метанаучный способы познания» [2, с. 246]. Соприкосновение с космическим пространством меняет внутренний мир человека, его отношение к Космосу и планете. «Можно сказать, что уходит в Космос один человек, а возвращается другой» [2, с. 242].

Это особенно ярко проявилось в судьбе американских астронавтов — участников проекта «Аполлон». Им довелось выйти за пределы ближнего космического пространства, непосредственно примыкающего к Земле, и побывать на Луне или около её. Это короткое пребывание «вне ауры Земли» оказало существенное влияние на их образ мыслей, действий и жизненную позицию. В июле 1975 г. журнал «Америка» опубликовал статью об астронавтах «Аполлона» [43]. Из 73 астронавтов, участвовавших в полете, большинство после возвращения на Землю ушли из космонавтики. Они стали преподавателями, писателями, консультантами, авиаторами, бизнесменами, служащими государственных учреждений, проповедниками. Кое-кто предпочёл оставаться в тени, кое-кому совсем нелегко снова привыкнуть к земным будням. Нил Армстронг, первый человек, ступивший на поверхность Луны, стал университетским профессором, ведя замкнутый образ жизни и стараясь не привлекать к себе внимания. Джон Суайгерт (которому вместе с Джемсом Ловеллом и Фредом Хейсом пришлось пережить взрыв на борту «Аполлона-13») признаётся: «Космические полеты изменили перспективу моего мышления. <…> После космических полетов я начал мыслить глобально, и именно с глобальной точки зрения, а не с национальной мы должны рассматривать такие проблемы, как обеспечение человечества сырьевыми ресурсами, продовольствием, энергией» [цит. по: 43, с. 31]. В статье отмечается, что такие перемены в мышлении и сознании характерны для всех астронавтов программы «Аполлон». «Я искренне верю, — пишет Майкл Колинс, — что, доведись политическим лидерам взглянуть на нашу планету с расстояния 150 000 километров, они коренным образом изменили бы своё мышление» [цит. по: 43, с. 32].

Интересно сложилась судьба Дина Митчелла. Вернувшись на Землю, он покинул отряд, ушёл в отставку и занялся парапсихологией, организовав Институт ноэтических наук. Толчком к изучению парапсихологии для него послужил его первый (и последний) полёт на «Аполлоне-14», во время которого он испытал необычайное чувство. «Я пребывал в состоянии невыразимой радости; это был один из тех редких моментов жизни, когда кажется, что стоит протянуть руку, и вы прикоснётесь к Вселенной; на вас нисходит интуитивное озарение, и вы начинаете постигать настоящее значение истины». Вместе с тем Митчелл отмечает, что наряду с этим чувством в Космосе развивается также «глубокое недовольство состоянием нашего земного шара, и вы чувствуете позыв что-нибудь сделать, чтобы изменить его» [цит. по: 43, с. 33]. Митчелл убеждён, что мир можно изменить путём расширения диапазона человеческого восприятия. Для Митчелла, отмечает автор статьи, вера в мир, лежащий за границами сознания, основана не на вере в религиозном смысле этого слова, а на знаниях. Вспоминая свой полет на Луну, он говорит: «Я теоретически допускаю, что существует некий спектр сознания, доступный для людей. На одном конце этого спектра — материальное сознание, на другом его конце находится то, что мы называем “сознанием поля”, где индивидуум соединяется со Вселенной. Когда я возвращался с Луны, я посмотрел на нашу планету и увидел, вернее, ощутил состояние “сознания поля”. Достаточно испытать один раз такое состояние, чтобы признать его реальностью» [цит. по: 43, с. 33].

Очень поучительна в плане космического сознания беседа с российским космонавтом Валерием Григорьевичем Корзуном, опубликованная в журнале «Мужской характер» [44]. Беседа касалась самых различных вопросов. Например, когда космонавта спросили о психологической несовместимости, он ответил, что, по-видимому, здесь имеют место какие-то противоречия на энергетическом уровне. Касаясь качеств, которыми должен обладать летчик-космонавт, В.Г.Корзун особо выделил самоотверженность, самопожертвование: «Если человек не способен к самопожертвованию, с ним страшно». Ещё одним отличительным качеством является планетарное мышление. «Планетарное мышление присутствует у всех космонавтов, а особенно у тех людей, кто был в длительных экспедициях <…> люди, которые летают долго, начинают мыслить совсем по-другому. Я просто скажу на своём примере. Возникает чувство, что мы живем неправильно на Земле — суетимся много, тратим время на выяснение отношений, тешим гордыню, самолюбие, себялюбие. Вот если бы отказаться от этого и пустить всё в конструктивное русло: сотрудничать друг с другом, намечать цели, вместе достигать! Но у нас на Земле всегда кто-то ищет выгоду за счёт других». В длительном полете, говорит Корзун, космонавты обсуждают глобальные проблемы. Но когда они возвращаются на Землю, выясняется, что жить с настроениями, которые были в полёте, на Земле невозможно. Приходится «принимать те правила игры, по которым живёт человечество», иначе можно с ума сойти. Космонавт признаётся, что бывает в жизни необъяснимая тоска. Можно по-разному бороться с ней, но лучшей «душетерапией» для него является храм.

На вопрос корреспондента о том, как космонавты относятся к Богу, являются ли они верующими людьми, Корзун ответил: «По-разному. Но я встречал людей, которые были не просто атеистами, а воинствующими атеистами, но со временем меняли своё отношение к Богу. <…> Потому что есть нравственный закон внутри нас…» У каждого человека, говорит Корзун, есть свой путь. «Когда он твёрдо ему следует, то всё хорошо. Но как только от него удаляется, ему даётся знак — болезнь или что-то другое, что указывает: надо вернуться на свою дорогу. Плохо, если человек этого не понимает. Но, только вернувшись на свой путь, человек чувствует умиротворение. <…> Важно, чтобы внутри был нравственный закон, который позволяет тебе жить в обществе, взаимодействовать с людьми, выполнять свою задачу так, чтобы это было не только твоим делом, но и общим. А для этого надо друг к другу ниточки тянуть, чувствовать друг друга, уступать…» Самое главное в работе, считает космонавт, — это удовольствие, которое ты получаешь, а деньги на втором плане. «Когда работают только ради денег, не любя своё дело, мне кажется, это перекос». Речь зашла об отношениях мужчины и женщины. Нельзя сводить их только к сексу, ответил космонавт. «Люди ведь — существа духовные, и в нас заложен нравственный закон, которому мы стараемся следовать, и он не позволяет переступать некоторую грань порядочности» [44].

Читая эту беседу, трудно отделаться от впечатления, что мы имеем дело с последователем Живой Этики. Так Космос преображает сознание человека.

* * *

Итак, наука переживает сложный период, она находится в поиске, она приходит к новым неожиданным выводам. Этот поиск ведёт к новому космическому мышлению. Но отсюда не следует делать вывод, что космическое мышление уже вошло в жизнь. «Думать, что новое космическое мышление наступит сегодня или завтра, значит не уметь ориентироваться во времени самого процесса» [2, с. 240]. Предстоит большая работа по переосмыслению научной картины Мира.

И ещё одно соображение. Сейчас во многих странах развиваются высокие технологии. Если Россия останется в стороне от этого процесса, она окажется на обочине современного мира. Высокие технологии необходимо развивать. Но чтобы не стать жертвой односторонности, надо уравновесить их развитием гуманитарного знания и космического мышления. Россия может проложить путь в этом направлении.


1 Приводимые здесь проценты относятся к доле, которую вносит тот или иной вид материи в общую плотность материи во Вселенной. Обычно имеется в виду плотность энергии. Но так как последняя связана с плотностью массы известным соотношением ρE = ρmc2,то такие же доли будут иметь место и для плотности массы. Что касается названия «тёмная», то оно означает, что эта материя не имеет света. Однако такое название нельзя считать удачным. Тёмное вещество лучше называть небарионным (это будет более точно), ибо часть барионного вещества (так называемая «скрытая масса») также не излучает света. А для тёмной энергии лучше оставить название «космологический (или космический) вакуум». Впрочем, закономерности, по которым на языке окончательно закрепляются те или иные научные термины, остаются неисповедимыми. Отметим, что понятие «материя» включает и вещество, и энергию, космологический вакуум тоже является материей.

2 Эфир должен быть неподвижен и одинаков в любой точке наблюдаемой Вселенной, он должен быть текучим, как жидкость или газ, и вместе с тем в миллион раз тверже стали, чтобы, поддерживать высокие частоты электромагнитных волн. Кроме того, эфир должен быть безмассовым (не иметь ни тяжелой, ни инертной массы), обладать нулевой вязкостью, быть полностью прозрачным, несжимаемым, нерассеивающим и непрерывным вплоть до самых малых масштабов (см.: http//www.nkj.ru/archive/articles/8664/)

3 В обычных условиях размер струн близок к планковскому. Но если «накачать» струну достаточно большой энергией, то она может вырасти до макроскопических размеров [14, с. 108].Необходимую энергию не может обеспечить никакой эксперимент и никакой физический процесс в современной Вселенной. Но такая энергия существовала в момент Большого Взрыва. Девид Гросс обращает внимание на то, что в момент возникновения Вселенная сама имела планковские размеры, то есть в начальный момент размеры струн и размеры Вселенной были одинаковы. По мере раздувания Вселенной струны тоже растягивались за счёт энергии расширения Вселенной. Поэтому наряду с микроскопическими планковскими струнами, являющимися фундаментальными элементами физической материи, могут существовать космические струны макроскопических, межгалактических и даже вселенских размеров. Такие струны, как он полагает «будут флуктуировать и колебаться, пересекаться и взаимодействовать друг с другом» [15]. Какие следствия это внесет в нашу Вселенную, в наш мир, пока сказать трудно.

4 Физическому миру, в котором мы живем.

5 А.Д.Панов распространил понятие универсальной эволюции на Мультиверс в целом [18]. Обычно говорят об ансамбле миров в Мультиверсе. Он вводит понятие «ансамбля эволюций». Отметим, что здесь возникают определённые аналогии с Живой Этикой, хотя Панов их не рассматривает.

6 Это утверждение кажется парадоксальным. Однако, если подумать, оно вовсе не столь парадоксально. Даже в физическом мире мы можем представить себе подобную ситуацию. У Леонида Мартынова есть такие стихи: «Это почти неподвижная мука — мчаться куда-то со скоростью звука, зная прекрасно, что есть уже где-то некто, летящий со скоростью света». Для космонавтов, летящих на космическом корабле со скоростью, близкой к скорости света, темп течения времени замедляется и тем сильнее, чем ближе скорость корабля к скорости света. Поэтому космонавты, в принципе, могут за время своей жизни достигнуть любой самой удаленной точки Вселенной. Скорость корабля может сколь угодно приближаться к скорости света, но не может достигнуть скорости света, т.к. масса покоя корабля не равна нулю. Но если бы космонавты могли «оседлать» фотон, они убедились бы, что время для них остановилось, и расстояния перестали существовать (всё ныне и здесь). То, что в физическом мире может осуществиться лишь в воображении, в Мире Огненном, в Мире Духа, реализуется в действительности, ибо там всё движется со скоростью мысли, которая не имеет предела. Для тела, движущегося с такой скоростью, время останавливается и расстояния исчезают (всё ныне и здесь).

7 Сейчас модно полностью отрицать Дарвина. Между тем, его теория эволюции содержит очень важное рациональное зерно. Хорошо сказано об этом у Е.П.Блаватской.«Дарвин начинает свою эволюцию с нижайшей точки и прослеживает её кверху, в восходящем направлении. Его единственная ошибка заключается в том, что свою систему он прикладывает не с того конца. Если бы он мог перенести свои поиски из видимой вселенной в невидимую, он очутился бы на правильном пути». [26, с. 356].

8 Интересны также соображения, высказанные Далай-ламой в беседе с известным физиком Девидом Бомом. «Мне кажется, что, не познав тайн сознания, очень трудно познать тайны материи. Мы буддисты, считаем, что в природе есть две основные силы: материя и сознание. Безусловно, сознание в значительной степени зависимо от материи и изменения материи также зависят от сознания». [40, с. 20-21].

9 «Я есть Великая Майя, единственно существующая реальность, Матерь твоя и всего Сущего. Я есть Красота, преломлённая и отражённая во всём сущем. Я есть вечное движение и вечная жизнь. Я есть вечный Огонь. В своей Огненной игре Я постоянно увожу тебя за собой и веду к пониманию Истины, которая тоже есть Я, ибо всё во Мне и Я во всём» [42].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Шапошникова Л.В. Философия космической реальности // Учение Живой Этики. Листы Сада Мории. Кн. 1. Зов. М., 2003. — С. 5-165.
  2. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн. 3: Вселенная Мастера. М., 2005.
  3. Шапошникова Л.В. Космическое мышление и новая система познания // Материалы Международной научно-общественной конференции. 2003. В 3т. М., 2004. Т. 1. — С. 52-81.
  4. Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления // Объединённый Научный Центр проблем космического мышления. М., 2005.
  5. Объединённый Научный Центр проблем космического мышления. М., 2005.
  6. Панов А.Д. Инварианты Универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе // Труды ОНЦ КМ. Т. 2 (готовится к печати).
  7. Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. М.: Восточная литература, 1994.
  8. Панов А.Д. Эволюция и проблема SETI // http://lnfm1.sai.msu.ru/SETI/koi/articles/evol.htm.
  9. Гиндилис Л.М. SETI: Поиск Внеземного разума. М., 2004.
  10. Панов А.Д. Эволюционный подход к формированию содержания METI // http:// lnfm1.sai.msu.ru/SETI/koi/articles/evol.htm.
  11. Чернин А.Д. Космология: Большой Взрыв. Фрязино, 2005.
  12. Блаватская Е.П. Теософский словарь. М., 1994.
  13. Гендель М. Космогоническая концепция розенкрейцеров. КФДР, 1993. — С. 19-22.
  14. Грин Б. Элегантная Вселенная. Суперструны, скрытые размерности и поиски окончательной теории. М., 2005.
  15. Гросс Д. Грядущие революционные изменения в фундаментальной физике. Лекция в Президиуме РАН 13 мая 2006 г. // http://elementary.ru/lib/430177.
  16. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.
  17. Менский Б.Н. Концепция сознания в контексте квантовой механики // Успехи физических наук. 2005. Т. 175. № 4. — С. 413-435.
  18. Панов А.Д. Инварианты универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе // Универсальный эволюционизм и глобальные проблемы. М., 2006. — С. 73-97.
  19. Грани Агни Йоги. II. Новосибирск, 1994.
  20. Грани Агни Йоги. III. Новосибирск, 1994.
  21. Грани Агни Йоги. XI. Новосибирск, 1997.
  22. Грани Агни Йоги. XII. Новосибирск, 1997.
  23. Грани Агни Йоги. XIII. Новосибирск, 1998.
  24. Егорова Е.М. О близости Высших миров, или На пути к новой науке. М., 2006.
  25. Симаков Ю.Г. Перформированная космическая эволюция. Первый прорыв в наших представлениях // Вестник SETI. 2001. № 1/18. — С. 18-34; он же. Перформированная космическая эволюция // Земля и Вселенная. 2002. № 4. — С. 81-89.
  26. Блаватская Е.П. Разоблаченная Изида. В 2 т. Т. 1. М., 1992.
  27. Салливан У. Мы не одни. М., 1967.
  28. Казютинский В.В. Антропный принцип и мир постнеклассической науки // Астрономия и современная картина мира. М., 1996. — С. 144-182.
  29. Идлис Г.М. Гармония Мироздания // Дельфис. 1994. № 2. — С. 45-50; см. также: Кузнецов В.И., Идлис Г.М., Гутина В.М. Естествознание. М., 1996.
  30. Кардашев Н.С. Астрофизический аспект проблемы поиска внеземных цивилизаций // Внеземные цивилизации. М., 1969.
  31. Лесков Л.В. Космические цивилизации: проблемы эволюции. М., 1985.
  32. Лем С. Сумма технологии. М., 1968.
  33. Новиков И.Д. Как взорвалась Вселенная? М., 1998.
  34. Ефремов Ю.Н., Гиндилис Л.М. SETI и прогресс астрономии // Астрофизика на рубеже веков. М., 2001. — С. 555-563.
  35. Уилер Дж. Выступление в дискуссии // Космология: теория и наблюдения. М., 1978.
  36. Линде А.Д. Физика элементарных частиц и инфляционная космология. М., 1990.
  37. Рис Мартин. Внутри матрицы // http://www.astronet.ru/db/msg/1190835.
  38. Менский Б.Н. Квантовая механика, сознание и мост между двумя культурами // Вопросы философии. 2004. № 6. — С. 64-74.
  39. Менский Б.Н. Человек и квантовый мир. Странности квантового мира и тайна сознания. Фрязино: Век 2, 2005.
  40. Тонкая материя и плотная материя: Диалог Его Святейшества Далай-ламы, физика Дэвида Бома и Рене Уэбера // Наука и религия. 1989. № 10.
  41. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1987.
  42. Уранова Л.И. Кто Ты? (рукопись, архив Л.М.Гиндилиса).
  43. Дрискол Э. Астронавты с «Аполлона»: какова их дальнейшая судьба? // Америка. 1975. № 225. — С. 30-33.
  44. Выхристюк З. «Если человек не готов к самопожертвованию, с ним страшно…» // Беседа с летчиком-космонавтом В.Г.Корзуном // Мужской характер. 2006. № 12. — С. 34-41.

Материалы Международной общественно-научной конференции «Живая Этика и наука», Москва, МЦР, 2007 г.

Источник: http://lib.icr.su/node/913



RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика