<< 1 2 3 >>

ЖИЗНЬ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СМЕРТИ (продолжение)

Рамачарака

Йог Рамачарака - псевдоним американского писателя Уильяма Аткинсона, который на рубеже 19-20 вв. занимался популяризацией индийской философии на западе.

Уильям Уокер Аткинсон (1862 – 1932) – адвокат, коммерсант, издатель, писатель, переводчик, а также оккультист. В 1890-х увлёкся индуизмом, после 1900 года посвящал значительные усилия распространению йоги и восточного оккультизма.

Считается автором 105 работ. Наиболее известные: Рамачарака «Миросозерцание индийских йогов», «Мистическое христианство», Аткинсон «Закон привлечения и сила мысли».

Елена Ивановна Рерих в своих письмах отмечала, что книги Аткинсона «полезны для расширения сознания».

Глава 8. Описание астрального плана

Перед тем как продолжить обсуждение переживаний вновь пробудившейся бестелесной души, мы просим вас мельком взглянуть на так называемую «географию» астрального плана, эту великую сцену или великий план деятельности бестелесных душ всего рода; это самый логический подход. Потому что, до изучения жителей новой страны, мы обычно знакомимся с самой страной, с ее горами и долинами, ее реками и равнинами, ее плоскогорьями и низменностями. И, придерживаясь того же, в переносном смысле, примемся теперь за краткий урок географии астрального плана, места обитания бестелесных душ.

Но сначала мы должны еще раз напомнить, что астральный план не страна – вообще не место – в общепринятом смысле. Его размеры не пространство, но вибрации. Некоторым образом можно сказать, что размеры астрального плана составляют размеры времени, потому что вибрации могут быть измеряемы лишь быстротой движения, определимой лишь терминами времени. То же относится ко всяким вибрациям, будь то вибрация астральной энергии или энергии низшего вида. Вибрации света измеряются терминами времени, т. е. столько вибраций в одну секунду и т. д. Чем выше степень вибрации, тем больше скорость, проявляемая вибрацией. Древние оккультисты охотно утверждали про высшие виды вибрации, что их ход вибрации до того безгранично быстр, что кажется совершенно недвижным. С этой крайности мы постепенно спускаемся до самых грубых видов материи, и там мы встречаем вид такой медленной вибрации, что она нам тоже кажется недвижной.

Состав астрального плана, конечно, гораздо тоньше, нежели состав вещественного плана – вибрации его гораздо выше, чем тончайший образ вещества материального. Но существует большое протяжение между вибрациями нижайших планов и вибрациями высоких планов. В сущности, разница между низшим планом астрала и высшим вещественным планом меньше, чем разница между низшим и высшим планом самого астрала. Так что между этими двумя крайностями астральных вибраций получается та же большая область, как и на вещественном плане, с той разницей, что вещественная область измеряется размером пространства, в то время как астрал измеряется лишь терминами вибрации или времени, а не места.

Например, путешествуя по материальному плану мы должны пересекать пространство – футы, ярды или мили. Но на астральном плане, при путешествии, пересекаешь разряды вибрации, – т. е. переходишь с высшего разряда вибрации к более низкому, или наоборот. И эти различные (разряды) планы или субпланы вибрационной энергии составляют географические очертания астрального плана. Существуют бесчисленные планы и субпланы или «области» астрального плана, по которым можно путешествовать, но все путешествие заключается лишь в переходе с одного разряда вибрации на другой. Употребляя грубый пример, можно сказать, что это вроде перехода из состояния льда к состоянию воды, а потом пара. Или же, можно себе представить переход из обычного атмосферного воздуха к воздуху жидкому, а потом к твердому воздуху (последний теоретически допускается, хотя науке еще не удавалось добиться твердого воздуха). Конечно, эти примеры весьма грубы, но может быть они все же помогут понять географию астрального плана.

Впредь, мы будем говорить о путешествии по астральному плану, – т. е. о путешествии между различными планами и субпланами астрала – будто это происходит на материальном плане. То есть, вместо того, чтобы говорить о переходе души из одного состояния вибрации в другое, мы будем говорить о ее продвижении с одного субплана или плана на другой так же, как при описании путешествия на материальном плане. Это проще, и этим мы избежим лишнего повторения относительно вибрационных условий или состояний.

Выяснив это, мы продолжаем.

Существует много состояний или условий существования на астральном плане, которые обозначают как планы и субпланы. Эти планы населены душами, приспособленными к пребыванию на определенных сериях планов или субпланов, после пробуждения на них от душевного сна. Тонкие принципы душевного притяжения влекут каждую душу к определенному месту, к которому она приспособлена. Здесь безошибочно проявляется великий закон притяжения; слепой случай совершенно исключен. Закон действует безусловно точно и однообразно, – никогда не делает ошибок. Каждая душа ограничивается определенным разрядом, смотря по степени ее развития. Не требуется астральной полиции для задержания бестелесных душ в надлежащих местах. Душе невозможно перейти на более высокий план, не соответствующий ее развитию, этого не допускает закон вибрации. Но, наоборот, всякая душа может, при желании, свободно посещать планы и субпланы ниже ее собственного разряда, свободно осматривать явления и феномены этих более низких планов и смешиваться с их обитателями. (Все это совершенно в стороне от высокой формы телепатического общения, преобладающего между бестелесными душами астрального плана). Этим очень разумно предусмотренный закон, так как иначе высшие планы подверглись бы влиянию обитателей более низких планов, и жизнь и развитие души были бы прерываемы так же, как преподавание в классе философской школы может быть прервано толпой из подонков большого города. (Помните, что астральный план имеет такие же свои подонки, как и план материальный).

В одной из прежних книг мы дали довольно грубый, но очень показательный пример относительно этого взаимного общения между различными планами и субпланами астрального плана, который мы здесь воспроизводим: «Для души совершенно невозможно перейти ту плоскость, к которой она принадлежит, хотя души, принадлежащие к более высоким плоскостям, свободно могут посещать более низкие. Этот закон астрального мира, не произвольный, но действующий как закон природы. Чтобы сделать более понятной для читателя эту идею, приведем очень простой пример. Представьте себе большую сетку или, вернее, целый ряд сеток вроде тех, какие употребляются для просеивания и сортирования каменного угля. Крупный уголь останавливается первой сеткой, более мелкий задерживается второй и так далее до самого мелкого. Разумеется, крупный уголь не пройдет в мелкие ячейки, но мелкий будет проходить через все. Точно так же в астральном мире: души с большим количеством внутреннего материализма, грубее по природе, останавливаются на определенных плоскостях и не могут идти выше, в то время как другие переходят к более высоким плоскостям, отбрасывают заключающие их оболочки и идут все выше и выше. А затем, раз достигнув наивысшей возможной для них плоскости, уже свободно движутся вверх и вниз в данных им пределах, не имея только возможности подняться выше достигнутого ими крайнего пункта. Вниз же они опускаются очень легко и делают это часто, по своему желанию, для того чтобы посещать друзей, находящихся на более низких плоскостях, и вносить в их сознание радость и утешение. Духовно развитое сознание может внести очень много света, дать очень много полезных советов и указаний душе, находящейся на более низкой плоскости».

В вышеупомянутом отрывке надо еще отметить следующие добавочные слова, относящиеся также к географии астрального плана: «Единственное исключение из правила свободного прохода на более низкие планы, чем тот, где область души, составляет „план спящих“, вход на который не допускается для душ, проснувшихся на низком плане, но души чистые, достигшие высокого разряда, могут свободно входить туда. План душевного сна священен для его обитателей и для вышеназванных высоких душ, и он, собственно, отделяется и отличается по природе от большой серии планов и субпланов».

На астральном плане столько же разнородных областей, как и на материальном плане, и на каждом плане обитает именно тот разряд душ, который он в состоянии притянуть. Встречаются местожительства столь низменных душ, столь погрязших в материализме и животных стремлениях, что они показались бы настоящим адом для душ более высокого достижения, и легко представить себе, что такая развитая душа не имеет желания опуститься в эти глубины астрала, разве что это очень высоко развитая душа, которая согласна «спуститься в ад», чтобы помочь какой нибудь низкой душе, стремящейся выбраться из бездны отчаяния, куда ее забросила ее земная жизнь. Такие услужливые души существуют и действительно помогают своим более низким братьям и сестрам. Но обычно бестелесная душа предпочитает вырабатывать собственное развитие на своем плане, чтобы подняться на более высокий план при следующем воплощении и чтобы приобрести больше духовных познаний во время пребывания на своем определенном плане астрала.

Глава 9. Первобытные состояния души

Развитые и утонченные люди склонны с улыбкой относиться к небесным традициям первобытных народов и, может быть, чувствуют некоторую скорбь по отношению к низким идеалам варварских и полуварварских людских племен, выражающих свои первобытные понятия о небесном мире. Со своей стороны, опытный оккультист может улыбнуться той снисходительности, с которой многие в просвещенных странах, полные прискорбия, говорят об этих жизненных идеалах и понятиях, потому что эти оккультисты знают, что эти понятия имеют реальную основу в жизни первобытных народов на астральном плане.

Так же как будущность отдельного лица во многом зависит от его натуры, характера и силы его стремлений, так и астральная жизнь во многом зависит от его желаний и идеалов. Астральный план допускает свободное выражение идеалов, усвоенных человеком при земной жизни, и, собственно, его можно назвать отражением этих идеалов. На астральном плане наши идеалы стремятся к настоящему выявлению. И это относится не только к высшим идеалам, но и к низшим.

Усвоив это, вы поймете логическую необходимость того, чтобы астральное существование первобытных народов было отражением идеалов и желаний, руководивших ими в период их земной жизни, – драматическим представлением желаний идеалов их бывшей жизни.

Короче, индейцы действительно находят «счастливую охотничью сферу», а другие первобытные народы свой особый рай, соответствующий их убеждениям и верованиям. Это, пожалуй, поразит тех, кто представляет себе «небо» царством золотых улиц, по которым текут молоко и мед. Но недолгое размышление докажет, что представления «о золотых улицах» не намного выше представления «счастливых охот», так как оно чисто материальное и отражает идеалы народа, стремящегося к блеску и драгоценностям.

Если только рассмотреть душевную и умственную природу первобытного человека, то сообразишь, что такая душа была бы очень несчастна в среде развитого и цивилизованного человека. Фактически, небо того показалось бы ему адом. Нужно лишь вообразить себе дикаря земной жизни, помещенного во дворце, в среду, отвечающую утонченным идеалам человека высокого развития, чтобы понять, каким несчастным был бы в ней дикарь. То же самое происходит и на астральном плане. Природа заботится и о дикаре, и об образованном человеке, снабжая каждого той средой, которая ему всего более по душе и в которой он найдет всего больше случаев для самоуправления.

Это не означает, что на астральном плане строго выработаны разряды и среды, подходящие ко вкусу каждой отдельной души. Наоборот, нет никаких таких приготовлений. Вот в чем тайна: на астральном плане нет обстановки, кроме той, которую создают формы мысли обитающих душ. Каждая душа приносит с собой свою обстановку, в своем воображении. Из этого, конечно, следует что многие души, обладающие одинаковыми общими идеалами и вкусами, обитающие на том же субплане, принесут одну и ту же духовную обстановку с собой. И, так как передача мысли сильно развита на астральном плане, каждая душа влияет на общую обстановку других. В сущности, обстановка каждого субплана или его подразделения представляет соединенные идеалы и духовные образы их обитателей. При земной жизни обстановка сильно влияет на человека, – на астральном плане человек сам себе создает обстановку, в соответствии с неограниченными и неизменными законами природы.

Индейцы, за время короткого периода их пребывания на астральном плане, окружены всем, что им создает счастливую и мирную жизнь. Ясновидящие из среды старых американских индейцев, имевшие возможности проникнуть на низшие астральные планы, в раздумья передавали «о счастливых охотах» ушедших «по ту сторону» собратьев. Такого же содержания были отчеты бестелесных образов, общавшихся с прежними земными братьями. Небесный мир краснокожего индейца в точности соответствовал представлениям, которым его учили. Такая душа, пробудившись от душевного сна, почувствует себя совершенно дома, окруженная всем, что ее радует: большие леса и широкие степи, реки и потоки, много буйволов и оленей для охоты, много рыбы для ловли. Все это для нее существует. Такой душе это все проявлялось, как при очень явном сне, но она никогда не сознавала, что это лишь сон. «Сны существуют, пока они длятся», как говорится в древних писаниях. И, что касается этого, умнейшие рода человеческого учат нас, что вселенная феноменов на самом деле есть неограниченный сон, но для нас она, тем не менее, действительна. Даже при земной жизни мы иногда переживаем столь явные сны, что они причиняют нам страдания или радость наравне с действительностью.

Люди, изучавшие это, сообщают нам, что у всех народов встречаются отчеты ясновидящих, сновидцев и общавшихся с умершими душами, которые положительно утверждают, что «небо» существует в полном соответствии религиозному учению каждого рода или племени, невзирая на то, что это учение может показаться грубым и диким человеку иной, более образованной веры. Очень просто, конечно, отставить эти отчеты, как сущие выдумки или мечты жрецов. Но более подробное изучение показывает, что между всеми ними есть поразительно общая основа – у всех то же основное начало, и они расходятся лишь в подробностях. Оккультисты знают, что все эти отчеты правдивы, поскольку они основываются на действительных физических переживаниях некоторых членов этих племен. Хоть они и сильно различаются в подробностях, они сходятся в существенном и все основаны на правде. Как мы уже говорили, некоторое изучение астральных феноменов может нам это объяснить.

Эти первобытные души проводят короткое существование на низших астральных планах, к которым они были привлечены, и вырабатывают в себе новые и более высокие идеалы и желания, которые расцветут и принесут плоды при их следующем земном воплощении. Кроме того, за это время изнашиваются и отбрасываются некоторые из их низших желаний и идеалов и таким образом очищается путь духовному развитию, всегда стремящемуся к развитию на астрале; все это служит для того, чтобы развить эти души немного – правда, очень немного, но и малейшее развитие уже выигрыш. Кроме того, так как астральная жизнь (и обычно также и жизнь земная) диких народов относительно коротка, эти души в действительности делают незначительные успехи в определенный промежуток времени – они могут изжить около сотни земных жизней, и соответственных жизней астрала, в то время как более развитая душа наслаждается духовным покоем на более высоких астральных планах.

И здесь, как и в других жизненных действиях, встречается справедливость и награда.

Одна из больших выгод дикой души на астральном плане – это развитие чувства товарищества и сочувствия к ближним. Это происходит от соединения души вновь с земными друзьями и происходящей отсюда радости. Кроме того, чувства вражды земной жизни сглаживаются природой астральной жизни, так как обладая там всем, к чему дикая душа стремится, гораздо меньше повода к ревности и соперничеству, чем в земной жизни. И, таким образом, ненависть утихает, а чувства товарищества и изначальной дружбы (начало всеобъемлющей любви) поощряются. Всякое пребывание на астральном плане сжигает понемногу все более и более низменные начала и пробуждает все больше более высокие, – иначе не было бы развития при повторных жизнях. Всякая душа, даже самая неразвитая, при каждом освобождении от тягот физического тела все более привыкает к чувству единения и единства. Из этого мы видим, что даже в таких грубых небесах первобытных народов есть возможность развития и уверенность в успехе. Счастье создает любовь, и душа откликается на это побуждение.

Первобытная душа недолго остается на астральном плане, с которым она связана. Быстро использовав ограниченные возможности проявления (хотя ей самой кажется, что это длится веками), она скоро ощущает дремоту сна, которая предшествует перерождению, и, переходя в состояние «комы», ждет привлечения кармы, ведущей ее в новое тело, для нового изучения уроков жизни и для того, чтобы жить и изжить то, что в ней таится. Притяжения земной жизни сильно чувствуются такой душой, и законы притяжения вскоре влекут ее обратно к земной жизни. В этом нет несправедливости или жестокости – всякая душа получает то, чего всего более желает и к чему более всего стремится. Здесь, как и всюду, господствует закон возмездия и царствует вечная справедливость. «Все хорошо» даже для таких низменных душ – и они все «на Пути»!

Глава 10. Астральные религиозные переживания

Изучающий отношения религий бывает поражен, что уже в самых первобытных верованиях проявляется бесчисленное количество убеждений, сект и разделений религиозной мысли. От самых первобытных суеверий диких племен до самых развитых понятий цивилизованных народов проходит соединительная нить основной веры в «Нечто», находящееся выше вселенной феноменов и служащее Безначальным Источником Мира. В связи с этим понятием находится основная вера в дальнейшую жизнь души после смерти тела. Но и это понятие различно толкуется разными религиозными авторитетами и сектами. Третье общее понятие, основной религиозный родовой инстинкт, это то, что будущая жизнь души зависит от характера и действий человека за время его земной жизни.

Длинен путь от некоторых из самых первобытных толкований этих трех основных принципов религиозной веры до высокого понятия познавшего многое оккультиста, которое было передано талантливым писателем следующим образом:

«Существуют три непоколебимых истины, который нельзя утратить, хотя они могут остаться невысказанными за недостатком слов. 1) Душа человека бессмертна, и ее будущее есть будущее, рост и великолепие которого безграничны. 2) Принцип, дающий жизнь, живет внутри нас и вне нас, бессмертен и вечно благотворен, его не слышно, не видно и его нельзя осязать, но тот, кто жаждет познаний, может его распознать. 3) Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания».

Это истины, которые так же велики, как сама жизнь, просты, как самый простой человеческий разум. Питайте ими голодающих.

Каждое из этих понятий и все различные разряды, существующие между ними, являются в равной мере последствиями созерцания человеком этого «Нечто»; бессмертие и закон кармы. Разница между меняющимися видами религиозных мыслей есть просто разница между понятиями о правде различных передовых людей, учителей и их последователей отдельных верований.

Все веры и религиозные догматы созданы людьми, как уверяют враги этих религий. Но эти добрые люди упускают вторую половину истины, т. е. что под верой и догматами, созданными людьми, вечно таится сознание всего человечества о существовании Истины. Разум, может быть, не в состоянии в точности передать это интуитивное сознание, но он действительно чувствует, что Истина существует. Человек обожествил почти все в материальном мире, опустился до поклонения собственному творению – и все это из за его ограниченного дара толкования. Но, преклоняясь перед палкой или камнем, вырезанным образом или антропоморфическим (человекообразным) божеством, он в сущности безотчетно поклоняется тому «Нечто», сознание которого побуждает его душу к религиозному поклонению. И, как это прекрасно выражают индийские Веды (священная книга у индусов), Высший принимает все эти поклонения, если только они исходят из самой души. «Существует лишь одна Истина, хотя люди дают ей много наименований», говорит древний мудрый йог прошедших веков.

Каждый человек сам себе создает тот вид религиозной веры, который более соответствует требованиям его души во всякий период его эволюции, и этой веры и придерживается. Созрев для более высокого постижения, он отбрасывает прежнюю веру и охотно принимает новую. Мир был свидетелем многих примеров такой эволюции религиозных мыслей и фактически проходит теперь через таковую. Путь рода человеческого усеян разбитыми и отброшенными божествами, материальными и духовными, которые когда то признавались миллионами поклонников. И при дальнейшем развитии человеческого рода еще много идолов будет отброшено и предоставлено уничтожению на путях времени. Но каждое божество имело свое предназначенное место в общей истории эволюции религиозной мысли человечества. Каждое служило определенной цели, и его идеалы помогли человечеству в его постоянном и вечном стремлении к Совершенной Истине.

Ввиду вышеизложенных фактов, разве не понятно желание найти в разумном и справедливом согласовании «по ту сторону» некоторые приготовления, сделанные для искренних религиозных верований человечества, как бы эти верования ни отличались друг от друга? Представьте себе духовное беспокойство бестелесной души, которая видела, как уважавшиеся ею всю ее земную жизнь верования и традиции, признававшиеся многими поколениями предков, смываются прочь точно потоком. И в особенности, когда душа недостаточно развита, чтобы понять или признать более высокие образы религиозной истины, а должна просто принять что нибудь ей непонятное или что ей претит, в связи с ее бывшим обучением или ее бывшими переживаниями. Это было бы столь же жестоко по отношению к бестелесной душе, как если бы это случилось еще при ее земной жизни.

Многие придерживаются того простого мнения, что бестелесная душа магически и моментально переходит от полного невежества к совершенному разумению, как только она перейдет «на ту сторону». Это довольно ребяческое воззрение, не имеющее под собой основы. В действительности разница общего разума и духовных достижений души до или после смерти очень мала. Развитие души происходит лишь постепенно, в теле или вне тела. Бестелесная душа обладает в сущности тем же разумом и теми же понятиями, в теле ли она или вне тела. «В» или «вне» – это лишь последовательные фазы продолжения ее жизни, следующих одна за другой, как день за ночью, лето за зимой. Потому то, что правдиво в чувствах и волнениях определенной души в ее земной жизни, почти так же правдиво в том же отношении в ее астральной жизни. Мы отмечаем это здесь, чтобы вы могли лучше понять изложенное нами на предыдущих страницах этой главы.

Соответственно, то, что мы могли бы ожидать (исходя из разумных и справедливых предположений) по отношению к религиозным переживаниям бестелесной души, действительно таково. То есть, на астральном плане каждая душа окружается той религиозной средой, которая соответствует лучшему из верований ее земной жизни. Она не только найдет те неопределенные «небеса» или «ады», которые ожидала найти, но окажется также в сношении с другими душами такого же верования, и с пророками, мудрецами и основателями ее собственной религии. Но эта среда будет для нее как мираж (марево), так как она является плодом человеческой мысли и ей нет соответствий в самой природе. Мысленные образы особого рода религиозной мысли очень усиливаются на астральном плане, принимая вид прочной действительности в понятиях верующего – хотя они вполне невидимы для людей иных верований. Присутствие пророков и основателей веры остается в среде, хотя души этих личностей уже давно перешли на другие планы жизни. Астральный план есть царство идеалов, и каждая душа находит на нем осуществление своего идеала.

Хороший христианин находит проявление наилучшего собственных верований и убеждений и отдыхает в убеждении, что его вера была настоящей, и что он получил заслуженное вознаграждение. Но это так же верно и по отношению к добродетельному брамину, или магометанину, или конфуцианину. Кроме того, каждая секта или каждое отделение религиозных верований встречает сотрудничество по отношению к ним на астральном плане. Но там нет вражды разных сект и религий. Всякая душа находит свое и забывает все остальное. Запомните, однако ж, это заметное исключение: душа, продвинувшаяся достаточно, чтобы понять, что есть истина во всех верованиях и проявившая при земной жизни веротерпимость, тоже пользуется сотрудничеством в своей вере, и ей дозволено видеть радость благословенных всех религиозных верований.

Однако надо помнить, что эти астральные представления различных религиозных верований и убеждений заключают только наилучшее каждого отдельного верования; одним словом, душа видит лишь высшее проявление и идеал, который ей достижим в ее любимой вере. Это, конечно, способствует развитию высших и задерживанию низших проявлений души, с той целью, что при следующем земном путешествии в душе уже будут наклонности к восприятию лишь высшего из собственных верований, и этим она поможет развитию религии на Земле. Иногда душа настолько развивается в астральной жизни, что принимает другие, высшие религиозные понятия при перевоплощении. Помните всегда, что духовное развитие постоянно ведет вверх, с более низкого к высшему, все выше и выше, навсегда.

Вопрос о религиозных наградах и наказаниях на астральном плане, который естественно относится к тому, что мы сейчас обсуждали, мы рассмотрим в следующей главе.

Глава 11. Астральные небеса и ады

Одно из изречений оккультного писателя, о котором говорилось в предыдущей главе, гласит: «Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания». И это истинно так, не только при земной жизни, но и вдвойне истинно по отношению к жизни души на астральном плане. Потому что каждая бестелесная душа несет с собой собственные небо или ад, ею же созданные и соответствующие ее верованию, и участвует в их благах или горестях, смотря по своим заслугам. Но судья, приговаривающий ее к награде или наказанию, не есть власть извне, но власть внутренняя, – одним словом, ее же совесть. На астральном плане совесть души очень заметно утверждается, и тихий голос, который, быть может, был заглушен при земной жизни, теперь звучит как трубный звук, и душа слышит его и ему покоряется.

Совесть человека, имеющая возможность ясно и заметно проявиться, самый строгий судья из всех существующих. Отставив всякий самообман и лицемерие, сознательное или бессознательное, она заставляет душу предстать голой перед собственным духовным взором. И душа, выражающаяся как собственная совесть, приговаривает себя, в соответствии с личными понятиями о добре и зле, и признает свою судьбу, как данную по заслугам. Человек может укрыться от суда других людей, но ему невозможно избежать собственной совести на астральном плане. Он не в состоянии уйти от суда своей совести и сам себя ведет к награде или к наказанию. Такова поэтическая справедливость природы, которая во многом превышает всякие понятия религиозных размышлений смертного человека.

И заметьте совершенную беспристрастность и справедливость всего. Человек судим согласно высшему достижению собственной души, которое, конечно, представляет достижения его времени и среды. Лучшее в нем, высшее, на что он способен, – судить и пересматривать все, что ниже этих достижений. В результате то, что высший разум признает за совершенную справедливость, служить мерилом души для себя самой. Выдающиеся ученые почти все того мнения, что всякая произвольная мера наказания, которая выработана человеческим сводом законов, далеко не соответствует неизменной, действительной справедливости: потому что возможно, что среда, в которой прожил преступник, и воспитание, им полученное, могли быть таковы, что совершение преступления является для него почти естественным; в то время как то же преступление, совершенное другим, может быть прямым противодействием его совести и вполне сознательным нарушением моральных законов. Навряд ли кто назовет преступлением, если лисица украдет цыпленка или кошка тайно слакает молока из чашки на столе. Есть много людей, чьи понятия о моральном праве или запрете не намного превышают таковые вышеназванных животных. Поэтому даже человеческий закон стремится, хотя бы в теории, не наказывать, а удерживать примером и наставлениями.

В связи с мыслью, выраженной в предыдущем параграфе, мы должны помнить, что совершенное правосудие не признает наказания как такового. Как мы уже говорили, по крайней мере в теории, даже человеческий закон не старается наказать преступника, а лишь добивается следующих целей: 1) предостеречь других от совершения преступлений; 2) удержать преступника от совершения дальнейших преступлений, запирая его или подвергая его иным изолирующим его наказаниям; 3) исправить преступника, указывая ему преимущества хороших и невыгоды плохих поступков. Если таковы стремлении ограниченного человеческого закона, то чего же нам ожидать от безграничного закона вселенной, в данном случае? Не более и не менее, конечно, нежели наказания, воодушевляющего к развитию «хороших» душевных качеств и заглушению «дурных» инстинктов. И как раз это развитой оккультист и встречает на астральном плане.

В связи с этим нужно запомнить, что наказания, наилучше воздействующие на душу низких идеалов, были бы без всякого значения для более развитой души – и наоборот. Короче говоря, в каждом отдельном случае род соответственного наказания ясно выражается идеалом о небе или аде, составленным человеком при его земной жизни, и такой идеал, конечно, сохраняется душой и при переходе из тела на астральный план. Разум некоторых вполне удовлетворен идеалом, представляющим собой серное озеро для грешников и прекрасное жилище на небе с золотыми улицами, коронами и звуками арфы для благословенных. Другие, гораздо более развитые люди, откинувшие прежние идеи о небе, как пространстве, и об аде, преисполненном муками, считают, что возможно высшее счастье для них было бы в состоянии или условиях, при которых их идеалы, их высшие цели осуществились бы, их сны превратились бы в действительность; а своим высшим наказанием они считают то состояние, при котором они могли бы проследить логические последствия причиненного ими зла. И оба эти разряда душ находят на астральном плане небеса и ады, как они их себе представляли – потому что оба создали себе свои небо и ад из материала собственного внутреннего сознания. И такие умственные понятия не кажутся недействительными – для тех, кто их сознает, радость или страдания не теряют своей действительности из за отсутствия физического тела.

На астральном плане «грешник», верующий в ад из серы и пламени, ожидающий его за «бесстыдные преступления, совершенные при жизни», не разочарован. Его верования обеспечивают его требуемой средой, и его совесть присуждает к тому наказанию, в которое он верит. Даже если его разум старается отбросить эти верования, а в нем все же остаются подсознательные воспоминания детства о наставлениях и традициях его рода, он окажется в тех же условиях. Ему придется перенести (конечно, лишь в воображении) традиционные муки и страдания, пока он не получит ценного наставления, смутные воспоминания о котором будут осаждать его при следующем воплощении. Это, конечно, случай из крайних. Есть много других разрядов и степеней «адов», переносимых на астральный план душами различных оттенков религиозных верований. Каждый получает наказание, наилучше приспособленное к отклоняющему влиянию и воздействию на него в его будущей жизни.

То же самое относится и к идеалам «неба». Душа может насладиться благами благословенных, соответственно собственным идеалам, за хорошие поступки и действия, занесенные в ее пользу в непогрешимых книгах ее памяти. Ни одна душа не бывает вполне «дурной» или всецело «хорошей», и из этого следует, что каждая душа склонна и к награде, и к наказанию, соответственно ее заслугам, определяемым ее пробудившейся совестью. Или, выражаясь иначе, совесть делает «средний вывод» для души, вывод, который тоже точно сходится с преобладающими верованиями души.

Те, которые при земной жизни преднамеренно привели себя к убеждению, что для души не существует будущей жизни, подлежат особым переживаниям. Они встречаются с таким же разрядом людей на плане, воображая, что переселились на другую планету и что находятся еще в плоти. И там им предстоит участвовать в великой драме кармы, страдая за горе, причиненное иным, и наслаждаясь благами, которые они уделяли другим. Они не наказываются за неверие – это было бы крайне несправедливо, – но они обучаются уроку о добре и зле в их же духе. Эти переживания также только духовны и происходят только от выражения в астральном проявлении воспоминаний их земной жизни, которые возбуждаются пробудившейся совестью, дающей возмездие «око за око и зуб за зуб».

Вера или отсутствие веры в будущую жизнь не меняет мирового закона о вознаграждении и астрального «очищения». Законы кармы не могут быть уничтожены отказом верить в будущую жизнь или же отказом допустить различие между добром и злом. В каждом существе таится, как бы глубоко запрятано оно ни было, интуитивное сознание того, что душа остается жить; и каждая душа обладает глубоким сознанием о каком нибудь моральном своде законов. И эти подсознательные взгляды и эта вера проявляются на астральном плане.

Те выдающиеся души, давшие нам наилучшие и наивысшие отчеты о жизни души «по ту сторону», соглашаются в своих сообщениях, что высшее блаженство и глубочайшее горе бестелесной, развитой и культурной души происходят в одном случае от постижения своих хороших действий и мыслей земной жизни и, в другом случае, от такого же постижения результатов дурных мыслей и поступков земной жизни. Когда взор души настолько прояснен, что может разобраться в запутанном здании причины и следствия и уследить за каждой отдельной нитью своего включения в него, то в душе получается небо и ад такого высокого напряжения, которое не снилось даже Данте.

Нет радости бестелесной души, которую можно было бы сравнить с радостью, ощущаемой при постижении логических последствий доброго поступка, и нет горя, сравнимого с горем постижения результата дурного поступка, к которому еще прибавляется горькая мысль, что «все могло бы быть иначе».

Но даже все это отходит от души. В сущности, эти постижения длятся иногда лишь минуту, которая душе кажется вечностью. На астральном плане нет вечного блаженства или вечного горя. Все это проходит, и душа снова появляется в земной жизни, чтобы вновь примкнуть к школе жизни, детскому саду Бога, чтобы там учить и переучить свои уроки. И помните всегда, что и небо, и ад всякой и каждой души обитает в самой этой душе. Каждая душа создает собственные небо и ад, так как ни то, ни другое не имеют настоящего существования. Небо и ад каждой души являются последствиями ее кармы и чисто духовным творением ее. Но этот феномен от этого не менее действителен для самой души; для нее в ее земной жизни нет ничего более действительного. И еще помните, что небо и ад на астральном плане не даются, как взятка или наказание – но лишь как естественный способ развития и развертывания более высоких качеств и задерживания низких, с целью продвижения души на Пути.

Итак, мы еще раз видим это в словах, приведенных в начале главы: «Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания» на астральном плане.

Но жизнь на астральном плане не состоит всецело из неба и ада. Там переживаются радости, не имеющие ничего общего с хорошими и дурными поступками земной жизни, но которые происходят от потребности выразить собственные творческие способности и сильнее упражнять разум – радости выражения и знания, выше которых смертный ничто не может ощутить. В следующей главе мы обсудим эти фазы жизни на астральном плане.

Глава 12. Астральное самопроявление

Одной из самых печальных особенностей земной жизни является невозможность полного выражения творческого импульса, художественного побуждения, стремления гения внутри нас к развитию. Перейдя некоторую точку жизненной лестницы, развивающаяся душа ощущает внутри себя постоянное побуждение того нечто, которое стремится выразиться и проявиться в чем либо существенном. Это может выразиться в художественном творчестве, музыке, литературе, изобретениях; или это может быть горячее желание работать над преобразованием мирских дел более соответственно вкусам души. Во всех этих случаях действует творческий импульс, старающийся объективно создать предметы согласно образцу, живущему внутри души. И этому проявлению голова, сердце и руки охотно способствуют.

Но, увы! очень немногие способы выявить при земной жизни десятую долю душевной мечты. Художественный инстинкт вечно стремится к совершенному проявлению и все же получает лишь крохи, падающие со стола. Душа вечно жаждет развития и достижения и все же получает лишь немногие капли, капающие с фонтана. Если бы эта жизнь являлась единственной, если б эти желания, стремления, голод и жажда души зависели лишь от возможностей земной жизни, тогда поистине оправдались бы стенания пессимистов и плач унывающих. Потому что, в сущности, эти импульсы и страстные желания являются лишь стремлением семени вырваться наружу, образуя ствол, ветви, цвет и плод. И семя не может рассчитывать на цвет и плод, пока оно еще в земле.

Но, как развитой оккультист вполне сознает, эти стремления семени являются лишь надеждой на будущие цветы и плоды. Сам факт их существования есть доказательство возможности – даже несомненности – их осуществления. Итак, следует смотреть на них не как на повод к разочарованию, а как на предвестника будущего исполнения и осуществления. Хорошо было выражено, что «в каждом стремлении обитает уверенность собственного достижения». Эти слова многим кажутся насмешкой и они, правда, были бы насмешкой, если б возможность осуществления ограничивалась лишь земной жизнью, в которой она проявляется. Но душа, достаточно высоко продвинувшаяся по пути достижения и имеющая возможность оглянуться на более низкие жизненные планы под ней, видит, что эти стремления гения к самопроявлению, в сущности, лишь «невзгоды души», которые должны предшествовать будущему рождению плода гения.

На астральном плане эти семена гения пускают ствол и ветви и готовятся к цвету и плоду следующих перевоплощений. В некоторых фазах астральной жизни, при очень сосредоточенном состоянии ума, таланты и гений человека очень быстро развиваются, и при следующем воплощении он уже подготовлен к проявлению сил, зарожденных в нем во время пребывания на астрале. Можно сказать про душу, что она получает и накопляет на астрале энергию, дающую ей возможность проявлять в следующей земной жизни невиданное до того могущество.

Простым примером может служить мальчик, обучающийся бегу на коньках, который находит, что он за день сделал мало успехов. В тот вечерь он ложится спать и забывает про катание, но, принявшись за то же дело на следующий день, он замечает, что сделал поразительные успехи. У большинства из нас были такие же примеры при исполнении мелких жизненных обязанностей. Мы замечаем, что во сне с нами что то происходит.

Тайна вышеназванного феномена кроется в том, что во время сна мальчика его подсознательный или инстинктивный разум упражняется в работе и почти достигает цели, и на следующий день доказывает на деле то, чему научился за ночь, – но сознательный разум не замечает этого изучения. Существуют глубины разума, которые берут на себя эти наши обязанности и которые, пока мы спим и наши сознательные способности отдыхают, сглаживают затруднения и упражняются в том, что должно быть исполнено на следующий день.

Таким же образом сверх сознательные (не под сознательные) способности разума души упражняются и преуспевают в труде следующей земной жизни, определяемом неотступным желанием и муками достижения, стремящимися к рождению. Но разница в том, что на этот раз душа вполне сознает работу своих сверхсознательных способностей и даже испытывает величайшую радость в совершении этого развития и достижения. Небесный мир тех душ, которые преисполнены желания действовать – творить, создать, сделать, – действительно блаженное царство, потому что там душа имеет возможность проявлять то, что было выше ее при земной жизни и выражаться в степени, превышающей ее сокровеннейшие мечты и желания на Земле. И это выражение и проявление совершается более от истой любви к совершению, – от радости к труду, от восторга творческого достижения, чем от надежды на вознаграждение. Лишь на астральном плане душа может достичь условий, изображаемых Киплингом в его строках:

«И лишь Бог нас восхвалит,
И лишь Бог нас осудит,
Никто не будет трудиться за деньги,
Никто не будет трудиться за славу;

Но каждый лишь из радости к труду.
И каждый на отдельной звезде
Обрисует образ, как он его видит,
Для Бога всех существующих образов».

То же самое относится и к искателю познаний – человеку, для которого упражнение разума является высшим счастьем. Он найдет книгу знаний раскрытой на много страниц дальше тех, на которых он был принужден остановиться при земной жизни. Философ, ученый, метафизик, естествоиспытатель или натуралист – все смогут выявить свои способности на астральном плане. Мировые читальни, лаборатории Вселенной к их услугам, и они там желанные гости. Возможности, предоставляющиеся им на астральном плане, удовлетворяют все их сокровенные желания. И, когда наступает время их перевоплощения, они возвращаются к земной жизни с развившимся разумом и увеличенной способностью рассуждения. То, чему они таким образом научились, проявляется в следующей жизни, как «интуиция».

Познавшие многое оккультисты хорошо знают, что великие изобретатели, как Эдисон, – великие философы, как Гегель, или Герберт Спенсер – великие ученые, как Дарвин или Гексли, про которых кажется, что они проявляют интуитивное знание данных предметов, в сущности проявляют на материальном плане все то, чего они достигли на астрале, как плоды их желаний и попыток при их прежних воплощениях. При большинстве своих открытий, эти гении обычно внезапно их постигают, как они сами описывают в своих мемуарах. Но по закону природы, ни один цвет или плод не может выйти без предшествуемого ему семени, – и эта правда одна и та же для умственного и физического плана. В таких случаях всегда есть «причины» для «следствия».

Борющемуся гению – нет, даже тому или той, кто чувствует, что мог бы стать гением при проявлении того, что таится внутри его, – этим душам представится случай проявиться на астрале и, если семя будет хорошо посажено в богатой почве души, то в следующем перевоплощении проявятся цвет и плод. Может быть эта мысль предстанет нам яснее при следующем сравнении:

1. Земная жизнь сравнима с фазой ползучей гусеницы, которая ощущает нечто, что она не умеет выразить и еле понимает;

2. Астральная жизнь сравнима с фазой куколки, во время которой образуется будущая прекрасная бабочка, пестрые крылья которой уже существуют в астральном виде;

3. Перевоплощенная земная жизнь сравнима с фазой бабочки, при которой идеал, ощущаемый в первой стадии и умственно проявляемый во второй стадии, вполне проявляется и действует.

Закон кармы осуществляет многое из своего дела на астральном плане, потому что там весь материал пластический и не сопротивляющийся, так как грубые прикрытия его отсутствуют. И этот закон точен и непреложен в своих действиях, он всегда приводит семя к оплодотворению, и всякое семя производит лишь свойственный ему самому плод:

Пусть только Учитель нас хвалит,
Пусть нас порицает лишь Он!
Да будет наш труд не корыстью,
А Им лишь одним вдохновлен!

Да будет труд сам – наша радость!
Пусть каждый вершит Вещество,
Как он его знает и видит,
Но лишь для Него – для Того,
Кто Дух всех вещей, взятых вместе,
Всех тысяч улыбок Его.

О, карма – все общие души, –
Ее творенья, думы, сны во сне,
То Я, что сотни кальп броней ей было,
Как ткань Безвременья на Дел веретене!

О, Безначальность, Бесконечность, – все
Что жизней – Жизнь, что истин – Истина в себе таит!
Что эта карма? – лишь стремленье к Богу;
Но твердь основ ее ничто не раздробит!

Пожнешь Ты, что посеял. В поле ржи
Рожь снялась и – видишь: рожь взросла,
Хотя лишь тишь, да тьма об этом знали
И участь человека – та же мгла.

Он сходит жать, что некогда посеял,
Зерно посеяв, в прежних жизнях, он узрит
Его плоды; а если ядный злак,
То почва ядная от боли возопит.

Но если вырвет злаки Он, заботясь,
Чтоб почва впредь давала добрый всход,
Растущей лишь в местах отменно чистых,
То много радости и счастья Он пожнет.

Глава 13. Занятия на астральном плане

Относительно вопроса о занятиях в небесном мире – астральном плане – интересно и поучительно прочесть следующее описание известного писателя на эту тему, г на А.П. Синнета:

«Люди, сознающие, что предписания земной жизни с неба делают счастье на небе невозможным, могут еще сомневаться в возможности истинного счастья в состоянии вышеописанного однообразного уединения. Это возражение может быть порождено лишь с точки зрения воображения, которое не в состоянии освободиться от настоящей среды. Начнем с однообразия или монотонности. Никто не станет жаловаться на однообразие в счастливейшие минуту или миг, или полчаса своей жизни. Каждый человек, во всяком случае, имел хоть несколько таких счастливых минут, которые он может привести как пример в данном случае. Возьмем хотя бы одну из них, слишком краткую для всякой возможности однообразия, и представьте себе, что ее впечатления необъятно продлены, без того чтобы какие либо события извне отметили ход времени. При таком положении вещей нет места для понятия об утомлении. Чистое, неизменное ощущение чрезвычайного счастья длится и длится, не на веки, потому что причины, вызвавшие его, не бесконечны сами, но на долгие периоды времени, пока производящий импульс не истощится».

Другой высокий авторитет на эту тему (приведенный Синнетом) высказывает: «Моральные и духовные качества должны найти себе площадь для распространения. Дэвачан (высокий астральный план) представляет из себя такое пространство. Поэтому в дэвачане приносят плоды все великие планы моральных преобразований, научных исканий отвлеченных природных начал – все божественные, духовные стремления, заполняющие самую светлую часть жизни, и отвлеченное целое занимается в этом внутреннем мире тоже собственным приготовлением, наслаждаясь последствиями великих благотворных духовных причин, посеянных при жизни. Оно живет чистой духовно сознательной жизнью – сон реалистической яркости – пока карма, удовлетворенная в этом отношении...

Существо переходит в следующую эру бытия, либо в этом же мире, либо в другом, в зависимости от его состояния развития. Потому в дэвачане работа меняется, постоянно меняется. Так как тот сон жизни является лишь плодом, временем жатвы психических семян, брошенных с дерева физического существования в минуты наших снов и вожделений, воображаемые мимолетные проблески блаженства и счастья, задушенные в неблагоприятной общественной почве, процветающие в розовом рассвете дэвачана и созревающие под его вечно оплодотворяющим небом. Если б у человека было лишь единое мгновение идеального переживания, даже тогда не могло бы быть, как ошибочно предполагают, бесконечного продолжения этого «единого мгновения». Этот единый тон, наигранный лирой жизни, образовал бы тональность субъективного состояния человека и выработался бы в бесчисленные гармонические тона и полутона психической фантасмагории. Там осуществляются полностью все неосуществленные желания, стремления и мечты, и объективные сны превращаются в действительность субъективного существования. И там, выше майи, посвященный, изучивший великую тайну проникновения столь глубоко в аркан существования, видит их мечтательные и обманчивые образы».

Тот же ученый продолжает: «Возражая этому, исходя из соображения, что мы таким образом „обмануты природой“ и называя это „обманным чувством наслаждения, не имеющим под собой реальной почвы“, люди лишь доказали бы свою полную неспособность постичь условия жизни и бытия вне материального существования. Как отметить в дэвачане, т. е. вне условий земной жизни, то же различие между тем, что мы называем действительностью, и фиктивным или искусственным подражанием последней в этом нашем мире. То же правило не может быть приложено к двум различным понятиям... Бестелесная душа невещественна и не связана одним местом, окруженными ограниченным горизонтом понятий... Поэтому, будучи внутри или вне своего тленного тела, она всегда отличима и свободна от его ограничении, и если мы называем ее дэвачанические переживания „болезнью природы“, то не следует разрешать нам называть „действительностью“ какие либо из тех чисто отвлеченных чувств, которые вполне присущи нашей высшей душе, ею отражаемы и усвоены – как, например, идеальное понимание прекрасного, глубокого человеколюбия, любви и пр., так же, как и всякого другого, чисто духовного чувства, заполняющего при земной жизни наше внутреннее существо либо безмерным горем, либо безмерной радостью».

Несомненно, стремящаяся вверх душа найдет гораздо больше счастья в представлении себе небесного мира, обрабатывающего проблемы жизни, дающего полную возможность развития творческих импульсов с тем, чтобы в новой и более полной жизни они могли бы расцвести и принести плоды и все сокровенные стремления, все идеалы могли бы осуществиться, – нежели неба с прекращением всякого развития и творческих попыток, где все кончается, где ничего не делается и не творится, где нет никакого занятия и остается лишь сложить руки и наслаждаться благом вечной праздности. Творческий инстинкт исходит из сущности самой природы, трепетания ее жизненной крови, потому что природа вечно работает, создает, делает, производит, превращаясь, делая, довершая всегда и вечно навеки, все дальше, не переставая, повышаясь от высокого к более высокому достижению, за время прохождения веков.

Истинно, – лишь это жизнь, и:

«Вся жизнь другая лишь живая смерть, страна,
где пребывают призраки одни;
Ветерок, звук, вздох, голос; звон колокольчика верблюда».

И все же люди до того прониклись материализмом земной жизни, что часто говорят о небесном мире высшего астрального плана как о призраке, о сне. Для них не существует ничего «настоящего», если оно не на материальном плане.

Бедные смертные, они не сознают, что в конце концов не может быть ничего более ненастоящего, более сноподобного, более преходящего, призрачного, чем этот самый мир материального вещества. Они не сознают полного отсутствия неизменности в нем, – что сам разум недостаточно быстро схватывает мелькание материальной действительности, потому что перед тем как разум успеет постичь материальный факт, сам факт этот уже превратился в нечто другое.

Мир разума, а еще более мир духовный, гораздо более настоящий, нежели мир материальный. С духовной точки зрения, нет ничего настоящего, кроме духа; а вещество считается самым преходящим и ненастоящим из всех призрачных образов. С той же точки зрения, чем выше поднимаешься над материальным планом, тем более настоящим, существенным становится переживаемый феномен. Из этого следует, что переживания души на более высоких астральных планах не только не настоящие по природе, но сравнительно куда более реальные, чем жизненные переживания на материальном плане.

Как приведенные выше писатели хорошо выразились, на астральном плане природа не введена в обман – но сама природа проявляется на этом плане более действительно, чем на материальном плане. Для непосвященного трудно это постичь, но души, сильно развитые, все более и более, в каждый последующий час своих переживаний, убеждаются в правдивости этого изречения.

Сильное заблуждение считать переживания души в небесном мире не намного важнее «игры в действительность», как выражаются некоторые материалистические критики. Стоит даже лишь обратиться к переживаниям земной жизни, чтобы увидеть, что самый лучший мирской труд часто производится в те часы, когда ничего вещественного не обрабатывается. В обыденной жизни самых прилежных и деятельных мирских работников есть время, которое можно назвать «идеальным периодом», т. е. то время, когда разум творит и создает то, что потом проявляется в вещественном виде. Ни одно здание, ни один мост или какое либо другое крупное созидание людское не были построены без предварительного сотворения его разумом одного человека или нескольких людей. Оно сначала существовало в творческих способностях разума – материальное здание лишь воспроизведение духовного созидания. Помня это, что же мы будем считать настоящим сотворением, духовное или материальное?

При своей деятельности на высоком астральном плане душа производит работу, схожую с работой разума изобретателя, художника, архитектора, когда он создает и определяет то, что примет потом материальный образ. Это можно назвать периодом или состоянием образования модели, или образца, или формы, которые потом послужат для материального проявления. Лишь невежественные люди могут считать эту стадию существования «только сном». Поистине, материализм приводит к ослеплению глаз человека, так что он видит настоящее ненастоящим, – а ненастоящее настоящим.

Чем более высокой степени существования душа достигает, тем существеннее ее переживания, – чем ближе она подходит к материальному при своем спуске, – тем менее существенны становятся ее переживания. Ах, майя, майя, ты – мать заблуждений, иллюзий, когда мы научимся возвышению над твоим очарованием! Те, кто играет глиной, испачканы ею и не видят ничего высшего и лучше ее липкого вещества.

  Скачать книгу Рамачарака «Жизнь за пределами смерти»





<< 1 2 3 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика