АЙВАЗОВСКИЙ

Айвазовский… Звучит как шепот ласковой, теплой волны, устало набегающей на морской берег, выстланный галькой, волны, в которой плещется прощальный луч закатного солнца. И Небо, и Море сделали свой выбор, определив сердце и руку, способные воссоздать их жизнеописание, во всей его глубинной сути. В какой момент это произошло? Когда небесный луч заронил зерно гениальности в сердце маленького мальчика, самозабвенно играющего на скрипке, либо копирующего гравюры о подвигах героев? Ведь уже тогда в его маленьком сердце разгоралась пламенная, всепоглощающая любовь к живописи. И нет ничего случайного в этом мире - было избрано достойное сердце.

И небо, и море, обе эти сущности, ни секунды не бывают статичными, замершими, они дышат и меняются постоянно, неуловимо для глаза человеческого. Каким тончайшим внутренним зрением нужно обладать, чтобы впитав сердцем удивительное мгновение их сокровенной жизни, перенести это впечатление на полотно. Перенести, опираясь на память и чувствознание сердца, ибо невозможно рисовать с натуры блеск молнии и шепот морской волны.

Айвазовский очень тонко чувствовал грань, разделяющую эти две высокие сущности, и доминирующее над всем состояние неба. Он всегда начинал создавать картину именно с неба, стараясь перенести его состояние и настроение на полотно за один сеанс, дабы не потерять ту сокровенную нить, которая определит весь строй картины. Настроение неба диктует настроение морю, и великий живописец чувствовал это очень тонко, проникая в такую глубину их взаимодействия, что казалось, не было в этом взаимодействии тайн, от него сокрытых. Такое проникновение возможно только при огненном вдохновении сердца, когда сердце поднимается в одухотворенности своей на новую высоту, питаясь энергиями высшими. Тогда, и только тогда, возможно проникновение в глубины истины и познания, тогда, и только тогда, приподнимается завеса тайны.

Принято считать, что Айвазовский прожил мирную, спокойную, без потрясений жизнь. Но кто знает, какие бури бушевали в сердце его? Какой девятый вал прокатился через его творящее сердце?! Ибо невозможно создать ничего гениального не пережив это в сердце своем, не пропустив это через живое, сопереживающее сердце! Ведь огненное вдохновение и есть сопереживание, сопереживание высокого порядка! И это сопереживание сердца и закладывает энергетическую мощь создаваемого произведения. И именно эта заложенная мощь находит свой отклик в сердце своего зрителя.

Глядя на полотна Айвазовского, трудно предположить размеренную и спокойную внутреннюю жизнь. Это как прилив и отлив, как шторм и штиль. Он не просто художник-маринист, а живописец неба и моря, причем первого не в меньшей степени, чем второго. На его полотнах небо живет удивительной, яркой жизнью, и море вторит ему, создавая удивительный по своему наполнению дуэт красок и настроения.

Чудесна палитра Айвазовского… Меняясь со временем от более резких, контрастных тонов на более светлые и мягкие, она заставляет задуматься о понимании разноплановости мира, а почти неуловимый, единый для всей картины оттенок, говорит о целостности Бытия. Эта разноплановость и многообразие состояний и настроений проходит через все его полотна, создавая удивительное жизнеописание неба и моря. И все это тут, рядом… Протяни руку – и ты коснешься теплой, нежной волны… И легкий, морской бриз принесет тебе весть с далеких берегов… А мощь разбушевавшейся стихии? Ощущение на лице брызг, разбивающейся о скалы волны, столь реально. И небо, грозное небо, заставляющее задуматься о вечном… Его лик, неуловимо меняющийся, то шепчет морю о радости единого Бытия, и тогда прозрачный, живой воздух пронизан солнечными нитями, а волны напитаны этим струящимся сверху светом; то бросает в бездну испытаний, заставляя море поднять из своей пучины все темное, грозное. И ты, всегда реальный участник происходящего на полотнах Айвазовского, участник того, что неуловимо и настойчиво вошло в твое сердце и обосновалось в нем навсегда. Сколь удивительно реально и мощно это жизнеописание! Сколь оно ненавязчиво и тонко!

Айвазовский проник в саму глубинную суть неба и моря, одухотворяя на своих полотнах эти две великие сущности, раскрывая их сокровенную связь между собой, и делая их реальными, живыми участниками своего творчества. Его миропонимание четко и выпукло выражено в его полотнах. И всегда, на всех его полотнах, даже в самый грозный и жизнерешающий момент, всепроникающий луч света пронзает толщу кипящей в гневе воды. Небо оставляет надежду каждому на спасение, на возрождение, на обретение истинного Пути.

Говорят, все гениальное – просто. И эта простота, несущая в себе истинную красоту, как магнит притягивает любое чуткое сердце, заставляя его сопереживать, звучать на эту красоту, ибо творчество великого живописца напитано поистине высокими, космическими энергиями и не нуждается в приставках различных «измов». Оно понятно и непреодолимо притягательно! Оно несет в себе радость и понимание необходимости внутреннего совершенствования. Оно рождает в сердце чувство восхищения и огромной благодарности великому мастеру – живописцу Неба и Моря.

И это все – Айвазовский!


RSS




<< 1 2 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика