<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>

СЕРДЦЕ. 1932

8.210. В состоянии восторга, в состоянии Самадхи, нет ли свойств самости? Так спросит невежда. Откуда ему знать, что это высшее состояние не только несвойственно самости, но противоположно ей. Откуда не прикасавшийся к высшему напряжению может знать, что именно оно несет высокую Благодать на Общее Благо. Ничто не рождает то чистое самоотвержение, которое создается восторгом наполненного сердца. Какая же из энергий человеческих может сравниться с энергией сердца, и которая из энергий может действовать на больших расстояниях? Миры не имеют для нее границ и сознание не знает ограничений. Так можно просекать окно в Невидимое. Но как сказано – станет видимым Невидимое, и мы будем в жизни готовы принять крещение огненное. Потому так усмотрим значение опыта, совершенного Матерью Агни Йоги здесь, не выходя из жизни. От первых пространственных искр через все огни до Самадхи она оставит записи, которые лягут порогом Нового Мира. Потому Говорю не только о напряжении, но и о великой осторожности. Армагеддон не облегчает условия восхождения, тем ценнее достигнутое.

Так Говорю – научитесь слушать сердце огненное. Не сомневайтесь в том, что огнем очищено. Мудро проявление основ сердца в жизни, и как же нужно радоваться этому камню добра.

Держитесь за Меня крепче. Держитесь каждую минуту, во всех шагах. Сатаны кинжалы – в спину, но если единение крепко, то клинок сломится о камень добра. Нужно крепкое устремление, которое пригодится во всех мирах.

8.211. Пусть творится все во Благо. Пусть каждое действие открывает новое достижение. Пусть мысль о пользе сопровождает каждый поступок. Пусть, подобно яркому изображению Учителя, отзовется на всем приказ добра. Неразрывно с добром стоит Учение Сердца! Кто же и что же, кроме сердца, оправдает или осудит помыслы? Чистота сердца явлена огнем. Сколько раз нужно повторять это жизненное применение огня, но все же ни дома, ни в школе не говорят об огне-очистителе. Разве может сказать об огне учитель, который даже не думал о действительности? Утверждение не значит еще твердость сознания. Потому как прилежно надо наблюдать и оглядываться на явления собственной жизни. Не редко знаменательные знаки окружают нас и являют значение нашего будущего, но неразвитое внимание не позволяет увидеть убедительную действительность. Верьте сердцу Ур. Оно Огнем очищено.

8.212. Терпение есть дар неба – так говорили древние. Почему терпение должно быть от неба, когда, казалось бы, оно должно принадлежать исключительно сердцу? Но как же напряжем терпение, если не будем знать Высшего Мира? Лишь когда от сердца утвердится к Высшему Миру нить серебряная, лишь тогда сойдет понимание терпения. У Нас чтут это качество, около него и терпимость, и вмещение, иначе говоря, открытие Врат. Если нам нечто не близко, но если оно открывает сердце соседа, то неужели мы не претерпим, лишь бы зажечь чье-то сердце? Неужели предпочтем насладиться, но ожесточить сердце близкого? При этом разве не будет прекрасным испытанием зорко наблюсти, что именно открывает сердца ко Благу? В разнородности достижений нельзя не признать общую гармонию сфер. Пусть она выражается хотя бы в одном звуке, но каждая подлинная нота звучит консонансом космическим и должна быть принята бережно. Потому люди так возмущаются в сердце, если эта нота отринута. Испытание терпением есть одно из высоких испытаний.

8.213. Одержание нужно определять очень точно. Не нужно изумляться, если около очагов духовности замечается немало одержимых. Причина та, что темные стремятся усилить стражу свою. Кто же, разве не одержимые, могут лучше помочь силам темным? При этом разновидности одержания неисчислимы. Нужно прежде всего распознавать, где Благо и где вред в сущности своей? Так, сердце пламенное сразу распознает, где сокрыто одержание.

8.214. Ручательство Силами Света есть наибольшая основа Жизни Новой. Утверждаю, тускло будет темным. Утверждаю Свет будущего, который будет зажигать по всему миру разными голосами. Утверждаю Учение как уявление Нового Мира. Утверждаю самые ценные понятия как ступени жизни. Утверждаю, что никакая тьма не может осилить Наши знаки. Утверждаю пользу от смятения. Утверждаю стремление Сил Тонкого Мира к земному плану. Утверждаю трудный час, как трубный зов. Утверждаю спасение всем, кто за Нами следует. Утверждаю соединение многих раздробленных членов. Утверждаю путь к Восходу, где единое решение. Утверждаю число счастья, которое сулит спасение Миру.

8.215. Не надо пугаться темных нападений. Множество темных выходок, но они, как ветки факелов. Утверждаю судьбу темных как противников Света, но Зову к единению, и в этом будет великий опыт. Нужно давать миру свидетельство, и разве Храм Духа не есть свидетельство? Утверждаю новое понимание Иерархии. Утверждаю новое сражение за Знамя Света.

8.216. Годные устремления уничтожают явления заразы. Устремленный человек, поистине, полон иммунитета. Так же и с проходящими по краю пропасти. Лучшие крылья сотканы устремлениями. Даже лучшим противоядием будет тоже устремление. Огонь, рожденный напряжением стремительным, будет лучшим щитом. Древние объясняли, как стрелы не достигают стремящегося. Современные врачи могли бы указать на развитие особого вещества при духовном устремлении. Примените это в жизни как житейский совет. Указываю, насколько устремленный дух с быстротою света меняет свое положение и становится неуловимым. Так можно приучить себя к устремленности, являя ее как телесно, так и духовно. Учение без устремления, как мешок просыпанный. Нужно объять сущность сказанного, ибо изучение одних слов и останется на языке. Но спаситесь от языка, устремленного при мертвом сердце. Так не забудем о противоядии истинного устремления.

8.217. Не сомневаетесь, что Говорю о стремлении не без основания, нужно опередить многое. Также нужно и устремляться, ибо вихрь велик и лучше лететь впереди циклона. Нужно мысленно устремляться ко Мне, это самое необходимое стремление. Учитесь не только постоянно иметь перед собою Мое Изображение, но и толкать мысли по линии Иерархии. Как на лодке закидывают якорь, чтоб подтянуться к нему, так и, закидывая мысли по линии Иерархии, мы двигаемся неуклонно. Никто не явит сомнения, что лучший путь – спешить к лучшему.

8.218. Как Указал об одержании и о сатанистах, так и видите каждый день. Не ноя, но сурово оберегаясь, пройдете до победы. Пусть суровость, как меч острый. Так нужно карать всех кощунствующих.

8.219. Много напряжения, нужно понять, насколько мировое положение связано с делами. Невозможно отделить, когда общее состояние равняется неслыханной битве, потому так Приказываю держаться неотделимо, проникаясь напряжением момента. Не отступать, но одержимых теснить дружно. Если шутка допустима, можно назвать эту фазу сражения битвою с одержанием. Поистине, темные пробуют усилить себя одержанием. Но такая метода не может длиться долго, ибо именно одержанием они разлагают самих себя. Ведь знаете, как одержание постепенно разрушает организм, неминуем паралич некоторых нервных центров. Потому так много полезного могут делать врачи, устремив внимание на одержание. Спросите врача Л., не замечал ли он в глазах одержимых некоторые особенности? Ведь по глазам можно судить о двойственном существовании. Когда он ответит. Скажу Мои поправки. Но Не Имею в виду только поверхностное явление вроде мутного или бегающего взгляда, нужно подметить и другие признаки. Можно отметить также признаки походки, голоса и даже изменение в весе. Не спрашивайте об этом психиатров, ибо они имеют закостенелые заключения, но врачи типа Л. могут подметить непреднамеренно. Между тем, как нужны эти наблюдения сейчас, когда одержание становится повальным заболеванием! Тучи сметливых духов чуют слабость сердец людей и устремляются яростно к завладению земным запахом.

8.220. Положу первый опыт понимания Моих Указаний. Положу первый почин совместной работы. Положу первый уявленный Указ о начале действий следующей ступени. Положу первый зов о Знамени Мира, которое терпит утеснение. Положу первый предупредительный приказ вредящим. Утверждаю первый час нового созидания, но можно соединиться лишь при полном сознательном приобщении к Иерархии. Притом добро должно побеждать зло, значит, добро должно действовать. Недобро, если дух хорош, но язык кощунствует. Для следующей ступени всякое кощунство должно быть искоренено, ибо карма кощунства лежит около предательства. Так нужно понять, что кощунство – удел темных. Нужно это очень понять, ибо кощунствующий не может знать Иерархию.

8.221. При будущем снятии аур нужно помнить о разных светофильтрах. Синяя и фиолетовая окраска показывают, насколько трудны для обычной фильмы тона, имеющие сходство с окраской Тонкого Мира, к которому принадлежит аура. Так, она может быть снята, если пространство было наполнено метеорною пылью или если при процессе участвовала сильная психическая энергия. Так после всех физических пособий опять вернемся к психической энергии. Но как нужно для накопления этой энергии прежде всего избегать разлагающего кощунства.

8.222. Постоянно настаиваем на преодолении всякого страха. Это требование не отвлеченно, но направлено к ближайшему восхождению вашему. Страх, как многие отрицательные свойства, усиливаясь, образует своего рода отрицательный магнит. Этот магнит, при следующих существованиях, будет обращать личность по заложенному предмету страха. Если человек чего-то боится, ему непременно придется пройти именно тропою этого ужаса, пока не исчерпает свой страх. Потому полезно, чтобы человек, осознав невредимость своей духовной сущности, теперь же освободился от всех страхов. Ведь все устрашения ничтожны. Даже встреча с сильными темными сущностями не опасна, если сохранена прочная связь с Иерархией. Так же могут быть исчерпаны и другие отрицательные свойства явлением сознания, что недостойно возвращение к ним, и когда придется испытывать на себе их обратный удар.

8.223. «Сумей схватить за хвост самого маленького черта, и он укажет, где притаился его наибольший» – эта старая китайская пословица указывает на значение малейших подробностей для открытия главного. Действительно, самая заботливая подробность будет лучшим ключом к подвигу великому. Ошибочно думают, что подробности незначительны для пути восхождения. Даже самые прекрасные, героические действия покоились на подробностях, вовремя предусмотренных. Как внимательно замечает все камни следующий за Учителем! Не минует его ничто постороннее. Лишь плохой ученик скажет: «Учитель, я в восхищении разбил себе нос». Такая несоизмеримость лишь покажет, насколько ученик далек от зоркости. Пословица китайская имеет и другое значение. Самый большой преступник лучше всего познается по самым малым подробностям поведения.

8.224. Когда Мы обращаем внимание на подробности, значит, именно они могут улучшать положение. Качество работы зависит от предусмотренных соотношений. Лишь одни большие линии будут напоминать работу великанов, от которых давно пришлось отказаться по грубости. Но дух не знает ни великанов, ни карликов, он знает устремление к совершенствованию, в котором звенят все колокола Космоса. Так будем напоминать об условиях совершенствования. Если начали с Асуров, то кончим Дэвами.

8.225. Так крепко нужно держаться около Нас в Битве. Нужно полюбить это место около Нас, как бы ничто иное не существует.

8.226. Рычание наполняет сферы. Помогите каждому удержать равновесие. Фронт темных пользуется всеми мерами, чтобы проникнуть среди рядов наших. Не устанем обращать внимание, насколько нужна внимательность к малейшим подробностям. Усвойте, как нужно слушать и озираться. Не только уловки темных можно услышать, но также и колокола, и прочие космические знаки. Они указывают на напряжение атмосферы, на близость Нашу и напоминают об Иерархии. Не нужно смущаться, если колокола и струны зазвучат не громко, тому много причин. Также могут услышать их и некоторые, кому не нужно еще слышать эти зовы Битвы. Потому именно и теперь Обращаю внимание на самые подробности. Очень полезно изучать эти малые дыхания природы. Кроме применения к Великой Битве эти наблюдения необходимы при дальнейшем движении.

8.227. Про дыхания нужно утверждать, когда так неслыханно загрязнена атмосфера; до явления гор достигает сгущенная подавленность. Никогда не было такой плотности нижних слоев. Это явление можно бы исследовать, и люди могли бы задуматься об особенностях нашего времени. Так мы можем даже примитивными способами познавать, насколько это время особенно.

8.228. Не честь, если кто соблазнится темными. Не есть честь, если не найдется сказать против темных уловок. Не будем думать, что уменьшатся ухищрения нападающих. Неправильно думать, что когда-то наступит нерушимый покой. Каждое потрясение есть лишь оселок пробный. Так нужно ждать каждое утеснение, как напряжение для прыжка. Кто же исчерпает глубину духа, если она существует? Кто же измерит и какими мерами наполнение сердца? Поистине, сердце отвечает за себя. Поистине, лишь язык сердца может дать сущность Сущего. Потому не убоимся утеснения напрягающего. Сомнение может расслабить каждое напряжение, потому отвергнуто сомнение, и породитель его зовется отцом лжи.

Подробности происходящего отвечают большому значению сужденного. Можно радоваться этим подробностям, ибо напоминают некоторые славные страницы.

8.229. Кто же и что же заменит единение сердец, которое, как костер пылающий, несет зовы к дальним мирам? Кто же может устрашиться, кто хотя бы однажды коснулся Беспредельности?

8.230. Разве не должно наполнять приливом энергии сознание, что даже малейшее накопление духа важно для будущего? Решительно все положительное определяет нашу сокровищницу будущего. К тому же ради Иерархии неуместно обнищать духом. Но каждое завоевание и нахождение может быть принесено человечеству. Конечно, своекорыстие невместно ни с Иерархией, ни с пламенным сердцем. Так, наполнение сердца может быть трех родов – или личное себялюбивое, иначе, смертное; или самоотверженное о близком, определенном, иначе говоря, подвиг среди жизни; или вселенское наполнение ко всему человечеству. Это наполнение и легко, и трудно: легко, освобождая от земли, но трудно, утверждая чувство поверх рас и народов. Но вселенское наполнение сердца нуждается в опытном исследовании и упражнении. Все равно как бы вам предложат уложить в малый ларчик содержание целого дома, но испытанный дух не затруднится выбрать самое ценное.

Кто же затруднится принести по Иерархии ценные накопления, тот вообще не поймет о ценностях. Так нужно привыкать не пропускать ничего и быть готовым отдать накопления по Беспредельности.

8.231. Также иногда корни дерева будут прочнее основания дома. Когда пол начнет колебаться, не будет ли безопаснее ухватиться за ветвь дерева? Так тяжко время, что можно найти ветку дерева прочнее плит пола. Даже малое окно может услужить лучше двери. Около потрясений тверди не сломится гибкая, живая ветка, потому так изучайте природу вещей. Неразумно не использовать растущее около окна. Лишь безумный без нужды вырубает то, что сам насадить не может. Тоже лишь твари лжи пытаются окружить путь, чтобы уклонился путник. Но на ветках жизни можно оставить знаки пути верного. Так будем беречь каждую ветку около окна. Когда нужно, пусть листы сада охранят труд наш и охранят от вихря – значит, вихрь бушует.

Указываю, чтобы не устрашаться вихря, он приносит цветы дальних стран. Но лекарства часто смешиваются из дальних корней.

8.232. Немудрено, если сердце чует, какие особенные пути нужны. Конечно, сердце знает, как обстоятельства меняют положение. Но ждать обстоятельство, подобно ожиданию вихря через горы. Уже шумит вихрь, но к нам ли? Не снесет ли крышу? Не сметет ли посев? Кто же усмирит ярость? Но Хранитель Незримый шепчет: «Меня позовите».

Что же кроме вихря очистит атмосферу? Если снег, самый горний, самый чистый, полон метеорной пыли, то как же плотна атмосфера долин? Нет места в смятенном городе. Так будем смотреть к восходу.

8.233. Можно волевым приказом изменить пульс. Можно почти остановить сердце. Можно произвести многие психофизиологические действия, но если спросите, как поступить сейчас, Скажу – отпустите сердце кверху. Представьте себе сердце как бы в чаше с пламенем возносящимся. Так поверх физиологических воздействий поставим устремление сердца кверху по Иерархии.

8.234. Когда мир мятется, можно ждать устрашающих вихрей как водных смерчей, которые прободают низшие слои атмосферы и тем окончательно искривят мышление. Нужно приготовиться к самым неслыханным выпадам, но пройти их значит идти путем познания.

8.235. Уже сказано, что в случае обнаруживания одержимости нужно или изгнать одержателя, или оставить одержимого в покое в одиночестве, ибо тогда одержатель не найдет поля действий и, наскучив, уйдет. Конечно, лучше не давать одержимым оружия и спирта, но так, чтобы они меньше всего чуяли свою изолированность.

8.236. Если возьмем деодар, самый высокий, самый крепкий, сколько знаков от прежних, отпавших веток найдем на стволе. Не стал деодар слабее от этого, наоборот, эти ушедшие ветки оставили самые твердые знаки, о них даже сталь ломается. Ни одно Учение не ужасается об отпадающих. Оно знает, что должны отпадать нижние ветки. Так унесенные ветром отпавшие могут выполнить свое назначение. Они даже могут зародить новые деодары. И смола их будет все-таки целебной. И после, сложенные, чтоб держать угол дома, они дружно сольются в общем нагнетении. Потому не ужасайтесь отпадающим. Они не могут уйти от той же смолы сердца. Когда же сверху наблюдете множество перекрестившихся троп, то даже улыбнетесь встречающимся путникам. Когда осознана длина беспредельного пути, тогда и меры приложите другие. Не страшно, когда совершается странствие, но холодна лишь недвижность.

8.237. Ручательство щитом станет, но будем отличать отпадение от предательства. При отпадении могут действовать причины кармические или особенности физические. Но для предательства нет оправдывающих обстоятельств. Утверждаю, что следствия предательства – самые неизбежные. Ничто не освободит предателя быть преданным. Явление предательства Учения считается самым тяжким. На Высшего Духа не может кощунствовать человек. Обозревая деятельность сердца, можно видеть, какие физические потрясения вызывает предательство самого Высшего. Не только в границах личности, но неутомимо на широких пространствах действует разложение от предательства. Как чуют Высшие Сферы каждое возношение благое, так предательство гремит, как разрушенная башня. Приняв сравнение деодара, можно сказать, что предательство подобно дуплу с гнездом летучих мышей.

8.238. Рычание порождает настоящий зверинец. Потому нужно отучиться подражать зверям. Конечно, явлений сходства со зверями еще много, но при стремлении не будет времени на зверей оглядываться.

8.239. Если мать не будет терпеливо внимать первым желаниям своего ребенка, она не будет матерью. Если Учитель не проявит терпения к первым шагам ученика, Он не будет Учителем. Если Учитель не поймет путь ученика, Он не будет Учителем. Если Учитель не наложит руку на глаза ученика, Он будет ослепителем. Так обережем путь сердца. Чуждо сердцу Учителя каждое притеснение. Он наблюдает опыт ученика и лишь тихонько отведет руку, если она коснется огня. Терпение есть камень Венца. Оно свидетельствует о приближении к Беспредельности.

8.240. После мужества приходит спокойствие. Не может вооружиться спокойствием трус. Но как прекрасно спокойствие меча истины, потому нужно твердить себе о мужестве как о вратах необходимых.

8.241. Всякое жаление сжимает сердце. Но жаление о других расширяет после сердце новым светом, тогда как саможаление оставляет сердце, как сморщенное манго. То же и о восторге, и о даянии милостыни. Пора провести границу между своекорыстием и вселенским Благом.

Полезно в школах задавать содержание целых историй с вопросами, как поступили бы ученики на месте героев. Нужно не вкладывать в учеников определенные ответы, наоборот, открыть поле всяким соображениям – так учащиеся вступят на первое испытание. Потому нужно с первых лет приучать к свободному выбору последствий. Конечно, Рука Незримого Учителя всегда предупредит о падении. Конечно, для этого нужно существование хотя бы тоненькой нити Иерархии.

8.242. Говоря о качествах любви, отметим любовь задерживающую и любовь устремляющую. По существу, первая любовь земная и вторая – небесная. Но какое множество созиданий разрушено первой, и такое же множество окрылено второй. Первая знает все ограничения пространства и сознания, но вторая не нуждается в мерах земных. Она не затруднена расстояниями и суждениями о смерти. Первая знает мир как планету, вторая же даже не затруднится перед уничтожением планеты, ибо перед нею все миры. Истинно, вторая любовь идет как по физическому миру, так и по Тонкому, и по Огненному. Она зажигает сердца для радости высшей и тем нерушима. Так расширим сердце не для Земли, но для Беспредельности.

8.243. Примем любовь как двигатель расширения сознания. Сердце не будет пламенеть без любви, не будет нерушимо и не будет самоотверженно. Так принесем признательность каждому вместилищу любви, она лежит на границе Нового Мира, там, где упразднены ненависть и нетерпимость. Путь любви есть напряжение энергии космической. Так люди найдут свое место в Космосе. Не сухие листья, но «Лотосы» пламенные, они будут уподоблены Высшему Миру.

8.244. Где же граница своекорыстия? Сердце знает эти границы, но рассудок не может расчленить лепестки огненного «Лотоса». Когда поручен вход стражу, когда дан ему щит и когда он примет в свой щит все стрелы за Учителя, это будет тоже свое действие, но оно будет противоположно корысти. Сердце отлично знает эти прекрасные свои действия, когда каждая вражеская стрела вырастает в новый лист пламенного «Лотоса». Эти свои действия, никем не принужденные, никем не приказанные, никем не опровергнутые, но всеми злыми осужденные, будут истинными лучами подвига. Именно осуждение, явленное злобою, может служить одним из верных мерил. Нужно заметить, как тьма не осуждает настоящее своекорыстие, и это тоже верное мерило. Не следует знать лишь мерило кверху, нужно знать и мерило книзу, только тогда можно оценить щит подвига.

8.245. Относительность и несовершенство будут отличительными явлениями каждой жизни, но они именно открывают дверь в будущее. Люди, которые являют препятствие себе в том, что они несовершенны, тем самым показывают свою законченность, иначе говоря, свою негодность. Законченность невозможна в процессе движения. Только совершенствование среди огненных вихрей утверждает истинный путь. К тому же совершенствованию ведут разного рода земные мученичества – подвиги и героические деяния, ибо при этих напряжениях создается наибольший огонь сердца. Конечно, не следует понимать мученичество лишь физически, главное происходит всегда в духе. Сердце может биться почти обычно, но духовное напряжение будет необычайно.

Так необходимо установить значение подвига в духе. Костры уже редки, но мученичества в духе особенно усиливаются; так и должно быть, когда Мир Тонкий приближается к физическому. Нет ничего удивительного, если движение физическое преображается в духовное. Не забудем символ преображения, в котором показано претворение физического бытия в тонкое. Множество символов явлено как вехи эволюции, но человечество принимает их отвлеченно.

8.246. Множество заблуждений происходило от неправильного понимания эволюции законов. Когда человечество приближалось к основным законам на основе древних нахождений, обычно забывали принять во внимание все наслоения веков, которые немаловажны. Так, если сделаете палкою круг по воздуху, то она придет в начальное положение уже иной, полной новыми отложениями. Прав философ, утверждающий, что каждым оборотом обновляется планета. Во всяком случае, она каждым оборотом изменяется. Так и закон, оставаясь незыблемым в сердцевине, постоянно облекается спиралями эволюции. Очень значительны эти оболочки, потому было бы заблуждением принять полный объем закона тысячелетий назад. Потому же и настаиваем на постоянном изучении. Нельзя довольствоваться законом, руководившим планетою в ледниковый период. Также нельзя сравнивать духовное равновесие тысячу лет назад с настоящим часом. Ведь даже химически изменились слои около Земли. Вызваны непримененные энергии, и так хаос получает новые доступы.

8.247. Хаос нынешний подобен скачке хаоса с Проявленным. Призвание новых энергий вызывает взрывы стихий, потому уже нельзя остановиться и нужно ставить все средства на проявленное. Так белые кони Света должны опередить черных коней. Нужно твердить это напоминание, иначе некоторые прельстятся вороными скакунами.

8.248. Каждый день несет новые решения. Худо думать от дня сегодняшнего, можно так остаться при прошлом. Все битвы, построенные на сегодня, будут проиграны завтра. Знамя покажет путь вихря!

8.249. Вы сами, того не замечая, говорите символически и условно, потому не удивляйтесь на необходимость символов в космогонии. Язык сердца есть дыхание Превышнего. Не будем затруднять его излишними словами.

8.250. Известна достаточно нить, соединяющая физическое тело с тонким во время выхода последнего. Так же точно должна быть очувствована нить серебряная по Иерархии. Нельзя представить ее как нечто отвлеченное, она существует так же, как смерч, в котором сливаются небо и земля. Само образование нити серебряной по своему спиральному построению сходно со смерчем. Когда набухает энергия сердца в любви и в преданности, тогда полетит в пространство сияющая спираль и, конечно, по закону притяжения встретится с лучом Учителя. Раскаленную среди вихря пространства – так нужно приучаться видеть и ощущать эту светоносную связь. Многие не видели даже смерчей, и потому сказанное для них как пустой звук. Но пусть начнут соображать от самых грубо-очевидных явлений и представят себе Беспредельность, где все возможно, где никакое рассудочное мышление не исчерпывает всего Бытия.

8.251. Некоторые отрицают все Невидимое. И не только дикари, но и многие грамотеи не желают даже подумать о звездах. Учения намекают о бесчисленных жилищах небесных, но, вероятно, люди не желают ускорить путь свой. То же самое, когда в театре зрители рыдают, но через минуту готовы злобствовать и давить других.

8.252. Сердечное томление о дальних мирах составляет особый вид тоски. Не могут вместиться в земную, урочную ауру сердца, много испытавшие. И опыт их подтверждает, насколько Учение зовет к расширению понимания. Но ничто не истребит память о дальних мирах у тех, кто приближался к ним в огненном теле. Как счет звезд необъятен, так и воспоминание о дальних мирах невместимо в словах. Также не забудет сердце о нити серебряной, которая как лестница в Беспредельность. Не может тело земное выдержать многих огненных откровений. Но та же нить сердца держит сознание о мирах дальних.

8.253. Посмотрите на многие события. Нельзя помыслить, что они случайны, но они очевидно каким-то законом распространяются по миру. Точно незримые руки касаются многих струн. При этом можно заметить, что как бы затихшие струны опять звучат еще мощнее. Но правы те, кто понимает Армагеддон как поле знаков высшей энергии. Не может быть это поле случайным, но оно как магнит встречных энергий. В противовес этому полю суждено поле Светлого Града. Как поле Армагеддона возвещено шумом оружия, так поле Светлого Града возвещается звоном колоколов. Можно по противоположению судить о размерах сужденного. Так можно слушать шум Битвы во имя зова колоколов.

8.254. Башня покоится на прочном основании, утвержденном на скале. Башня мужества покоится на прочном сознании, подтвержденном скалою сердца. Но на чем же проверит себя сердце? Только на Иерархии. Пусть сердце приучится беседовать с Учителем. Подобно древним старцам, пусть сердце знает лишь общение с Владыкою, чтобы ничто ничтожное не вторгалось в сердечную беседу с Вышним.

Нужно как сокровище беречь сказанную беседу с Учителем. Понявший сокровенное значение этого общения уже не предастся тьме. Но как же нужно оберегать сердце от порвания серебряной нити! Ничто не может спаять ее. Можно дать все сострадание, но нить куется из множества качеств. Как древние Изображения отливались из многих металлов, так и нить крепка многими качествами. Но сладчайшая беседа сердца с Учителем есть то горнило, где сияет Огонь могучий.

8.255. Знаете, что живой огонь является лучшим противозаразным средством, но природа Огня одинакова во всех проявлениях. Высоким явлением Огня будет Огонь сердца; значит, этот Огонь будет наилучшим очистителем и охранителем. Потому вместо разных сомнительных и часто ядовитых антисептических препаратов лучше иметь не только огонь очага, но и раздуть Огни сердца. Можно убедиться, насколько огни сердца борются с тяжелыми заболеваниями. Так наши современные врачи должны рано или поздно обратить внимание на все состояние Огней. Лая на истины, давно известные, не подвинутся врачи к панацее.

Совершенно верно Ур. мыслит о Ведических Богах, так микрокосм подобен Макрокосму. Утверждаю, что Огонь сердца очищает самую глубокую тьму. Но рядом с очищением Огонь сердца полон качествами магнита, и так он является естественною связью с Макрокосмом.

8.256. Нужно понимать огненный путь как путь к Превышнему. Не слова, не страх, не обычай, но сердечное общение как явление самое непреложное, самое извечное. Так мост радужный приблизит тот берег. Сколько противоречий о том береге, но он существует, и нужно найти путь к нему. Не засохший лист осенний, но пламенное сердце перейдет все мосты. Кто не мыслит о рождении Огня сердца, не знает пути кверху, тот не хочет заглянуть светоносно.

8.257. Пусть умолкнет сомнение, которое не раз тушило огонь сердца. Нужно избавиться от червя, чтобы избежать дракона. Особенно сейчас сомнение губительно, ибо можно иметь лишь один меч. Никто не имеет в бою два меча, и никто не мечет двух копий, и никто не пускает двух стрел. Можно достичь лишь одним ударом и отвагою на одном стремлении. Трудно, но успех около Огня сердца.

8.258. Сны могут отражать прошлое и настоящее. Сны могут отражать уже сложившееся клише будущего. Но кроме этих земных отражений могут быть отражения Тонкого и Огненного Мира. Конечно, часто люди не могут запечатлеть именно эти два последних вида, ибо они мимолетны и, будучи иной природы, мало укладываются в меры земные. Только пламенное сердце может удержать в сознании эти искры дальних миров. То же самое происходит и с видениями. Можно видеть звезды в иных созвездиях, нежели видимые в телескоп. Для этого тело огненное должно быть уже достаточно образовано. Конечно, оно всегда существует, но может быть хаотичным и несознательным. Но путь устремления через все тела, и тогда триада засияет.

8.259. Не нужно думать, что высокие достижения обезопасят от чудовищ мрака. Наоборот, Свет укажет новые чудовища, и злоба их непомерна. Тужить об этом не будем, ибо чудища – ножки престола. Недаром священные предметы изображаются на животных подставках. Но это соображение не избавит от бдительности.

8.260. Если так называемое состояние Нирваны не есть покой, но высшее напряжение энергии, то можно спросить: существует ли вообще покой? Действительно, как можно вообразить себе покой, если все в движении и движением существует? Само понятие покоя изобретено теми, кто желали укрыться от бытия. Они предпочитали недвижность, забывая, что ни мгновения не может быть без движения. Равновесие есть нужное понятие. Следует думать не о покое, но о том, как среди вихрей сохранить равновесие. Нить серебряная напрягается силою устремления, затем и нужно знать, что есть равновесие, чтобы не отягощать нить Иерархии колебаниями. Нить не порвется, если напряжена. Ведь даже солома прочна, пока не согнута. На том же законе сцепления основана нить серебряная, но если кто не удержится от беспорядочных колебаний, тот обычно не удержит связь. Так не будем сетовать на отсутствие покоя, ибо его вообще не существует.

8.261. Каждый неправый не устоит против равновесия, потому удар меча должен быть законен. Так поймем средоточие законов физических и высших в сердце. Этот центр назывался перекрестком и изображался равноконечным крестом; дордже, также свастика – указывали вращение огня сердца. Вращение и равноконечность – признаки равновесия. Кто-то в детстве пробовал встать на шар, не зная, что это есть великий символ равновесия.

8.262. Постороннее не должно закрывать основное. Потому не засорять должно человечество путь к восхождению. Не много пыли нужно допустить, чтоб самая звонкая труба охрипла. Именно эта малая щепоть пыли опаснее всех мечей и ножей. То же нужно сказать о колебаниях духа: они происходят не от великих дел, но от той же пылинки. Так преуспевающий в большом имеет глаз на малое. Так сердце, предназначенное к великому, чует даже малейшее. Ошибочно думать, что великое слепо на малое. Наоборот, малейшее видимо великому глазу, и шорох неслышимый чует сердце пламенное. Если поймем чуткость великого сердца, мы уже знаем значение миростроения. Не будем возноситься одурманенные, но не поникнем в гордости. Гордость есть камень на ногах, и одурманивание есть восковые крылья. Но достоинство духа есть Огонь сердца, есть крылья к солнцу.

8.263. Не будем забывать наступление, если даже заметим обычную тактику Владык. Не забудем нужную поспешность, если даже слышим рыкание Учителя. Кто скажет, на кого рыкает лев за горою? О ловец, не опусти стрелу, не думай, что уже скрылся тигр, но добивай барса, ибо устрашишь всех скрытых зверей. Меч не на друзей, но против врагов. Так не будем малодушны.

8.264. Вне всяких границ человеческих вспыхивают пространственные искры. Так же поверх уставов земных долетают дальние зовы. Разве не просыпаетесь иногда с необычными словами в сознании, разве не слышите имена неземные? Немало встреч в Тонком Мире. Немало проводов с огненными областями. И часто зовут нас те, кто раньше или в будущем суждены к встрече. Не беден мир земной, если мы не будем сами ограничивать его. Немало учат нас древние о возможностях преображения и о связи с Высшим Сознанием. Непростительно, если мы пребудем в животном состоянии. Ведь животные, хотя и чуют Мир Тонкий, но не сознают его. Люди же должны осознать связь с дальними мирами – в этом их отличие и могущество. Но если люди закрывают сознание, они не только вредят себе, но даже Общему Бытию.

8.265. Но высший закон сердца следует за утверждением вех будущего. Мозг – прошлое, сердце – будущее. Так более Огней около сердца. Нужно не забыть, что кроме обычных огней каждая эпоха зажигает свои светочи и, конечно, Век Огня дает особое огненное сочетание. Сгущенное червонное золото и золотой пурпур будут около сил Огня.


   Источник: сайт 'Орифламма'



RSS




<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>






Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика