<< 1 2 3 4 5 >>

КОДЫ СОЗНАНИЯ, УПРАВЛЕНИЕ ЖИЗНЬЮ
из книги Грегга Брейдена «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»

Грегг Брейден (род. 1954 г.) – автор бестселлеров, духовный просветитель, часто делится своими знаниями на конференциях и в средствах массовой информации, рассказывает об изменениях, происходящих в человеке и планетарных переменах. Успешная карьера учёного, исследующего Землю, и инженера по разработке программного обеспечения воздушного и космического пространства позволили ему, в частности, распознавать и восстанавливать язык древних текстов.

Вера превыше тела

Довольно часто люди сопротивляются идее, что убеждение играет столь колоссальную, хотя и незримую роль в их жизни. В конце концов, какой силой обладает нечто столь малое и неприметное, как убеждение?

Мы живем в мире, где существующие условия навязывают нам мысль о том, что перемены совершаются в результате применения грубой силы. Когда же мы хотам увидеть нечто другое, альтернативное, нас учат, что, для того чтобы изменить что-то, необходимо подчинить себе существующую реальность. Будь то удаление опухоли хирургическим путем, громогласное высказывание своего мнения, с тем, чтобы его приняли к сведению, или отказ служить и подчиняться диктатору, общераспространенное мышление таково, что если что-то не требует больших усилий, то оно, очевидно, и не даст желаемых результатов. Так возможно ли вообще изменить наш мир, состояние своего организма или что-то другое с помощью незримой силы, которой обладают все?

За последние три столетия мы привыкли к тому, что наука объяснила нам, как устроена Вселенная и как она действует. Но традиционная научная модель не в состоянии объяснить появление стигматов. Когда ученые сталкиваются с подобным неординарным явлением, они склонны причислять его к аномалиям. По их мнению, это просто случайность, которую они удобства ради причисляют к категории «нерешенных тайн», чтобы вернуться к ней в более подходящее время. Но если в прошлом такая позиция, возможно, и оправдывала себя, то теперь становится невозможно игнорировать те самые явления, которые показывают нам, как устроен и действует этот мир.

Может ли вера человека быть настолько сильной, что она отражает его глубочайшие чувства на уровне плоти? Всенепременно! Хотя исследования эффекта плацебо не столь красочны и наглядны, как стигматы в виде христианского креста на чьем-то лбу, но они говорят о том же. Когда мы верим в истинность чего-то, наша вера в комбинации с другими силами в матрице Планка дает телу инструкции, которые и делают наши убеждения реальными. Иногда эти эффекты наглядно проявляются и в самом физическом мире, вне человеческого тела, как это, например, имело место при описанном выше эксперименте на Ближнем Востоке. Или, как и в случае со стигматами, они отражаются в теле, наделенном этими чувствами. Сознательно или подсознательно, но наши убеждения являются частью той информации, которая окружает и пронизывает наш мир и нас самих. От регенерации органов и кожи до исцелений в ходе экспериментов с плацебо, — во всех этих случаях вещество, из которого мы сформированы, сообразуется с матрицей наших глубочайших убеждений. Именно здесь новые открытия в области клеточной биологии приобретают особое значение, ибо они говорят на языке науки абсолютно о том же.

Недавние открытия, свидетельствующие, что «внешнее» поле влияет на внутриклеточную работу тела, повергло мир традиционных наук в шок. Биологи, погрязшие в своей вере в то, что ДНК является ключом, способным разрешить все тайны жизни, вынуждены были пересмотреть свои позиции в свете исследований, показывающих, что гены откликаются на информацию окружающего их поля. Здесь важно то, что электромагнитные волны убеждений, рожденных в наших сердцах, являются частью этого поля. Другими словами, хотя ДНК безусловно важна и определенно является кодом, передающим в наши клетки язык самой жизни, существует, однако, и другая сила, сообщающая ДНК, что именно нужно делать.

Именно это масштабное переосмысление и привело к появлению совершенно новой отрасли биологии, получившей название эпигенетика. Эпигенетика изучает скрытые влияния на гены, оказываемые множеством источников, включая и убеждения, контролирующие ДНК. Это направление мышления снова вписывает нас в уравнение жизни в качестве мощных агентов перемен. Именно такие откровения приведут нас к пониманию явлений вроде эффекта плацебо и объяснению того, почему вера человека в события двухтысячелетней давности может проявиться в наши дни в виде ран на его теле.

Часто приходится слышать, что вера человека в окружающий мир гораздо важнее того, что существует в реальности. Почему? Потому что, если мы достаточно ясно и определенно верим во что-то, наше подсознание трансформирует эту веру в реальность. Другими словами, поверив, мы увидим то, во что верим. Как признался более века назад популярный оратор и писатель Роберт Кольер: «Наш подсознательный ум не в состоянии отличить реальность от вымышленных образов». Поэтому нет ничего удивительного в том, что подсознательный ум человека, полностью идентифицирующего себя со страдающим на кресте Иисусом, дает его телу наказ воспроизвести в точности такие же раны. В своей вере этот человек проживает Страсти Христовы как реальность.

 

Как только мы осознаем нечто, что делает наши прежние взгляды на мир неполными, несовершенными или даже полностью ошибочными, считайте, что самая трудная часть процесса изменения наших убеждений позади. Непосредственный опыт и познание — это тот катализатор, который разбивает оковы прежнего восприятия, привязывавшего нас к старой системе взглядов. Как следствие, мы вступаем на путь к какой-то новой, иной точке зрения.

Глава 4. ВО ЧТО ВЫ ВЕРИТЕ? ВЕЛИЧАЙШИЙ ВОПРОС, ЛЕЖАЩИЙ В ОСНОВЕ ЖИЗНИ

Выше мы коснулись того, как действуют наши убеждения и почему они обладают силой менять наше тело и жизнь. Зная о такой силе, способной создавать абсолютно все — от счастливых взаимоотношений до срока продолжительности самой жизни, — резонно спросить себя о собственных убеждениях. Откуда они берутся? Как проявляются в жизни? И, вероятно, самый важный вопрос: во что мы верим — не во что, как нам кажется, мы верим или во что нам хотелось бы верить, а во что мы по-настоящему верим применительно к миру, другим людям и самим себе? Честный ответ на эти, казалось бы, невинные вопросы откроет нам двери в мир величайшей реализации наших возможностей и глубочайшего исцеления нас самих. При отсутствии же подобного понимания сокровенные загадки жизни часто так и остаются без ответа.

Смерть из-за убеждения

В самом начале жизни мы сформировали в себе сущностные, стержневые убеждения — те основные представления о самих себе, о других людях и о мире, которых мы с тех пор неуклонно придерживаемся. Сущностные убеждения могут быть позитивными или негативными, жизнеутверждающими или, наоборот, отрицающими жизнь. Главным источником этих убеждений являются детские впечатления. В самом начале жизни, например, услышав множество раз, что мы не заслуживаем того или этого, мы можем сформировать сущностное убеждение, что недостойны получать что-либо. Поскольку такие убеждения часто подсознательны, неудивительно, что мы в конце концов обнаруживаем, что они органично вплелись в нашу жизнь и проявляются в ней самым неожиданным образом. Неосознанное сущностное убеждение в том, что мы недостойны того, чтобы получать что-то, может проявляться в жизни в виде недостатка и лишений, чего бы это ни касалось — любви, денег, успеха и даже самой жизни.

Есть множество историй, свидетельствующих о том, что сила убеждений может «наследоваться» в роду, если эти убеждения приемлют и их придерживаются. Исследования показывают, что убеждения могут даже передаваться из поколения в поколение. Если они позитивны и жизнеутверждающи, возможность передачи их многим последующим поколениям не вызывает никаких возражений. С другой стороны, если эти убеждения из числа тех, что ограничивают или отрицают жизнь, в них нет ничего хорошего. А ведь для того, чтобы преобразовать убеждения ограничивающие людей из поколения в поколение, нужен только один человек — один человек в любом из поколений. И когда являются такие люди, они преобразуют не только самих себя, но и бесчисленные грядущие поколения, как об этом свидетельствует приводимый ниже пример.

Иногда все, что требуется, — это чтобы один человек совершил, казалось бы, невозможное в присутствии других людей. Видя, как разбиваются ограничения и открываются новые, доселе невиданные возможности, люди смогут объять эти возможности своим умом и закрепить их в собственном мысленном мире, поскольку лично убедились в их реальности.

 

В конце XX столетия, когда возродился интерес к связям между умом и телом, чуть ли не каждую неделю в научных и научно-познавательных журналах появляются сообщения о новых исследованиях, выявляющих прямую связь между тем, что мы думаем и чувствуем, и тем, как функционирует наше тело. Напрашивается вопрос: а не может ли эта сила воздействовать еще глубже, неким образом влияя на всех нас? Не может ли быть так, что мы, все сообща, разделяем некое общее убеждение, которое влияет на нас на столь глубоком уровне, что именно оно и обусловливает границы человеческой жизни? И если это так, то можно ли изменить это убеждение, изменив тем самым и границы жизни? На оба вопроса ответ положительный: «Да». Источник же такого убеждения, возможно, удивит вас.

Умираем ли мы преждевременно?

Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему мы умираем, прожив лишь 70 или 100 лет? Помимо очевидных травмирующих вещей, таких, как войны, убийства, несчастные случаи, нищета или крайняя нужда, что же в действительности является причиной смерти людей? Почему такие очевидные преимущества, как крепкое здоровье, неиссякаемая жизненная сила и полная смысла жизнь, постепенно теряются, когда мы переступаем так называемую «середину жизни» и все больше приближаемся к 100-летней отметке?

И ученые, и профессиональные медики, и прочие знающие люди — все согласны с тем, что наше тело обладает чудесной способностью поддерживать жизнь. Из 50 или около того триллионов клеток, составляющих организм человека, большая их часть, как установлено, на протяжении жизни обладают способностью к самовосстановлению и воспроизводству. Другими словами, мы постоянно обновляем и перестраиваем себя изнутри!

До недавнего времени ученые считали, что феномен клеточного воспроизводства имеет только два исключения — клетки мозга и клетки сердца. Интересно, что именно клетки этих двух центров наиболее тесно связаны с теми духовными свойствами, которые и делают нас теми, кто мы есть. Хотя, как показали новые исследования, клетки этих органов тоже обладают способностью к самовосстановлению, однако они, видимо, не нуждаются в этом и могут спокойно служить в течение всей жизни! Итак, мы возвращаемся к уже заданному вопросу: почему срок нашей жизни завершается примерно у отметки в 100 лет? Что именно отнимает у нас жизнь?

Исключая злоупотребления лекарствами и неверно поставленные диагнозы, главным убийцей взрослых людей в возрасте свыше 65 лет является болезнь сердца. Принимая во внимание ту работу, которую призвано выполнять наше сердце, и тот факт, что оно выполняет ее безукоризненно хорошо, эта статистика меня изумила. Сердце среднестатистического человека бьется с частотой примерно 100 000 ударов в день (свыше 2,5 миллионов ударов в год) и за сутки перекачивает шесть кварт (около семи литров) крови через артерии, вены и капилляры общей протяженностью примерно в 12000 миль. Наше сердце настолько жизненно важно для нас, что первым в утробе матери формируется именно оно — даже раньше, чем мозг.

Понятно, что такой чудесный орган, как сердце, который питает кровью или жизнью каждую клетку нашего тела, развился настолько, что стал самым долговечным органом в теле. Поэтому, когда очередную утрату человека, которого мы любим, врачи объясняют «неполадками» или «сбоем» столь великолепного органа, мы должны спросить себя, что в действительности случилось с этим человеком. Почему первый орган, развивающийся в человеческом теле, орган, который работает так мощно, так долго и клетки которого так износоустойчивы, что им не нужно даже воспроизводить себя, — почему этот орган спустя несколько коротких десятилетий просто перестает работать? В этом нет логики, если только здесь не присутствует еще один фактор, которого мы не учли.

Современная медицина обычно объясняет болезни сердца наличием множества физических и жизненных факторов, начиная от холестерина и питания и заканчивая токсичной средой и стрессами. Хотя эти факторы и могут иметь какое-то значение на чисто химическом уровне, к подлинной причине возникновения болезни они мало причастны. Так что же в действительности означают «неполадки в сердце»?

Вероятно, далеко не случаен тот факт, что все жизненные факторы, связанные с «неполадками в сердце», связаны также и с силой, общающейся с самой Вселенной, — эмоциями человека. Значит ли это, что те чувства, которые мы испытываем по отношению к собственной жизни и ее курсу, и приводят к этой столь катастрофичной для самого важного органа в теле «неполадке»? Ответ на этот вопрос утвердительный: «Да».

Боль, которая убивает

Растущее число доказательств, предъявляемых исследователями, работающими на переднем крае науки, свидетельствует о том, что к сбою сердца может привести душевная боль. В особой мере это относится к подавляемым негативным чувствам, способным создавать такие физические состояния, которые мы обозначаем термином «кардиоваскулярное заболевание»: хроническое перенапряжение сердечной мышцы, воспаление, высокое кровяное давление и закупорившиеся артерии. Эта взаимосвязь между умом и телом была недавно установлена экспериментальным путем в ходе выдающихся исследований, проводившихся в университете Дьюка под руководством Джеймса Блюменталя. В результате экспериментов Блюменталю удалось установить, что такие долговременные состояния, как страх, отчаяние, тревога и разочарование, являющиеся образчиками усиленно негативных эмоций, весьма деструктивны для сердца и повышают риск сердечных заболеваний. Каждое из них — часть более широкого спектра переживаний, который мы чаще всего обозначаем понятием «душевная боль».

Дополнительные исследования также указывают на существование этой взаимосвязи. Терапевт Тим Лоренс, директор Института Гофмана в Англии, считает, что потенциальным толчком, ведущим к проблемам с сердцем является наше неумение прощать и залечивать то, что он называет «старыми душевными травмами и разочарованиям». «Однажды, — говорит Лоренс, — это разрушает ваше здоровье».

Исследования Блюменталя показали, что, обучая людей «понижать на один тон» свои эмоциональные реакции на жизненные ситуации, можно предотвратить сердечные приступы. Именно в этом и заключается суть метода врачевания сердца — и особенно изменения убеждений, заставляющих нас верить в истинность того, что причиняет нам боль.

Естественно, результаты этих, так же как и прочих, исследований вовсе не свидетельствуют о том, что испытывать короткое время негативные эмоции — плохо или вредно. Когда нами владеют эти чувства, они служат сигналами, указывающими на то, что мы переживаем ситуацию, требующую внимания и разрешения. Только в том случае, если мы игнорируем эти эмоции и лежащие в их основе убеждения и позволяем им накапливаться месяцами, годами, а то и в течение всей жизни, никак их не решая, только тогда они могут стать проблемой. Может ли ответом на вопрос, почему мы умираем, служить то, что болью жизненных разочарований мы изводим себя до смерти? Комментируя эту возможность, Блюменталь в своих исследованиях высказывает такую мысль: «Вероятно, когда люди говорят о смерти от разрыва сердца, они на самом деле хотят сказать, что чрезмерные эмоциональные реакции на разочарования и утрату могут вызвать фатальный приступ сердца». На языке своего времени древние традиции говорят о том же самом.

 

В нашем организме заложен биологический потенциал, позволяющий нам жить гораздо дольше, более здоровой и насыщенной жизнью, чем та, которой живут в настоящее время многие люди. Кроме физических элементов, в нашем организме должно быть что-то еще, чего недостает в современном уравнении долголетия. Как бы мы ни называли это «что-то», оно представляет собой духовную силу, подпитывающую и питающую наш организм. Древние на языке своего времени оставили нам указания, следуя коим можно расчистить пространство для этой жизненной силы, от которой зависит вся жизнь.

Во что вы по-настоящему верите? Великий Вопрос, лежащий в основе вашей жизни

Нашей жизнью управляет некое центральное убеждение, причем управляет так, что мы, возможно, этого даже не сознаем или не думаем об этом. Причина, по которой это убеждение имеет над нами такую власть, а мы даже не догадываемся о его существовании, состоит в том, что оно бессознательно. Именно так. Действуя подобно автопилоту, то есть как инстинктивная программа в недрах нашего ума, прямо в этот самый момент нами правит некое сущностное убеждение, столь мощное, что оно является своего рода эталоном, с которым мы сравниваем все прочие убеждения в своей жизни.

Сколь бы разнообразной ни представала ваша жизнь, в ней нет ничего такого, что бы не преломлялось через линзу этого главного убеждения. К нему сводится всё без исключения — вся ваша любовь и все ваши страхи, все возможности в жизни, как те, которыми вы уверенно воспользовались, так и те, которыми вы не воспользовались из боязни совершить ошибку, а также здоровье, молодость вашего тела и процесс старения, успехи или неудачи во взаимоотношениях с другими людьми, самими собой, миром и Вселенной.

Вы сможете понять, что значит для вас это убеждение, ответив на единственный вопрос: верите ли вы, что существует только один источник всего, что происходит в мире, или же вы убеждены, что существуют две контрастные и противостоящие друг другу силы — добро и зло: сила, которой вы «нравитесь», и сила, которой вы «не нравитесь»?

Эталон жизни

Ответ на этот Великий Вопрос является эталоном вашей жизни. Если вы убеждены, что в мире существуют две противоположные друг другу силы, значит, вы всегда будете смотреть на происходящее в жизни через линзу полярностей и разобщенности. Несмотря на то что это убеждение, вероятно, неосознанное и вы никогда не говорили о нем с другими и, может быть, даже не признавались в нем самим себе, тем не менее именно оно управляет вашим восприятием любви и исходом любых взаимоотношений, вашей карьерой, финансами и качеством вашего здоровья.

Короче говоря, это, часто неосознанное, убеждение может существенно обеднить нас, а то и вовсе лишить самых волнующих переживаний в жизни, причем так, что мы даже не будем об этом знать.

Например, если мы воспринимаем силу «света» как своего друга, который любит нас и желает нам всего самого лучшего, и при этом верим, что «тьма» не любит нас и хочет заманить в ловушку деструктивных поступков, то мир в этом случае будет выглядеть для нас как поле битвы между двумя этими силами. А когда мир являет собой поле битвы, то и сама жизнь становится битвой. Если мы убеждены, что эти две силы противоборствуют, то это противоборство начнет сказываться в каждом нашем убеждении, начиная с того, насколько мы достойны любви и успеха, и заканчивая тем, достойны ли мы самой жизни! И нет ничего удивительного в том, что это глубоко потаенное убеждение, порождающее постоянное противоборство посредством силы подсознательного ума, проявляется в химическом составе нашего тела.

Как говорилось выше, всем чувствам, эмоциям и убеждениям, которые мы создаем внутри себя, соответствует их физический эквивалент на уровне биохимических процессов в клетках нашего тела. Поэтому в нас наличествует в буквальном смысле слова, и «химия любви», и «химия ненависти».

Если мы в самой основе своего существа убеждены, что жизнь — это редкий и драгоценный дар, который нужно изучать, исследовать, холить и лелеять, то мир, с нашей точки зрения, прекрасное место, достойное изучения. Он изобилен и богат на переживания и возможности. Главное поверить, что мы здесь в безопасности. Это нечто большее, чем просто надеяться или желать, чтобы так оно и было. Мы должны принять собственную безопасность всеми фибрами своего существа.

Тут вы, возможно, скажете: «Ладно, пусть так! Но скажи-ка мне, где же существует этот безопасный мир?» И я соглашусь: да, если исходить из того, о чем пишут в средствах массовой информации, а также общественного мнения есть все причины считать, что наш мир являет собой все что угодно, но только не безопасное место.

С другой стороны, если мы действительно убеждены, что этот мир опасен, и ежедневно претворяем это убеждение в жизнь, то мы увидим, как такое убеждение сказывается в нашей жизни во всем, начиная от работы и карьеры и заканчивая личными отношениями и здоровьем. Даже когда на нашем пути возникнут благоприятные возможности, мы будем чувствовать, что не готовы принять их. Мы побоимся рискнуть, мы будем чувствовать себя недостойными той работы или той любви, которые принесут нам истинную радость, и упустим то, что идет к нам в руки.

Если мы не находим причины верить в иное, то неудивительно, что мы обнаруживаем, как та битва, в которую мы подсознательно верим, разыгрывается в клетках нашего тела. Они интерпретируют наши убеждения как рабочие указания и создают внутри нас химическую среду, не дающую нам в полную силу наслаждаться той благодатью, которую мы ценим и лелеем больше всего, — самой жизнью.

Переписать правила древней битвы

Последствия наших убеждений, негативно проявляющиеся в наших же отношениях и, в худшем случае, сказывающиеся на нашем же здоровье, на уровне тела и в окружающем мире разыгрываются в виде того, что в исторической перспективе предстает как древняя битва, о которой говорилось выше, — как борьба между светом и тьмой. Тысячелетиями мы поляризовали эти силы в своей жизни — выбирая одно и уничтожая другое. Хотя эта битва ведется по меньшей мере вот уже 2000 лет, не стихает она и в наши дни. Мы видим, как она разыгрывается на уровне технологий и убеждений XXI века.

Как и в отношении любой битвы, мы здесь тоже вправе спросить себя: если мы используем верную стратегию, тогда почему не побеждаем? Возможно ли, что древняя битва между светом и тьмой и не битва вовсе, в обычном понимании этого слова, то есть не схватка, где кто-то побеждает, а кто-то проигрывает? Что, если в основе ее лежит некая идея об изменении законов и правил, по которым она ведется? Что, если смысл этой битвы не столько в том, чтобы победить, сколько в том, чтобы заставить нас изменить наши глубинные убеждения, являющиеся ее скрытой причиной? Возможно, вся соль в том, что эта великая битва, разыгрывается перед нами все время, постоянно, но не как генеральное сражение, а в виде мелких схваток и стычек. Если это так, то что мы можем вынести для себя из них?

Я, например, хорошо знаком с людьми, которые утверждают, что они сближаются лишь с теми, кто «на стороне сил света». Или что их друзьями и близкими овладели «силы тьмы». Слыша это, я каждый раз прошу об одном и той же — провести разделительную черту между двумя этими силами и показать, где заканчивается свет и начинается тьма. И как только мои собеседники пускаются в объяснения или хотя бы пытаются разграничить свет и тьму, я тут же демонстрирую им нечто еще более потрясающее, нежели сами силы света и тьмы, а именно, что в тот миг, когда эти люди начинают проводить разграничивающую линию между светом и тьмой, они попадают в древнюю ловушку, привязывающую их к тем самым полярным убеждениям, от которых им так хочется избавиться!

И происходит это только по причине наличия у них оценочных категорий добра и зла, — мол, первое лучше и заслуживает большего права на существование, чем второе. Под влиянием этих категорий они и дальше будут пребывать в том же состоянии, которое, по их словам, хотят изменить. Я отнюдь не предлагаю своим друзьям, чтобы они мирились с тем, что привносит в их жизнь тьма. Однако согласитесь: есть огромная разница между оценкой этих сил и их различением — признанием того, что они существуют и что-то олицетворяют. Именно в этой очень тонкой, хотя и огромной разнице и заключен секрет, позволяющий нам подняться над полярностью света и тьмы и остановить их битву. Иными словами, речь идет не о том, чтобы победить в битве, а о том, чтобы подняться над противоположностями, которые она навязывает.

Одним людям идея слияния в жизни света и тьмы в единую мощную силу всегда казалась чем-то вполне осуществимым, хотя они, возможно, не вполне представляли себе, как это осуществить. Другим же сама мысль о примирении этих двух сил кажется чем-то невообразимо диким. Она бросает вызов всему, чему их учили, и звучит, на их взгляд, как ересь! Но только до тех пор, пока мы не взглянем на факты.

Факт 1: Убеждения и чувства, которые мы храним в своем сердце, ежедневно и ежеминутно ведут непрекращающийся диалог с нашим мозгом.

Факт 2: Во время этого диалога сердце повелевает мозгу влить в тело «химию любви» или «химию страха».

Факт 3: Царящая в теле «химия любви» утверждает и продлевает жизнь.

Факт 4: Царящая в теле «химия страха» отрицает и умаляет жизнь.

Факт 5: Внутренне принять убеждение в том, что эти две силы бьются за разные идеалы, — значит впустить эту битву в свое тело и в свою жизнь.

Вопрос: имеет ли смысл, исходя из перечисленных фактов, продолжать участвовать в нескончаемой битве между светом и тьмой, рассматривая первую силу как друга, а вторую — как врага? Или же имеет смысл признать, что и та и другая сила необходимы и, в сущности, в равной мере потребны для существования нашего трехмерного мира его электронами и протонами, днями и ночами, мужчинами и женщинами, жизнью и смертью?

Вывод: Чтобы прекратить древнюю битву между силами света и тьмы, мы должны осознать, что речь идет не столько о том, чтобы встать на одну или другую сторону, сколько о том, чтобы установить равно дружественные отношения с обеими силами.

Как только мы примирим силы света и тьмы в качестве элементов одной силы, тут же возникает другой вопрос: как использовать эту единую силу в жизни? Именно здесь на выручку приходит идея об убеждении как компьютерной программе. Как и с любой программой, если вы знаете код, то сами устанавливаете себе пределы. Точно так же и знание убеждения-кода даст нам возможность устанавливать пределы в собственной жизни.

Глава 5. ЕСЛИ ВЫ ЗНАЕТЕ КОД, ТО МОЖЕТЕ ВЫБИРАТЬ ПРАВИЛА: ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ПАРАДИГМЫ ЛОЖНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ

Верим ли мы в самом деле в то, что являемся частью имитации космоса, или просто используем эту идею как метафору наших взаимоотношений с повседневным миром, для нас это менее важно, чем те возможности, которые предлагают подобные концепции. Метафора или факт, они дают нам в руки некий язык, на котором мы можем вести диалог со Вселенной, и указывают место, откуда мы можем его начать. И в том и в другом случае жизнь со всеми ее перипетиями основывается на некой программе — коде реальности, — которая переводит возможности в реальность. Этим кодом является убеждение. Если мы узнаем, как формировать правильное убеждение, тогда наши представления о том, что для нас возможно, а что — нет, изменятся навсегда. Другими словами, в мире, основанном на убеждении, возможно все.

«Чудеса» реальной жизни

В 2005 году Аманда Деннисон из канадского города Альберта была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как рекордсменка, дольше всех ходившая босиком по раскаленным углям. В принципе этот феномен не нов, и на него то и дело ссылаются руководители многочисленных семинаров, посвященных личностному росту, как на метод, основанный на безраздельной вере в себя и свои силы. Однако то, что отличает Аманду от всех прочих огнеходцев, — это продолжительность ее концентрации или фокусировки, что и позволило ей достичь столь выдающегося результата. В тот день она прошла по раскаленным углям, нагретым до температуры 1700 градусов по Фаренгейту (примерно 927°С) расстояние в 225 футов (около 195 м), и это с учетом того, что первый человек, установивший рекорд в огнехождении в отличие от нее получил сильные ожоги.

В прошлом выдвигалось немало научных теорий, пытавшихся объяснить, как люди ходят но раскаленным углям (причем на куда более короткие расстояния), не получая ожогов. Они учитывали и фактор быстрой ходьбы, и возможность того, что ступни огнеходца покрываются тонкой пленкой пота, защищающей их от раскаленных углей. Но в случае с Амандой, прошедшей по углям более 200 футов, все эти теории гроша ломаного не стоят. Так что же произошли с Амандой? Что было в ней особенного, что отличало ее от людей, окружавших эту женщину летним днем 2005 года и наблюдавших за тем, как она устанавливает свой рекорд? Тот же вопрос можно поставить и шире: что происходит с теми, кто совершает нечто столь же чудесное?

 

Сколько раз мы слышали о людях, совершающих то, что, казалось бы, противоречит здравому смыслу повседневной реальности и даже нарушает «законы» физики и природы по крайней мере в том виде, как мы понимаем их сегодня!

Например, мы слышим о самых обычных людях, которые вдруг, ни с того ни с сего обретают сверхчеловеческую силу, которой раньше у них не было. Например, силу спасти жизнь другому человеку, как это случилось с Томом Бойлем из Тусона, штат Аризона, летом 2006 года. Увидев, как юношу сбила машина и остановилась, придавив его тело к земле, Бойль бросился к машине и поднял настолько, что шофер смог вытащить из-под нее 18-летнего Кайла Холтраста. После случившегося Бойль дал нам возможность оценить то состояние ума, которое владело им, когда он поднимал машину. «Что, если бы это был мой сын? — вот все, о чем я мог думать в это время, — сказал он. — Случись с ним такое, я бы хотел, чтобы кто-то сделал для него то же самое.

Хотя истории, подобные той, что случилась с Бойлем, редки, они отнюдь не уникальны. И мы не всегда можем объяснить их одной лишь силой человеческого тела. Летом 2005 года на канале «Би-Би-Си Ньюс» передавали репортаж о женщине, поднявшей тяжесть, более чем в 20 раз превышавшую вес ее собственного тела, чтобы спасти своего друга, попавшего в результате несчастного случая под ее машину. Она сделала это, даже несмотря на то, что сама была ранена. Эта женщина, 23-летняя Кайла Смит, ростом всего-то пять футов и семь дюймов, потеряла контроль над управлением машины, и та, вылетев на обочину, перевернулась. Когда Кайла пришла в себя и осмотрелась, то увидела, что нога ее друга придавлена машиной. Она выбралась наружу через окно дверцы и приподняла машину на шесть или семь дюймов, чтобы освободить своего друга! «Я знала лишь, что должна освободить его, — сказала Кайла после инцидента, — а никого, кроме меня, в то время поблизости не было».

Хотя подобные происшествия случаются не каждый день, они все же случаются. И если они случаются с одним человеком или дюжиной людей, то это, возможно, указывает на то, что есть нечто, доступное всем нам. И самое важное здесь, судя но всему, то, что мы основываем свою жизнь на вере в собственные ограниченные возможности, как, например, на вере в то, что машина слишком тяжелая и нам ее не поднять. И только когда что-то случается и меняет нас — что-то вроде несчастного случая с другими людьми, чья жизнь зависит от наших действий, — то вместе с нами меняются и наши ограниченные убеждения. Даже если эта перемена длится лишь мгновение, для нас понять эта «что-то» — значит открыть двери навстречу еще больший возможностям и пониманию себя и мира.

Самое трудное в этой мистерии и для ученых, и для философов то, что наш повседневный мир вовсе не является «реальным». Скорее мы живем иллюзией — тем, что древние называли теневой реальностью, являющейся отражением куда большей реальности, чем та, которую мы воспринимаем как свою повседневность. Красной нитью через все представления древних проходит мысль, что подлинная реальность не здесь. Ее здесь и близко нет. Хотя наши тела, безусловно, принадлежат этому миру, та жизненная сила, которая выражает себя через наши тела, в действительности находится где-то еще — как некая гораздо большая реальность, которую мы не в состоянии разглядеть из точки нашего обзора.

Насколько реальна «реальность»?

Когда Альберта Эйнштейна спросили, что, по его убеждению, представляет собой реальность, он ответил скорее как философ, нежели как ученый. Его часто цитируемое изречение «Реальность — это просто иллюзия, хотя и очень настойчивая иллюзия» указывает на то, что и сам Эйнштейн полагал, что наша повседневная реальность, возможно, не столь уж очевидна, как мы склонны считать.

В письме, направленном в Прусскую академию наук 27 января 1921 года, Эйнштейн пояснил свой взгляд на реальность уже как ученый: «В той мере, в какой законы математики приложимы к реальности, они неочевидны, — начинает он свое обращение, подразумевая, что мы все еще не знаем, как устроен и действует мир, и продолжает: — А в той мере, в какой они [законы] математики очевидны, они не приложимы к реальности». Сколь потрясающе честная оценка того, насколько далеки мы от понимания Вселенной и своего существования!

 

В буддийской махаяне одной из важнейших сутр священных текстов считается Ланкаватара-сутра. Считается, что она была записана со слов самого Будды, которые он произнес на Цейлоне (теперь Шри-Ланка). Один из центральных, ключевых моментов этого текста: в нашей реальности не существует внешних объектов. Все они существуют лишь в сознании — подобно сну или чудесно созданным образам. И мир форм, и мир бесформенный являются результатом особой разновидности сознания, называемого воображением.

Поэтому, несмотря на то что любое явление, безусловно, кажется нам достаточно реальным, в действительности возможная реальность, согласно буддийской доктрине, становится «реальным» восприятием лишь там, где мы фокусируем внимание и устремляем на фокусируемый объект чувство. Другими словами, то, что мы воспринимаем как повседневную реальность, на самом деле есть всего лишь форма коллективного сна.

Если не считать некоторых расхождений в терминологии, эта древняя традиция во многом напоминает появляющиеся в наши дни теории о виртуальной реальности. Однако привержены ли мы старому или новому способу мышления — и там, и там мы неразрывно вплетены в ткань самой реальности. И там, и там лишь путем взаимодействия, пока мы пребываем «во сне», возможности нашего ума становятся реальностью мира. С какой точки зрения ни подойди, и древние традиции, и современная наука предлагают нам думать о себе не как об «аутсайдерах», таинственным образом заброшенных в земную реальность с целью ее познания, а как о части этой реальности, неотделимой от нее.

Мы получим кое-какое представление о том, сколь глубоки взаимодействие и взаимопроникновение между нами и реальностью, если представим сходную связь капли воды и океана, в котором она находится. Если даже и возможно отделить каплю от океана, то в целом очень трудно выявить, где заканчивается капля и начинается океан, и наоборот. В сущности, как океан и капля неотделимы друг от друга и составляют одно целое, точно так же и мы являемся неотделимой частью реальности, которую творим.

И виртуальную реальность, и сновидческие идеи делает столь привлекательными то безошибочное сходство, которое наблюдается между ними в подходе к тому, как действует реальность. Как уже говорилось ранее, например, Джон Уилер утверждает, что мы не просто играем в реальности какую-то роль, но играем главную роль в том, что он называет «соучаствующей Вселенной». Мы, как участники, актом фокусирования своего сознания — актом наблюдения и изучения мира — вершим акт творения как таковой. Мы — те, кто наблюдают. Мы — те, кто изучают мир. И всюду, куда бы мы ни устремили взор, наше сознание создает нечто, доступное нашему восприятию.

Общим элементом, можно сказать, стержнем излагаемых здесь идей является то, что в соучаствующей Вселенной вы и я есть часть этого уравнения. Мы — катализаторы событий своей жизни, и познаем и сопереживаем нами сотворенное. И то и другое происходит одновременно.

В соучаствующей реальности мы и создаем переживаемое, и одновременно, переживаем нами созданное.

Если мы суть творцы и те, кто познает свое творение, то здесь поневоле напрашивается вопрос: каковы законы, по которым действует наша реальность? И обладаем ли мы мудростью, чтобы распознать эти законы, когда их узрим? Не указывают ли уже известные «законы» физики на то, как функционирует реальность в действительности? Если это так, то, по мере того как ученые разгадывают загадки природы, они, возможно сами того не ведая, показывают нам и духовные ключи к нашему могуществу. А чтобы нам сопутствовала удача на этом пути, мы должны в процессе проверки и тестирования этих истинных законов учитывать все, что попадается нам на глаза, включая аномалии и явления, которые не всегда состыковываются с тем, что предсказывают теории. Часто оказывается, что именно аномалии помогают нам постичь ключи к познанию действий этих явлений!

В поисках законов реальности

На протяжении последних трехсот и даже более лет ученые предлагали, тестировали и видоизменяли свои объяснения, касающиеся как устройства Вселенной, так и того, например, что такое гравитация и свет и как они действуют. Проблема в том, что все их усилия привели нас к наличию двух совершенно различных сводов законов, описывающих разные аспекты одной и той же реальности, — классической и квантовой физики.

Открытые Ньютоном в 1687 году «законы» заложили основу такой области науки, как классическая физика. Обогащенная в конце 1800-х годов теориями электричества и магнетизма Джеймса Максвелла, а затем в начале 1900-х — теорией относительности Альберта Эйнштейна, классическая физика добилась огромного успеха в деле объяснения широкомасштабных явлений, доступных нашему взору, вроде движения планет и галактик и падающих с деревьев яблок. Она служила и служит нам столь эффективно, что мы сегодня можем рассчитывать орбиты космических спутников и даже высаживать людей на Луну.

Однако в течение 1900-х годов были выявлены две области, где законы Ньютона, видимо, не действуют: макромир галактик и микромир квантовых частиц. До этого времени в нашем распоряжении просто не было технических средств, позволяющих заглянуть в субатомный мир или наблюдать за тем, как ведут себя атомы в момент рождения далекой звезды. И в макро-, и в микромирах ученые начали подмечать явления, необъяснимые с точки зрения законов классической физики.

Иногда, например, квант энергии проявляет себя в виде частицы и действует точно так же, как обычно действуют частицы. В этом случае он подчиняется физическим законам, которыми пользуются ученые для описания отдельных «объектов», мир предстает таким, каким и должен, и все счастливы. Однако в следующий раз квант энергии, казалось бы, нарушает эти законы. Он одновременно проявляется во многих местах сразу, взаимодействует как с прошлым, так и с будущим и даже, в зависимости от ситуации, переходит из одного состояния (состояния «вещественных» частиц) в другое (состояние невидимых «невещественных» волн). И именно такое поведение кванта энергии все радикально меняет.

Поскольку мы, судя по всему, сформированы из той же субстанции, которая попирает все законы классической физики, описывающие мир, ее поведение меняет и те законы, которые управляют нами, какими мы себя видим в этом мире. И чтобы объяснить эти исключения, должна была возникнуть новая область физики — квантовая физика.

Различие между тем, как действует квантовый мир и как действует мир повседневный, привело к появлению в среде ученых двух школ мысли. И у каждой школы есть свои теории в поддержку ее постулатов. Величайшая задача, стоящая перед нами, — объединить эти два различных способа мышления в единое мировоззрение, в единый взгляд, в унифицированную теорию Вселенной.

Для того чтобы осуществить эту задачу, требуется наличие чего-то, что связало бы между собой макро- и микромиры таким образом, который мы только-только начинаем постигать. Именно это «что-то» по-прежнему остается для нас загадкой, хотя в начале 1909 года мы, возможно, непосредственно соприкоснулись с ним.

Изменяется ли мир потому, что мы на него смотрим?

Хотя идея о том, что наши убеждения и повседневная реальность неразрывно связаны друг с другом, совсем не нова, научное доказательство их связи неожиданно было получено в 1909 году в ходе единичного эксперимента. Сам эксперимент довольно прост, но он привел к появлению нового вида мышления — визионерства, давшего столь удивительные результаты, что мы и по сей день их обсуждаем.

В своей лаборатории в Англии физик Джефри Инграм Тейлор начал демонстрацию опыта с того, что показал найденный им способ выбрасывания вещества, из которого сформированы атомы, — квантовых частиц света, называемых фотонами, — из проектора в мишень, расположенную на небольшой удалении от проектора. В этом-то вся суть: прежде чем фотоны достигали мишени, они должны были пройти сквозь барьер с двумя щелями.

Как вода способна просачиваться через многочисленные щели в стекле, когда изо льда она в ходе таяния превращается в жидкость, то же самое, как показал эксперимент Тейлора, способны проделывать и фотоны. К удивлению ученого, фотоны из частиц, которые могли пройти через отверстие в барьере по одной за раз (одна щель), преобразовались в волны, проходящие одновременно через все отверстия (две щели). Это открытие потрясло не один ученый ум, но только потому, что в классической физике нет ничего такого, что объясняло бы, почему или по каким таким причинам вещество, из которого все сформировано, может менять саму природу своего существования. Для объяснения этого открытия следовало изобрести новую разновидность физики — квантовую физику.

Для начала Тейлор и его коллеги задали себе два вопроса. Первый: «Как частицы узнали, что в барьере не одно, а несколько отверстий?» И второй: «Что заставило их изменить первоначальное состояние на волнообразное, дабы подстроиться под ситуацию?» Чтобы ответить на эти вопросы, им пришлось задать еще один, более проникновенный: «Кто знал о том, что в барьере не одно, а несколько отверстий?» Ответ был очевиден. Об условиях этого эксперимента знали только находившиеся в помещении люди, то есть сами ученые.

Неужели на ход эксперимента оказало влияние «знание» самих ученых? Возможно ли, что сознание находящихся в помещении наблюдателей — их убеждение и ожидание того, что частицы будут вести себя тем или иным образом, — каким-то образом стало частью самого эксперимента? И если да, то какое это имеет значение для всех нас? Если убеждения ученых повлияли на фотоны во время эксперимента, не делают ли того же и наши убеждения в повседневной жизни?

Эта возможность распахнула двери навстречу тому, что считалось почти немыслимым в то время. Этот эксперимент подтвердил то, о чем твердят и что проповедуют нам древнейшие и самые почитаемые духовные традиции: качество наших убеждений и ожидания оказывают прямое и мощное воздействие на то, что происходит в нашей повседневной жизни. Причем акт такого со-участия происходит очень быстро и на сугубо личностном уровне.

Почти через девяносто лет после того, как эксперимент с двумя щелями потряс основы классической физики, он был повторен. На этот раз, однако, ученые были вооружены лучшей техникой и более чувствительными приборами. В отчете от 1998 года, озаглавленном «Квантовая теория продемонстрировала: наблюдение влияет на реальность», израильский научный институт Вайсмана подтвердил результаты первого эксперимента 1909 года, объявив при этом о дополнительном открытии, которое устраняло все сомнения по поводу того, о чем свидетельствовали эксперименты. Ученые установили, что чем дольше наблюдаешь за частицами, тем более они подвержены влиянию со стороны наблюдателя.

Эксперимент 1998 года очень важен для нашей повседневной жизни в силу следующих неопровержимых фактов:

– наши тела и мир сформированы из той же квантовой субстанции, которая в ходе наблюдения за ней во время эксперимента изменялась;

– мы все — «наблюдатели».

Это означает, что то, как мы смотрим на мир и во что верим, когда на него смотрим, больше не может быть сброшено со счетов или списано как нечто, не имеющее последствий.

Фактически эксперименты показывают, что сознание — это и есть та субстанция, из которой сформирована вся Вселенная, и что оно, возможно, является тем «недостающим звеном», с помощью которого можно было бы объединить классическую и квантовую физику. Профессор Джон Уилер из Принстонского университета не оставляет сомнений по поводу того, что значат для него эти эксперименты: «Мы не можем представить себе Вселенную без наблюдателей [нас], поскольку эти акты наблюдения и есть строительные блоки самого сознания».

Сколь бы мы ни тщились обнаружить мельчайшие частицы материи и отыскать самый край Вселенной, связь между наблюдением и реальностью предполагает, что мы, видимо, никогда не найдем ни того, ни другого. Сколь бы глубоко и пристально мы ни всматривались в квантовый мир атома или как бы далеко ни забирались в просторы бескрайнего космоса, сам факт того, что мы смотрим, полные надежд, ожиданий и веры в существование чего-то, возможно, и оказывается тем актом, который создает это что-то, видимое нами.

Если это так, тогда первый закон, объясняющий, как действует реальность, был открыт еще в 1909 году в ходе эксперимента Тейлора.

Основной закон реальности

Во время разговора Альберта Эйнштейна со своей ученицей Эстер Саламан, который произошел примерно в 1920 году, ученый немного приоткрыл «тайну» своего любопытства и интереса к Богу как творящей силе Вселенной. «Мне хочется знать, как Бог создал этот мир, — сказал он. — Но меня не интересует тот или этот феномен в спектре тех или иных элементов. Я хочу знать Его [Бога] мысли. Остальное — детали».

Во многих отношениях наш поиск законов, объясняющих, как устроена Вселенная, подобен желанию Эйнштейна познать мысли Бога. Несмотря на то что мы здесь и там ищем всякие тонкости и они оказываются полезными, когда мы их находим, в действительности мы ищем не их, а ключ к тому, как устроен мир. Мы хотим знать, как и почему происходит то, что происходит. Все прочее эквивалентно Эйнштейновским «деталям».

Как описанный выше эксперимент с двумя щелями, так и его различные вариации подтвердили основную предпосылку наиболее почитаемых духовных традиций, суть которой в том, что мир вокруг нас является отражением наших убеждений. Интересно, что это тот самый метод, в соответствии с которым, как утверждают мудрые традиции прошлого, действует наш мир. Начиная с древних индийских Вед, восходящих, по подсчетам ученых, к пятому тысячелетию до нашей эры, и кончая двухтысячелетними свитками, найденными в районе Мертвого моря, — во всех них присутствует общая, генеральная тема: наш мир в действительности есть отражение того, что происходит в более высоком мире или в более глубокой реальности. Например, комментируя новые переводы фрагментов из свитков, найденных у Мертвого моря и известных как «Песни о субботних жертвоприношениях», переводчики суммируют их содержание в таких словах: «Все, что происходит на Востоке, есть бледное отражение этой великой, предельной реальности».

И древние тексты, и квантовая теория единодушны в том, что в незримых мирах мы создаем план или чертеж всех связей, действий, удач и неудач видимого мира. С этой точки зрения наша реальность подобна огромному космическому экрану, который позволяет нам увидеть, как нефизическая энергия наших эмоций и убеждений (гнева, ненависти и ярости, так же как любви, сострадания и понимания) проецируется в физическую среду жизни.

Вероятно, именно поэтому мы, как говорится, с момента своего рождения владеем самой мощной силой во Вселенной — и прямым доступом к самой Вселенной. Что может быть мощней и влиятельней, чем способность изменять мир и саму жизнь путем изменений того, во что мы верим умом и сердцем? Такая сила кажется чуть ли не сказочной. Возможно, именно поэтому нас и тянет к подобным «фантазиям». Они пробуждают спящую в нас память о своей силе в этом мире и нашу способность по собственному выбору превращать свою реальность в рай или ад.

Если нашим умом и владеет сомнение по поводу того, насколько реальна эта сила, то, чтобы развеять его, достаточно еще раз прочитать историю об эффекте плацебо, приведенную во второй главе, историю об Аманде Деннисон и ее чудесном хождении по раскаленным углям, рассказанную в начале этой главе, или правдивый отчет о женщине, поднявшей машину весом, по меньшей мере в двадцать раз превышавшим ее собственный (сама она весила меньше ста фунтов). И подсознательный ум тех, кто испытал на себе эффект плацебо и совершал невероятные поступки, и сознательный ум Аманды Деннисон свидетельствуют о силе присущей нам способности раздвигать пределы реального в своей жизни.

Везде наличествует прямая связь между тем, во что верил человек, какие чувства он или она питали по поводу своих убеждений, и тем, что действительно произошло в этом мире. Хотя мы, возможно, и не понимаем полностью, почему происходят подобные эффекты, мы, по меньшей мере, вправе сказать, что такие эффекты имеют место быть. И они подводят нас к основному закону реальности.

Основной закон реальности гласит: мы должны стать в жизни тем, что стремимся познать или испытать в мире.

Как только мы осознаем этот основной закон, духовные учения прошлого неожиданно приобретут для нас еще более глубокий смысл. Что касается лично меня, осознав его, я испытываю еще большее уважение и благодарность к людям, жившим в прошлом, к тем, кто сделал все, что было в их силах, чтобы сохранить и донести до нас эту тайну. Эти жившие в далеком прошлом учителя делились с другими квантовым секретом величайшей силы во Вселенной.

Прекрасно зная, что мы должны стать в жизни именно тем, что мы сами стремимся познать или испытать в мире, все учителя, целители, мистики и святые в истории человечества посредством творимых ими чудес или исцелений демонстрировали этот основной закон реальности. Хотя многие из тех, кто был непосредственным свидетелем этих деяний, ложно воспринимали их как свидетельство «особенности» людей, эти деяния творивших, и преклонялись перед их силой, были и такие, кто воспринимал это как дар, ниспосланный свыше, и передавал его секрет будущим поколениям.

Древние учители знали, что мы должны дать субстанции, из которой сформирована реальность, нечто такое, с чем она могла бы работать, чтобы сотворить чудо. И это звучит безукоризненно логично. Если мы ждем, чтобы реальность (Бог/матрица/дух/Вселенная) ответила на наши молитвы, нам следует стать в жизни эталоном того, о чем просим, дабы оно могло произрасти из атомов реальности. Мы должны дать матрице нечто, с чем она могла бы работать. Когда мы объединим основной закон реальности и действие, посредством которого этот закон служит нам, тогда и случится нечто грандиозное и прекрасное. Именно это «нечто» и делает жизнь стоящей того, чтобы ее прожить!

  Скачать полный текст книги — Грегг Брейден «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»





<< 1 2 3 4 5 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика