<< 1 2 3 4 5 >>

КОДЫ СОЗНАНИЯ, УПРАВЛЕНИЕ ЖИЗНЬЮ
из книги Грегга Брейдена «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»

Грегг Брейден (род. 1954 г.) – автор бестселлеров, духовный просветитель, часто делится своими знаниями на конференциях и в средствах массовой информации, рассказывает об изменениях, происходящих в человеке и планетарных переменах. Успешная карьера учёного, исследующего Землю, и инженера по разработке программного обеспечения воздушного и космического пространства позволили ему, в частности, распознавать и восстанавливать язык древних текстов.

Язык атомов

Пока ученые, используя традиционные модели жизни и реальности, пытаются понять, как убеждения влияют на мир, новый взгляд на все сущее как на взаимодействующие друг с другом энергии заставляет нас удивляться: а как может быть иначе? Когда мы начинаем рассматривать явления в этой перспективе, все ограничения, которые мы тянем за собой из прошлого, становятся прахом. Неожиданно мы постигаем сам механизм, благодаря которому убеждения изменяют физический мир. И все это начинается с наших представлений о самой материи.

Если вы не читали книг по «новой физике», изменившиеся взгляды науки на то, как выглядит атом, вас наверняка удивят. Вместо механической модели атома, где одни частицы вращаются на орбите вокруг других, подобно миниатюрной солнечной системе, вам предложат квантовую модель атома, основывающуюся на вероятности того, что в данный момент времени энергия может концентрироваться в одном месте или в другом. Что здесь важно, так это то, что энергия частично слагается из электромагнитных полей — тех самых полей, которые мы мысленно создаем в нашем мозгу, и в виде убеждений — в наших сердцах. Другими словами, наше тело способно переводить чувства и убеждения в электромагнитные волны.

Вот где начинаются интересные вещи. Когда либо электрическое, либо магнитное поле, либо оба поля атома изменяются, изменяется и сам атом. Меняется его поведение, меняется его материальное выражение. А когда изменяется атом, изменяется и наш мир.

То, что под воздействием магнитного поля изменяются энергетические состояния атома, — это полностью доказанное и основательно документированное явление, признанное еще в 1896 году и названное в честь его первооткрывателя, лауреата Нобелевской премии Питера Зеемана. Суть данного явления, известного ныне как эффект Зеемана, в том, что в присутствии магнитной силы меняется вещество, образующее материю. В учебнике классической физики это явление описано более ясными и понятными словами: «Энергия атома, помещенного во внешнее магнитное поле, меняется».

Подобное же явление, называемое эффектом Штарка, наблюдается и в электрическом поле. Открытое в 1913 году и названное по имени его открывателя, Иоганна Штарка, это поле создает тот же электрический эффект, какой в эффекте Зеемана создает поле магнитное. Хотя и эффект Зеемана, и эффект Штарка сами по себе весьма интересны, но только вместе они дают ключ к пониманию силы исходящих из сердца убеждений.

Исследования, проведенные Институтом математики сердца, показывают, что электрический сигнал, поступающий из сердца человека, в 60 раз сильнее, чем электрический сигнал, поступающий из его мозга, в то время как магнитное поле сердца превосходит это же поле мозга в 5000 раз. Здесь важно то, что каждое из этих полей обладает силой изменять энергию атомов и что оба поля мы создаем своими убеждениями.

Когда мы создаем внутри себя исходящие из сердца убеждения, это значит, говоря языком физики, что мы создаем их электромагнитные выражения в виде энергетических волн. Эти волны убеждений не ограничены рамками сердца или физическим барьером из кожи и костей. Отсюда ясно, что мы «разговариваем» с окружающим миром ежесекундно, в любой момент суток на языке, не имеющем слов, — на языке волн-убеждений наших сердец.

Так что к нашим представлениям о сердце как о физическом органе, качающем кровь внутри нашего тела, можно добавить и представления о сердце как о толмаче, переводящем наши убеждения на язык материи. Сердце переводит наши переживания, убеждения и то, что мы воображаем, на закодированный язык волн, сообщающихся с миром вне нашего тела. Вероятно, именно это имел в виду философ и поэт Джон Маккензи, когда сказал: «Различие между реальностью и вымыслом выявить не так-то просто. Все сущее есть вымысел».

Вероятно, далеко не случаен тот факт, что сила, наделяющая нас способностью изменять как свое тело, так и атомы материи, сфокусирована в одном месте, том самом, которое издавна ассоциировалось с духовными качествами, делающими нас теми, кто мы есть, — в сердце. Воистину, нет ничего лучше, чем, посмотрев сначала на себя, а потом друг на друга, из глубины этого вместилища величайшей благодарности за все, что мы испытываем в жизни, просто сказать: «Благослови наши сердца!»

Большой секрет, который известен всем, кроме нас!

Благодаря книгам и средствам массовой информации то, как мы мыслим, становится злободневной темой дня и вызывает горячие дискуссии. Интересно, однако, что в тех же дискуссиях тема взаимосвязи чувств и эмоций почти всегда выступает как вторичная. А иногда их и вообще путают. Когда заходит речь о чувствах и эмоциях, нередко приходится видеть, что эти слова употребляют как взаимозаменяемые понятия, слепленные вместе в виде некоей бесформенной туманности, весьма зыбкой и трудно определимой.

В современных изданиях Библии, например, лишь по чистой случайности среди текстов, которые были «потеряны» во время ее генеральной ревизии, предпринятой в IV веке, встречаются и такие (например, гностическое Евангелие or Фомы), где даются наставления по части силы мысли и эмоций. Хотя ссылки на эти документы и отсутствуют в большинстве общепринятых религиозных традиций, основанных на иудео-христианских воззрениях, это, однако, не относится к другим духовным традициям, основанным на не менее великих учениях.

И вот однажды холодным утром 1998 года в районе Тибетского плато я вдруг услышал слова, свидетельствующие о силе чувств в нашей жизни настолько убедительно, что это не могло быть случайностью.

Мы находились монастыре, построенном восемьсот лет назад у подножья горы. Я пристально смотрел прямо в глаза красивого, неопределенного возраста мужчины — настоятеля этого монастыря, сидевшего передо мной в позе лотоса, и через переводчика задал ему тот же самый вопрос, который задавал всем монахам и монахиням, встречавшимся на нашем пути во время паломничества.

— Когда мы видим, как вы молитесь, — начал я, — как вы настраиваетесь в тон и поете по четырнадцать или шестнадцать часов в сутки, когда мы видим колокольчики, чаши, гонги, слышим звон бубенцов, мудры и мантры, что происходит у вас внутри?

Когда переводчик перевел ответ настоятеля, по моему телу прошла дрожь, вызванная сильным чувством сопричастности, и я осознал, что именно ради этого момента мы и прибыли сюда.

— Вы не видите наших молитв, — ответил он, — поскольку молитвы незримы. — Оправив тяжелый шерстяной балахон и прикрыв им ступни, настоятель продолжил: — Вы видите лишь то, что мы делаем, чтобы создать в своем теле чувство. Молитва — это чувство.

Ясность ответа настоятеля меня буквально потрясла! Его слова словно эхо вторили тем идеям, которые были заложены в древних гностических и христианских традициях двухтысячелетней давности. В ранних переводах книги Иоанна (глава 16, стих 24, например) нас учат придавать силу своим молитвам, окружая себя уже исполненными желаниями (то есть чувством того, что они исполнены). «Спрашивай без потаенного побуждения и окружи себя своим ответом». Ибо, чтобы получить ответ на свои молитвы, мы должны быть выше всяких сомнений, которыми часто сопровождаются наши позитивные желания.

Передавая краткое учение об умении овладевать своими сомнениями, гностическое Евангелие от Матфея сохранило точные наставления самого Иисуса, как вызывать чувства, творящие чудеса. В середине XX века эти слова были обнаружены в египетской библиотеке Наг-Хаммади. Причем похожие наставления приводятся в двух совершенно разных местах, и в обоих случаях нам предлагается объединить свои мысли и эмоции в одну мощную силу. В стихе 48, например, говорится: «Если двое [мысль и эмоция] заключат между собой мир в одном доме, то достаточно будет сказать горе: Подвинься! — и та подвинется». Стих 106 очень похож на приведенный выше и вторит ему: «Когда сделаете два одним [мысль и эмоцию], то скажете горе: Подвинься! — и та подвинется».

Пользуясь практически идентичным языком, и тибетский настоятель, и древние рукописные свитки описывают некую форму молитвы, а заодно и великий секрет, по большей части утраченный на Западе. Убеждение и чувства, которые мы в него вкладываем и которыми его окружаем, и есть тот самый язык чудес.

Мысль, чувство и эмоция: отдельные, но в то же время связанные между собой реалии

Если мы сможем по-настоящему постичь то, что сообщает нам о мире сердечная сила убеждений, тогда наша жизнь приобретет совершенно новый смысл. Мы станем архитекторами реальности, а не жертвами таинственных сил, которых мы не видим и которых не понимаем. Однако для этого мы должны понять не только то, как именно наши убеждения общаются со Вселенной, но и то, как мы сами можем изменять этот диалог, изменяя свои убеждения. Когда мы это поймем, то сможем по-настоящему программировать Вселенную. И все это начинается с постижения трех отдельных и все же взаимосвязанных переживаний, которые известны нам как мысль, чувство и эмоция.

Еще издревле духовные учения Востока рассказывали, как можно использовать мысль и эмоцию для создания внутри себя сердечных чувств и убеждений. При этом важная роль отводилась энергетическим центрам тела, так называемым чакрам (санскритский термин, означающий «вращающееся колесо энергии»). В санскритской системе принято разделять три верхние чакры (от макушки и ниже) и три нижние (от основания позвоночника и выше). Та роль, которую эти группы чакр играют в формировании наших убеждений, является ключом, позволяющим взять собственную жизнь под свой контроль.

Когда мы поймем связь между мыслями, чувствами и эмоциями, мы поймем также и то, каким образом убеждения обретают силу влиять на мир. Если на физическом уровне каждый энергетический центр связан с одним из органов эндокринной системы, то на энергетическом уровне они играют в нашей жизни различную роль. В следующих разделах мы попытаемся определить, что есть мысль, чувство и эмоция по отдельности, и затем расскажем, как соединить их вместе, чтобы сформировать те внутренние переживания, которые и становятся нашей реальностью.

Эмоция: определение

Три нижние творческие чакры обычно ассоциируются с таким переживанием, как эмоция. Если рассматривать эти центры с точки зрения чистой энергии, они представляют лишь две основные эмоции, которые свойственны нам в жизни. Эти эмоции суть любовь и то, что мы считаем противоположным любви. Каким бы странным это ни показалось на первый взгляд, но, как мы увидим ниже, само определение эмоции указывает на то, что ни радость, ни ненависть, ни миролюбие, которые мы, возможно, в прошлом рассматривали как эмоции, на самом деле таковыми не являются, а представляют собой чувства, возникающие в результате задействования эмоций.

Все мы в своей жизни переживали любовь. И поскольку все мы уникальны, то и наши переживания любви тоже уникальны. Поэтому когда речь заходит о том, что противоположно любви, то для разных людей это могут быть различные вещи. Для одних противоположностью любви является переживание страха. Для других — ненависть. Как бы мы их ни называли, однако когда мы добираемся до самой сути этих глубочайших доктрин, то оказывается, что любовь и ее противоположность являются на деле двумя аспектами одного и того же переживания, двумя полюсами одной и той же силы — эмоции.

Эмоция — источник силы, ведущей нас по жизни. Любовь или страх — это сила, побуждающая нас пробивать себе путь через стены и перебрасывающая нас за те барьеры, которые препятствуют нам в достижении целей, мечтаний и желаний. Как и мощность любого двигателя, которая должна быть обуздана и направлена в нужное русло, прежде чем она станет полезной, точно так же и сила эмоций должна быть верно направлена и сфокусирована, чтобы служить нам в жизни. Если у нас нет ясного направления, наши эмоции оказываются хаотичными и рассеиваются. Мы все знаем, какие великие драмы разыгрываются в жизни тех людей, которые относятся к ней слишком эмоционально.

Поскольку описанные выше эмоции служат в нашей жизни источником и физической, и эмоциональной силы, отсюда ясно, что эта сила может быть для нас как благословением, так и проклятием. Эмоции могут служить нам во благо или, наоборот, разрушить нас. Каждое испытываемое нами переживание обусловлено нашей способностью обуздывать свои эмоции и давать им направление. Именно здесь и вступает в игру мысль.

Мысль: определение

Мысли ассоциируются с тремя верхними энергетическими центрами тела — с чакрами, отвечающими за логику и общение. Если эмоцию можно рассматривать как источник силы, то мысли — это «система наведения», которая эту силу направляет. Мысли фокусируют силу эмоций строго определенным образом. Поэтому, хотя мысли и важны, сами по себе они обладают небольшой силой. Говоря инженерным языком, мысль можно рассматривать скорее как скалярную энергию (потенциальную силу), охватывающую любую возможную ситуацию, нежели как векторную энергию (действительную силу) того, что реально происходит в нашей жизни. Этот буфер безопасности не дает претвориться в жизнь случайным мыслям, проносящимся в нашем мозгу, что, как подтверждает приводимая ниже статистика, очень даже хорошо.

Несколько лет назад Национальный научный фонд опубликовал отчет, в котором говорилось, что в голову среднестатистическому человеку приходит примерно 1000 мыслей в час. В зависимости от того, причисляем ли мы себя к «глубоким мыслителям» или не причисляем, ежедневно нас может посещать от 12 000 до 50 000 мыслей. К счастью для нас, большинство наших проходных мыслей остаются просто кратковременными вспышками, озаряющими то, что могло бы быть или что уже было.

Чувство: определение

Мысль без зажигающей ее эмоции — это всего лишь мысль: ни хорошая, ни плохая, ни правильная, ни превратная. Сама по себе она очень мало влияет на что-либо и является лишь отображением той возможности, которую хранит ум, — семенем того, что могло бы быть, оброненным во времени, а потому безобидным и относительно бессильным.

Мысль без эмоциональной подпитки, которая дает ей жизнь, можно назвать потенциальным желанием. Хотя желания могут быть вполне обдуманными и намеренными, все же они, судя по всему, мало влияют и на тело, и на мир — до тех пор пока мы их не пробудим.

Когда мы объединяем мысли в нашем уме с силой эмоций, излучаемых нижними энергетическими центрами, мы создаем чувства. Чувство — это союз мысли и эмоции — то, что мы думаем, подпитывается эмоцией любви или страха. Сказанное является и определением чувств, и способом понять, чем чувства и мысли отличаются от эмоций.

Есть только две основные эмоции — любовь и страх, но количество чувств, которые мы можем испытывать, оказывается бесконечным. В качестве примера можно назвать хотя бы такие чувства, как гнев, сострадание, ярость, ревность, благодарность, безверие и миролюбие. Говоря инженерным языком, они — векторная форма энергии. Другими словами, они присутствуют там, где разыгрывается действие, и могут вершить процессом! Наши чувства способны изменять мир.

Убеждение: особый вид чувства

Убеждение — это разновидность чувства. Если у нас сложилось убеждение относительно чего-либо, то у нас обычно присутствует и чувство, и часто очень сильное, относящееся к этому убеждению. Любое сомнение в истинности данного утверждения быстро рассеется, если мы попросим людей поделиться своими чувствами относительно корней, питающих их глубочайшие убеждения. Убеждения и чувства, которые мы связываем с ними, — это тот язык, на котором мы общаемся с квантовым полем, образующим нашу реальность.

Смертная казнь или исследования стволовых клеток, споры о том, что преподавать в школе — креационизм или эволюцию, аборты и помощь, оказываемая самоубийцам, — все эти темы вызывают у нас сильные чувства по поводу их правомерности или неправомерности. Хотя мы не всегда ясно осознаем свою истинную позицию по таким проблемам, интенсивность нашей эмоциональной реакции, когда они всплывают в разговоре, является отличным индикатором того, на чьей мы стороне в этих наиболее горячо дискутируемых вопросах нашего времени. Тем или иным образом, но наши чувства основываются на том, в чем мы убеждены или во что верим.

Чтобы разобраться в том, что именно отличает убеждение от повседневных чувств, таких, например, как гнев, сострадание и печаль, давайте более внимательно рассмотрим, как эти чувства формируются.

Вибрациям — должное внимание

Мы определяем «чувство» как результат действия мысли, подпитываемой только одной из двух возможных эмоций: любовью или страхом. Что же касается убеждения, то его особенность в том, что оно иногда возникает, казалось бы, без всякой мысли, — по крайней мере, без участия мыслей, которые мы осознаем. Мы просто распознаем в себе некое убеждение как нечто «свершившееся» и как будто взявшееся ниоткуда. Хотя для возникновения этою убеждения, казалось бы, нет очевидных причин, само убеждение, как говорится, налицо. Поэтому в наших же интересах принять и с должным вниманием отнестись к убеждениям в тот момент, когда они у нас появляются. И только позже, в безопасной обстановке, можно оглянуться назад и изучить то, что могло их создать. Тогда обычно обнаруживается, что наши убеждения были воспламенены чем-то выходящим за пределы обычных эмоций любви или страха, создающих типичные для нас чувства. И этим чем-то является та сила, которую многие люди называют телесной вибрацией или просто резонансом.

В своей простейшей форме резонанс есть обмен энергией между двумя реалиями. Обмен — это всегда двусторонний процесс, позволяющий «чему-то» войти в равновесие с «чем-то». Резонанс играет огромную роль в нашей жизни буквально во всем, начиная от настройки наших телевизоров и радиоприемников на любимую станцию и заканчивая незабываемым чувством, когда другой человек смотрит нам прямо в глаза и говорит: «Я люблю тебя». Да, наши убеждения, наше восприятие того, во что мы верим, — это тоже резонанс между нами и теми фактами, с которыми мы сталкиваемся.

Чтобы получить более ясное представление о том, что такое резонанс, давайте рассмотрим пример передачи вибраций от одной гитары к другой с условием что обе находятся в одной комнате, хотя и в противоположных ее концах. Если ущипнуть нижнюю, самую толстую струну одной из гитар, такая же струна на втором инструменте будет вибрировать так, словно ущипнули и ее. И хотя этот инструмент находится в другом конце комнаты и никто физически не касался его струны, он, тем не менее, отзывается на звук первой гитары, поскольку оба инструмента обладают абсолютно равной способностью отзываться на определенный вид энергии. В данном случае эта энергия в виде волны распространяется в пространстве комнаты. Тем же образом мы приобретаем в жизни и убеждения.

В отличие от двух гитар в одной комнате, настроенных в резонанс друг с другом, мы являемся энергетическими существами, наделенными способностью настраивать свое тело в резонанс с другим телом и отзываться наравне с ним на особый вид энергии. Когда мы мысленно устремляем свое внимание на то, что видим, на что-то сказанное или что-то такое, что мы тем или иным образом воспринимаем, наше тело откликается на энергию этого восприятия. Когда же она входит в резонанс с нами, то возникающий при этом в нашем теле отклик оповещает нас, что все увиденное или услышанное «истинно», — по крайней мере, истинно для нас в данный момент времени. Вот что делает «правду тела» столь интересной темой.

Но эта правда не имеет никакого отношения к тому, является ли информация или переживание действительным, основанным на фактах явлением или нет. Просто люди, настроенные в резонанс, убеждены, что это так. В тот момент для них это истина. Когда человек входит в состояние резонанса, то все, что он чувствует, превращается в настоящий опыт под действием его прошлых переживаний, восприятий, суждений и обстоятельств.

Не менее интересен и следующий факт: тот же человек может через неделю пережить то же самое и обнаружить, что более не находится в резонансе с переживаемым. А поскольку резонанс отсутствует, то и переживаемое более не кажется ему истинным. Это происходит потому, что человек сменил «фильтры» своего восприятия и более не убежден в том, в чем был убежден неделю назад.

Состояние телесного резонанса, называемое здесь «правдой тела», связано с физическими ощущениями, которые говорят о том, что человек находится в резонансе с переживаемым. Наиболее часто встречающимися признаками «правды тела» являются гусиная кожа, звон в ушах и заметное покраснение частей тела: лица, верхней части груди и рук.

Резонанс в действии

Резонанс — это двустороннее переживание. Помимо того, что он сообщает о чем-то таком, что истинно для нас в настоящий момент, он является также защитным механизмом, оповещающим, что мы можем оказаться в потенциально неблагоприятной ситуации. Когда мы, например, оказываемся поздним вечером в темном переулке, мы и в самом деле чувствуем себя так, словно оказались не в том месте в неурочное время. Наше тело «знает» об этом и демонстрирует симптомы этого «знания», которые могут варьироваться в самом широком спектре: от общей и довольно легко переносимой слабости, как будто кто-то вдруг выпустил из нас всю энергию, до крайних состояний, когда это событие становится для нас столь шокирующим, что наше тело покрывается холодным потом, а лицо становится мертвенно-бледным, поскольку от него отхлынула вся кровь, готовя нас к борьбе или бегству.

Интересно, что подобным же образом мы реагируем, когда слышим откровенную ложь или, по меньшей мере, информацию, которую наше тело ощущает как неистинную. Несмотря на то что мы можем не обладать всей информацией или же воспринять ее неверно, главное здесь то, что в тот момент, когда мы подозреваем ложь, мы откликаемся на свое восприятие этого момента. Когда мы слышим, что кто-то говорит нам вещи, которые, как нам абсолютно точно, без тени сомнения известно, противоречат истине, мы ощущаем в теле напряжение.

Хотя эта информация не всегда может основываться на фактах, известных в настоящий момент, наша физиологическая реакция на нее может стать бесценным инструментом в самых различных ситуациях: от подозрений в неверности в любовно-романтических отношениях до чтения этикетки на пачке любимого печенья, где говорится, что пищевые добавки и жиры, предлагаемые вам как потребителю, совершенно «безвредны».

Главное здесь то, что нам даже не нужно думать о событиях или ситуациях, чтобы знать наверняка, хороши ли они для нас или нет. Наше тело уже знает ответ и откликается знакомыми нам сигналами. Именно эти переживания и сообщают нам о тех случаях, когда мы приемлем, а когда не приемлем что-то в жизни. Вопрос лишь в том, достаточно ли у нас мудрости или мужества, чтобы внимать им.

Оглянитесь, прежде чем прыгать

Иногда мы можем использовать эти внутренние подсказки, чтобы определить правомерность или неправомерность ситуации еще до того, как мы в ней окажемся. И это поистине замечательно — иметь представление о чем-то, до того как это случится. В своем уме мы способны смоделировать и рассмотреть ситуацию со всех сторон, чтобы выяснить все «за» и «против», хотя сама ситуация при этом остается лишь на уровне возможности. Ученые считают, что мы, люди, — единственная форма жизни, использующая свои умственные способности, чтобы мыслить в подобном ключе. Возможно, именно поэтому наша способность мыслить о собственных убеждениях столь жизнеутверждающа. В своем отчете, опубликованном в 2004 году, Ребекка Сакс, доктор философии в Массачусетском технологическом институтe, говорит о том, что способность применять свое мышление к вещам, в которые мы верим, «способствует развитию и препятствует деградации, причем намного эффективнее, чем прочие, сходным образом структурированные виды логического мышления».

Рассматривая мысль, чувство и эмоцию как средства имитации некой ситуации еще до того, как мы в ней оказываемся, мы тем самым открываем двери для эффективного использования этих внешне отдельных, но внутренне связанных между собой переживаний. Другими словами, наш ум подобен имитирующему устройству, а наши мысли — это то, что осуществляет эту имитацию. Они позволяют нам проиграть данную ситуацию и все создаваемые ею возможности еще до того, как она произойдет. Важным аспектом этого предварительного просмотра ситуации является то, что мы имеем возможность изучить результаты и последствия своих действий до того, как приступим к самим действиям.

Мысли, аффирмации, желания и молитвы

Опыт аффирмации, или позитивных утверждений, — прекрасный пример того, как сила мысли действует в нашей жизни. Я знаю людей, которые используют аффирмации ежедневно. Они записывают их на клейких листочках бумаги и прикрепляют к зеркалу в ванной, покрывают ими приборные щитки в своих машинах или вешают их на компьютерные мониторы. Они сотни и тысячи раз на дню повторяют одни и те же слова, бормоча про себя фразы вроде: «Прямо сейчас судьба готовит мне идеального партнера» или «У меня вдосталь всего, я ни в чем не нуждаюсь, и это касается прошлого, настоящего и будущего». Иногда я спрашиваю их, насколько оправдывает себя такая практика и действительно ли аффирмации действуют. Оказывается, что иногда действуют, хотя чаще всего нет.

Когда аффирмации моих друзей не действуют, я порой спрашиваю их почему. В чем, по их мнению, причина неудачи? И в тех объяснениях, которые они приводят, можно проследить одну общую нить. В каждом случае, когда аффирмации оказывались безуспешными, человек просто произносил набор заученных слов, не вкладывая в эти слова никаких эмоций. Ибо для того, чтобы в нашей жизни возникли и стали реальностью новые условия, мы должны подпитывать свои аффирмации силой любви, как если бы они уже реализовались. Именно здесь, считаю я, таится ключ к успеху аффирмации — это то, что отличает ее от желания и пустой мысли.

Как указывалось выше, мысль — это просто возникающий в нашем уме образ того, что возможно, или того, что могло бы стать возможным в каждой данной ситуации, начиная от нормальных отношений и заканчивая здоровьем, включая все, что между ними. Без энергии любви или страха, подпитывающей нашу мысль, она обладает очень малой силой и остается не более чем мыслью.

Желание

Надежда, оживотворяющая мысль, но лишенная эмоции, которая ей эту жизнь и дает, есть желание. Дело в том, что желание — это просто образ того, что возможно. Но при отсутствии эмоции, необходимой для того, чтобы воплотить желание в мире реальности, оно остается незавершенным. Его можно лелеять и пестовать секунды, годы и даже целую жизнь как образ того, что могло бы быть, но оно так и останется висеть во времени нереализованным.

Например, когда человек решил исцелиться одна лишь надежда, одно лишь желание или проговаривание слов, что исцеление будет успешным, может оказать некоторое воздействие на действительную ситуацию, но такое воздействие будет очень и очень незначительным. А все потому, что в этих случаях мы не пришли к убеждению — той определенности, которая проистекает из приятия нами факта, что то, о чем мы думаем, истиннее подкрепленного на уровне тела ощущением, что и то, что мы чувствуем, тоже истинно, — которое и воплощает желание в жизнь.

Аффирмация и молитва

Мысль, пропитанная силой эмоции, порождает чувство, воплощающее ее в жизнь. Действуя подобным образом, мы создаем аффирмацию, так же как и молитву, причем и та и другая основаны на чувстве, причем весьма специфическом: как если бы задуманное уже совершилось. Исследования показывают, что чем чище и специфичней это чувство, тем больше вероятность успешного исхода.

Вот почему так значимы слова упомянутого мною настоятеля, напоминающие нам, что «чувство и есть молитва». Эта истина унаследована по длинной линии передачи учения, которая оставалась неизменной на протяжении свыше 5000 лет.

Успешная аффирмация или молитва о выздоровлении другого человека должна основываться на чувстве, что желаемый результат уже осуществился — как если бы выздоровление уже произошло. Путем благодарности за то, что уже осуществилось, мы создаем в жизни те изменения, в которых отражены наши чувства.

Убеждения: программы сознания

«Все, что ни есть во внешнем выраженье, берется изнутри, в воображенье, и этот бренный мир всего лишь тень его». Этими словами поэт Уильям Блейк напоминает нам о силе, живущей в каждом из нас. Хотя язык за столетия изменился, сходство между тем, что говорит нам Блейк, и тем, что столетия назад утверждали буддийские традиции, несомненно.

Если «реальность существует только там, где ум сфокусирован» (как утверждают буддисты) и «все, что ни есть во внешнем выраженье, берется изнутри» (как пишет Блейк), то ясно, что убеждения и есть те самые программы, которые определяют наши жизненные переживания. Уильям Джеймс, живший в XIX столетии, в трактате «Существует ли "сознание?"» утверждает, что нередко то, что мы переживаем в сознании, неощутимо и «фигурирует как мысль». А далее он говорит: то, что в переживании фигурирует как «объект», становится в нашей жизни реальностью. Если это происходит, значит, предполагает Джеймс, действительный факт создается именно силой убеждений.

Хотя мы и дали определение убеждению и даже привели примеры, как оно действует, однако в действительности оно с трудом поддается описанию. Именно по этой причине убеждение труднее всего изменить. Если мы действительно в чем-то убеждены, мы испытываем по поводу своего убеждения вполне конкретное чувство. Как бы мы ни называли это чувство — инстинктом или интуитивной реакцией, — ключ, ведущий к переменам, в том, что убеждение таится внутри нас на очень глубоком, возможно даже примитивном, уровне. И хотя, чтобы выражать свое убеждение, нам вовсе не нужно понимать его, нам, однако, нужно знать, как оно действует, если мы хотим использовать его силу в своей жизни.

Если мы полагаем, что убеждение есть код, который программирует Вселенную, и если малые «программы» в нашей жизни и в самом деле являются миниатюрными образчиками (фракталами) больших «программ» Вселенной то, если мы поймем, как действует компьютерная программа, мы поймем также, как действует убеждение. Поэтому давайте начнем изучение убеждений, как если бы это были простые программы. В ходе такого изучения туманные представления об убеждении приобретут те контуры и форму, с которыми мы уже сможем работать. Мы увидим, как именно наши внутренние переживания влияют на внешний мир. И — что, возможно, еще более важно — мы сможем увидеть, что нужно сделать для того, чтобы перевести желания сердца в реальность своей жизни.

Если сказать, что цель компьютерной программы в том, чтобы все было сделано так, как задумано, то это, возможно, будет звучать несколько примитивно и многословно, поэтому, коль скоро мы говорим об убеждении как о программе, нужно дать ей более четкое определение. Если мы собираемся выработать совершенно новое убеждение или изменить уже существующее, то должны абсолютно ясно представлять себе, чего именно мы надеемся достичь. Неопределенное убеждение даст, несомненно, и столь же неопределенный результат.

Итак, программы могут быть сложными или простыми. Некоторые программы содержат в буквальном смысле миллионы знаков компьютерного кода, а некоторые могут быть короткими и состоять из трех простейших утверждений. Однако, независимо от размера, все программы имеют общие основные параметры. Эти параметры можно представить как команды, запускающие программу (запускающие команды), как команды, указывающие программе, что необходимо сделать (рабочие команды), и команды, оповещающие программу о завершении работы (завершающие команды).

Прежде чем написать программу, программисты чаще всего в самых общих понятиях намечают контуры того, чего они надеются достичь. Поскольку эти контуры не являются собственно программой, то их часто называют псевдопрораммой. Она подобна вводной части в курсовой работе на заданную тему. Как вводная часть намечает основные темы работы и дает как бы контурную карту тех идеи, которые будут в ней исследоваться, так и псевдопрограмма намечает ключевые элементы, которые будет выполнять программа. Поскольку наша цель — используя то, что мы уже знаем об электронных программах, — постараться понять «программы» сознания, давайте рассматривать мысль, чувство и эмоцию как части, эквивалентные программному обеспечению (software). Ниже показано, что наши внутренние переживания выполняют в рамках сознания ту же самую роль, какую выполняют в компьютере их электронные дубли.

Компьютер и сознание функционируют одинаково
Компьютерные программы Программы сознания
запускающие программы мысли
рабочие программы эмоции
результат работы убеждение, вера

Запускающая команда

В обычном компьютере эта команда запускает программу и приводит ее в действие. Она, можно сказать, представляет собой специальную фразу, содержащую всю информацию, которая требуется программе, чтобы начать выполнять работу. Команда запуска включает в себя штуки вроде закрепления за определенными символами того или иного значения, а также количественный критерий, то есть сколько раз компьютер будет выполнять задание. Когда мы создаем в «компьютере» своего сознания некое убеждение, то мысль оказывается эквивалентной запускающей команде.

Благодаря мыслям мы можем свести воедино все, что нам нужно для изучения той или иной ситуации, прежде чем окажемся в самой этой ситуации. Размышляя, например, о том, есть ли смысл вступать в новую связь или нет, мы можем собрать всю информацию, которая поможет нам принять решение. Если это любовная связь, мы можем собрать сведения о характерных чертах другого человека, о его или ее мечтах, целях и желаниях в жизни, чтобы понять, совместимы ли наши пути. Мы можем задать ему или ей вопросы, где и как он/она хотели бы жить и какое место в его/ее жизни занимают такие приоритеты, как карьера и дети.

Вся собранная информация плюс позиционирование и распределение ценностей сродни запускающей программе в обычном компьютере. Как и в приготовлении пищи, где нам необходимо иметь все ингредиенты, чтобы приготовить по-настоящему вкусное блюдо, так же и этот этап — необходимый шаг, чтобы мы смогли запустить свою программу убеждений.

Рабочие команды

Рабочие команды сообщают программе, что нужно делать. Они придают смысл той информации, которую собрала и идентифицировала запускающая команда. Рабочие команды берут информацию, собранную запускающей командой, и направляют ее в полезное, осмысленное русло. Эквивалентом рабочих команд является эмоция.

Любовь к чему-то или страх перед чем-то, что мы вынашиваем в уме, дают жизнь этому «что-то». В вышеприведенном примере любовной связи, вероятно, надежнее всего будет признать, что именно любовь есть та эмоция — рабочая команда, — которая подпитывает мысли о партнере. Именно наша любовь к тем возможностям, которые привнесет в нашу жизнь новая связь, и определяет чувства и убеждения, которые мы испытываем. Мечты, цели и желания, которые мы разделяем с новым партнером или обусловленное любовью желание сделать его мечты своими — все это и приводит в движение события, которые станут реальностью нашей жизни.

Завершающая команда

В контексте «программы» нашего сознания завершающая команда — это скорее начало, чем конец. Она сигнализирует о том моменте, когда все части процесса сведены воедино и убеждение в его законченном виде может стать теперь тем эталоном в нашей жизни, который будет выражать то, что мы создали в своем сердце. Поскольку сердце преобразует законченные убеждения в волны, разносящие эту информацию по телу и дальше, во внешний мир, наши убеждения становятся тем языком, на которой мы общаемся с квантовым полем Вселенной. Эквивалентом завершающей команды является чувство.

Для ясности скажем, что это не то «завершение», которое все приводит к конечному и бесповоротному финалу. Фактически, завершение программы наших убеждений делает как раз обратное этому. Оно сигнализирует о том, что формирование нового убеждения завершено, так что конечный результат может теперь проявиться и стать реальным. Опять же, в вышеприведенном примере любовного романа это эквивалентно чувству, как если бы этот роман уже состоялся, как если бы мы уже пустились в новое жизненное путешествие со своим новым партнером. Памятуя об этих эквивалентах, теперь легко представить себе чувство и убеждение в качестве «программ» сознания. Поскольку мы сами их и создаем, то мы в данном случае выступаем как программисты. Мы выбираем те мысли, которые станут запускающими командами, и ту эмоцию, которая сигнализирует о том, что мы готовы претворить свои мысли в жизни. Благодаря внутренней технологии убеждений мы, несомненно, являемся архитекторами своей жизни.

И все это начинается с явлений, происходящих в таинственном царстве, которое мы называем умом, там, где наши переживания сводятся в одну точку — в стабильную запись некоего момента времени.

Глава 3. ОТ МОЗГА К УМУ: КТО УПРАВЛЯЕТ ФАБРИКОЙ НАШИХ УБЕЖДЕНИЙ?

Ранее мы рассмотрели, как принципы, лежащие в основе современного компьютера, могут помочь нам в постижении тайн сознания. Новые исследования показывают, что ту же самую аналогию можно применить и для раскрытия связей между мозгом и умом! В своей новаторской книге «Разгадка сознания» Даниэли Деннет говорит, что мозг действительно можно рассматривать как «некую разновидность компьютера», что служит яркой метафорой, позволяющей понять, как именно мы используем информацию. Сравнение, предложенное Деннетом, дает нам все необходимое для исследования пространства, которое он называет terra incognita («неизвестная земля»), представляющего собой область, лежащую между тем, что сообщает нам о мозге наука, и тем, что мы сами познаем через этот мозг.

Человек, которого обычно называют «отцом современного компьютера», математик Джон фон Нейман однажды подсчитал, что человеческий мозг может хранить до 280 квинтиллионов (280 с восемнадцатью пулями) битов информации. Но мозг может не только хранить столь поразительное количество информации, но обрабатывать ее быстрее, чем любой из современных скоростных компьютеров. Этот фактор очень важен, поскольку он раскрывает процессы сбора, обработки и хранения жизненной информации, обусловливающей наши убеждения, а также указывает, откуда берутся сами убеждения. Исследования, проведенные в 1970-х годах, позволили обнаружить, что воспоминания о пережитом не привязаны конкретно к какой-то одной области мозга. Ученый-нейрохирург Карл Прибрам в своей поистине революционной книге «Языки мозга» показал, что функции мозга более глобальны, нежели полагали раньше. До Прибрама считалось, что между определенными видами воспоминаний существует прямая, однолинейная связь и что в мозгу есть специфические участки, где эти воспоминания хранятся. Проблема заключалась лишь в том, что данная теория не нашла подтверждения при лабораторных испытаниях.

Эксперименты показали, что животные сохраняют память даже после того, как те участки их мозга, которые, как считали, за нее отвечают, были удалены. Другими словами, прямой связи между воспоминаниями и физическими участками мозга нет. Стало очевидно, что механистический взгляд на устройство мозга и памяти не соответствует истине и мозговая деятельность представляет собой таинственный, полный чудес феномен.

В ходе исследований Прибрам обратил внимание на сходство между тем, как мозг хранит воспоминания, и другим способом хранения информации, разработанным в середине XX века благодаря открытию голограмм. Если бы вы попросили кого-нибудь описать голограмму, то он, вероятно, начал бы с того, что это особый вид фотографии, где образ на поверхности пластины, попадая под луч света, неожиданно предстает как трехмерный. Процесс, посредством которого создается трехмерный образ, осуществляется с помощью лазера, распределяющего изображение по всей поверхности пластины. Именно этой распределяющей особенностью и отличается голографическая пластина от обычной фотопленки.

Благодаря такому распределению любая часть поверхности пластины содержит полное изображение, только в меньшем масштабе. Это и есть определение голограммы: процесс, благодаря которому любая часть «чего-то» содержит все это «что-то». Природа тоже голографична: в ней данный принцип используется для передачи информации и быстрого проведения кардинальных изменений вроде устранения нежелательных мутаций в ДНК.

Поэтому, разделяем ли мы Вселенную на галактики, людей на атомы или воспоминания на фрагменты, — принцип везде один и тот же. Каждый фрагмент отражает целое, только в меньшем масштабе. В этом и заключается красота и привлекательность голограммы — информация хранится повсюду и может быть считана отовсюду.

Первые голограммы создал в 1940-х годах ученый Деннис Габор, взяв за основу сложные уравнения, известные как преобразования Фурье; за эту работу он в 1971 году был награжден Нобелевской премией. Прибрам выдвинул предположение, что если мозг действует подобно голограмме и распределяет информацию по своим мягким ячейкам, то и обрабатывать эту информацию он тоже должен в соответствии с уравнениями Фурье. Зная, что клетки мозга создают электрические волны, Прибрам, используя уравнения Фурье, смог протестировать схемы распределения информации в структуре мозга. И его теория подтвердилась. Эксперименты показали, что мозг обрабатывает информацию топографически.

Прибрам объяснил свою модель мозга, использовав простое сравнение с голограммами, действующими внутри других голограмм. Он говорит: «Голограммы внутри визуальных систем — это фрагментарные голограммы, суть уменьшенные порции более объемного образа. Полный же образ во многом скомпонован по подобию глаза насекомого, который дробится на сотни маленьких линз, а не состоит из одной большой линзы. Так что, разглядывая этот образ, вы получаете общую картину, сотканную из множества фрагментов». Это радикально иное представление о нас самих и о Вселенной дает, ни много ни мало, прямой доступ к любой возможности, которую мы в состоянии пожелать и измыслить.

Все начинается с убеждений и тех мыслей, которые вносят в них посильную лепту. Хотя убеждения, как мы увидим в последней главе, формируются в сердце, мысли, из которых они проистекают, берут свое начало в одном из двух таинственных миров нашего мозга — в сознательном и подсознательном уме.

Сознательный и подсознательный ум: пилот и автопилот

Хотя мозг у нас, несомненно, один, мы знаем, однако, что различные его части действуют по-разному. Наиболее общепринятое различие в работе мозга — это разделение его деятельности на сознательный и подсознательный ум. Давно было известно, что и тот и другой играют важную роль в нашей жизни, делая нас теми, кто мы есть. Teперь же благодаря новым открытиям мы узнали, что они по большому счету отвечают и за создание реальности как таковой.

Успех и счастье, ошибки и страдания, физические недостатки и изъяны, такие, как бесплодие и иммунные нарушения, и даже все наши жизненные упования связаны с подсознательными убеждениями. А наиболее вредные и разрушительные из этих убеждений иногда закладывание в самом начале жизни, когда мы заимствуем жизненный опыт других людей в качестве эталона для себя. Чтобы понять, как образуются связи между жизнью и памятью и как их можно изменить, мы в первую очередь должны понять различие между сознательным и подсознательным умом и разобраться в том, как они работают.

Сознательный ум — это та функция мозга, с которой мы обычно соотносим себя большую часть времени, поскольку именно ее по большей части и осознаем. Это та область, где мы создаем образы самих себя — таких, как мы видим как бы вовне, смотря на себя изнутри, и таких, которые видят другие люди (вернее, мы хотели бы, чтобы они видели нас такими). Благодаря сознательному уму мы воспринимаем информацию о повседневном мире: об окружающих нас людях, о времени дня, о том, куда направляемся и как туда попадем. Наш сознательный ум анализирует и обрабатывает всю эту информацию, а затем планирует то, что нам предстоит сделать, как только мы придем туда, куда направляемся. Прекрасным примером того, как работает сознательный ум и насколько легко подсознательный ум подчиняет его себе, является переход уличного перекрестка при интенсивном движении машин. На уровне сознания мы знаем, что лучше дождаться зеленого сигнала светофора на другой стороне улицы и безопасно перейти ее. Но мы также знаем и то, что есть люди, которые отваживаются переходить улицу, не дожидаясь сигнала светофора, пусть даже с риском для жизни. Если мы видим, как другие переходят улицу на красный свет, но сами решили дождаться зеленого, это происходит потому, что наш сознательный ум, приняв во внимание все факторы, сделал именно такой выбор.

Однако если толпа людей, ждущих на перекрестке вместе с нами, вдруг бросится через улицу, поскольку поток машин на время прервался, и мы просто «плывем в людском потоке», например, разговаривая с другом по мобильному телефону, то случится нечто другое. Поскольку наше внимание было сфокусировано на звонке, мы не фокусировались на сигнале светофора, а просто последовали за другими, как пресловутая овца из поговорки, и все потому, что этот выбор сделал наш подсознательный ум. Он не «размышляет». Он просто реагирует.

Из этого примера ясно, что подсознательный ум играет совершенно иную роль, нежели ум сознательный. Во-первых, мы осознаем его гораздо меньше или почти не осознаем. Фактически, если только мы не научены распознавать язык подсознания и особенности его функционирования, мы можем совершенно забыть о том, что он вообще существует. Прибегая к аналогии с компьютером, можно сказать, что подсознательный ум подобен жесткому диску компьютера и делает то же, что и он, — хранит большое количество информации. В сущности, подсознательный ум ведет учет и запись всего, что мы пережили в течение всей жизни.

Но он хранит не только запись самих событий, но и запись перекрестных ссылок, то есть сопутствующих событиям внутренних состояний человека: что этот человек чувствовал и что думал о каждом из событий. Все обстоит именно так, ибо каждая мысль, каждая эмоция, все похвалы и одобрения, получаемые нами так же как все грубые слова, критика и измены, хранятся на «жестком диске» нашего подсознательного ума. Именно этот опыт неожиданно и всплывает на поверхности нашей жизни, причем, казалось бы, именно тогда, когда мы менее всего того хотели бы!

Вопрос: Когда отдыхает подсознательный ум? Ответ: Никогда.

«Хорошо, — возможно, скажете вы себе, — сознательные убеждения или подсознательные, голографические воспоминания или нет, допустим, что все события моей жизни действительно где-то хранятся. Но к чему мне беспокоиться о событиях прошлого? Неужели они так важны для меня сегодня?» Уверяю вас — важны! И вот почему. Подсознательный ум гораздо обширней и влиятельней, чем ум сознательный. Хотя индивидуальный опыт может варьироваться, однако известно, что от 90 до 95 процентов событий нашей повседневной жизни диктуются именно подсознательным уровнем. Поскольку же сюда входят и функции, которые ежедневно отвечают за поддержание нашей жизни, то эти автоматические реакции по большей части очень даже хороши и полезны.

Вам когда-нибудь приходилось задумываться о том, как бы вы жили, если бы ваш подсознательный ум не действовал? Что было бы, например, если бы вы все время напоминали себе о том, что пора вдыхать и затем выдыхать? Или что было бы, если бы вам после сытного обеда приходилось говорить своему телу: «Ну вот, я уже пообедала, так что начинай, пожалуйста, пищеварительный процесс». Для биологических процессов, которые происходят ежедневно, поддерживая в нас жизнь, подсознательный ум является незаменимым другом, ибо обеспечивает их автоматическое выполнение, так что мы можем фокусировать свое внимание на других вещах, таких, как любовь, страсть, шоколад и солнечный закат. Великое различие, которое наблюдается в функциях сознательного и подсознательного умов, делает столь разнообразной и нашу жизнь.

Хотя оба ума — и сознательный, и подсознательный, — воспринимают огромное количество информации, разница между ними в том, как именно они ее обрабатывают. Это важно, ведь именно под влиянием поступающей к нам информации и слагаются убеждения, занимающие центральное место в нашей жизни.

Сознательный ум хотя и обрабатывает огромные объемы информации, но делает это относительно медленно, одну единицу за раз, подсознательный же ум делит информацию на более мелкие части и рассылает их в разные места, так чтобы можно было обрабатывать все вместе одновременно (аналог — последовательная и параллельная информации в компьютерах).

Согласно некоторым оценкам, различие в скорости обработки информации сознательным и подсознательным умом очень велико. Доктор философии и микробиолог Брюс Линтон пишет, например, что сознательный ум обрабатывает данные с той же скоростью, что и средний компьютер, то есть примерно 40 битов в секунду, тогда как подсознательный ум делает то же со скоростью 20 миллионов битов в секунду. Другими словами, подсознательный ум работает в 500 тысяч раз быстрее, чем ум сознательный! Наверное, именно эту разницу скоростей подразумевал Уильям Джеймс, когда сказал, что в подсознательном уме заложена сила приводить в движение мир. Подсознательный ум действует быстро и инстинктивно, так что никакие мысли не встают у него на пути, замедляя его работу.

Способность реагировать быстро и инстинктивно может оказаться весьма полезной в тех случаях, когда от нас требуется принимать мгновенные решения. Если мы, например, видим, как на нас с огромной скоростью несется тяжелый грузовик, наш подсознательный ум реагирует в то же мгновение, делая все, чтобы заставить нас убраться с дороги. Он не ждет, пока сознательный ум проанализирует ситуацию, задавая себе вопросы типа «Да, это грузовик, но какой марки?» или «Как быстро этот тяжелый грузовик движется по направлению ко мне?».

Если бы мы ждали, когда медленный сознательный ум завершит свой анализ, то предпринимать что-либо, возможно, было бы уже поздно. Суть в том, что в ситуациях, которые требуют мгновенного решения, детали иногда совершенно не важны. Именно здесь подсознательный ум и делает то, для чего он предназначен, и делает это прекрасно. Однако в других ситуациях мы расплачиваемся в жизни за то, что обладаем столь быстрым, реактивным умом, особенно в тех случаях, когда наши реакции основываются на убеждениях других людей, которым мы учимся подражать в начале жизни.

Откуда берутся подсознательные убеждения?

Исследования показывают, что до семилетнего возраста наш ум находится в гипногогическом, или дремлющем, состоянии. В это время мы в буквальном смысле подобны маленьким губкам, дни напролет впитывающим информацию о мире и не имеющим фильтров, чтобы определить, какая информация полезна, а какая нет. Для нас это просто информация, мы записываем и храним каждый ее бит.

Это относится и к вещам, которые мы позже распознаем как хорошие, плохие и отвратительные, к суждениям, предубеждениям, симпатиям и антипатиям, так же как и к поведенческим схемам окружающих нас людей, особенно тех, кто с рождения заботится о нас. Именно об этом восприимчивом состоянии ума основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола сказал: «Дайте мне ребенка, которому не исполнилось семи лет, и я верну его вам человеком».

Хотя по современным стандартам эти слова нельзя назвать научными, Лойола, судя по всему, знал о силе подсознательного ума, как знал и то, что, если бы он мог вложить религиозные ценности иезуитов в умы маленьких детей эти ценности стали бы базисом тех убеждений, на который бы они основывали свою взрослую жизнь. Без сомнения Уильям Джеймс тоже имел в виду этот же принцип, когда сказал: «Если бы юные создания понимали, что очень скоро они станут всего лишь ходячими системами привычек, будучи еще в пластичном состоянии, они бы больше обращали внимания на свое поведение».

Находимся ли мы в иезуитской школе или в родительском доме, мы в любом случае погружены в опыт и переживания окружающих в том возрасте, когда просто «загружаем» в себя эту информацию, не фильтруя и не различая то, что впитываем. Поэтому неудивительно, что чужие убеждения становятся тем фундаментом, на которой мы возводим свои понятии о мире и о самих себе. В том самом уголке ума, где мы формулируем свои убеждения, мы храним записи всех точек зрения, с которыми столкнулись в начале жизни. Если взять ту пору детства, когда нам внушали, что мы добьемся чего-то в жизни, если устремим на это все способности своего ума, или когда нам твердили, что мы ровным счетом ни на что не годны, легко увидеть, почему точки зрения окружающих нас людей становятся нашими убеждениями.

Как распознать свои подсознательные убеждения

Память — курьезная штука. Иногда детали наиболее важных моментов жизни стираются в течение нескольких дней, тогда как тривиальные моменты настолько въедаются в память, что сохраняются вечно.

Да, в нашей памяти оседают какие-то мелкие фрагменты жизни, но при этом мы чаще всего не помним, как окружающие нас люди реагировали на происходящее в тот момент. Но поскольку мы присутствовали при этих событиях, мы их все же помним, так как подсознательные переживания отливаются в некую схему, которой мы руководствуемся и своем отношении к жизни.

Поскольку такие воспоминания подсознательны, мы можем и не замечать их, когда строим на них свои поступки. Однако тот факт, что мы не можем сразу же их распознать, отнюдь не значит, что мы не в состоянии выявить лежащие в их основе убеждения и то, как они влияют на нашу жизнь. Как и люди вокруг нас, мы проявляем эти убеждения каждодневно — в виде интимных любовных связей, в виде дружбы, деловых и рабочих отношений и даже в виде состояния нашего здоровья. Мир есть не более и не менее как отражение того, во что мы сознательно или подсознательно верим — и как индивидуумы, и как члены коллектива.

Главное здесь то, что 90 или более процентов наших повседневных действий и поступков являются реакциями, которые мы черпаем из резервуара информации, накопленной в течение первых семи лет жизни. Если те, кто заботился о нас в эти годы, реагировали на мир благожелательно и жизнеутверждающе, тогда мы извлекаем пользу из своих воспоминаний об их реакциях. Мне, однако, редко приходится встречать людей, которые могли бы искренне сказать, что они воспитывались именно в такой среде. Реальность, увы, такова, что очень многие из нас усваивают свои подсознательные привычки в среде, представляющей собой сложную смесь хорошего и плохого. Некоторые из наиболее глубоко укоренившихся в нас убеждений заставляют нас реагировать на испытания жизни позитивным и благожелательным образом, а некоторые — совершенно противоположным.

Позитивные убеждения редко создают проблемы. Мы ведь ни разу не слышали, чтобы люди жаловались по поводу слишком большого обилия радости или того хорошего, что случается в их жизни. Проблемы создают как раз негативные убеждения. Или, возможно, если уж быть более точным, даже не убеждения, а наше восприятие тех или иных поведенческих схем в качестве негативных — вот что может стать корнем величайших страданий в жизни. Почти повсеместно корни людских несчастий таятся в том, что мы воспринимаем как негативные те убеждения, которые приобретаем в самом начале жизни. И поскольку они настолько укоренены в нашем подсознании, нам часто очень трудно распознать эти убеждения внутри нас самих.

Если нам удастся распознать те схемы, которые лежат в основе нашего поведения, взаимоотношений и ситуаций, в которые нам доводится попадать в жизни, мы сможем получить вполне наглядное представление о собственных подсознательных убеждениях, которые являются их источником.

[Далее автор предлагает методику определения подсознательных убеждений].

  Скачать полный текст книги — Грегг Брейден «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»





<< 1 2 3 4 5 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика