Е.П. БЛАВАТСКАЯ, Н.К. РЕРИХ И Е.И. РЕРИХ О ПОЛИТИКЕ

Выдержки из трудов Н.К. и Е.И. Рерихов

  • Сейчас жизнь наполнена старыми знаменами политических партий, изношенными, как стёртые, негодные лики монет. Сейчас забыт Человек. (Н.К. Рерих // Щит. 1920 г.)
  • Лучше, хотя бы механически, твердить: «благо, благо, благо», нежели, с усмешкой, повторять: «зло, зло, зло». Этот относительный принцип уже усвоен многими. Так будем хотя бы один раз в неделю спрашивать себя, что мы за семь дней сделали для искусства? Пусть и политики, и конгрессмены, и многие клирики, и банкиры, и «деловые люди», и все гордые своей часто сизифовой работой пусть тоже усвоят себе эту нетрудную привычку. Там, где нельзя идти путём радости сознания, там пусть протянется мостовая указанной дороги. Но усилия нужны. Иначе наши дни грозят особым бедствием для достижений искусства. Искусство должно цвести, и музыка духовного призыва должна звучать вне состояния биржи и вне заседаний Лиги наций. (Н.К. Рерих // Гомункулус. 1921 г.)
  • Наша культурная деятельность была и есть поверх всякой политики. (Е.И. Рерих // Письма в Америку. Т. I. 29 ноября 1933 г.)
  • Я никогда не интересовалась политикой и формами правления государств, ибо глубоко убеждена, что не форма важна, но сущность, ее одухотворяющая и оживляющая. Я всегда считала, что при всяком управлении следует руководствоваться, прежде всего, здравым смыслом и, следовательно, общим благом и никакие другие соображения не приличествуют такому ответственному, такому священному, сказала бы я, действу. Должна сказать, что ни один закон так не возмущает меня, как закон выбора главы государства невежественными массами! Я достаточно насмотрелась на эту гнуснейшую и преступную комедию. Подкупность, якобы, преследуется, но в самом ответственном, священном действе, как избрание главы государства, принято широко субсидировать и даже допускать самый вопиющий подкуп, не говоря уже и о других не менее отвратительных приемах. Так, накануне выбора вы можете встретить имя выбираемого Главы, пропечатанным в главнейших газетах страны, как имя величайшего преступника, а на завтра, в случае избрания его, те же газеты рассыпаются в восхвалении его необычайно высоких качеств! Так разлагается сознание масс. (Е.И. Рерих // Письма. Т. I. 17 августа 1934 г.)
  • В каждой стране имеются различные политические народные организации, которые ставят своими задачами процветание своей страны и поддержание и сохранение нации, а также установление между странами сближения и дружбы.

    Но так как все эти организации были учреждены руками мужчин, то мне думается, что роль наблюдения над этими мужскими организациями, в том смысле – действуют ли они морально или нет – должна принадлежать женщине. (Н.К. Рерих // Венец женщины. 1 октября 1934 г.)
  • Когда-то спесивые политики и вожди государств, вероятно, даже не допускали и мысли, насколько могут быть действенны такие неутомимые вестники Культуры. Наверное, многие из таких политических деятелей искренно были бы удивлены, если бы узнали, какие способствующие мощные факторы неудержимо растут в мире. Действительно, как бы ни старались некоторые двуногие затемнять значение творчества как мирового двигателя, никакие механические мозговые вычисления не опрокинут достоверные данные о росте культурных сношений. При этом не забудем, что эти сношения в большинстве случаев происходят не от правительства, но от общественно-частной инициативы. Таким порядком сами народы участвуют в широчайшем мировом строительстве, упрочивая основу культуры. (Н.К. Рерих // Переселение Искусства. 4 января 1935 г.)
  • Под видом занятия политикою, много где не берегутся самые лучшие путеводные вехи. «Не время!» «Мы заняты!» «Важные дела!» – точно бы высшие ценности Культуры не есть дела самоважнейшее! (Н.К. Рерих // Пример. 6 апреля 1935 г.)
  • В истории известны целые системы политики, основанные на «подождем», «посмотрим». Но эти эпохи никогда не отличались расцветом. В течение такой политики удавалось несколько просуществовать, но всякое мощное построение требовало ответного утверждения. (Н.К. Рерих // Videbimus. 16 мая 1935 г.)
  • Работа моя с самых первых лет была художественная и культурно-образовательная. Волею судьбы с 1897 года я стоял близко к школьному делу, и такое личное участие, а потом и руководство еще раз со всею силою подчеркнули, насколько нужно оберегать культурно-образовательную область от всяких наносов и влияний. В настоящее время именно происходит нечто противоположное. Даже назначение Нобелевских премий делается чуть ли не политическим актом. Выставки, обмен профессорами и другие культурные соприкасания тоже становятся как бы политическими действами. Институт Интеллектуального Сотрудничества уже прямо состоит при Лиге Наций, которая есть чисто политическое учреждение. В то же время в области политики происходят такие затмения и смущения, что было бы жаль, если культурно-образовательная работа оказалась бы связанной с политическими ухищрениями.

    Политикой мы никогда не занимались, и я знаю, что это обстоятельство подчас вызывало недоумения и даже порицания. Ни в какую политическую партию не входили и по этому поводу даже имели некоторые длительные и малоприятные разговоры. Но как от первого начала, так и до сих пор остаемся беспартийными прогрессистами, преданными культурно-образовательному делу.

    Область Культуры настолько самобытна и обширна, что невозможно в нее вносить постоянно зыблемые политические соображения. Именно незыблема область Культуры, и двери ее открыты всему, что мыслит о созидании, о мире, о благе, о преуспеянии народов. Если мы мысленно перенесемся в разные прошедшие века и сопоставим их культурные достижения со всеми политическими смущениями, одновременно происходившими, то еще раз станет ясным, насколько область Культуры образовывалась самобытно.

    Выдающиеся политические деятели говорили художникам, запечатлевшим их портреты, что благодаря художникам этим облик их останется. В веках стирались политические хитроумные соображения, но облик, вычеканенный рукою мастера, оставался на тысячелетия, суммируя характер личности. Сравните быстро бегущую зыбь политическую и нерушимые научные достижения, которые через все бури земные вели человечество к совершенствованию. Итак, останемся в области культурно-образовательной и творческой. Разве не странно, что политика и Культура в существе своем разошлись? Казалось бы, и то и другое служат улучшению жизни, но за последнее время чванная политика как-то откололась от пути Культуры. Проверим, много ли участвует художников и ученых среди политических собраний. Окажется, что лишь в малом количестве стран в законодательных учреждениях широко включены представители науки и искусства. (Н.К. Рерих // Культура. (Без даты)).
  • Вы пишете, что перечитывая статью Н.К. [Рериха] «Культура», останавливали внимание Ваше на втором абзаце. Я тоже очень люблю эту статью, рисующую современное положение вещей в мире, когда политика и культура в существе своем разошлись, тогда как именно, по существу, и то, и другое должно служить улучшению жизни. Но, увы, никто больше не прислушивается к мудрым речениям мыслителей древности. Несомненно, как пишет Н.К., «Платоновская общественность не укладывается в узкие рамки теперешней политики». Современная государственная политика опирается на ту или иную партию, но истинное водительство, опираясь на основы Культуры, должно стоять вне партийности или, вернее, поверх всякой партийности, ибо оно являет собою синтез. Не сомневаюсь, что именно жажда по культурной общественности живет в глубинах Вашего чуткого сердца, и потому именно Вы поймете, как нужно строить добрые отношения на обмене культурными достижениями даже с трудными людьми. Знаю, как многие люди стараются уклониться от участия во всякой политике, но подумали ли они – возможно ли это в действительности? Существует мнение и очень распространенное, что ведать и вести политику страны могут лишь специалисты в ней, но на это можно было бы привести слова одного мудрого человека: «Беда в том, что невозможно отграничивать или определить, где начинаются и кончаются пределы политики. Каждый гражданин страны вольно или невольно только и делает, что творит политику». Потому самая лучшая мера для улучшения и оздоровления политики – это начать с правильного воспитания народа в духе дружелюбия и неограниченности познания. (Е.И. Рерих // Письма. Т. III. 8 февраля 1940 г.)
  • Во время одних выборов в Америке про кандидатов партий пишутся самые непозволительные наветы. Они оказываются завзятыми, всем известными преступниками. Их обвиняют во лжи, в грабительстве, даже в убийствах. Но действо черных и белых совершилось и воссиял очищенный, обеленный деятель. Спрашиваете, а как же быть с кричащими плакатами, которые еще болтаются на стенах? Ответят, да ведь это политика! И не подумают, что такие приемы политики внедряются в мышление граждан и разлагают молодое поколение. А затем ученый исследователь вроде Алексея Карреля напишет обвинительный акт всей нации и подкрепит его статистикой. (Н.К. Рерих // Дума. 10 июля 1941 г.)
  • Культура – одно, а политика – другое. Говорят, что они сестры, но ведь и сестры не всегда в ладах живут. Да и сестры ли? Носитель Культуры подчас ужасается поведению политика, а тот ехидно высмеивает идеализм культурного деятеля. С точки зрения политика, многие действия Культуры непозволительны, но труженик Культуры не поймет политических перегородок. Он действует прежде всего во имя человечности, а для политика гуманитарные основы закрыты паутиной предрассудков. Да еще каких предрассудков! Подстать средневековым суевериям. Но не подумайте намекнуть политику о его предрассудках. Ощетинится злейший враг.

    Политик закован в кандалы всяких партий. Закован и отягощен, хотя и любит потолковать о свободе. Ведь и в темницах, наверное, этот разговор особенно излюблен. Свобода и справедливость! Послушать только, как политики пытаются всячески стеснить свободу Культуры. Все-то нельзя, все-то не принято и должно быть осуждено. В осудительстве политики большие мастера. Доводы науки, искусства, воспитания, образования – все будут попраны во имя условных тенет. Не будет принято во внимание, что основы познания вечны, а надстройки временных правительств преходящи. Да не только временны, но стремительно смещаемы условиями жизни. (Н.К. Рерих // Культура. 30 сентября 1941 г.)
  • Деятельность Красного Креста всегда была вне политики, и в этом ее особо прекрасная сторона. Вот уже сорок лет, как я причастен Красному Кресту, и всегда эта работа была близка моему сердцу. (Н.К. Рерих // Америка. Ноябрь 1941 г.)
  • Тянется сердце Индии к Руси необъятной. Притягивает великий магнит индийский сердца русские. Истинно «Алтай – Гималаи» – два магнита, два равновесия, два устоя. Радостно видеть жизненность в связях индо-русских.

    Дело не в политике, а в живых душевных человеческих отношениях. Не прочны швы политические, то и дело лопаются и являют отвратительные прорехи. Другое дело прочные сердечные узы. Чем древнее они, тем они краше.

    Красота заложена в индо-русском магните. Сердце сердцу весть подает. (Н.К. Рерих // Русь – Индия. 1944 г.)
  • Необходимо поддерживать атмосферу дружелюбия в своем окружении. Дружелюбие, приветливость и внимательность к близким – лучшая политика и создание сильного магнита. (Е.И. Рерих // Письма в Америку. Т. III. 9 апреля 1948 г.)
  • Верю в победу Мирной Политики. (Е.И. Рерих // Письма в Америку. Т. III. 15 октября 1953 г.)
  • Судьба Запада решена, там нет Будущего. Не ищите его ни в одной европейской стране, но наблюдайте идущий развал. Но Восток возрождается. Невозможно продвигаться и строить путем старой захватнической политики. Страх перед Новым навеян недругами, боящимися расцвета нашей мощной страны. Но ярая справится со всеми врагами, ибо стремится к Общему Благу. Ярые народы там растут в новом понимании и новых условиях, исправляют свои ошибки и строят Новую Страну. Ярая страна является страною Братскою, всем существом стремящихся к Новому Строительству и показала это на яром примере оказания помощи новому Китаю и др[угим] народам Востока. (Е.И. Рерих // Письмо А.М. Асееву. 7 декабря 1954 г.)

Источник: https://roerich.spb.ru/page/nk_rerih_i_ei_rerih_o_politike

Е.П. Блаватская о политике

Спрашивающий. Что Вы считаете долгом человечества вообще?

Теософ. Полное признание равных прав и привилегий для всех, без различия расы, цвета, социального положения или рождения.

Спрашивающий. Когда, Вы считаете, этот долг не исполняется?

Теософ. Когда есть малейшее посягательство на право другого – будь то человека или нации, когда по отношению к нему в чем-либо не проявляется такая же справедливость, доброта, внимание и милосердие, каких мы хотим для себя. Вся современная политическая система построена на забвении таких прав и на крайне неистовом отстаивании национального эгоизма. Французы говорят: «Каков хозяин, таков и работник»; им следовало бы добавить: "Какова национальная политика, таковы и граждане".

Спрашивающий. Занимаетесь ли Вы политикой?

Теософ. Как Общество, мы старательно избегаем этого, по причинам, о которых я скажу ниже. Попытка добиться политических реформ до тех пор, пока не появятся изменения в человеческой природе, подобна наливанию нового вина в старые мехи. Сделайте так, чтобы люди почувствовали и распознали в глубине своего сердца, в чем состоит их истинный, настоящий долг по отношению ко всем людям – и любое старое злоупотребление силой, любой несправедливый закон в национальной политике, основанный на человеческом, социальном и политическом эгоизме, исчезнет сам собой. Глуп тот садовник, который надеется со своей клумбы удалить ядовитые растения, срезая их с поверхности почвы, вместо того, чтобы вырвать их с корнем. Никогда не будет достигнута ни одна прочная политическая реформа с тем же самым эгоистичным человеком во главе всего, что и раньше.

. . .

Спрашивающий. Значит, Теософическое Общество – не политическая организация?

Теософ. Конечно, нет. Она интернациональна в самом высоком смысле, поскольку в числе ее членов – мужчины и женщины всех рас, вероисповеданий и образа мыслей, вместе работающие для одной цели – улучшения человечества, но как Общество, оно не принимает абсолютно никакого участия ни в какой национальной или партийной политике.

Спрашивающий. Отчего так?

Теософ. По причинам, которые я уже называла. Кроме того, политические акции неизбежно должны меняться в зависимости от обстоятельств времени и непримиримости индивидуумов. Поскольку по самой природе своей позиции как теософов, члены Теософического Общества согласны с принципами Теософии, ибо иначе они не будут принадлежать к Обществу вообще, из этого вовсе не следует, что они согласны между собой по всем другим вопросам. Как Общество, они могут действовать совместно в вопросах, общих для них – а именно, в собственно Теософии, но как индивидуум, каждый остается абсолютно свободным в следовании своей собственной отдельной линии политического мышления и действий до тех пор, пока это не войдет в противоречие с теософическими принципами и не нанесет вреда Теософическому Обществу.

Спрашивающий. Но, конечно, Теософическое Общество, в целом, не стоит в стороне от социальных вопросов, которые сейчас быстро выходят на передний план?

Теософ. Сами принципы Теософического Общества являются залогом того, что оно – а точнее, большинство его членов – не стоит в стороне. Если человечество может развиваться умственно и духовно только под давлением прежде всего самых прочных и абсолютно научных физиологических законов, то долг всех, кто борется за это развитие, – делать все от них зависящее, чтобы увидеть, что эти законы, в основном, выполняются. Все теософы слишком хорошо осведомлены, особенно в странах Запада, что социальное положение широких масс делает невозможным должным образом тренировать их тела и души, так что, тем самым, развитие и того и другого приостанавливается. Поскольку эта тренировка и развитие являются одной из специальных целей Теософии, теософическое Общество находится в полном взаимопонимании и гармонии со всеми искренними усилиями в этом направлении.

Спрашивающий. Но, что Вы имеете в виду под «искренними усилиями?» Каждый социальный реформатор имеет свою собственную панацею, и каждый верит, что именно она и есть та единственная, которая может улучшить и спасти человечество?

Теософ. Совершенно верно, и в этом истинная причина, почему так мало хорошей социальной работы доведено до конца. В большинстве этих панацей нет истинно ведущего принципа, и конечно, нет принципа, объединяющего их. Драгоценное время и усилия, таким образом, теряются, поскольку часто люди, вместо того, чтобы объединяться, в одиночку борются одни против других – и этого следует опасаться – скорее ради славы и вознаграждения, чем ради великого дела, которому они, как уверяют, посвятили свое сердце и которое, должно было быть смыслом их жизни.

Спрашивающий. Тогда как можно было бы применить теософические принципы, чтобы ускорить социальную кооперацию и приложить необходимые усилия для улучшения общества?

Теософ. Позвольте мне кратко напомнить Вам, что эти принципы – всемирное Единство и Причинная Взаимосвязь; Человеческая Солидарность; Закон Кармы; Перевоплощение. Это – четыре звена золотой цепи, долженствующей связать человечество в одну семью, в одно мировое Братство.

Блаватская Е.П. Ключ к теософии










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика