ЛАСЯ В СИНЕГОРЬЕ

Е. Райт

11. ОСОБЕННЫЕ МЕСТА

– После этого я только помню, как папа взял меня на руки и понес, – рассказывала Лася о своих недавних приключениях Али и его отцу.

На этот раз они втроем направлялись к хеопсу, чтобы понаблюдать за свечением вокруг цветов. Лася ожидала, что еще издали увидит свет, исходящий от цветов, и была немножко разочарована, когда Али-старший вдруг сказал:

– Ну вот, мы и пришли. Предлагаю присмотреться.

В ночном лесу было темным-темно, и Али-старшему пришлось повернуть Ласю лицом к хеопсу. Там после долгого высматривания она заметила голубоватые пятна света. Пока она решала, светятся только цветки или все растение целиком, Али-старший вошел в хеопс и наклонился над растениями. Лася даже ойкнула от удивления, когда увидела, что его рука начинает светиться, когда он подносит ее к цветам.

– Цветы заряжаются в этом месте особой энергией, – пояснил Али-младший. – И папина рука заряжается от них и начинает светиться…

– Смотри! – перебила его Лася, показывая пальцем на хеопс.

Там Али-старший стоял уже во весь рост и проделывал какие-то движения руками.

– Это папа нагнетает энергию, – сообщил Али, – и потом начнет весь светится.

В самом деле, через некоторое время темная фигура Али-старшего окружилась таким же слабым голубоватым свечением, как и стоящие у его ног цветы. Не пробыв в хеопсе и нескольких минут, он внезапно резко выпрыгнул оттуда и замотал головой.

– Что случилось, папа? – встревожился Али.

– Хотите верьте, хотите – нет, но со мной приключилось такое… – заговорил Али-старший, усаживаясь напротив сына.

Тут он сделал небольшую паузу, как будто не знал, с чего начать. А после стал рассказывать:

– Я стоял и чувствовал, как все мое существо наполняется космической энергией. А потом вдруг увидел… Я увидел …себя. Он… то есть я… то есть другой я … стоял у окна какого-то большого помещения, похожего на лабораторию, в которой я работаю, и звал меня.

Когда я подошел к нему, он показал мне что-то за окном. Я выглянул и увидел… Это было похоже на вид из самолета ночью. Полная темнота и внизу горящие огни. Бело-голубое свечение в центре картины было больше и намного ярче остальных. Остальные огоньки виднелись как желтоватые точки. Потом неожиданно я обратил внимание на то, что есть огоньки и другого цвета. Так я насчитал, кроме центрального, еще три голубых огня. И только я закончил считать, как у меня закружилась голова. Чтобы не упасть, я выпрыгнул из хеопса.

– Дядя Али, – недоумевая, заговорила Лася. – Вы так долго все рассказывали, а стояли неподвижно совсем чуточку. Как это может быть?

– Путешествие в Надземный Мир обычно не занимает много времени, каким бы длинным оно ни казалось. Наверное, ты заметила, как долго иногда путешествуешь во сне? А вот ученые проверили и обнаружили, что даже самый длинный сон снится в течение минут и даже секунд. И все-таки…

Тут Али-старший о чем-то задумался, а потом вытащил из кармана куртки большой лист бумаги, сложенный в несколько раз. Он разложил его прямо на траве и, подвинув поближе фонарь, стал его внимательно рассматривать.

– Это карта, на которой обозначены все хеопсы, – шепнул Ласе Али-младший.

Лася хотела о чем-то спросить друга, но тут Али-старший воскликнул:

– Как же я сразу не догадался! Ведь мне были показаны хеопсы!

Затем он поставил указательный палец на один из треугольников на карте и сказал:

– Мы находимся сейчас как раз возле этого хеопса. Если его считать одним из трех голубых, тогда два других – этот… и вот этот…

При этих словах Али-старший обвел на карте красным карандашом три треугольника, обозначавших хеопсы.

– Что бы это значило? – озадаченно произнес он.

– Может, они особенные? – спросила Лася.

– А может, из них сразу можно попасть в Надземный Мир? – предположил Али-младший.

Али-отцу очень понравилась мысль сына и он тут же решил все проверить.

– Сейчас я вас отправлю по домам, а сам полетаю по хеопсам, – заявил он.

– Папа, пожалуйста!

– Дядя Али, пожалуйста!

– Возьми нас с собой! – стали просить ребятишки.

Али-старший внимательно поглядел на них и сказал:

– Возьму. Если пообещаете мне… что сделаете открытие.

Конечно, Али и Лася не приняли всерьез эти слова, но поняли, что должны будут помогать Али-старшему, как только могут.

От хеопса к хеопсу они летели в летательном аппарате, похожие Лася до сих пор видела только в небе над городом. По форме он напоминал яйцо, передвигался бесшумно и очень быстро. Внутри у него не было ни рычагов управления, ни приборов. А назывался он просто – "лёт".

– Им, наверное, тоже движет сила мысли, – подумала Лася.

Она собиралась спросить об этом у летчика, но выяснилось, что уже пора выходить.

Теперь они находились почти на вершине горы. Здесь, прямо на камнях, была сооружена металлическая пирамида. Когда Али-старший вошел в нее и стал в самом центре, дети затаили дыхание. Через несколько минут так же, как и в прошлый раз, вся его фигура начала слегка светиться. Вскоре, однако, он покинул хеопс и устало покачал головой. Оказалось, что, как он ни старался, в Надземный Мир он не попал.

У следующего хеопса история повторилась. Там Али-старший пробыл дольше, но в результате получил только сильную головную боль.

Массируя себе виски, он вышел из хеопса и обратился к детям:

– Ну-ка, повторите мне то, о чем я вам рассказывал.

Лася и Али удивленно переглянулись и затем заговорили, дополняя и перебивая друг друга.

– Там было много разноцветных огней…

– Все были одинаковые, кроме…

– Четырех…

– Постойте, друзья мои, – остановил их Али-старший. – Кроме каких четырех? Помнится, я говорил вам о трех.

– Нет, дядя Али, – возразила Лася. – Ты говорил, что голубых маленьких – три и один большой голубой – в центре.

– Голубой в центре… – задумался Али-старший.

И тут его осенило:

– Ребята! Голубой в центре – наш Храм. И если считать, что все четыре связаны с Космосом, то…

– Нужно вызвать группу контактеров, – вдруг сказал летчик, который до этого всю дорогу молчал.

– Ай-да, Маруся, ай молодец! – восхитился Али-старший и тут же поклонился летчику или правильнее было бы сказать летчице.

Лася была так удивлена всем услышанным, что до самого дома не проронила ни слова.

У дома исследователей уже встречал папа Рад. Лася успела передать ему "по телефону", что они сделали открытие, но какое, объяснить не смогла. Все необходимые пояснения сделал Али-старший:

– Рано еще говорить о научном открытии, однако первый шаг в этом направлении мы сделали. Мы предполагаем, что на нашей горе, кроме места, где расположен Храм, существуют еще три особенных места. Оттуда при посылке сообщений в другие миры, на другие планеты сигналы идут особенно сильно. Теперь все будет зависеть от работы наших женщин-контактеров.

– А дети могут быть контактерами? – спросила Лася.

– Дети могут стать, кем захотят, – сказал Ласин папа.

– Но при этом они должны вовремя ложиться спать, – добавила мама Али, которая, услышав голоса, вышла на веранду.

– Все мамы одинаковые, – разочарованно заметила Лася, когда вместе с папой входила в дом.

– Верно, – подтвердил папа Рад. – Все мамы одинаково заботливые. Они хотят, чтобы у их детей все в жизни получилось.

– Хочу разговаривать со звездами, – подумала Лася и еще три раза повторила то же самое.

После чего ей показалось, что эта ее мечта обязательно сбудется.

12. ПУСТЬ БУДЕТ МИРУ ХОРОШО !

Утро еще только одевалось светом, а Лася уже была на ногах. Она немного волновалась – ведь сегодня предстояло посещение Храма.

Новый костюм, который висел на стуле, бутылка с водой, портрет, подаренный Владычицей – все это Лася приготовила для сегодняшнего путешествия с вечера.

Конечно, Лася понимала, что еще очень рано, но оставаться в доме ей было невмоготу. Она оделась, захватила пакет с вещами и вышла в сад.

Поднималось солнце, начинали петь птицы и роса, окропившая травы, то тут, то там сверкала огнем. Ласино волнение превратилось в радость. Она бегала по саду, и тень ее бежала за ней.

Когда Лася двигалась по дорожке, тень послушно тащилась сзади. Когда она пробегала мимо деревьев, тень так и норовила вскарабкаться на ствол. Еще она могла заползти на веранду или стену дома.

Заметив проделки тени, Лася сказала:

– Тата, ты ведешь себя очень некультурно. Если бы можно было, я бы не взяла тебя в Храм.

– С кем это ты разговариваешь? – донесся до Ласи голос Нараяна.

Лася оторвала взгляд от тени, которая разлеглась на цветочной клумбе, и, показав на нее пальцем, сказала:

– Вот с ней.

– А-а-а, с нашим вечным спутником, – улыбнулся Нараян.

Так же, как и Лася, он сегодня был празднично одет, потому что вместе с ребятами собирался в Храм.

Нараян подошел к Ласе и сказал:

– Твоя Тата появляется потому, что на нее светит солнце. Его лучи не могут пройти сквозь твое тело, они огибают его. Там, где они не прошли, остается темнота, или тень.

– А я знаю, от чего еще бывает тень! – воскликнула Лася. – От лампочки и от свечки.

– Молодчина, что вспомнила, – похвалил ее Нараян. – Это верно: все, что светит, рождает тень.

Лася обрадовалась, как всегда, когда делала свои маленькие открытия. Но вдруг ее лицо приняло задумчивое выражение:

– А есть такие лучи, которые проходят насквозь, и чтобы не было тени?

Теперь обрадовался Нараян. Он любил, когда дети проявляли не только сообразительность, но и любознательность.

– Это все остальные лучи, – сказал он, – которые не от солнца, не от лампочки и не от свечки. Эти лучи идут из Космоса и Невидимого Мира.

– А кто их выпускает? – спросила Лася.

Нараян показал пальцем на диск восходящего солнца.

– Звезды? – неуверенно спросила Лася.

– Светила, – торжественно произнес Нараян и добавил:

– Видимые и невидимые.

– И это столькущее количество проходит сквозь меня! – поразилась Лася, представив, как от каждой звезды, каждой планеты к ней тянутся разноцветные лучи.

Лася даже на минуту зажмурила глаза от этого ослепительного видения, а потом заговорила снова:

– Мастер рассказывал, что человек вначале был прозрачный. Значит, все лучи могли пройти сквозь него, и даже солнечные?

– Вначале да.

– А потом?

– А потом его тело уплотнялось. Конечно, сперва кости…

– Ой-ой-ой! – вскрикнула Лася.

Она вдруг вообразила, что когда-то человеческая тень была похожа на скелет. Когда она сказала об этом Нараяну, он рассмеялся. Вслед за ним захохотала и Лася.

На этом их беседа прервалась, потому что к ним подошел Али, потом появились сестры Май и Ло. И вскоре уже все ребята из класса собрались вместе, чтобы отправиться в Храм.

Перелет был коротким. Бесшумный и стремительный летательный аппарат, такой же, как тот, что возил Ласю на дальние хеопсы, за пять минут домчал их в нужное место.

У Ласи, когда она только что ступила на землю, немного закружилась голова. Но теперь ничего похожего на то, что случилось с ней во время предыдущего посещения Храма, не повторилось. Ведь с тех пор она каждый день пила по глоточку воды, которая находилась во время службы в Храме. Один единственный глоток воды на целый день заряжал ее неутомимой бодростью и радостью.

Нужно сказать, что в Синегорье все жители ежедневно употребляли эту воду и даже лечились ею. Не удивительно, что все они казались Ласе молодыми и очень энергичными.

На обширной территории, которую занимал Храм, было много скамеек, где сидели дети. Взрослые же, те, которым не досталось места в помещении, стояли во дворе на специальных площадках.

Всюду росло много прекрасных цветов, и Лася, очарованная их видом и ароматом, сначала даже не заметила, как началась служба. Когда, наконец, до нее донеслось пение, она стала смотреть в настежь распахнутые высокие двери Храма.

Сперва она видела только полутьму, из которой лилась прекрасная музыка. Звучание постепенно становилось все более громким и торжественным, и Ласе начало казаться, что дверной проем наполняется каким-то чудным светом. Свет этот становится ярче, разрастается…

И вот уже Лася идет по дороге, а по обе стороны от нее стоят прекрасные девушки в длинных платьях, украшенных живыми цветами. Девушки поют, и их ангельское пение наполняет Ласю восторгом. Ей кажется, что она уже не идет, а летит. Летит навстречу слепящему свету, который видит впереди. Лася знает, что свет исходит от Владычицы, и ей хочется рассмотреть этот любимый облик. Она всматривается очень пристально, но вдруг… тысячи искр вспыхивают у нее перед глазами.

Лася вздрогнула, открыла глаза и задышала часто-часто – она немножко испугалась. Но тут почувствовала, как чья-то мягкая ладонь легла ей на темя. Это была рука Нараяна. От этого прикосновения Ласе сразу стало легко и спокойно. Она счастливо улыбнулась и благодарно прижалась к своему врачевателю.

Когда служба подходила к концу, Нараян, обращаясь к детям из Ласиного класса, сказал:

– Давайте возьмемся за руки и пошлем наше пожелание миру.

Али взял Ласю за руку, в другую ее ладонь легла прохладная ладошка Ло. Когда круг замкнулся, как в хороводе, Нараян начал произносить слова, а дети стали повторять за ним:

– Пусть всему миру будет хорошо! Мир – всем существам! Радость – всем существам! Счастье – всем существам!

Лася очень старалась, чтобы ее послание миру, было приветливым и сердечным. В конце концов, она и сама почувствовала такой восторг, что вовсе не заметила, как закончилась служба и все начали расходиться.

Когда Лася вернулась домой, она выглядела необычно. Папа даже сделал вид, будто не узнает ее.

– Кто это к нам пришел?! – задорно спросил он.

Но Лася, которая в другое время обязательно придумала бы что-нибудь смешное, сейчас ответила просто:

– Я.

Папа почувствовал Ласино особенное настроение и больше ни о чем ее уже не спрашивал.

13. НЕВИДИМКИ

В одной книжке, которую Ласе читала когда-то бабушка, один мальчик говорил другому:

– Ты все время выдумываешь то, чего никогда не было!

На это юный фантазер всегда отвечал одно и то же:

– Я все время рассказываю о том, что существует на самом деле. Я никогда не вру.

Теперь и Лася с уверенностью могла повторить эти слова. Здесь, в Синегорье, любая, даже, казалось бы, самая невероятная история находила заинтересованных слушателей, которые нередко подтверждали ее правдивость.

Вот и сегодня, когда Лася перед всем классом продемонстрировала свой рисунок, изображающий её видение возле Храма, вверх поднялось сразу несколько рук. Оказалось, что ребята тоже иногда видели что-то похожее. Больше всего Ласю поразило то, о чем рассказала одна девочека:

– Двенадцать девушек в одеждах, которые сотканы из серебристого света, собираются вместе. Они живут высоко в Невидимом Мире. Когда в Храме начинается служба, они тоже начинают петь. Девушки, что поют в Храме и те, которые на небесных сферах, поют так красиво и ритмично, что между ними ходят волны света. Тот, кто сумеет попасть в них, возносится вверх.

Бая, так звали девочку, немного смущалась, когда говорила. Ведь часто, когда она пыталась что-то объяснить товарищам, она не могла сказать, откуда она это знает.

Лася считала Баю самой умной девочкой в классе. Однако, когда она заговорила об этом с Нараяном, тот улыбнулся и покачал головой:

– Тут другое. Знание Баи не от ума.

Ум нужен, чтобы выучить таблицу умножения, запомнить, как называется тысяча вещей и тому подобное. Но для того чтобы узнать, что творится в Невидимом Мире, ума недостаточно. Здесь главным становится сердце. Это оно помогает связываться с Невидимым Миром и получать знания о нем и его обитателях.

– Их, что, нужно любить? – поинтересовалась Лася.

– И еще научиться понимать…

Тут лицо Нараяна приняло загадочное выражение. Он поднял руки вверх и раскрыл ладони так, как будто он держит над головой шар-невидимку. Лася в недоумении посмотрела на него, а потом тоже подняла руки.

– Ну вот, – сказал через некоторое время Нараян, – они приветствуют нас.

– Они?! – Ласины руки опустились, а глаза стали совсем круглыми от удивления.

Нараян подмигнул озадаченной Ласе и затем озадачил ее еще больше:

– Ты видишь меня?

– Вижу, – проговорила Лася.

– Это потому что я построен из материала, который виден в земном мире.

– А-а-а! Это как в сказке о рождении человека, – догадалась Лася. – Там его последняя оболочка… Это она видимая?

– Твои замечательные глазки, да и мои тоже, видят только эту оболочку, а остальных тел не видят. Так же, как не видят целый огромный Невидимый Мир: то, что там происходит, и тех, кто там живет.

– Зато Али увидел цветочников, – вспомнила Лася. – А Бая, она тоже что-то такое видит?

Нараян дотронулся пальцем до Ласиного лба между бровей и сказал:

– Там, внутри, есть орган, который помогает сердцу видеть Невидимый Мир.

– Что, еще одни глаза? – удивилась Лася и пощупала ладонями лоб, как будто пыталась обнаружить еще одну пару глаз.

– Этот орган прозвали "третьим глазом" за его способность видеть то, чего обычные глаза не видят.

– А кто нас приветствовал? – спохватилась Лася. – Ты их видел "третьим глазом"?

– О, эта штука не так легко пробуждается, – заметил Нараян, постучав пальцем по своему лбу. – Зато сердце мое чувствует много прикасаний Невидимого Мира. Бывает, внезапно становится очень радостно – это значит, что невидимый друг шлет мне сердечный привет.

– Ты чего так идешь? – удивился Нараян, увидев, что Лася неожиданно стала передвигаться на цыпочках микроскопическими шагами.

– А вдруг я кого-нибудь толкну в Невидимом Мире? – прошептала Лася.

Нараян приложил ладонь к сердцу, затем ко лбу и сказал:

– Больше всего им мешают не наши ноги, а то, что мы чувствуем и думаем. Открою тебе удивительную тайну.

– Какую? – прошептала Лася, вся превратившись в слух.

Но Нараян, как нарочно, не торопился говорить.

– Какую? – переспросила его Лася.

– Наши мысли, – заговорил, наконец, Нараян, – наши мысли строят из материала Невидимого Мира живых существ.

У Ласи даже дыхание перехватило, когда она представила, как из ее головы будто выпрыгивают самые разные чудики.

– И они видны там, в Невидимом Мире?! – поразилась она.

– Вот именно, – подтвердил Нараян и спросил:

– Тебе не хотелось бы, чтобы здесь сейчас стали появляться разные мелкие уродцы?

И, не дожидаясь, что скажет Лася, ответил сам:

– Так и в Невидимом Мире ждут от нас только хорошие добрые мысли. Они выглядят там по-настоящему прекрасно.

Ласю так поразила эта беседа, что она тут же отправилась на чердак своего замечательного дома. И поступила она так не потому, что давно собиралась обследовать эту неизведанную для нее территорию. Сейчас ей захотелось подняться по скрипучей деревянной лестнице в надежде, что на чердаке она сможет встретиться с каким-нибудь гостем из Невидимого Мира. Например, с домовым, о котором когда-то рассказывала ей бабушка.

В полумраке чердака было тихо, немного пахло пылью и сосновыми досками.

– Домовой, привет, – заговорила Лася.

Она сделала несколько шагов по чердаку и затем сказала:

– Покажись, пожалуйста. Давай с тобой дружить.

Лася, кажется, была готова повторять свои просьбы еще не раз, но тут… Ее глаза, привыкнув к темноте, внезапно обнаружили большущую подзорную трубу. Также в центре длинного, на весь дом, чердака она увидела несколько деревянных стульев и небольшой стол. На столе стояла настольная лампа.

Едва Лася включила свет, как на стену упала тень человека.

– Ой, кто это?! – в испуге закричала она.

– Не бойся, деточка, – успокоил ее приятный женский голос. – Я – мама твоих подружек, Ло и Май. Меня зовут Аксина.

Лася повернулась к женщине лицом и стала ее рассматривать.

– А почему, тетя Аксина, я тебя раньше не видела?

– Это потому, что я работаю по ночам, а днем отдыхаю, – ответила женщина.

– По ночам? – удивилась Лася.

Аксина показала пальцем на трубу, которую обнаружила здесь Лася:

– Помогаю ученым-астрономам наблюдать за звездами и планетами.

– Вы смотрите на них в эту трубу? – поинтересовалась Лася.

– Нет, этот телескоп используют дети. Разве они тебя сюда не приводили?

Так вот оно что! Перед Ласей был, хоть и маленький, но самый настоящий телескоп. Она подошла к нему, потрогала его рукой и спросила:

– А там, где вы наблюдаете за звездами, тоже есть телескоп?

– Да, там очень большой телескоп, – ответила Аксина и открыла чердачное окно.

Оттуда повеяло прохладой, и Лася вдруг вспомнила свой недавний разговор с Нараяном о Невидимом Мире.

– Тетя Аксина, а бывают звезды, которых глазами ни за что не увидишь, даже если будешь рядом? – поинтересовалась она.

Аксина ответила не сразу. Она немного задумалась, а потом сделала движение в сторону Ласи, как будто что-то давала ей.

– Смотри, я посылаю тебе красивый оранжевый шарик, – сказала она. – Чувствуешь его тепло?

Где-то в центре груди Лася, и в самом деле, почувствовала тепло, словно к ней прижалось маленькое теплое тельце котенка. Это было очень приятно, и Лася, улыбаясь, утвердительно кивнула.

Тогда Аксина сказала:

– Ты сейчас чувствуешь, но не видишь. Вот так и я ощущаю излучения невидимых планет и звезд и подсказываю ученым, в каком месте Космоса они находятся.

У Ласи наготове уже был очередной вопрос, но тут она услышала звонкие голоса сестричек Ло и Май.

– Мама, мама, давай мы поубираем здесь! – наперебой говорили они, отбирая у матери половую щетку и ведро с водой.

Так произошло Ласино знакомство с чердаком, на котором она не нашла домового, но зато был телескоп. А это означало, что, как только стемнеет, можно смело забираться на чердак и превращаться в настоящего астронома.

14. ПО ДРУГИМ ЗАКОНАМ

Не успел папа Рад поздним вечером переступить порог дома, как к нему подбежала Лася и скороговоркой выпалила:

– Папочка! Ты должен быстренько, очень-очень, принять решение. Пойдешь с нами смотреть страх и ужас?

От этих слов папино лицо как будто надело маску удивления: брови поднялись вверх, глаза округлились, а губы сложились в улыбку. Он только собирался что-то ответить Ласе, как в дверь постучали.

– Быстрее, быстрее решай! – торопила его Лася, подбегая к двери.

В следующее мгновение она уже встречала гостей: своего друга Али и его отца.

Али-старший пояснил озадаченному папе Раду, что сегодня Ласин класс приглашен на экскурсию в настоящую обсерваторию, в которой детям и их родителям предстоит наблюдать…

В этом месте речь Али-старшего была прервана, так как в приоткрытую входную дверь заглянула симпатичная детская мордашка. За ней появилась другая.

– Мы жде-е-м, – хором проговорили они.

После чего для папы Рада все завертелось, как в калейдоскопе.

Ло и Май, а это именно они последними появились в доме, взяли за руки Ласю и Али-младшего и потащили за собой. Али-старший легким кивком пригласил Ласиного папу следовать за ним. Вскоре все они оказались в лёте и… Наверное, папа Рад изрядно устал. Ему показалось, что не успел лёт подняться в воздух, как тут же приземлился на то же самое место. Однако, покинув летательный аппарат, Рад обнаружил, что ошибся. Сейчас они находились высоко на горе, неподалеку от небольшой белеющей в темноте башни, откуда доносились звонкие детские голоса.

– Идите к нам! – звали они.

Лася, сестрички Ло и Май тут же побежали к башне. За ними заковылял Али-младший: от неудобного сидения в лёте у него занемела нога и теперь вовсе не желала слушаться.

Как только за последним посетителем башни захлопнулась дверь, все были приглашены наверх. Гулко загудела винтовая металлическая лестница под ногами двенадцати ребятишек: они спешили подняться наверх раньше взрослых.

– Ух ты! – вырвался у них возглас восхищения, когда на верхней площадке показалась огромная труба телескопа, в которую, как выяснилось, были встроены огромные стекла-линзы, во много раз увеличивающие изображение.

Телескоп смотрел вверх – туда, где в куполе крыши было отверстие, где в непроглядной черноте неба яркими огоньками светились звезды.

– Сегодня наш телескоп настроен на самую большую планету Солнечной системы. Это Юпитер, – сказала женщина в белом халате.

– А где же страх и ужас? – недоумевая, спросила Лася.

Женщина-астроном улыбнулась и сказала:

– Верно. Вначале мы собирались показать вам планету Марс и два его спутника Фобос и Деймос, что в переводе как раз и означает: Страх и Ужас. Однако наш консультант по тонким излучениям Аксина сказала, что лучи этих небесных тел сегодня крайне вредны. Поэтому…

И дальше астроном рассказывала о планете Юпитер и некоторых его спутниках. Лася не очень запомнила их имена, потому что в это время ее пригласили посмотреть в телескоп. У Ласи даже дыхание перехватило, когда перед ней появился светящийся диск планеты, исчерченный светлыми и темными полосами. Еще больше ее поразило темное пятно, почти в самом центре.

Пока один человек наблюдал за планетой в телескоп, остальные, устроившись на стульях вдоль стены, смотрели на большой экран, на котором был виден Юпитер, его большие и маленькие спутники. Европа – запомнилось Ласе название самого большого. Остальные спутники получили свои имена благодаря героям мифов Древней Греции. О них Лася знала из книжки, которую любил читать ей папа. Конечно, папа запомнил гораздо больше названий и вечером следующего дня стал рассказывать Ласе о том, в честь кого названы спутники.

Лася всегда с удовольствием слушала папины рассказы, но на сей раз ей было не до того. Как можно было думать сейчас о каких-то древних историях, когда впереди ее ожидало незабываемое зрелище – наблюдение Луны! Как раз сегодня вечером она и ее друзья собирались делать астрономические наблюдения с помощью домашнего телескопа. Вот только как сказать об этом папе?

Впрочем, папе не пришлось ничего говорить. Он и сам, когда заметил, что Лася то и дело выглядывает в окно, точно высматривая что-то в небе, поинтересовался у нее:

– Ласена, уж не заболела ли ты лунатизмом?

– Чем, чем? Фанатизмом? – переспросила Лася, выныривая из-за занавески, прикрывающей окно.

– По-видимому, и тем, и другим, – улыбнулся папа и, чтобы рассеять Ласино недоумение, сказал:

– Фанатики – это люди, которые чересчур сильно увлечены какой-то идеей, даже во вред себе или своему делу, а лунатики…

– Увлечены Луной? – попыталась угадать Лася.

– Только во сне, – уточнил папа и принялся объяснять ей, как ведут себя лунатики.

Когда Лася узнала, что магнетизм Луны заставляет некоторых людей бродить по ночам во сне, она тут же закрыла глаза и, протянув вперед руки, пошла по комнате. Всего через несколько шагов она наткнулась на стул. Стул с грохотом опрокинулся, Лася распахнула глаза и увидела… Нет, она увидела не привидение – перед ней стоял Али, с интересом наблюдая за ее странным поведением.

Первое, о чем спросила его Лася, когда обрела дар речи, было:

– Что, уже?

– Угу, – утвердительно кивнул Али.

– Папочка, мы на минуточку на чердак, – заторопилась Лася.

– В поисках лунатиков? – поинтересовался папа.

– Наблюдать Луну, – уточнил Али.

Папа посмотрел на часы, потом на Ласю и сказал:

– Мне бы хотелось наблюдать тебя в ванной, и прямо сейчас.

Услышав такой ответ, Лася вдохнула поглубже, собираясь начать упрашивать-уговаривать папу повременить. Наверное, папа разгадал Ласины мысли. Не успела она и рта открыть, как папа заявил, что в таком случае пойдет с ними вместе и чуть-чуть поиграет в астронома.

Когда они поднялись на чердак, Ло и Май уже настроили телескоп и по очереди смотрели на узкий серп ранней Луны.

– Вот если бы на Луне были люди, – мечтательно проговорила Лася, усаживаясь за стол.

– На Луне их нету, – с уверенностью сказала Май, – а на других планетах они живут. Только они не такие…

– Какие, не такие? – загорелся огонек в глазах у Ласи, как всегда, когда она предчувствовала разоблачение тайны.

– Они – из тонкой материи, – заметила Ло.

– Это как? – не поняла Лася.

– Это значит, что мир, в котором они живут, и их самих нашими глазами не увидишь, – сказал Али, отходя от телескопа.

Ласе было непросто поверить, что на планете, такой как Венера, существует особый мир и там живут невидимые люди, невидимые растения, животные, птицы, рыбы… Но позже, после многих разговоров с друзьями она стала понимать: все, что кажется невероятным, попросту живет по другим законам, о которых она пока не знает.

Не только для астрономических наблюдений собирались маленькие обитатели дома на чердаке. Когда дождь не позволял им гулять, они забирались на чердак и там, в таинственном полумраке, придумывали свои истории.

– Я могу проходить сквозь стены, – заявляла Лася.

– Я тоже, – подхватывал Али.

– А я один раз растворилась в компоте, и меня чуть не съели, – рассмешила всех Май.

Когда они закончили смеяться, Ло сказала:

– А я знаю планету, на которой все летают без аппаратов.

– Как мы во сне? – спросила ее Лася.

– А как ты летаешь во сне? – поинтересовался Али.

– Ну-у, – задумалась Лася, – просто лечу вперед, как птица. Вот так.

И Лася, прижав руки к туловищу, наклонилась вперед.

– Я лечу. Лечу-у-у! – в восторге закричала она.

– А я летаю просто вверх, – вскочил на ноги Али и стал подпрыгивать, словно пытался взлететь.

– А я по-разному, – сказала Ло. – Бывает, что как будто плаваю в воздухе, только одними ногами.

– Ой, ногами! – вдруг вспомнила Май. – Я однажды летела ногами вперед. Так неудобно!

Попробуйте изобразить полет, да еще показать друзьям, как во время полета спокойно проходишь сквозь потолок. Попробуйте объяснить, какой необычный вид имеют жители увиденной тобой планеты.

– А давайте притащим сюда рисограф, – придумала Лася.

Друзья с радостью согласились. И вскоре на чердаке появился большой плоский рисограф, в котором отображались самые увлекательные их сочинения. Некоторые из них Лася пересказывала папе. А одну из таких историй папа даже записал на бумаге, чтобы переслать ее маме. Вот она.

Свое название планета О получила благодаря тому, что ее жители произносили всего один звук "о". Но не подумайте, что он всегда звучал одинаково и ничего не выражал. Например, когда вы слышали короткое "о" – это означало "здравствуй", а когда звук был длинный "о-о-о", то заменял слова: "Полетели вместе!"

Жители планеты и сами напоминали букву "о". Цветом и плотностью кожи они походили на круглую дыню, которая вдруг обрела способность передвигаться на двух тонких ножках, размахивать двумя ручками и взирать на мир большими, широко распахнутыми глазами.

Если оянин вытягивал губы трубочкой так, что издали казалось будто он приготовился играть на дудочке, это означало, что сейчас он будет петь. И не один. Обычно ояне пели очень большими группами, в особое время. И хотя они по-прежнему издавали всего лишь один звук "о", их пение было очень красивым.

Из-за того, что жители планеты О пели хором (один раз в день даже всей планетой) и пели о мире, радости и добре, их пение летело в Космос и насыщало его самыми лучшими энергиями. Поэтому их планета была хороша для жизни и по-настоящему прекрасна.

На планете О было много диковинных растений. Если бы землянин попал сюда, он подумал бы, что они состоят из подкрашенного сахара: голубоватого, зеленоватого, желтоватого. Такой же была и кристальная рыхлая почва, в которую ояне погружались, чтобы отдохнуть.

И все было бы хорошо, если бы однажды на планету О с неба не потекла вода – дождь по-земному. От этого ояне стали приходить в отчаяние. Да и было от чего. Их растения стали растворяться, как растворяется кусочек сахара, попавший в стакан с чаем. Когда дождь прекращался, "сахарные" лужи испарялись и повисали над планетой разноцветными облаками. Проходило время, и вот уже из облаков кронами вниз начинали расти деревья, цветы распускались навстречу родной планете, а уж животные... Да-да, животные и птицы перебрались с планеты О на облака-острова.

Нужно сказать, что оянские животные, все до одного, умели летать: и о-зайчики, и о-белочки и даже мини-олени. В отличие от них, обладавших мощными крыльями, ояне для перелетов могли использовать только силу своей мысли. И пока их полеты над планетой были не такими уж и высокими. Во всяком случае, покинуть планету и переселиться в висячие сады они не могли, что причиняло им немалые страдания.

Посудите сами, как бы вы себя почувствовали, если бы увидели, как на месте прекрасного сада вырастают, вернее вылезают из почвы полурастения-полуживотные. Мало того, что эти черноватые пни выпускают вонючий газ, заволакивающий все вокруг бурым туманом, они еще и рычат. Конечно, жители планеты не боялись их угрожающего рыка, однако он мешал чудесному пению оян и вызывал все новые потоки дождя.

И вот уже большая часть планеты О окутана бурым газом. То там, то сям, как оазисы в пустыне, виднеются остатки огромных прежде садов. А жители, что теснятся на этих небольших островках, начинают испытывать голод.

Добрые животные и птицы, как могли, помогали оянам. Они прилетали со своих небесных островов и каждый из них в лапах или клюве нес съедобный плод, растение или семя.

Все чаще и чаще песни оян навевали грусть. Только дети на планете О по-прежнему были радостными и безмятежными.

Однажды один маленький оянин сидел на дереве и наблюдал за тем, как летают птицы между небесными островами и планетой. Неожиданно к нему подлетел о-зайчик и уронил прямо в руки спелый прозрачно-оранжевый плод. Ребенок очень обрадовался и, так как настало время общего пения, от всей души запел. Он пел о том, как красиво небо, укрытое разноцветными облаками-садами, о том, как добры животные и птицы, о том, что планета когда-нибудь снова станет такой, как прежде.

Когда малыш закончил свое пение, он заметил, что пни, которые были неподалеку, рычат теперь не так угрожающе. Казалось, что счастливая песня немного успокоила их.

Обрадованный, маленький оянин слетел с дерева и подлетел к одному из безобразных пней. В углубление, которое венчало верхушку этих существ, он вложил плод – подарок от зайчика. Красивый оранжевый шарик тут же исчез в безобразном туловище. Внезапно… О, это волшебное зрелище наблюдал не только наш маленький оянин, но и трое его друзей.

Так вот, морщинистый пень вдруг икнул, как будто подавился. Потом из его недр раздался глубокий вздох, и дальше его дыхание стало учащаться. Одновременно с этим вдавленная макушка начала подниматься и выпячиваться. Так она надувалась и росла до тех пор, пока из нее не "выстрелил"… снежно-сахарный росток.

Можете себе вообразить, как обрадовались дети. Сколько могли, принесли они чудесных плодов и "накормили" им пни, и каждый из них тут же дал росток. Радостная весть о возможном спасении в считанные часы облетела планету.

С тех пор планета О славится своими садами: небесными и земными, что стали еще краше, чем раньше. А о трудных временах, когда ее расцвету угрожали дожди, напоминают лишь необычные белые деревья с темноватыми стволами внизу, которые вздыхают перед заходом солнца.

15. ВСЕ В НАШИХ РУКАХ !

Лася проснулась сегодня очень рано и поспешила во двор, чтобы полюбоваться чудесным утром.

– О чем поете, птицы?! – воскликнула она, услышав нежные трели птичьих голосов.

И поняла, что птицы тоже любуются красотой земли в этот утренний час.

Вот в золотистом песке что-то сверкнуло металлическим блеском, и Лася, которая до этого кружилась в медленном танце, тут же поспешила обнаружить сокровище. Впрочем, была ли ее находка сокровищем, Лася не знала. Она просто так любовалась пепельно-серым камешком, в котором, будто нарочно, были вкраплены блестящие металлические горошины.

Она все еще сидела на корточках возле места своей находки, когда дверь квартиры Али отворилась и оттуда вышел пожилой человек. "Вот это да!" – удивилась Лася. За все время ее пребывания в Синегорье она впервые видела человека преклонных лет.

Когда незнакомец поравнялся с Ласей, она поздоровалась с ним и спросила:

– Ты кто?

Старик по-доброму улыбнулся и сказал:

– Волей. Дедушка Волей. Вот гостевал у соседки твоей, Аксины.

– Значит, ты – астроном, – решила Лася.

– Не совсем, – загадочно ответил Волей.

– Тогда, ты помогаешь астрономам находить невидимые планеты? – продолжала гадать Лася.

– Не только, – улыбнулся старик.

– Это секрет?

– Немножко тайны в моей науке есть.

Лася во все глаза смотрела на дедушку – в них читалось ожидание.

– Я – астролог, – признался старик. – Знаешь, что это такое?

– Это когда предсказывают, что будет?

– Это когда на основании точного расчета положения Светил – звезд и планет – можно делать точные прогнозы.

Лася задумалась, а потом сказала:

– Вот мы были с классом в обсерватории. Там нам не стали показывать планету Марс. Сказали, что у него лучи плохие.

Дедушка Волей кивнул:

– Верно. Они тяжело действуют на Землю, так же как и лучи планеты Сатурн. Но это не значит, что все люди планеты воспринимают их лучи одинаково.

– А почему? – заинтересовалась Лася.

Волей присел рядом с ней на корточки и сказал:

– Твоя любознательность очень похвальна. А чтобы узнать, как принимает человек лучи Светил, нужно составить его гороскоп.

– Гороскоп, – повторила Лася, пытаясь припомнить, что это такое.

Но Волей опередил ее:

– Гороскоп – это карта расположения Светил в момент рождения человека. Из нее все можно узнать о нем.

– Все-все? – не поверила Лася.

– Ну почти, – улыбнулся Волей. – И кроме того, можно рассчитать, что с ним будет происходить в дальнейшей жизни.

У Ласи загорелись глаза:

– Мне бы очень хотелось иметь гороскоп!

Старик покачал головой:

– К нам в Синегорье, милочка, люди приглашаются после того, как на них составлен гороскоп.

– Значит, и мой есть?!

– Безусловно. Только составляют его не для того, чтобы предсказать человеку, что с ним произойдет. А чтобы предупредить его о благоприятных и неблагоприятных периодах в его жизни. Но детям мы даже этого не говорим. Только их родителям.

Ласю немножко огорчили слова старого астролога:

– И что, совсем-совсем ничего не можешь мне сказать?

– Могу. Даже без гороскопа. Быть тебе ученым.

Лася осталась довольна таким ответом, но угомониться не могла:

– А что я буду изучать?

– Ну, уж это тебе решать. Может быть, минералогию. Вон какой славный камешек откопала.

– Правда, красивый?! – обрадовалась Лася и поднесла находку на своей ладошке поближе к Волею.

Старик двумя пальцами взял камешек, покрутил его в разные стороны, а потом сказал:

– Н-да. Находка у тебя непростая. Похоже на осколок метеорита.

– Это что же, он от Светила откололся?! – удивилась Лася.

– Очень может быть, – задумчиво произнес Волей и тут же спохватился:

– А ведь мне пора. За мной вот-вот должны лёт прислать. Так что, до свидания, внучка.

– До свидания, дедушка. Спасибо тебе.

Впору было и Ласе поторопиться, скоро начинался первый урок – урок на внимание.

По дороге в школу Лася придумывала, что вечером напишет маме об этих уроках:

"Нужно выйти к доске и чуточку времени посмотреть на класс. Потом повернуться ко всем спиной и ждать, когда ребята там все поменяют местами. А потом снова повернуться и рассказать, что поменялось".

В этом месте Лася слегка вздохнула. Ведь на каждом таком уроке оказывалось, что у нее внимания меньше, чем у остальных ребят. Впрочем, она знала, что, если будет все время упражняться, то у нее, в конце концов, все получится. Об этом она и решила написать:

"Папа сказал мне не огорчаться, и вчера вечером мы с ним тренировались. Я запоминала комнату и выходила за дверь, а он там все переставлял. Он очень старался. Один раз даже книжный шкаф передвинул.

Потом он устал и сказал, что будет меня тренировать на бумаге. Он стал рисовать рисунки, чтобы я их запоминала. Потом он их переделывал. А я угадывала, что он там начудил".

На сегодняшнем уроке внимания у Ласи снова оказалось недостаточно, она не сумела пройти все необходимые тесты. Вдобавок, на уроке искусства она нечаянно перевернула баночку с краской, и весь ее так долго и старательно выполняемый рисунок исчез в потеках цвета индиго. В дополнение ко всем сегодняшним неудачам куда-то подевался Ласин метеорит. Только что во дворе она показывала ребятам из класса свою находку, и вот уже камешка нет. Ей казалось, что она пересмотрела каждый сантиметр школьного двора – везде, где была сама и ее школьные товарищи. Она продолжала искать и тогда, когда ребята уже отправились обедать.

"Что-то в моем гороскопе сегодня не так", – огорченно думала Лася, прекращая поиски. Она была так удручена, что даже не заметила, как к ней подошла учительница Риола.

– Отчего наше солнышко ясное за тучку зашло? – спросила она.

– Одни неприятности, – огорченно вздохнула Лася.

Риола присела рядом с Ласей на большое бревно, служившее школьной скамейкой.

Она обняла Ласю за плечи и предложила:

– А ты поделись, и тебе легче станет.

– Знаешь? – вдруг сказала Лася. – Это у меня по гороскопу, наверное, день плохой. Плохо лучи подействовали.

Учительница Риола улыбнулась:

– Кто же тебе, солнышко, сказал такое?

Лася снова тяжко вздохнула:

– Про гороскоп рассказывал дедушка Волей. А про то, что плохо подействовали, сама догадалась.

Лася взглянула на учительницу и увидела, что лицо Риолы стало серьезным.

– Как бы лучи ни действовали на человека, – сказала она, – он сам выбирает: уступить этому воздействию или нет. Каждый человек может собраться с силами и не поддаваться. Правда же?

Учительница заглянула Ласе в глаза, ожидая ответа.

– Правда, – почти шепотом согласилась Лася.

– А раз, правда, – снова засверкали радостью глаза Риолы, – давай искать, что мы можем исправить.

– Я его уже столько искала и не нашла, – развела руками Лася. – Он маленький, этот камешек. Очень красивый. А главное – метеорит. Дедушка Волей так сказал.

– А давай мы еще поищем, – предложила Риола. – Только искать будем по-другому, по-научному.

– Это как?! – оживилась Лася.

– А вот так, – сказала Риола.

Она слегка наклонилась вперед и стала ладонью водить над землей.

– Если это осколок метеорита, – говорила она, – он излучает особую энергию – не такую, как наши земные камешки.

– Ну-ка посмотри здесь, на этом пятачке, – пригласила она Ласю.

Пока Лася старательно обшаривала один участок, Риола находила другой. Так они осмотрели весь школьный двор, пока не вернулись к бревну.

– Тут я уже много раз искала, – снова вздохнула Лася.

– А я еще нет, – задорно проговорила Риола и стала проводить рукой вдоль бревна.

Внезапно она нагнулась и что-то подняла с земли. Когда Лася посмотрела на ее раскрытую ладонь, ее радости не было предела.

– Это он! – воскликнула она и бросилась обнимать учительницу.

Риола рассмеялась и сказала:

– Ну что, сокровище мое, так и будем считать этот день плохим? Или решим, что все в наших руках?

– Все в наших руках! – задорно воскликнула Лася и, крепко зажав в руке заветный камешек, побежала к одноклассникам.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика