<< 1 2 3 4 5 >>

НА ПОДСТУПАХ К ЦЕЛОСТНОЙ ТЕОРИИ ВСЕГО
из книги Эрвина Ласло «Теория целостности Вселенной. Наука и поле Акаши»

Эрвин Ласло (род. 1932 г., Будапешт) — философ науки, интегральный теоретик и классический пианист. Ласло является основателем и руководителем Будапештского клуба и Исследовательской группы общей эволюции, редактором Журнала общей эволюции, инициатором создания Международной академии системных исследований, почетным доктором ряда университетов Америки, Канады, Финляндии, Кореи и Японии. Его авторству принадлежит около 75 книг и 400 статей, изданных на 19 языках.

ИНФОРМАЦИЯ В КВАНТОВОМ ВАКУУМЕ

Физический вакуум, в действительности являющийся космической наполненностью, объединяет наблюдаемую Вселенную. Он переносит свет, энергию и давление. Может ли он быть ответственным за удивительную согласованность, открытую на всех уровнях в природе, от квантового до космического? Может ли он сохранять и передавать активную форму информации?

Эта вероятность была описана несколькими передовыми исследователями. Джон Уилер заявил, что информация во Вселенной является даже более основополагающей, чем энергия. Гарольд Путхофф писал: «...На космологическом уровне существует равновесие между никогда не прекращающимся движением материи на квантовом уровне и окружающим полем нулевой энергии. Вследствие этого мы буквально, физически, находимся "в контакте" со всем космосом, так как делим с далекими частями Вселенной колеблющиеся поля нулевой энергии». И, добавил он: «Кто скажет, не несет ли, модуляция таких полей значимой информации в качестве известной концепции "Силы"?»

Опыт нахождения в космосе Эдгара Митчелла, астронавта «Аполлона», привел его к подобному заключению. По мнению Митчелла, информация является одной частью «диады», вторая часть которой — энергия. Это часть самого вещества Вселенной. Информация присутствует везде, сказал он, и так было с самого начала. Квантовый вакуум — это «голографический информационный механизм, который фиксирует исторический опыт материи». Информация, которая здесь имеется в виду, явно активная — это ин-формация. Вопрос в том, как механизм ин-формации действует в квантовом вакууме: как он фиксирует «исторический опыт материи»?

Ответ на этот кажущийся непостижимым вопрос неожиданно прост. Мы можем представить его в общих чертах.

Мы знаем, что взаимодействия между вещами в физическом мире опосредуются энергией. Энергия может принимать много форм — она бывает кинетической, тепловой, гравитационной, электрической, магнетической, ядерной или потенциальной. Но во всех формах энергия передает некое воздействие от одной вещи к другой, из одного места и одного времени в другое место и другое время. Это так, но это еще не вся правда. Энергия должна через что-то передаваться, она не действует в вакууме. В настоящий момент ученые приходят к заключению, что она все же действует в вакууме, точнее, в квантовом вакууме. Этот вакуум вовсе не пуст: как знаем, это активная физически реальная космическая наполненность. Она передает не только свет, гравитацию и энергию в разнообразных формах, но и информацию — вернее, ин-формацию.

Краткая справка

Что такое ин-формация?

Чем ин-формация не является. Теория ин-формации — это не то же самое, что и стандартная теория информации, потому что информация не является информацией, соответствующей какому-либо научному или бытовому определению. Это не знание о каком-либо факте или событии, не структура канала передачи, не уменьшение неопределенности среди множества возможных вариантов выбора.

Информация как знание об объектах и событиях может передаваться при помощи ин-формации, но сама ин-формация отличается от информации в ее обычном определении.

Чем ин-формация является. Ин-формация — это тонкая, почти мгновенная, не исчезающая и не энергетическая связь между объектами, расположенными в разных точках пространства, и событиями в разных точках времени. Такие связи называются «нелокальными» в естественных науках и «трансперсональными» в исследованиях сознания. Ин-формация связывает объекты (частицы, атомы, молекулы, организмы, экологические ниши, солнечные системы, целые галактики, а также разум и сознание, связанные со всеми ними) вне зависимости от того, как далеко друг от друга они расположены и сколько времени прошло с тех пор, когда между ними установились связи.

Ин-формация, передаваемая через вакуум, может объяснить загадочные формы согласованности, которые мы обнаруживаем в различных сферах природы. Этот процесс может быть описан на основании теорий, созданных в передовых областях новой физики.

Вызвавшая много споров теория, выдвинутая русскими физиками Г. И. Шиповым и А. Е. Акимовым с коллегами, предлагает математически выверенный расчет того, как близкие или далекие события могут связываться физическим вакуумом. Суть этой теории в том, что заряженные частицы «возмущают» основное состояние вакуума и создают в нем небольшие завихрения. В результате получается поле, являющееся системой вращающихся волновых пакетов электронов и позитронов. Там, где волновые пакеты взаимно согласованы, это торсионное поле электрически нейтрально. Если же волновые пакеты имеют противоположно направленные спины, система компенсируется не только зарядом, но и спиновым и магнитным моментами. Такая система является фитоном. Плотные совокупности фитонов тождественны модели вакуумного торсионного поля. Вихри этого поля несут информацию, связывая частицы с поразительной скоростью 109 секунд, то есть в один миллиард раз быстрее скорости света.

Теория, выдвинутая венгерским теоретиком Ласло Газдагом, предлагает аналогичное объяснение. В качестве основы предлагается хорошо известный факт, что частицы, обладающие квантовым качеством спина, имеют и магнитный эффект: они обладают особым магнитным моментом. Магнитный импульс, полагает Газдаг, фиксируется в вакууме в форме небольшого завихрения. Подобно водоворотам, вакуумные завихрения имеют ядра, вокруг которых вращаются другие элементы — молекулы воды, если речь идет о воде, виртуальные бозоны (частицы силы), если речь идет о поле нулевой энергии. Эти небольшие завихрения несут информацию подобно магнитным импульсам на компьютерном диске. Информация, переносимая определенным завихрением, соответствует магнитному моменту частицы, которая его создала: это информация о состоянии той частицы.

Эти небольшие вращающиеся структуры путешествуют в вакууме и взаимодействуют друг с другом. Когда один или более вихрей встречаются, они образуют узор интерференции, который объединяет информационные цепочки частиц, создавших их. Этот узор интерференции несет информацию обо всей совокупности частиц, которые создали вихри.

ПРИТЧА О МОРЕ

Представленные выше теории сложно понять, но их основной смысл можно передать привычными для всех словами. Помочь в этом может пример с морем. Когда корабль перемещается по поверхности воды, он оставляет за собой след, что влияет на движение всех прочих кораблей в этой части моря. Каждый корабль — и каждая рыба, кит или объект в этой области моря — испытывает на себе влияние волн, расходящихся вслед за кораблем, и получает из них «информацию». Все суда и объекты приводят к появлению волн, а их волновые фронты пересекаются и создают узоры интерференции.

Если многие объекты движутся в волновой среде одновременно, эта среда становится модулированной: полной волн, которые пересекаются и взаимодействуют. Именно это происходит, когда несколько кораблей бороздят морскую поверхность. Когда мы смотрим на море с высоты — с прибрежной возвышенности или из самолета, — мы можем видеть следы всех кораблей, которые прошли через водное пространство. Мы также можем видеть, как следы пересекаются и образуют сложные узоры. Модуляция поверхности моря кораблями, идущими по нему, несет информацию о самих кораблях. Возможно определить местонахождение, скорость и даже вместимость судов при помощи анализа узоров интерференции волн, созданных ими.

По мере того, как новые волны накладываются на уже существующие, море становится все более и более модулированным, оно несет все больше и больше информации. В безветренные дни мы можем видеть, что оно остается модулированным на протяжении многих часов, а иногда и дней. Эти волновые узоры являются памятью кораблей, которые прошли по водному пространству. Если бы сознание, гравитация и береговые линии не уничтожали эти узоры, волновая память моря сохранялась бы бесконечно.

Теории Шипова, Акимова и Газдага дают научное описание процессу формирования волн и волновой памяти в среде, которая является не обычным морем, а квантовым вакуумом. Вихри, порождаемые в вакууме, распространяются как торсионные волновые поля. Волновые поля встречаются и создают волновые узоры интерференции. Последние содержат информацию о состоянии частиц, создавших вихри, — а их совместный узор интерференции содержит информацию о совокупности частиц, торсионные волновые поля которых вступили во взаимодействие. Таким образом вакуум несет информацию об атомах, молекулах, макромолекулах, клетках и даже организмах, группах и экологических нишах организмов. Не существует предела объему информации, который могут сохранить интерферирующие волновые поля вакуума. В конечном итоге они способны нести информацию о состоянии целой Вселенной.

Следует заметить, что информация, передаваемая в вакууме, не локализирована: она не имеет определенного местоположения. Подобно голограмме, вакуум несет информацию в рассредоточенной форме, присутствующей во всех точках, до которых распространились волновые поля. Интерферирующие волновые поля в вакууме являются естественными голограммами. Они распространяются почти мгновенно, и ничто не может ослабить или погасить их. Таким образом, природные голограммы являются космическими голограммами: они связывают — ин-формируют — все со всем.

Кратко о голограммах

Голограммы — это трехмерные изображения объектов, созданные при помощи специальной техники. Голографическая запись состоит из узора интерференции, созданного двумя лучами света (монохроматические лазеры и полупрозрачные зеркала лучше всего подходят для этой цели). Часть света лазера проходит через зеркало, а часть — отражается от объекта для записи. На фотографическую пластину попадает узор интерференции, созданный световыми лучами. Это двухмерный узор, сам по себе не имеющий смысла, простое скопление линий. Тем не менее, он содержит информацию об очертаниях объекта. Эти контуры могут быть воссозданы при освещении пластины светом лазера. Линии, зафиксированные на фотографической пластине, воссоздают узор интерференции лучей света так, что получается трехмерный образ объекта. Этот образ парит впереди и выше фотографической пластины и изменяется в зависимости от угла, под которым его рассматривают.

Интересно и важно то, что образ появляется вне зависимости от того, какая часть голографической пластины освещена, хотя он и становится менее отчетливым, когда освещаемая зона сокращается. Факт состоит в том, что информация, на которой основывается образ, присутствует во всей голографической записи.

ВХОД В ПОЛЕ АКАШИ

Идея, что информация присутствует в природе, — это повторяющаяся тема в культурной истории, но она нова для западной науки. Она ведет к признанию того, что информация — это не абстрактная концепция: в качестве ин-формации она имеет собственную реальность. Это часть физической Вселенной. И так как она присутствует везде в природе, легче всего ее представить в качестве протяженного поля.

Объяснение ин-формационного поля

Свидетельства существования поля, которое сохраняет и передает информацию, косвенны. Подобно другим полям, известным в современной физике, таким как гравитационное поле, электромагнитное поле, квантовые поля и поле Хиггса, ин-формационное поле нельзя увидеть, услышать, потрогать, попробовать на вкус или понюхать. Однако это поле порождает воспринимаемые эффекты. Так происходит со всеми полями, известными науке. Например, гравитационное поле нельзя воспринять непосредственно: когда мы роняем объект на землю, мы видим, как объект падает, но не видим поля, которое заставляет его упасть, — мы видим эффект воздействия гравитационного поля, а не само поле. Эффект воздействия этого поля — это гравитация среди отдельных масс. Теория общей относительности и другие, связанные с ней теории поля, стремятся показать, что гравитационное поле — это простейшее и самое непротиворечивое объяснение наблюдаемых эффектов. То же справедливо и в отношении электромагнитного поля, эффект воздействия которого состоит в передаче электрической и магнитной силы; поля Хиггса, предполагаемый эффект воздействия которого заключается в существовании массы частиц; и сильного и слабого полей ядерных взаимодействий, где эффектом воздействия является притяжение и отталкивание частиц, находящихся в непосредственной близости друг от друга.

В случае поля, которое могло бы объяснить присутствие ин-формации в природе, доказательством является загадочная, практически мгновенная форма согласованности, которая обнаруживается физическими, космологическими и биологическими науками, а также исследованиями сознания. Эти феномены требуют объяснения, и самым простым и логичным объяснением является поле, которое образует нелокальную связь между объектами.

Концепция ин-формационного поля нова для науки, но согласуется с ее историей. В истории современной науки идея, что объекты и события могут влиять друг на друга, не будучи связанными какой-либо физически реальной средой, была отвергнута. Объекты, которые оказывались связанными друг с другом через пространство (и, возможно, через время), считались связанными неким посредничающим физическим полем. Майкл Фарадей, например, предположил, что электрические и магнитные феномены связаны электрическим и магнитным полем — и это одно и то же поле: электромагнитное.

Электромагнитное поле Фарадея рассматривалось как локальное поле, связанное с определенными объектами. Джеймс Максвелл предположил, что электромагнитное поле не локально, а универсально: оно присутствует везде. Модификации электромагнитного поля перемещаются в пространстве со скоростью света. Изменяющееся электрическое поле порождает изменения в магнитном поле, и это, в свою очередь, изменяет поле электрическое.

Универсальное электромагнитное поле стало революционной концепцией, так как ее появление означало отказ от идеи пустого пространства как простого проводника сил, принимающих участие во взаимодействии частиц. Пространство, таким образом, стало протяженным универсальным полем, через которое передаются электрические и магнитные эффекты между частицами, расположенными как вблизи друг друга, так и на расстоянии.

Объяснение взаимного притяжения имеющих массу объектов имеет схожую историю. В теории Ньютона гравитация — это локальный феномен, внутреннее качество объектов, обладающих массой (хотя Ньютон был слегка озадачен этим качеством, как и Эрнст Мах впоследствии). В общей теории относительности Эйнштейн приписал гравитационную силу не отдельным объектам, а самому пространству-времени: гравитация, следовательно, стала универсальным полем.

Как мы знаем, недавно в физической картине мире появилась теория о другом универсальном поле — поле Хиггса. В настоящий момент существование поля Хиггса выводят из математической структуры частиц и их взаимодействий, как оно дано в стандартной модели физики частиц (хотя ожидается появление экспериментальных доказательств, когда заработают ускорители, достаточно мощные для того, чтобы достичь энергетического уровня «бозона Хиггса»). Подобно гравитационному, поле Хиггса тоже связано с массой, но не с качеством имеющих массу объектов: это поле объясняет само существование массы.

История концепции поля показывает, что, когда появляются феномены, требующие физического объяснения, ученые сначала пытаются дать объяснение, связанное с объектами, которые проявляют эти феномены. Когда теории развиваются, объяснительные идеи становятся более общими. Таким образом то, что изначально рассматривалось как локальные силовые поля, позднее понимается как универсальное поле, присутствующее во всех точках пространства и времени. Электрические и магнитные феномены теперь приписываются универсальному электромагнитному полю, взаимное притяжение несмежных объектов — универсальному гравитационному полю, а присутствие массы — универсальному полю Хиггса.

Пришло время добавить другое поле в научный репертуар универсальных полей. Хотя поля, как и другие сущности, не стоит множить без необходимости, кажется очевидным, что требуется еще одно поле для объяснения особого вида согласованности, обнаруживаемой на всех уровнях и во всех сферах природы — от микросферы квантов до мезосферы жизни и макросферы космоса. Это поле не является полем нулевой энергии, так как его качества превосходят те, что считаются в настоящий момент связанными с таковым полем. Это совсем другое поле, нам знакомы эффекты его воздействия, но пока мы не имеем его математического описания. Тем не менее, ясно, что это поле существует, так как оно создает реальные эффекты воздействия. Так же, как электрические и магнитные эффекты передаются электромагнитным полем, притяжение имеющих массу объектов — гравитационным, а притяжение и отталкивание среди частиц ядра — квантовыми полями, мы должны признать, что универсальное ин-формационное поле приводит к эффекту, который мы описали как нелокальную согласованность во многих сферах природы.

Поле акаши

В своих предыдущих книгах автор назвал ин-формационное поле полем акаши, или а-полем для краткости. Каковы причины для такого названия?

В санскритской и индийской культурах акаша — это вездесущая среда, которая лежит в основе всего и становится всем. Она реальна, но настолько тонка, что ее нельзя воспринять до тех пор, пока она не станет теми вещами, которые наполняют проявленный мир. Наши органы чувств не воспринимают акашу, но мы можем достичь ее при помощи духовных практик. Древние риши достигали ее при помощи строгого духовного образа жизни и йоги. Они описали свой опыт и сделали акашу важнейшим элементом философии и мифологии Индии.

В XX веке акаша была блестяще описана великим индийским йогом Свами Вивеканандой.

Согласно представлениям философов Индии, вся Вселенная состоит из двух материалов, один из которых они назвали акашей. Это вездесущее бытие. Все, что имеет форму, все, что является результатом объединения, появилось из этой акаши. Именно акаша становится воздухом, жидкостью, плотным веществом; именно акаша становится Солнцем, Землей, Луной, звездами, кометами; именно акаша становится человеческим телом, телом животного, растениями, каждой формой, которую мы видим, всем, что мы можем ощутить, всем, что существует. Ее нельзя воспринять; она настолько тонка, что недоступна для органов чувств; ее можно видеть только тогда, когда она уплотняется, приняв форму. В начале мироздания была только акаша. В конце цикла плотные вещества, жидкости и газы снова становятся акашей, и из акаши рождается новое мироздание...

Общая сумма всех сил во Вселенной, ментальных и физических, после возвращения в их первоначальное состояние называется праной. Когда не было ничего, когда тьма накрывала тьму, что существовала тогда? Тогда существовала неподвижная акаша. ...В конце цикла энергии, существующие сейчас во Вселенной, стихли и стали вероятностью. В начале следующего цикла они вновь проявились, столкнулись в акаше, и из нее возникли разные формы...

Причина для названия ин-формационного поля в природе полем акаши теперь должна стать очевидной. Такие представления о циклической Вселенной — о Метавселенной, которая создает вселенную за вселенной, — по своей сути являются представлениями, развиваемыми в настоящий момент космологией. В новой физике единый физически реальный вакуум равнозначен акаше. Это первоначальное поле, из которого возникли частицы и атомы, звезды и планеты, тела животных и людей и все, что можно увидеть и к чему прикоснуться. Это динамичная наполненная энергией среда непрерывных колебаний. Вакуум — это акаша и прана вместе взятые — место рождения всей материи и всей силы во Вселенной.

Чудаковатый гений Никола Тесла внес это представление в научный контекст. Он говорил об «изначальной среде», которая наполняет пространство, и сравнивал ее с акашей, светоносным эфиром. В своей неопубликованной работе «Величайшее достижение человечества», датированной 1907 годом, он написал, что эта изначальная среда, своего рода силовое поле, становится материей, когда прана, космическая энергия, воздействует на нее, а когда действие прекращается, материя исчезает и возвращается в акашу. Так как эта среда наполняет все пространство, все, что происходит в пространстве, может быть отнесено к ней.

Для Теслы идея искривленного пространства — выдвинутая во времена Эйнштейна — не являлась ответом. Однако большинство физиков приняли математически проработанное четырехмерное пространство-время Эйнштейна и отказались от концепции наполняющей пространство среды или силового поля. Мысли Теслы были забыты. Сегодня, сотню лет спустя, они появляются вновь. Ученые понимают, что пространство не пусто, и то, что называется квантовым вакуумом, на самом деле является космической наполненностью. Это фундаментальная среда, которая возрождает древнюю концепцию акаши.

На следующей стадии развития науки а-поле присоединится к известным универсальным полям: гравитационному, электромагнитному, полю Хиггса и действующим локально, но присутствующим повсеместно сильному и слабому ядерным полям.

Часть II

ИН-ФОРМИРОВАННАЯ ВСЕЛЕННАЯ

Вечные вопросы и новые ответы, даваемые целостной теорией всего

Вне наполненного загадками мира господствующей науки возникает новая концепция Вселенной. Принятая концепция расширена, на ее место приходит ин-формированная Вселенная, основанная на новом открытии поля акаши древних традиций в качестве вакуумного голополя.

В этой концепции Вселенная является единой согласованной системой — супермакроскопической квантовой системой. Ее важнейшая особенность — ин-формация, которая создается, сохраняется, передается и связывает все ее части. Эта особенность является определяющей. Она превращает Вселенную, которая слепо перебирается с одной фазы эволюции в другую, в тесно взаимосвязанную систему, которая опирается на уже накопленную ин-формацию.

В ин-формированной Вселенной а-поле — это фундаментальный элемент. Благодаря ин-формации, сохраняемой и передаваемой а-полем, Вселенная обладает поразительной согласованностью. Все, что происходит в одном месте, происходит и в других; все, что происходит в одно время, происходит во все времена после этого. Ничто не является локальным, ограниченным местом и временем. Все является глобальным и даже космическим, так как все взаимосвязано, и память обо всем выходит за пределы места и времени.

Такова концепция ин-формированной Вселенной — взгляд на мир, который будет присущ науке и обществу в грядущие десятилетия.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СУДЬБА ЖИЗНИ И ВСЕЛЕННОЙ

Во второй части мы уточняем целостную теорию всего, которую развили в первой части. Мы задаем некоторые «великие вопросы», которые мыслящие люди всегда задавали о мире, в котором мы живем, и исследуем ответы, которые существуют в ин-формированной Вселенной. В этой главе мы спрашиваем: откуда появилось все? К чему стремится? Существует ли жизнь где-нибудь еще во Вселенной? Если так, возможно ли, что она достигла высших стадий или измерений?

ОТКУДА ВСЕ ПОЯВИЛОСЬ И КУДА ДВИЖЕТСЯ

Пожалуй, самым фундаментальным вопросом из всех, когда-либо заданных, является такой: как появилась Вселенная?

Самые первые ответы зародились в рамках мистического мировоззрения, за которым последовали представления великих религий. Древние мифы о происхождении мира не противоречат друг другу: и Восток, и Запад представляют процесс зарождения мира как поразительный процесс самосоздания. Но с появлением монотеистической религии на Западе история сотворения мира из Ветхого Завета заменила мистические и метафизические истории. В средние века христиане, мусульмане и иудеи верили, что всемогущий Бог создал небо наверху, землю внизу и все, что существует между ними, такими, какими мы видим их сейчас.

В XIX веке иудео-христианская история творения пришла в противоречие с теориями современной науки — в частности, с биологией Дарвина. Концепции оказались противоположными: мнение, что все было намеренно создано божественной силой, и мнение, согласно которому биологические виды самостоятельно развиваются из общих истоков. Такая противоположность разожгла неутихающие по сей день споры, в наши дни выражающиеся в противопоставлении теорий креационистов и эволюционистов в средних школах.

С 1930-х годов иудео-христианской теории сотворения пришлось соперничать не только с теорией биологической эволюции Дарвина, но и с физической космологией. Работающая как часы Вселенная Ньютона требовала первичной движущей силы, которая могла быть приписана создателю. Более поздняя статическая Вселенная Эйнштейна могла существовать и в отсутствие создателя, так как с начала времен была такой же, как сейчас. Но когда статическая Вселенная была заменена теорией Большого взрыва, в которой Вселенная расширяется, вопросы о происхождении мира возникли вновь. Если Вселенная родилась во время Большого взрыва 13,7 (или, согласно последним открытиям, 15,8) миллиарда лет назад и погибнет либо в Большом сжатии через примерно 2000 миллиардов лет или в испарении последних черных дыр размером со скопление галактик через почти непостижимый период времени в 10122 лет, то напрашивается вопрос: что было до того, как все это началось, — и что останется после того, как все закончится?

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ

Общепринятая космология, известная как теория Большого взрыва, не может рассказать о происхождении Вселенной ничего, кроме того, что в колеблющемся космическом вакууме, предпространстве Вселенной, произошла случайная нестабильность. Эта космология не может объяснить, ни почему эта нестабильность произошла, ни почему она произошла именно тогда. И, не считая неудовлетворительных спорных мифов — таких как космическая рулетка с большим числом случайно созданных вселенных, — она ничего не может предложить для объяснения того, почему наша Вселенная стала такой, какая она есть: почему она обладает всеми удивительными качествами, которые в настоящий момент мы наблюдаем. Вопрос, как кажется, возвращается в сферу религии и мистики. Но отказ от науки будет преждевременным. Теория Большого взрыва не является последним словом; новые космологии способны многое сказать о космических истоках.

Как мы знаем, существуют подробные космологии, которые говорят нам, что наша Вселенная не является единственной. Есть также и Метавселенная, которая не была создана во взрыве, создавшем нашу Вселенную (он был всего лишь одним из многих взрывов и поэтому больше не заслуживает определения «большой»); и сама Метавселенная не закончит свое существование, когда частицы, созданные именно этим взрывом, исчезнут в последних черных дырах. Зарождается понимание, что до рождения нашей Вселенной существовала иная Вселенная, и она продолжит существовать после того, как наша Вселенная исчезнет. Речь идет о Метавселенной — матери нашей Вселенной и, возможно, бесчисленного множества других.

Космологии Метавселенной находятся в лучшей позиции, чем теория Большого взрыва (ограниченная нашей Вселенной) для описания условий, которые правили прежде и будут править после жизненного цикла нашей Вселенной. Квантовый вакуум, море тонкой энергии и ин-формации, лежащее в основе всей «материи» во Вселенной, не появлялся во взрыве, создавшем нашу Вселенную, и не исчезнет, когда частицы, созданные тем взрывом, вновь сожмутся. Тонкие энергии и активная информация, которые лежат в основе этой Вселенной, существовали до того, как появились ее частицы, и будут существовать после того, как они исчезнут. Глубинной реальностью является квантовый вакуум — не исчезающее море ин-формации и энергии, которое пульсирует, порождая периодические взрывы, приводящие к появлению локальных вселенных.

Создающие вселенные взрывы — это нестабильности в вакууме Метавселенной. Взрывы создают пары частиц и античастиц, и сохраняющийся излишек частиц наполняет пространство-время новорожденной Вселенной. Частицы объединяются в атомы, и со временем гравитация группирует частицы и атомы в галактические и звездные структуры, и начинается та эволюция, которую мы наблюдаем в нашей Вселенной.

Эволюция вселенных обусловлена взаимодействием гравитационного притяжения среди обладающих массой частиц и отталкивающих или притягивающих энергий самого вакуума. Нам не известен точный исход этого взаимодействия в нашей собственной Вселенной, и в любом случае другие вселенные могли зародиться с иными параметрами, что, следовательно, ведет к иным результатам. Однако вне зависимости от того, приводит эволюция отдельных вселенных к постоянному расширению — расширению, за которым следует сжатие, — или балансу между силами расширения и сжатия, конец «материи» во Вселенной один. После того, как ядерное топливо звезд истощается, они либо взрываются, либо сжимаются. Следующие поколения звезд неизбежно разрушаются и становятся квазарами и черными дырами. Сами галактики переживают коллапс, когда в их центре формируется черная дыра, подобная недавно открытой черной дыре в центре Галактики Млечный Путь. Раньше или позже все галактики «испаряются» в супергалактических черных дырах, а остатки их атомов исчезают в вакууме.

Эксплозивное исчезновение материи в супергалактических черных дырах может быть прелюдией к создающим материю взрывам. Звездные взрывы такого типа были обнаружены, и некоторые из них вполне могли создать достаточное количество материи для того, чтобы стать самостоятельными вселенными.

Несмотря на технические разногласия между различными космологическими сценариями, большинство космологов соглашаются с тем, что мы живем в циклически созидающей и разрушительной Мультивселенной, а не во Вселенной с единственным циклом. Локальные вселенные развиваются, умирают и сосуществуют с другими вселенными в протяженной, бесконечной во времени (а возможно, и в пространстве) Вселенной, которая продолжает существовать на протяжении всего цикла, — Метавселенной.

Некоторые космологии предполагают, что локальные вселенные изолированы друг от друга. Однако если вселенные не имеют между собой каузального контакта, каждая из них начиналась бы со случайным набором основных законов и констант. Подобные случайно настроенные вселенные имеют ничтожные шансы на то, чтобы породить такие сложные системы, как живые организмы. Если мы предположим, что при своем рождении Вселенная была полностью изолирована от других, мы не сможем обнаружить естественного объяснения ее поразительной способности порождать жизнь. Ученые в таком случае могли бы только удивляться счастливой случайности того, что жизнь возникла и развилась на Земле, и передать этот вопрос поэтам и пророкам.

Вместо того чтобы дивиться этому невероятному сценарию и принимать невозможность его научного объяснения, мы можем обратиться к возможности того, что при своем рождении наша Вселенная была ин-формирована вселенной или вселенными, которые существовали до нее. Это объяснение нельзя считать ненаучным. Все вселенные, которые могли существовать и когда-либо существовали, должны были возникнуть из космического вакуума. Вселенная или вселенные, которые предшествовали нашей, «возмущали» вакуум и создавали в нем основанные на волновой интерференции голограммы. Эти голограммы затем воздействовали — ин-формировали — на эволюцию, которая происходила в последующих вселенных. Системы, которые развивались в тех вселенных, в свою очередь, влияли — ин-формировали — на вакуум. Таким образом, через вакуум происходит передача ин-формации между вселенными. В цикле вселенных в Метавселенной каждая Вселенная ин-формирована предшествующей и ин-формирует, в свою очередь, следующую.

Ин-формация, переданная от предшествующей Вселенной, влияет на качество энергии вакуума и определяет количество материи в последующей Вселенной. Она также воздействует на распределение виртуальных состояний, которые частицы, атомы, молекулы, системы и группы молекул могут принимать при переходе от виртуальных к реальным состояниям. Это распределение устанавливает, в свою очередь, вид взаимодействий, в которые частицы и системы частиц могут вступать, и, следовательно, вид систем, которые могут возникать вследствие подобных взаимодействий. Таким образом каждая Вселенная наследует физические качества предшествующей. Она не сжимается вскоре после своего рождения и не расширяется так быстро, что остается только разреженный газ. Она развивается все более эффективно и, следовательно, все дальше заходит в сферы согласованности, которые в противном случае были бы недостижимы, — где могут возникнуть такие сложные системы, как организмы, общества и экологии.

Таким образом, при возникновении наша Вселенная не случайным образом приобрела свои гармоничные качества — она унаследовала их от предыдущей Вселенной. А как быть с качествами самой Метавселенной? Можем ли мы объяснить качества, которые не только порождают целостно развивающуюся Вселенную, но и целую группу последовательно и всегда более целостно развивающихся вселенных?

Рассмотрение этого сложного вопроса мы должны начать с того, что уже знаем, и применить это к тому, чего мы не знаем и знать не можем, — по крайней мере, не в непосредственном опыте. Мы знаем, что сложные системы зависят от изначального состояния — то есть на их функционирование и последующее развитие оказывают значительное влияние обстоятельства, при которых они начали свое существование. Наша Вселенная — это сложная система, и на ее развитие критическое влияние должны были оказать условия, при которых она зародилась, — то есть ин-формация вакуума, в котором она появилась. Этот фактор настроил физические постоянные нашей Вселенной и установил законы взаимодействия, которые привели к микро- и макроструктурам нашей Вселенной — ее частицам, атомам и молекулам, ее звездам и галактикам.

На циклическую эволюцию Метавселенной должны были критическим образом повлиять ее собственные изначальные условия. Однако предшествующие вселенные не могли установить эти условия, так как Метавселенная была прежде всех прочих — ее вакуум был первичным, нетронутым. Так как же были созданы изначальные условия Метавселенной — чем ... или Кем? Это величайшая загадка из всех — загадка происхождения самого создающего вселенные процесса.

Эта величайшая из всех загадок «трансэмпирична»: ее невозможно разрешить при помощи логики, основанной на наблюдениях и экспериментах. Однако ясно одно: если маловероятно, что наша гармоничная Вселенная возникла случайным образом в вакууме, еще более маловероятно, что Вселенная-мать, породившая множество последовательно развивающихся локальных вселенных, появилась в случайном, не-информированном состоянии.

Вакуум Метавселенной был таким, что в нем могла возникнуть не единственная Вселенная, а целые группы. Это вряд ли было счастливой случайностью. Каким-то образом первичный вакуум был уже ин-формирован. Должен был существовать изначальный акт творения, акт создания Метавселенной.

Создание или эволюция?

Противоречие креационизма в новом свете

Неутихающие споры между консервативными христианами, мусульманами и иудеями (креационистами) и учеными и научно ориентированной публикой (эволюционистами) концентрируются на биологической эволюции. Но при ближайшем рассмотрении они касаются самой Вселенной, в которой развилась жизнь — или в которой она была создана.

На первый взгляд научное сообщество — и любой, кто верит, что наука открывает некую истину о природе реальности, — должно отвергать гипотезу о том, что живые существа такие, какие они есть, потому, что таким образом были созданы... что они появились в результате особого акта творения. Однако также очевидно, что очень маловероятно, что живые виды могли появиться в процессе случайных мутаций и естественного отбора. Поддержание этой теории, утверждают креационисты, делает ошибочной всю доктрину эволюции.

Традиционные дарвинисты вызывают неодобрения креационистов, утверждая, что случайными процессами эволюции можно объяснить факты. Ричард Докинз, например, утверждает, что живой мир является результатом случайных проб и ошибок, в которых отсутствует глубокий смысл и значение. Подобно Вайнбергу, Докинз утверждает, что в этом мире нет ни цели, ни смысла. Следовательно, нет нужды полагать, что он был создан намеренно.

Возьмем гепардов, пишет Докинз. Они кажутся созданными для того, чтобы убивать антилоп. Зубы, челюсти, глаза, нос, мышцы ног, позвоночник и мозг гепардов таковы, какими они и должны быть, если Бог создал гепардов с целью увеличения смертности среди антилоп. В то же время антилопы быстры, проворны, осторожны и кажутся созданными таким образом, чтобы избежать нападения гепардов. Однако ни одно, ни другое не подразумевает создания с особой целью: Докинз говорит нам, что природа просто такова. Гепарды имеют «программу» убивать антилоп, а антилопы — избегать гепардов. Сама природа равнодушна к их судьбе. Наш мир — это мир слепых физических сил и генетической репликации, где некоторые страдают, а другие процветают. Именно такие качества мы ожидали бы увидеть в нем, если бы в его основе не было ни замысла, ни цели, ни добра, ни зла, только слепое и беспощадное равнодушие.

Очевидно, если бы это было так, было бы сложно верить в разумного Создателя. Бог, который создал мир, должен был бы являться равнодушным Богом, если не садистом, который наслаждается кровавым спортом. Разумнее, по мнению Докинза, полагать, что мир существует просто без смысла и цели. Он таков, какой он есть, вследствие случайных процессов, произошедших в рамках, установленных фундаментальными физическими законами. Идея намеренного создания является излишней. В этом отношении дарвинисты соглашаются с французским математиком Пьером Лапласом, который известен тем, что сказал Наполеону следующее: Бог — это гипотеза, в которой больше нет нужды.

Креационисты, однако, обращают внимание на то, что совершенно невероятно, что все, что мы видим в этом мире, включая нас самих, есть результат случайных процессов, управляемых безличными законами. Представление, что все развилось благодаря слепому шансу из общей и простой отправной точки, — это просто теория, говорят они, не подтвержденная весомыми доказательствами. Ученые не могут представить свидетельств для этой теории эволюции: «Вы не можете пойти в лабораторию и создать первую рыбу», — сказал Том Уиллис, директор Среднеамериканской ассоциации креационизма. Мир вокруг нас представляет собой нечто гораздо большее, чем случайное сцепление разрозненных элементов; он обнаруживает смысл и цель. Это указывает на замысел.

Креационистская позиция была бы разумной, если бы передовая наука утверждала, что эволюция живых видов является результатом слепой случайности. Но передовая наука этого не утверждает. Как мы знаем, постдарвиновская биология открыла, что биологическая эволюция не является простым результатом случайных мутаций и естественного отбора. Согласованная эволюция всего со всем в сети жизни на нашей планете — это системный процесс с упорядоченной и неслучайной динамикой. Это часть эволюции Вселенной от частиц до галактик и звезд с планетами. На Земле эта эволюция создала физические, химические и температурные условия, которые стали пригодны для того, чтобы начался колоссальный процесс биологической эволюции. Такие условия могли возникнуть только во Вселенной, управляемой тонко согласованными законами и закономерностями. Даже небольшое отклонение в этих законах и константах навсегда исключило бы возможность возникновения жизни.

Таким образом, спор между креационистами и эволюционистами от вопроса о происхождении жизни смещается к вопросу о происхождении Вселенной. В конечном итоге он приходит к вопросу о происхождении Метавселенной, в которой возникла наша Вселенная. Возможно ли, что Метавселенная, мать нашей Вселенной и всех вселенных прошлого, настоящего и будущего, была намеренно создана таким образом, чтобы производить вселенные, в которых рождается жизнь? Для креационистов это простейшее и самое логичное предположение. Эволюционисты не могут возразить: эволюция, будучи необратимым процессом, должна иметь начало, и это начало необходимо объяснить. Оно не могло возникнуть из ничего.

В конечном итоге противостояние эволюционистов и креационистов не имеет смысла. Вопрос «Замысел или эволюция» предполагает ложную альтернативу. Замысел и эволюция не исключают друг друга; в действительности они требуют существования друг друга. Маловероятно, что Метавселенная возникла из ничего в результате слепой случайности. И если она — вернее, ее первичный вакуум — была уже ин-формирована, Метавселенная в некотором смысле создана для того, чтобы порождать последовательно развивающиеся вселенные.

В сущности это не «замысел или эволюция». Это «замысел для эволюции».

Куда стремится Вселенная? Теперь мы изменим направление наших поисков. Вместо того чтобы двигаться назад во времени, мы двинемся вперед. В согласованной, неслучайно развивающейся Вселенной возможно и это. Вопрос, который мы задаем, таков: к чему ведет эволюция этой Вселенной и всех вселенных в Метавселенной — к какому конечному состоянию?

Рассматривая этот вопрос, мы должны помнить, что ищем конечный итог Вселенной, а не ее неотвратимую судьбу. Существует фундаментальное различие между начальной и конечной точками. Начальная точка находится в прошлом и должна быть определенным и уникальным состоянием. Конечная точка так же будет определенным и уникальным состоянием, будучи достигнутой — но она не станет таковой, пока не будет достигнута. Во многом подобно кванту, который способен выбирать реальное состояние среди виртуальных до тех пор, пока взаимодействие не приводит к коллапсу волновой функции, космос не будет иметь определенного последнего состояния до тех пор, пока не достигнет его. Этот процесс не механистичен и не определен в отношении выбора конечного состояния.

Космос имеет различные возможности для эволюции. Прошлое — упрямый факт, установленный однажды и для всех, но для будущего это не так. Определенности нет даже в отношении конца нашей Вселенной: станет ли она вечно расширяться, сожмется или же будет балансировать между расширением и сжатием? Но даже если эволюция Вселенной неопределенна, эволюция внутри нее может иметь общее направление. Это так потому, что наша Вселенная целостна и согласована: в ней одно влечет за собой другое. Когда сделан один выбор, каскад последствий продолжается до тех пор, пока не достигнуто финальное состояние. Нет необходимости в постановке определенной цели в самом начале: цель создается в самом процессе. Это цель, в направлении которой эволюция в этой Вселенной стремится в целом. А стремится она ко все большей и большей целостности и сложности.

Игра, которая создает собственную цель

Вариант популярной игры «двадцать вопросов», предложенный Джоном Уилером (хотя он создавал ее, раздумывая над сложной проблемой в квантовой физике), иллюстрирует процесс, который направляется к определенной цели, хотя эта цель не была дана в самом начале.

В обычной версии этой игры человек выходит из комнаты, а другие выбирают какую-то вещь, о которой он будет догадываться. Этот человек может задать не более 20 вопросов, на который можно отвечать только «да» или «нет». Но каждый вопрос сужает рамки возможных ответов, потому что исключает альтернативные. Например, если первый вопрос: «Оно живое?» (в противоположность неживому), то ответ «да» исключает все, кроме растений, животных, насекомых и простых организмов.

В альтернативной версии человек покидает комнату, и другие, не говоря ему, решают не выбирать определенной вещи, но притвориться, что выбрали. Но они должны давать согласующиеся ответы. Соответственно, когда ничего не подозревающий человек возвращается и спрашивает «Оно живое?» и получает ответ «да», то все последующие ответы должны согласовываться с тем, что загаданная вещь должна быть растением, животным или, возможно, микроорганизмом. Опытный игрок может сузить рамки возможных ответов настолько, что за 20 вопросов он определит один определенный ответ — например, соседский котенок. Однако в момент начала игры цели не было, а та, которая возникла, была создана самой игрой!

Маловероятно, что эволюционный процесс, направляющийся к согласованности и сложности, присущ только нашей Вселенной. Очень маловероятно, что наша Вселенная — которая так настроена на эволюцию сложного — была первой Вселенной, возникшей в Метавселенной. И, если она не была первой Вселенной в Метавселенной, маловероятно, что она будет последней. Со временем возникнут и другие. Как разворачивается процесс эволюции в этом колоссальном цикле вселенных? Мы можем предложить ответ и на этот вопрос.

Мы начнем с того, что эволюция вселенных в Метавселенной циклическая, но не повторяющаяся. Одна Вселенная ин-формирует другую, наблюдается прогресс от Вселенной к Вселенной. Каждая новая Вселенная более развита, нежели предыдущая. Сам цикл развивается от случайной первой Вселенной ко вселенным, где физические параметры все более и более пригодны для эволюции сложного. Таким образом, космическая эволюция стремится ко вселенным, где возникают сложные и согласованные структуры, включая структуры, содержащие развитые формы жизни — и развитые формы сознания, которые, предположительно, всегда связаны с развитыми формами жизни.

Цикл вселенных в Метавселенной развивается от вселенных, которые являются чисто физическими, ко вселенным, в которых существует жизнь. Это физико-биологические вселенные. И, принимая во внимание то, что формы сознания связаны с формами жизни, цикл ведет от физического к физико-биологическому миру, а затем — к физико-биолого-психологическому.

Является ли достижение физико-биолого-психологической Вселенной глубинным смыслом эволюции вселенных — самой Метавселенной? Это возможно и даже вероятно. Но определенный ответ на этот вопрос скрыт от науки, и никакие рассуждения не могут к нему привести.

ЖИЗНЬ НА ЗЕМЛЕ И ВО ВСЕЛЕННОЙ

Теперь мы переходим к следующей группе важных вопросов: вопросы, которые важны, но чуть менее значимы. Это вопросы о происхождении и судьбе жизни на Земле и в космосе. Первый вопрос касается распространенности жизни. Есть ли жизнь где- либо еще во Вселенной, кроме нашей планеты?

У нас есть все причины полагать, что жизнь, которую мы наблюдаем на Земле, не ограничивается нашей планетой. Жизнь возникла здесь примерно четыре миллиарда лет назад, и с тех пор она непрестанно развивалась, создавая все новые и новые сложные организмы, составляющие все более и более сложные экологические ниши. У нас нет причин сомневаться в том, что, где бы ни присутствовали условия, подходящие для жизни, физическая, физико-химическая, биологическая и экологическая самоорганизация обязательно произойдет. И у нас есть причины верить, что условия, подходящие для эволюции жизни, присутствуют во многих местах. Астрономический спектральный анализ показал поразительное однообразие состава материи звезд и, следовательно, планет этих звезд. Чаще всего обнаруживают водород, гелий, кислород, азот и углерод. Из них водород, кислород, азот и углерод являются базовыми составляющими жизни. Там, где они существуют в определенном соотношении, при наличии энергии начинается цепь реакций, в результате чего появляются сложные химические соединения. Активные звезды излучают такую энергию. Она существует в форме ультрафиолетового излучения, электрических разрядов, ионизирующего излучения и тепла.

Примерно четыре миллиарда лет назад в верхних слоях атмосферы молодой Земли произошли фотохимические реакции, продукты которых, благодаря атмосферной конвекции, попали на поверхность нашей планеты. Электрические разряды вблизи поверхности способствовали тому, что эти продукты осели в древние океаны, где извержения вулканов продолжили снабжать их энергией. Объединение энергии Солнца и энергии, находящейся под поверхностью воды, запустило цепь реакций, конечными продуктами которых стали органические соединения. С некоторыми вариациями такой же процесс построения систем без сомнения разворачивается и на других планетах. Бесчисленные эксперименты, пионерами в которых стали палеобиолог К. Поннамперума и другие, показали, что, когда условия, близкие к тем, что существовали на Земле, симулируются в лаборатории, возникают элементы, образующие основу земной жизни.

Должны быть и другие планеты, условия на которых близки к земным. В нашей Вселенной более 1020 звезд, каждая из которых выделяет энергию в течение своей активной фазы. Когда такая энергия достигает планет, она способна запускать фотохимические реакции, необходимые для жизни. Конечно, не все звезды находятся в активной фазе, и не на всех из них есть планеты с необходимыми физическими условиями, необходимого размера и на необходимом расстоянии.

Сколько существует планет, на которых возможна жизнь? Есть разные предположения. Заняв консервативную позицию, астроном из Гарварда Харлоу Шапли изначально предположил, что только у одной звезды из тысячи есть планеты, и только у одной из тысячи таких имеющих планеты звезд есть планета, расположенная на подходящем расстоянии от нее. Затем он предположил, что только одна из тысячи расположенных на подходящем расстоянии планет достаточно велика, чтобы удерживать свою атмосферу, и только одна из тысячи планет на подходящем расстоянии и подходящего размера имеет химический состав, способный поддерживать жизнь. И даже согласно вычислениям Шапли, в космосе должно быть как минимум 100 миллионов планет, способных поддерживать жизнь.

Астроном Су-Шу Хуан предложил даже более оптимистичную цифру. Он рассмотрел временные масштабы звездной и биологической эволюции, пригодные для жизни зоны планет и соответствующие динамические факторы и пришел к выводу, что не менее 5% всех солнечных систем во Вселенной должны быть пригодны для жизни. Это значит не 100 миллионов, а 100 миллиардов планет. Харрисон Браун озвучил еще большую цифру. Он исследовал вероятность того, что рядом с видимыми нам звездами существует много напоминающих планеты объектов, которых мы не видим, — возможно, 60 таких объектов, размерами превышающих Марс. В этом случае почти у каждой видимой звезды есть частично и полностью невидимая система планет. Браун подсчитал, что в таком случае только в нашей Галактике существует не менее 100 миллиардов таких систем — а ведь во Вселенной 100 миллиардов галактик! Если он прав, жизнь в космосе гораздо более распространена, чем считалось прежде.

Эту оптимистичную оценку подтвердило открытие, сделанное с помощью космического телескопа «Хаббл» в декабре 2003 года. Космический телескоп смог измерить очень странный объект в древней части нашей галактики. Не было известно, является ли этот объект планетой или коричневым карликом, но он оказался планетой с массой, в 2,5 раза превышающей массу Юпитера. Возраст планеты оценили в 13 миллиардов лет, то есть она должна была сформироваться, когда Вселенная существовала всего один миллиард лет.

Планеты продолжают образовываться — быстро и в большом количестве — и по сей день. В мае 2004 года космический телескоп «Спитцер» был нацелен на «звездную детскую» Вселенной, известную как RCW 49, и сразу же обнаружил 300 новорожденных звезд, некоторым из них было не больше миллиона лет. При ближайшем рассмотрении двух звезд выяснилось, что вокруг них есть размытые диски пыли и газа. Астрономы предположили, что все 300 звезд могут иметь такие диски. Это удивительное открытие. Если планеты образуются вокруг столь многих звезд, причем так быстро, их должно быть гораздо больше, чем считалось прежде.

Если жизнь возможна в столь многих уголках Вселенной, не существует ли и разумная жизнь и даже технологические цивилизации? Такая вероятность впервые была рассмотрена Фрэнком Дрейком в 1960 году. Известное уравнение Дрейка подсчитывает статистическую вероятность существования в нашей Галактике звезд с планетами; планет со средой, способной поддерживать жизнь; жизни на пригодных для жизни планетах и развитой технологической цивилизации, созданной разумной жизнью, которая развилась на этих планетах. Дрейк выяснил, что при огромном количестве звезд в нашей Галактике есть вероятность существования 10 тысяч технологических цивилизаций только в Галактике Млечный Путь.

Уравнение Дрейка было доработано Карлом Саганом с коллегами в 1979 году. Согласно их подсчетам, в нашей Галактике могут существовать не 10 тысяч, а до одного миллиона разумных цивилизаций. В конце 1990-х годов Роберт Таормина применил эти уравнения к области в одной сотне световых лет от Земли и выяснил, что более 8 таких цивилизаций должны находиться невдалеке от нас.

За последние 15 лет астрономы изучили 1200 подобных солнцу звезд вблизи нашей планеты и обнаружили более сотни планет, находящихся вне Солнечной системы. Об одном особенно многообещающем открытии было объявлено в июне 2002 года: о планетарной системе, известной как ТХ Рака. Она находится недалеко от нас — на расстоянии всего в 41 световой год. В ней есть планета, которая напоминает Юпитер массой и орбитой. Вычисления показывают, что в ТХ Рака могут существовать и каменистые планеты, подобные Марсу, Венере и Земле. На многих, если не на большинстве таких планет, в процессе эволюции вполне могла появиться жизнь.

Однако это исключительное открытие. В большей части солнечных систем, расположенных неподалеку от нас, планеты вращаются по очень вытянутым орбитам, то удаляясь слишком далеко от своего солнца, то приближаясь слишком близко.

Хотя в этой Галактике и вообще в космосе планет очень много, те, что способны поддерживать более развитые формы жизни, относительно редки. По мнению Питера Варда, уровень радиации и тепла настолько высок, что единственные формы жизни, которые могут на них существовать, — это бактерии глубоко в почве. Шансы против развития технологической цивилизации астрономические. Но даже если планеты с подходящим составом, на подходящем расстоянии от звезды и имеющие подходящую орбиту редки во Вселенной, существование развитых цивилизаций нельзя исключить. Существует астрономическое число звезд и планет, поэтому даже если все шансы и против таких цивилизаций, они не исключают их существования, а просто показывают, что они относительно редки.

В свете открытия, что планеты уже начали формироваться через миллиард лет после рождения Вселенной, оценки распространенности жизни во Вселенной должны быть пересмотрены. Даже если пригодные для жизни планеты редки и эволюция на них движется медленно, в подходящих условиях высшие формы жизни могли зародиться не некоторых планетах. Таким образом, внеземные цивилизации вполне могут существовать в этой Вселенной. И некоторые из этих цивилизаций могут быть более развитыми, чем цивилизация на Земле: в нашей области Галактики звезды, у которых могут быть пригодные для жизни планеты, в среднем на один миллиард лет старше Солнца. Жизнь и цивилизация могли возникнуть в этой Галактике на миллиард и более лет раньше, чем на Земле.

Необходимо добавить еще один фактор в оценки распространенности жизни и цивилизаций в космосе — фактор информации. В ин-формированной Вселенной существование жизни и развитых цивилизаций гораздо более вероятно, чем в обычной Вселенной. Это так потому, что через а-поле жизнь в одном месте ин-формирует и ускоряет эволюцию жизни в других местах. Эволюция никогда не начинается на пустом месте и никогда не является следствием счастливой случайности, когда мутации приводят к появлению организмов, которые неожиданно оказываются жизнеспособными в изменяющейся среде.

Эволюция жизни на Земле не полагалась на случайные мутации и не требовала физического внесения организмов или протоорганизмов из другой точки Солнечной системы, как предполагают теории биологического заселения. Химический суп, из которого возникли первые организмы, обладал информацией, заключенной в следах внеземной жизни. Жизнь на Землю была привнесена не биологически, а информационно — и ее эволюция ин-формируется жизнью, где бы во Вселенной она ни существовала.

Может ли человеческий мозг улавливать внеземную информацию? Так называемые примитивные люди обладают замечательной способностью чувствовать других людей и их среду не только при помощи глаз и ушей. Но мы, предположительно цивилизованные люди, отказались от этой способности, когда начали полагаться на свои органы чувств для получения информации о мире вокруг нас. Однако как показывает наша способность видеть сны, мечтать и получать образы и впечатления в медитативном и других измененных состояниях сознания (когда цензура, подавляющая «аномальную» информацию, ослабляется), наша способность получать доступ к разнообразной информации не была потеряна.

В этой критической точке эволюции человеческой цивилизации особенно важно развивать давно забытую способность получать доступ к ин-формации, сохраняемой в а-поле. Мы не только сблизимся друг с другом и природой, мы можем также понять, как справиться с проблемами нашей технологически развитой, но бесконтрольной цивилизации. В итоге, даже если технологические цивилизации статистически редки, они, вероятно, существуют в этой Галактике и в сотне миллиардов других галактик нашей Вселенной, некоторые из них — на планетах, где жизнь развилась за миллионы, если не миллиарды лет до того, как она появилась на Земле. Если эти цивилизации создали эффективную технологию, они в какой-то момент встретились с такими же затруднениями, связанными с поиском способов жизни без нанесения вреда своей планете.

Цивилизации, которые встретились с такими затруднениями, нашли способы достичь состояния устойчивости. Какие способы они обнаружили? Ответ должен заключаться в а-поле. Способность достигать его станет нашим преимуществом: кроме внутренней ценности знания того, что мы не одни, мы могли бы получить представления о планетарной цивилизации, существующей в гармонии со своей биосферой. Это могло бы обеспечить переход от следования пути проб и ошибок интуитивной мудрости, ведущей к динамически гармоничным устойчивым условиям, которых более зрелые цивилизации уже достигли на своих планетах.

  Скачать полный текст книги — Эрвин Ласло «Теория целостности Вселенной. Наука и поле Акаши»





<< 1 2 3 4 5 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика