СИНЯЯ ПТИЦА II (стихотворения)

¤ ¤ ¤
«Вам не узнать Меня, когда Я воплощаюсь»
                  (Веды)

Бог воплощён. Во множестве людей,
Животных, птиц – и в море, и на суше.
В тиши лесов, в цветении полей,
В звучаньи мира – всё стройней и глуше.

Ты воплощён. Но мы Тебя не зрим,
Не понимаем, разгадать не смеем.
Твоим долготерпением храним,
Наш мир живёт, цветёт и зеленеет.

Природа – храм. И всё живое – храм.
А сверху купол в росписи прекрасной,
Что писана Тобой по небесам,
Где всё течёт, меняясь ежечасно:

Сменяет солнце полную луну,
И лето чередуется с зимою.
Лишь только Ты рождаешь тишину,
А в каждой твари – искорку живую.

Стремлением проникнут мир одним –
Одним исполнен смыслом, вдохновеньем,
Одной мечтой, единым Со-Твореньем –
Взойти к Тому, Кто Вечен и Любим.

¤ ¤ ¤

Бог не «велик».* Он кроток и смирен.
Он любит нас. Он служит нам. Он с нами.
Он в этом мире тихо растворён,
Невидимый под нашими ногами.

Ведь, как Он может быть тогда «велик»?!
Тот, кто «велик» всегда других превыше.
А Он – тот нам невидимый родник,
Что всё питает, что живёт и дышит.

Кто выше всех – всегда «колом торчит»
И на других презрительно взирает.
И для него: «букашка» – человек,
Живёт он или в муках умирает.
(Все наши муки, горечь, боль и стыд
В нём ни сочувствия, ни слёз не вызывают).**

«Величья» нет. Есть выдумка людей.
Вселенная – святая Божья Матерь
И словно отражение в воде –
Узором жизни вышитая скатерть.

«Величья» нет. Есть выдумка людей –
Неверный взгляд, ошибка, заблужденье.
Вселенной строй в минутные прозренья
Просвечивает торжеством идей.

* Стихотворение навеяно как ответ на средневековое заблуждение о "величии" Бога.
** В скобках дан другой вариант окончания этой строфы.
¤ ¤ ¤

Бог не «велик»! Возвеличивание чуждо Ему.
Он есть суть Добра, пребывающего во Всём.
Бог не «велик»! Он добр, прекрасен.
Он есть Красота, Тишина, Гармония, Истина.
Он пребывает во Всём,
Будучи лучшей частью Всего Сущего.
Он есть То, Что Есть.
Зачем Ему «величие»!?
В Нём нет «величия» – В Нём есть Истина.
Всякое «величие» ложно.

¤ ¤ ¤

Если нет в чём-то любви, нежности и добра,
То как может быть там Истина?

ЧЕЛОВЕКУ

Воля Бога – светла,
Но на грешной земле
Дребезжащие тени
Трепещут, ложась.
И меняется мир,
Искажаются лики.
Тёмной маской одеты
Золотые сердца.

В даль далёких дорог
Пронеси – не разбей
Драгоценную Чашу,
Что в Страданьи дана
Из источника Жизни
Вечным Светом тебе.
Из нездешних рассветов
Она соткана...

Средь далёких дорог
Верно в сердце храни
Завещанье Любви
И в сознании – Веру.
И откроется путь
В дивный край – Сальватерру*,
В Мир Галактик иных –
Чистых Зорь Голубых.

И откроется Путь,
Обретённый в труде,
Осиянный добром,
Неподвластный судьбе,
Неповинный годам –
Путь в сияющий Край.
Золотое причастье,
Не скорбя, принимай.

Знак любви и труда,
Данный Даром тебе,
Сбереги среди бурь
И усталости старой.
Не усни, не разбей
Драгоценного Дара –
Знака Жизни Иной,
Где Любовь и Покой.

Так земною дорогой
Пронести мы должны
Неподкупную правду
Иных Берегов,
Неизбежную участь
Одиноких звонков
Для распахнутых окон
Чьей-то ждущей души.

Тем из нас, кто прошёл
Среди вьюги и льда,
Не погасший огонь
Закрывая в ладонях,
Драгоценная Чаша
Навек вручена,
Чтоб волшебно сиять
У подножия Трона.

Воля Бога светла,
Но на грешной Земле
Искажённые тени,
Трепещут, ложась.
Воля Бога чиста,
Но на вешней заре
Расставанье всегда
Неизбежно для нас.

И меняется мир...
Бесконечный предел...
Завтра грянет рассвет
Ослепительно новый....

* Мировая Сальватерра – Высший Мир (по Д. Андрееву)
ДВЕ ЧАШИ

Две Чаши нам, извек* живущим здесь,
Подарены от сотворенья Мира:
В одной – причастье дольней Жизни есть,
В другой – как пар, клубится свет эфира.

Земную Чашу каждый человек
Проносит от рождения весь век,
Но Чаша также есть ещё вторая –
Струится волнами её вода живая.

Две Чаши нам, бредущим по Земле,
Творцом Любви подарены от века:
В одной – свет солнца в горном хрустале,
Другая – боль и счастье человека.

*Извек (стар.) – синонимы: издавна, извечно, с давних пор.
¤ ¤ ¤

И сияет в Чаше Сокровенной,
Словно отблеск солнца в хрустале:
Вечное – как путь мой во Вселенной,
Горькое – как путь мой на Земле.

¤ ¤ ¤

О, Человек!
               Ты на Земле
Раскинул руки,
               на кресте распятый...
Но вдруг я понимаю:
               Человек раскинул руки,
Раскрыв объятья Миру.
               И перед ним
Вселенная открылась...
               Он летит!
...
И перекладина креста преобразилась в крылья.

¤ ¤ ¤

Мечтой исполнен Мир одной,
Одним желанием крылатым –
Чтоб Мир, в материи распятый,
Преобразился в Мир Живой.

¤ ¤ ¤

Ты стоишь на берегу океана...
И Вселенная смотрится в тебя, как в зеркало.
Ты – отражение Вселенной,
Отражение звёзд, галактик и множества миров.

«И сотворил Бог человека по образу и подобию Своему» (Священное писание).
¤ ¤ ¤

Всё – лишь только игра
         смутных бликов из света и тени.
Всё – лишь только Предел
         беспредельность скрывает в себе.
И лишь только начало
         скупых неземных предварений,
И лишь только рождение
         в муках, труде и борьбе.
Будет чист и правдив,
         будет светел, бесстрашен и честен
Этот путь, что ведёт
         к окончанью земных пустырей.
Будет утренний свет,
         будет вихрь, что с желанием вместе
Унесёт тебя ввысь –
         и ни бликов там нет, ни теней.

¤ ¤ ¤

(Письмо)

Горе, радость, боль и счастье –
Всё пришло из одного.
То священное причастье –
Радость сердца твоего.

И в трудах, и в испытаньи
Сладость не забудь мою.
Пусть – печаль и пусть – страданье,
Чашу я тебе даю.

В этой чаше багряницей
Кровь Грааля* налита.
Ты испей, прочти страницы
Книги Жизни, что свята.

Пусть глаза ослепли ныне,
В мыслях мраку нет конца,
Знай же – Дух пребудет в Сыне
И на троне близь Отца.

¤ ¤ ¤

Дух сверкает, Дух сияет,
Всю Вселенную объяв.
Он от века тайны знает,
Правду знает – вечно прав!

* Грааль – чаша Святого Грааля, в которую Иосиф Арифамейский собрал кровь распятого Христа; она хранится в таинственном замке, Монсальвате, высоко в горах, охраняемая верными рыцарями.
Грааль – могущественный символ чистоты и совершенства, труднодостижимой высокой цели (Мифологическая энциклопедия).
¤ ¤ ¤

(Письмо)

В живом мелькании огня,
В струении хрустальном света
Ты различить сумей Меня,
Игру и песню – радость эту;

Ту радость, что в сияньи дня,
В мерцающем покрове ночи
Срывает цепи, вдаль маня,
И воскресение пророчит;

Ту песню дивную светил
И ту игру, что мир творила,
Когда Я Слово говорил,
И время в вечность нисходило.

И то звучанье, из чего
Возникло Сущего Соцветье,
Разнообразие его
И распускание в столетьях.

ЧУДО СОТВОРЕНЬЯ

Склонясь неслышно к изголовью
В серебряном звучаньи лета,
И в пеньи птиц, и в бликах света,
Рождалось вечное условье.

В смятеньи денном и игрище
Оно жило и умирало,
И, будто кровью, оживало,
И чёрным кубком пепелища.

Смятенно взором обнимая
Многообразие Вселенной,
Ты не забудь – в том кубке пенном
Есть боль и нежность состраданья.

В живой игре воображенья –
В виденьи дивном и прекрасном
Узнай слепые предваренья
И распознай былую ясность.

Как грань, мелькнувшая в стакане,
Как бесконечность ожиданья,
Змеилось время в кубке пенном –
Миг замирал лучом страданья.

Тот кубок пенный был Великим,
Дарованным когда-то счастьем
И Жертвой Мира, и Причастьем,
И чистотой луча. И блики

Струились, пели и играли,
Летели ввысь и замирали
Игрой луча в сияньи Дивном...

То было Чудо Сотворенья:
То был дыханием хрустальным
Рождённый хор. И мирозданье
Летело ввысь, змеясь в Зерване*.

Акаши-хроника** сугубо,
Печатанным как будто словом,
Запечатлелась в Мире Новом,
Как матрица на основаньи.

То сон – не сон, и не игрище,
И не поток рождений новых –
Игра то бликов переливных
На твёрдом постаменте Слова.

Слова, слова – купаясь в свете
Игрою дивной и прекрасной,
Игрою пламенной и страстной
Запечатлённое движенье.

Идеи – как полёт синицы,
Как отраженье граней малых,
Как преломление кристалла –
Величье и бессилье птицы.

* Зерван – в древнеперсидской мифологии образ времени и судьбы, верховный бог. Бесконечное время “Зерван Акарана”– существовавшее еще в моменты рождения мира.
** Акаши-хроника – мистическое знание, закодированное в нефизической сфере бытия. Считается, что Хроники содержат в себе весь человеческий опыт и историю возникновения Вселенной. В индуизме – обозначает первооснову природы (эфир).
¤ ¤ ¤

Накрыла Ночь прохладным покрывалом
Дома, деревья, землю, облака.
Ушла Заря, истаяв. Нежно-алый
Мир неизведанный глядится с высока –

Мир, полный тайн – загадка, испытанье,
Мечта. Какую душу не смутит
Бездонность глаз его, простор его дыханья,
Простёршийся, вонзившийся в зенит?!

Глядится в нас, как в зеркало, как в чашу –
С зеркальной чашей ум отождествлён.
Тысячелетья, покрывающие пашню, –
И бесконечно длится этот сон...

Загадочный, как тот – седой, извечный
Молчащий сфинкс – ни звука, ни следа.
Молчит Вселенная, окутывая Землю,
И тайна спрятана на долгие года.

Наш день придёт. Распахнуты ворота,
Сонм ангелов – иль белых лебедей –
Плывёт, врывается в усталые заботы
Уснувших, умерших, забывшихся людей.

Увидят свет они. И голубой, и алый,
Победно-золотой – повсюду и везде.
И новый день придёт. И времени не стало.
Нет больше места страсти и беде.

Вдруг Ангел протрубит. Сфинкс разомкнёт уста
Последним словом – бывшим и вначале.
И небеса, которых мы не знали,
Расколет перекладина креста.

¤ ¤ ¤

День тяжёлый пройдёт –
         и откроется чудное время.
Расцветёт хоровод
         и раскроются пламя-листы.
Отпадёт, отлетит
         тяготевшее мутное время –
И в предвечный полёт
         устремишься, срывая цветы.

Будет день нескончаем
         в целительной выси полёта,
Будет пенье ручья
         и журчание истинных дней,
Будет солнечный свет
         и ещё несказанное что-то,
Что ни знать, ни понять
         в тусклом свете земных фонарей.

И ликует рассвет
         отраженьем миров запредельных,
Мутным облаком шор
         приглушённый безмолвия след.
Здесь далёкий отсвет
         из волнующих стран невозможных,
Где добро и любовь
         и «фонтаны поющих комет».*

Где гармония сфер
         запредельных, желанных, хрустальных;
Чистый вздох атмосфер,
         совершенства достигших труда,
Где святой благовест
         нескончаемый, розовый, дальний
И Предел золотой,
         раскрывающийся навсегда.

И скользит отраженьем
         внезапно возникшего круга
Золотое движенье,
         слагается в точный размер
Высь прорезавший голос
         далёкого верного Друга
Совокупностью истин
         и отождествлением вер.

* Из стихотворения «Ирольн» Д.Л. Андреева.

RSS









Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика