ЛАСИН МИР

Е. Райт

9. ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ВЕНГУРУ

В этот вечер Лася и ее воображаемые друзья снова отправились в путешествие. Их путь пролегал через сказочную страну.

Сначала они шли по необыкновенному лес. В нем листья на деревьях блестели будто лакированные, как это бывает после дождя, а лепестки цветов сияли словно тончайший шелк. Джакси, который, как всегда, бежал впереди до того был взволнован красотой и чудесным ароматом растений, что спотыкался на каждом шагу. Вот он задел стебель одного большого, похожего на чашу, цветка. Голубые лепестки цветка вдруг затрепетали, а тонкий голосок прозвенел:

- Пожалуйста, поосторожнее!

Друзья удивленно переглянулись, а Лася спросила:

- Как, вы разговариваете?!

- И не только, - отвечал цветок. - Когда солнце взойдет повыше, я напьюсь голубого солнечного света и смогу летать.

Несмотря на протесты Джакси, который терпеть не мог оставаться подолгу на одном месте, Лася уговорил друзей дождаться полета цветка. Не прошло и получаса, как он, отделившись от стебля поплыл в струях теплого, напоенного солнцем, воздуха. Взмахивая, как крыльями, своими шелковистыми лепестками, он легко набирал высоту. Удивительнее всего было то, что вместе с ним к небу устремилось множество других цветов. Казалось, что на осиротелой поляне осталась одна зелень: трава и стебельки. Однако стоило присмотреться! В траве теперь стали видны сверкающие звездочки. Это утренняя роса под действием солнечных лучей превратилась в прозрачные кристаллы.

Рой и Лася бросились собирать чудесные кристаллы, а недоверчивая Маня попробовала камешек на зуб. Зуб, конечно, не выдержал и сломался. Лася пожалела свою маленькую пушистую подружку и взяла ее на руки. И очень вовремя! В двух шагах от путешественников вдруг появился совершенно невообразимый зверь. Он только что примчался и теперь стоял под огромной пальмой. Обращаясь к ней весьма серьезно, зверь говорил:

- Многоуважаемая, не будете ли вы так добры, одарить меня двумя вашими чудесными плодами?

Дерево молча уронило под ноги диковинному зверю несколько грушевидных фиолетовых плодов. Тот, подхватив с земли передними лапами плоды, принялся их уписывать с отменной быстротой. Его пушистые абрикосовые уши дрожали в такт всем его движениям.

Насытившись, он снова заговорил с деревом:

- Дорогая пальма, венгуру сыт и благодарит вас. Он отдает вам живую воду, которую собрал сегодня поутру.

Венгуру нагнулся к сосуду, который напоминал половинку скорлупы гигантского яйца, и, зачерпнув оттуда пригоршню кристаллов, набил ими свой огромный рот. Затем он сложил губы трубочкой и… выплюнул струю чистейшей воды прямо под пальму. Дерево в порыве благодарности затрепетало всеми своими листьями.

Рой догадался:

- Это никакие не алмазы! Это твердая вода!

Продолжая свой поход, друзья и вскоре убедились, что вода, которая так быстро твердеет, здесь очень ценится. Выяснилось также, что ее для растений могут “растапливать” животные, получая взамен вкусные плоды, чудесный аромат, сладкозвучное пение.

- Няу, - капризно произнесла Маня, и Лася поняла, что кошке надоело сидеть на руках.

Как только Манины лапки коснулись земли, она тотчас же подняла хвост трубой и стремглав помчалась куда-то в сторону.

- Маня! Куда ты? - крикнула ей вслед хозяйка.

Девочка была очень встревожена, поэтому Рой, не раздумывая, побежал в том же направлении, что и кошка. Когда его скрыла густая стена деревьев, Лася строго взглянула на Джакси и погрозила ему пальцем: мол, даже не вздумай бежать за ними. В ответ щенок затряс головой, желая показать своей хозяйке, что ни за что ее не бросит.

Лася еще некоторое время ждала друзей, но они все не появлялись. Тогда она решила отправиться на поиски.

- За мной! - скомандовала она Джакси, и тот, подпрыгнув от усердия, потрусил за девочкой.

“Песчаные замки”, - пришло в голову Ласе, когда за стеной деревьев она и ее верный спутник обнаружили странные постройки. Они во много раз превышали обычные сооружения из песка и блестели кристаллами кварца на ярком солнце. Множество отверстий, туннелей, мостиков и переходов соединяли отдельные “замки” и “башни”.

- Ав! Куда пойдем? - бодро произнес щенок.

Что и говорить, Лася была озадачена. Никаких следов пропавших друзей не было, впрочем...

- Джакси, как тебе не стыдно! - возмутилась вдруг девочка. - Кто из нас собака?! Если ты, то тебе и след брать. Не мне же землю нюхать.

Щенок громко засопел (наверное, чтобы разработать нос) и засуетился у Ласиных ног. Когда он в третий раз обежал вокруг девочки, она поняла, что рассчитывать на Джакси нечего. Лася решительно двинулась в сторону одного из “замков” и протиснулась в дверь-дыру.

Внутри, кроме песка, ничего особенного не было. Девочка собиралась уже выйти наружу как вдруг все вокруг задрожало, с потолка и стен посыпался песок. Лася подхватила на руки чихающего щенка. Едва она просунула голову в отверстие, как обвалившаяся стена заковала нижнюю часть ее тела. Девочка пронзительно закричала, а щенок залаял что было силы.

- Ах, неловкий венгуру! - послышался откуда-то сверху голос. - Бедные мурики! Косолапый венгуру чуть не задавил их! Сейчас, сейчас мы их освободим.

И большущим, покрытым короткой рыжеватой шерстью пальцем венгуру принялся раскапывать завал. Как только он вызволил Ласю и ее дружка из песчаного плена, рассерженный Джакси бросился на венгуру и укусил его за заднюю лапу. Толстокожий венгуру ничего не почувствовал и продолжал приговаривать:

- Бедные мурики! Как вы здесь очутились? Ведь все мурики уже давно отправились к горе.

Лася присела на корточки, чтобы придержать Джакси, который так и рвался напасть на ничего не подозревающего венгуру. Поглаживая дрожащего щенка, она снизу вверх поглядела на диковинного зверя и сказала:

- Мы не мурики. Я - девочка, а это - собачка.

- Любопытно, - озадаченно проговорил венгуру, - что вы тут делаете накануне гулища стихий?

- А что это за гулище такое? - поинтересовалась Лася.

Венгуру махнул своими абрикосовыми ушами, тряхнул головой, а потом заявил:

- Венгуру рассказывать недосуг. Венгуру должен уносить поскорее лапы. Забирайтесь-ка поживее ко мне на спину.

Однако приглашение зверя, который успел переменить позу и теперь стоял на всех четырех лапах, не возымело действия.

- Любезный венгуру, мы не можем идти с вами. Мы должны вначале отыскать друзей, - сказала ему Лася.

Немало удивленный, венгуру повернул свою большую голову и уставился на девочку, а затем... сгреб ее мохнатой лапой и забросил к себе на спину. Джакси соскочил с Ласиных рук и тут же вцепился венгуру в загривок, намереваясь хорошенько потрепать его, однако вскоре ему пришлось переменить свое решение.

- Держитесь крепче! - рявкнул венгуру и пустился в скок.

Господи, что это были за прыжки! Зверь по очереди отталкивался то задними лапами, то падал на передние, одновременно опираясь на шишковидный мозоль на голове. Все его тело ходило ходуном, и нашим путешественникам ничего не оставалось делать, как покрепче вцепиться в жесткую шерсть венгуру.

Венгуру скакал изо всех сил, приближаясь к величественной горе. Ласе казалось, что до нее буквально рукой подать, однако ушло немало времени, прежде чем они добрались до подножия.

Американские горки - жалкий аттракцион, по сравнению с тем, что пришлось пережить нашим героям во время подъема на гору. Лася даже пожалела, что за ужином съела лишний пончик с кремом, а Джакси клялся никогда больше не пользоваться таким жутким видом транспорта, как венгуру.

К ночи чудо-зверь доставил путешественников на большую каменную площадку, простиравшуюся перед входом в необъятную пещеру. Ласе так хотелось поглядеть с этой высоты на звездное небо, на уснувшую землю в долине, но венгуру торопил ее: каменные двери пещеры вот-вот должны были сомкнуться.

Гулище стихий в пещере пережидало множество диковинных зверей и птиц. Некоторые из них захватили с собой свои любимые растения. Цветы в торфяных горшочках замечательно пахли и слегка светились. В этой уютной спокойной атмосфере обитатели пещеры отдыхали или потихоньку переговаривались. Надеясь разыскать среди необыкновенного собрания своих друзей, Лася осторожно ходила, присматриваясь ко всем сидящим.

- Уй-йя! - раздался вдруг чей-то тоненький голосок. - Уважаемая! Я бы не возражал, чтобы вы сошли с моего хвоста.

- Ах, извините, извините, - рассыпалась в извинениях Лася перед зверьком, смахивающим на барсука. - Дело в том, что я ищу своих друзей: мальчика Роя и кошечку Маню.

По-лемурьи огромные глаза “барсука” теперь закрылись, он широко зевнул, очевидно, намереваясь улечься спать. Уже засыпая, он, вдруг осипшим голосом, пробормотал:

- Эти чудики полезли на башню Царицы.

Лася обрадовалась, и заторопила Джакси. Скорее наверх! Но щенок раскапризничался: он не хотел тащиться в какую-то там башню, в которую вела тысяча и одна ступенька. Всю дорогу, поднимаясь вместе с Ласей наверх, он ворчал:

- Вот еще! Лезть так высоко. Подождали бы их внизу.

Позже его ворчание сменилось усердным сопением, а уж после 542-ой ступени девочке пришлось взять его на руки.

Лася непременно додумала бы эту историю до конца, если бы не уснула.

10. ПОМОЩЬ И ПОМОЩЬ

В этот пасмурный воскресный день идти никуда не хотелось. Было бы, наверное, лучше подольше понежиться в постели, может быть, допридумывать сказку... Но бабушка, как могла, торопила внучку:

- Скорее! Опоздаем к твоим Муравьишкам. Знаешь же, как не любит Главный Муравей, когда опаздывают.

Лася знала об этом, а еще хорошо помнила, как реагирует дядя Семинар, когда кто-нибудь из детей не приготовит домашнего задания. Обычно он говорил:

- Представьте, наш Муравей был очень занят постройкой нового дома или готовил пищу для всей семьи, а, может, даже спасал кого-то на пожаре. Ему было некогда заняться приготовлением домашнего задания. Простим ему.

Лася возилась с длинными шнурками на ботинках и воображала, что сегодня получит такой же выговор: ведь она совсем забыла о домашнем задании. Нужно было сочинить сказку о весенних чудесах и нарисовать иллюстрацию к ней. “Кто же меня выручит?” - напряженно размышляла она, и вдруг ее осенило:

- Венгуру! Венгуру - это же весенний кенгуру! А гулище стихий - и есть чудеса.

Милый неуклюжий венгуру, действительно, выручил Ласю. Ее сказка всем пришлась по душе, а о не нарисованной иллюстрации Лася врать не стала.

- Нарисовать забыла, - только и сказала она.

Главный Муравей, которому понравилась ее правдивость сказал:

- Мы будем ждать твоей иллюстрации, а также продолжения сказки. Она ведь не закончена?

Было очень здорово, что дядя Семинар поверил Ласе, а еще лучше было то, что сегодня он провожал девочку домой, так как бабушка была занята.

По дороге дядя Сема спросил свою маленькую спутницу:

- Лася, откуда ты взяла это “гулище стихий”?

- Так бабушка говорит, когда, например, ужасный дождь, ветер или гроза.

- Значит звери пережидали непогоду внутри горы, в башне которой жила Царица. А кто такая Царица?

Девочка наморщила нос, соображая, кто бы мог править страной зверей и вдруг сказала:

- Ее никто никогда не видел. Все верили, что она живет в горе, но никто ни разу не видел ее.

- По-твоему получается, что они верили в нее, как люди верят в Бога?

Ласина фантазия, подзадоренная расспросами, теперь разыгралась:

- Не так. Когда я и Джакси все-таки добрались до конца лестницы, то увидели большую комнату. Белую, чистую, красивую. Там тоже сидели звери, только немножко, и с ними Рой и Маня. Песик подскочил к ним и залаял, а одна птица, у которой голова была точь-в-точь, как у змеи, зашипела:

- Ти-ше, ти-ше. Сейчас появится. Сейчас-с-с...

Я ничего не поняла, но сделала как все: села на пол и уставилась на пустую стену. Наверное, звери что-то хотели увидеть на этой стене. Сначала там совсем ничего не было. Я, вроде бы, уже засыпать стала. И вдруг все зашумели. Я открыла глаза и такое увидела! На той стене как будто кто-то писал, огненными буквами.

Тут Лася замолчала. Очевидно, она не знала, что было написано на стене. Ей на помощь пришел дядя Сема:

- Я думаю, что там было написано так: “Зверяне! Страшные гулища стихий будут продолжаться до тех пор, пока вы не начнете вести себя иначе. Когда вы перестанете безобразничать, они прекратятся.”

- Но это были очень хорошие звери, - возразила Лася. - Они никогда не безобразничали.

- Тогда почему на них каждый раз сваливались катастрофы?

- Просто так, - пожала плечами девочка.

- Просто так ничего не бывает. Всегда есть какая-то причина, - заметил дядя Семинар.

Некоторое время они шли молча, под аккомпанемент порывов северного, по-зимнему холодного, ветра. Ласино воображение, однако, вскоре снова включилось:

- Эти звери были ленивые. Да. Они были добрые, но ужасно ленивые.

Ее спутник улыбнулся:

- Только немногие из них не поленились взобраться по лестнице наверх, чтобы услышать слова правды. Верно?

- Да! Там на стене еще было написано, что нужно трудиться, а не только гулять.

Семинар повернулся к Ласе и остановился:

- Вот мы и закончили твою сказку. И даже, сочиняя, не заблудились, а пришли прямо к твоему дому.

- Жалко, - сказала Лася, - а я хотела дальше придумывать.

- А дальше, все будет зависеть от самих зверян. Как ты думаешь?

- Ну ладно, - согласилась девочка и, простившись с учителем, побежала домой.

Дома, едва раздевшись, она принялась названивать Джонни. Когда на другом конце подняли трубку, она живо заговорила:

- Привет! Тебя почему сегодня не было?.. А-а-а... Это что, заразное?.. Плохо... И сколько дней?.. Две недели?!

По Ласиному лицу было видно, что ее очень и очень расстроило сообщение о болезни друга. Вот она закончила разговор, вот положила трубку на рычаг, но продолжала сидеть у телефона, не меняя позы.

- Котик, что случилось? - выглянула из комнаты Ласина мама.

- Джонни заболел ужасной заразой, - огорченно сказала Лася. - Ветрянкой называется.

- Тебе к нему нельзя теперь ходить, - заметила мама и, чтобы подбодрить дочку, сказала:

- Ты можешь беседовать с ним по телефону, ты можешь...

Она задумалась, а потом, словно что-то припоминая, улыбнулась:

- Знаешь?! У меня когда-то в детстве тоже была заразная болезнь. Я лежала в больнице, в которую никого не пускали. Все, что передавали детям родители, строго проверялось. А папы и мамы решили перехитрить медиков.

- Как?! - загорелись Ласины глаза.

- У нас в палате была веревка. Когда приходила бабушка Эля или другие родители, мы веревку опускали из окна. К ее концу бабушка скоренько, пока ее не застукали, привязывала пакет, и мы втаскивали его к себе наверх, на второй этаж.

Лася обожала приключения, у нее даже дух перехватило:

- А что, там было что-то запрещенное?

- Да ничего особенного, - засмеялась мама. - Там бывало несколько пирожков - по одному на всех детей в палате... Там были детские журналы... Даже игра какая-то...

- Ура! - вдруг закричала Лася. - Я придумала! Я тоже буду передавать на веревке.

И она тут же помчалась звонить другу, чтобы тот приготовил веревку. Очень старательно затем Лася собирала гостинцы в большой целлофановый пакет: печенье, детские газеты, яблоки, орехи.

Пожалуй, никто из жильцов Джонниного дома, если бы они сейчас выглянули во двор, не догадались бы, что происходит. Из окна третьего этажа высунулась маленькая черная рука и сбросила вниз один конец длинной бельевой веревки. Девочка, стоящая под окном, привязала к ней пакет, который вскоре медленно пополз вверх.

- Это чья идея? - раздался за спиной у Ласи знакомый голос.

Девочка обернулась и нос к носу столкнулись с отцом Джонни. Лася хитро сощурила глаза и сказала:

- Моя.

- Вот что. Давай с тобой договоримся. Партизанские методы придется отставить. Посуди сама, стоит ли больному в такую погоду высовываться в окно?

После этих слов улыбка сошла с Ласиного лица. Тогда доктор спросил ее:

- Ты, действительно, хочешь помочь Джонни?

Девочка кивнула.

- Вот о чем я тебя попрошу, - озабоченно заговорил он. - В школе Джонни задают уроки. Учительница пишет их на листках и передает через меня. Завтра я буду занят и не смогу встретиться с ней. Если хочешь, зайди завтра, часов в двенадцать, в школу, найди первый “В” и возьми у учительницы задание. А вечером я зайду за ним к вам домой.

Вот так поручение!

Лася, хотя и бывала прежде в школе с мамой, немного робела. Она отказалась от помощи бабушки, уговорив ее подождать во дворе, потому что решила во что бы то ни стало сама помочь другу.

Учительница сначала очень удивилась, когда узнала, зачем пришла к ней маленькая девочка в желтом берете и такой же яркой курточке, а потом обрадовалась.

- Это здорово, что ты дружишь с Джонни, - сказала она. - Он очень хороший мальчик.

И учительница передала для Джонни не только задание, но и красочную детскую книжку с картинками. Бережно зажав книжку в руке, Лася вышла из класса и не заметила, как за ней увязался какой-то первоклассник. Когда девочка отошла от класса довольно далеко, у себя за спиной она вдруг услышала противный мальчишечий голос:

- Невеста черномазого! Невеста без места!

Обернувшись, Лася увидела мальчишку, который выкрикивал обидные слова и при этом кривлялся. Обидчик был уверен, что может дразниться безнаказанно, и потому даже не тронулся с места, когда Лася подошла к нему:

- Ты знаешь, кто у Джонни папа? - и, не давая опомниться кривляке, строго сказала:

- Он возьмет тебя в больницу и язык отрежет. Потом пришьет на его место резиновый, с которым гадости говорить нельзя. И вообще говорить нельзя, а можно только кушать.

Дослушав до конца Ласины небылицы, мальчишка повернулся к девочке спиной и побежал по коридору. Лася обрадовалась. Вот как быстро она разделалась с обидчиком своего друга! Однако вечером она убедилась, что это не так.

Сразу после ужина раздался телефонный звонок. Звонил отец Джонни, и попросил Ласиного папу пригласить к телефону дочку.

- Интересно, что случилось? - раздумывала Лася. - Он уже заходил за заданием для Джонни. Что же еще?

- Лася, что произошло в школе? - раздался на другом конце провода басовитый голос доктора, когда девочка взяла трубку.

Напряженно вспоминая о своем посещении школы, Лася машинально уселась на трюмо, прямо на щетку для массажа головы. “Ой!” - вскрикнула она и тут же вскочила на ноги.

- Что, вспомнила? - поинтересовался у нее доктор.

- Не знаю, - в недоумении проговорила Лася.

Она, и в самом деле, не помнила ничего особенного.

- Дело в том, что мне только что позвонила учительница Джонни, - пояснил доктор. - Она просила меня поговорить с родителями Джонниного одноклассника. Они жаловались на тебя. Сказали, что ты запугала их сына, что я сделаю ему операцию. Зачем ты это сделала?

- Чтобы не говорил гадости, - ответила Лася, ударяя себя по ноге массажной щеткой.

Щетка немного кололась, но девочка была до того возмущена, что не замечала этого.

- Что он тебе говорил? - настойчиво продолжал доктор.

Лася сначала молчала, а потом ответила:

- Не скажу.

- Понимаешь, если ты не объяснишь, у нас могут быть неприятности.

Понимать-то Лася все понимала, но у нее язык не поворачивался повторить слова противного мальчишки, такие обидные для Джонни и его отца.

Мальчишка оказался, однако, еще противнее, чем она могла себе представить. Когда на следующий день, получив от учительницы задание, Лася уже выходила из школьного здания, в тамбуре, что был между дверьми, к ней подступили два пацана и прижали ее к стене. Один из них был тем, вчерашним, а другой, наверняка, его приятель. Они тут же стали дразниться и пообещали, что побьют ее, если только она еще раз появится в школе. Лася не знала, что ей делать. Она пыталась вырваться “из окружения”, но мальчишки не пускали ее. От отчаяния она чуть было не заплакала, но тут пришла неожиданная помощь:

- Вот вы и попались! - появились в тамбуре две женщины.

Учительница Джонни говорила:

- Так вот, Солопехов, пускай твои родители больше не рассказывают, как маленькая девочка запугала их сына. У меня теперь есть свидетель - директор школы, которая подтвердит, что ты первый пристаешь к девочке и угрожаешь ей.

Директриса ничего не стала объяснять мальчишкам здесь, в тамбуре. Она разрешила Ласе идти домой, а ее обидчикам велела следовать за ней. Мальчишки, понурившись, поплелись за директрисой, а Лася, облегченно вздохнув, выскочила на улицу, где ее уже ждала бабушка.

После этого происшествия уже никто не приставал к Ласе в школе, и она продолжала брать задания для Джонни до тех пор, пока он не выздоровел.

11. ЛЮБОВЬ ТВОРИТ ЧУДЕСА

- Мама! Мама! Не лезет! - кричала Лася из своей комнаты.

Она прикладывала изрядные усилия, чтобы влезть в маскарадный костюм белого зайца, который мама пошила ей в прошлом году.

- Значит, оденешь только шапочку, - решила мама.

Ласю это не устраивало. На празднике прихода весны вся ее роль только и заключалась в том, чтобы покрасоваться в “заячьем” костюме. Остаться без пушистого хвостика, с одними только ушами - вот так удовольствие! Однако ничего не поделаешь: мама занята Томиком, бабушка - приготовлениями к завтрашнему празднику, ну, а папа - тот, понятно, шить не умеет. Лася удрученно вздохнула и включила маленький утюг: надо же хотя бы уши заячьи выгладить.

Каждый год, после дня весеннего равноденствия Ласина семья отправлялась в лес, чтобы отметить приход весны. Это был их любимый, после Рождества, семейный праздник. Его придумали отмечать папа и мама, когда Лася стала подрастать. И все-таки каждый раз получалось по-разному.

Вот и сегодня, когда все уместились в машине и папа выехал со двора, Лася была удивлена:

- Па, а мы разве не в лес?

- Увидишь, - загадочно ответил отец, а мама, которая сидела рядом с Ласей, многозначительно улыбнулась.

Девочка пожала плечами: видно, от нее что-то скрывают. Не успела Ласина любознательность разгореться по-настоящему, как автомобиль остановился. Папа выглянул в полуоткрытое окно и сказал кому-то:

- Прошу!

- Я вас приветствую! - появилась за окном голова доктора.

Все с удовольствием поздоровались, а Лася даже три раза сказала “ура”, когда увидела, что вместе с доктором с ними поедет еще и Джонни. Вот так сюрприз!

Мама всеми силами пыталась утихомирить дочь. Ведь она своим криком может разбудить Томика. Но Ласю успокоить теперь было нелегко. Она приходила в восторг решительно от всего. От того, что праздник вместе с друзьями будет еще веселей, от того, что доктор будет играть роль... Впрочем, об этом несколько позже. Нельзя же сразу раскрыть все секреты!

Примерно через час они были на месте. Все пассажиры автомобиля, кроме, разумеется Томика, вышли на полянку, чтобы как следует размяться перед представлением. Доктор, которому пришлось всю дорогу держать на руках сына, теперь даже делал настоящую зарядку: приседал сорок раз и при этом нарочно пыхтел, как паровоз. Лася и Джонни смеялись, а взрослые, между тем, переодевались.

Солнце уже было высоко и славно грело, когда приготовления, наконец, завершились. И вот на изумрудную полянку вышла бабушка Эля. В накрахмаленном, с кружевами, чепце и в таком же нарядном белом переднике она напоминала сказительницу из волшебной сказки.

- Люди добрые! - обратилась она ко всей честной компании. - Вот и настало время проводить зиму.

- Где ты, добрый дедушка Зима? - позвала бабушка, и из-за дерева показался Ласин папа.

- Да, я несколько пообтрепался, - озабоченно проговорил он, рассматривая голубую “шубу”, сшитую из старой простыни и украшенную кусками ваты. - Вот и усы совсем полиняли.

И тут “добрый дедушка” ка-ак топнет ногой:

- Ну нет! Я без боя не сдамся! Ну-ка ветер, ну-ка вьюга!

- У-у-у! - завыла бабушка, словно зимний ветер, и пошла рассыпать по полянке “снег” - манную крупу.

- Сейчас я вам всем покажу! - пригрозил дедушка Зима. - И больше всех достанется зайцам.

После этих слов Лася, прижав локти к бокам, “по-заячьи” запрыгала на двух ногах по полянке. Зима ковыляла за ней следом с жуткими обещаниями: отморозить Зайчику ушки и лапки, заморозить заячий хвостик. Но веселый Зайчик, знай, скакал себе по полянке и не верил ее угрозам. Да и как можно было верить в серьезность намерений Зимы, которая на ходу прихрамывала, держась рукой за поясницу, и поминутно сдувала с верхней губы отклеившийся ус.

Когда догонялки закончились, вперед снова выступила бабушка:

- Устала Зима, отступать начала. И вот уже ей вслед спешит красавица Весна.

Из-за дерева появилась мама. Лася залюбовалась. На мамин длинный светлый плащ свободно падали разноцветные шелковые ленты, прикрепленные к яркому венку на голове. Ее нежное лицо озаряла теплая улыбка.

- Вот посею травы, - обещала весна, - и велю цвести цветочкам, а сначала Солнышко позову. Солнышко выходи!

Впору было лопнуть от смеха, когда на зов весны появилось карапузое Солнце. Джонни, изображая медленно плывущее светило, ухитрился спереди и сзади поместить под курточку по подушке, а к белой войлочной шляпе, нахлобученной на голову, приделать “лучи” из длинных макаронин.

Пока Солнышко ходило кругами по поляне, красавица Весна пела:

- Расцветайте цветики: белые, лиловые. Птички голосистые, гнезда вейте новые...

Ни Весна, ни Солнышко не заметили, как сзади подкралась к ним коварная Зима. Схватила, дряхлая, юную Весну в свои еще цепкие объятия и держит, не пускает.

- Отпусти ее Зима-зимушка, - просит бабушка. - На покой ужо тебе пора.

Но Зима не сдается - крепче Весну обнимает.

Тут Солнце зашипело (будто припекать начало), а Зайчик по полянке снова заскакал - поспешили Весне на выручку. Лася и Джонни так носились, наскакивая на Ласиного отца, что переломали половину лучиков-макарон.

- Теперь твоя очередь, Хозяин, весну выручать, - обратилась бабушка-сказительница к доктору.

Доктор, одетый в овечий тулуп навыворот и старую шапку-ушанку, изображал медведя. Он зарычал и, широко расставляя ноги, неуклюже двинулся к центру поляны, где ожидала его плененная весна. Однако все дело испортил Томик. У Ласи сразу упало настроение, когда братец внезапно заревел. Папа тут же разжал руки, а мама бросилась к коляске на призывный крик малыша. В отличие от Ласи, доктор-Медведь вовсе не собирался так быстро сдаваться. Широким жестом, будто плыл по реке, он стал водить руками, на ходу отодвигая от себя Зиму, испорченное Солнышко и растерявшегося Зайчишку. Затем он сдержанно заревел и произнес речь:

- Вот и настала весна. Мы, медведи, вышли из своих берлог и, прежде чем приступить к весенним обязанностям, делимся секретами зимовки. По итогам прошедшей зимы среди медведей-рационализаторов я вышел победителем, так как значительно усовершенствовал процесс сосания лапы.

Только сейчас Лася заметила, что одна кисть у доктора-Медведя обмотана веселой ситцевой тряпочкой. Когда он высвободил ее, дети дружно захохотали. На руке доктора оказалась резиновая перчатка с обрезанными на концах пальцами, куда были вставлены красные, зеленые и желтые “пальчики” - леденцы.

Очень серьезно, как будто делал доклад на какой-нибудь научной конференции, Медведь продолжал:

- Расчеты показали, что одного леденца при средней скорости сосания (один лизок в минуту) хватает примерно на шестнадцать часов рабочего времени. Таким образом, сладкая зимняя жизнь требует смены леденцов на одной лапе один раз за трое суток. Но мы пошли дальше. Мы предложили добавить конфеты на все остальные лапы, и теперь...

Отец Джонни своими рассуждениями уморил всех, особенно, когда раздавал каждому по леденцу, всерьез уверяя, что это самые “долгоиграющие” конфеты в мире. Даже Томик, восседая у мамы на руках, улыбался во весь свой беззубый ротик. Он продолжал улыбаться и тогда, когда мама передала его папе. Чтобы не нарушать семейную традицию, она решила закончить представление, как было заведено. Она стала по очереди подходить ко всем присутствующим, изображая, как что-то вкладывает каждому в сложенные лодочкой ладони.

- Вот вам мои дары, - говорила она при этом. - Зимушке-зиме - подвижность, чтобы вовремя отступить могла; Солнышку-колоколнышку - мудрость действия, чтобы лучики свои берегло; Зайчику-побегайчику - терпения, чтобы обождать умел; Мишке-хозяину- - краткости в высказываниях; ну, а нашей сказительнице сказку до конца досказать.

После, слово попросила бабушка. Развела она руки, будто обнять всех хотела, и сказала:

- Вот и все, гости дорогие! Кто слушал - молодец, кто дослушал - вот венец.

И тут бабушка сняла салфетку с маленького складного столика, который стоял в стороне. Чего на нем только не было! И крендели с маком, и знаменитые бабушкины пирожки и еще всякое другое.

Кто-то весело хрустел яблоком, кто-то наливал себе кофе из большущего термоса, когда вдруг из-за дерева появился дядька в черном пальто и старомодной, бутылочного цвета, шляпе:

- Я, конечно, извиняюсь, что ненароком все видел, но у меня к вам вопрос будет. Зачем вы, взрослые люди, дурака валяете?

Возможно, кто-то и растерялся, только не бабушка Эля. За сорок лет работы в школе она всякого наслышалась, а потому теперь в полном спокойствии отвечала:

- Если, милейший, вы убили в себе ребенка, то вам не понять, как можно радоваться приходу весны, пению птиц, смеху детей...

Дядька оказался на редкость дотошным и продолжал доказывать свое.

Пока взрослые спорили, а Джонни уписывал засахаренные фрукты, Лася потихоньку улизнула, чтобы поискать грибы. Она не верила маме, что в эту пору никаких грибов в лесу еще нет.

Лася шагала торопливо и не столько смотрела себе под ноги, сколько вертела головой по сторонам. Вот затарахтел своим долотом дятел, и девочка принялась искать в прозрачных еще кронах деревьев маленького труженика. Вот что-то мелькнуло между стволами. Похоже, рыжий лисий хвост! А вот зазвучал чей-то голос. Девочка прислушалась. Голос доносился из-за больших кустов орешника. Она подобралась поближе и, немного раздвинув ветки, пригляделась.

На веселой лужайке, на пеньке дубовом, сидел старик. У него были совершенно белые усы и борода, а одет он был во все черное. Но больше всего Ласю поразило то, что на ладони у него сидела маленькая птичка и клевала хлебные крошки.

Старик говорил:

- Птицы божьи, летите сюда, разделите со странником скромную трапезу.

Только сейчас Лася заметила, что на коленях у дедушки, на газетке, хлеб лежит, луковица и соль в коробочке, а на земле в пластмассовой бутылке вода стоит. Но где тут было все рассмотреть, когда еще одна птичка прилетела и тоже села на широкую ладонь старика клевать крошки. А потом и заяц прибежал! Сел в метре от человека, смотрел на него и слушал. А тот говорил неторопливо и ласково, обращаясь не только к зверюшками, но и к траве, деревьям и небу, которое голубым шатром висело над лужайкой.

- Лася! - послышался в отдалении голос, а за ним сразу же другой, третий...

Лася вскочила и побежала туда, откуда доносился зов. Вскоре она уже стояла в окружении родных и рассказывала про дедушку-странника, который приручил всех зверей. Взрослые не поверили ей, даже Джонни недоверчиво хмыкнул. Тогда девочка взяла маму за руку и повела ее туда, где только что видела старика. За ними пошли остальные. Только бабушка осталась нянчить Томика.

Когда они добрались до заветной лужайки, там никого не оказалось. Лася даже немножко расстроилась, потому что папа сказал доктору:

- Дочь у нас - большая выдумщица. Любит сказки рассказывать.

На обратном пути Лася, сидя на коленях у бабушки, все раздумывала о том, почему взрослые все-таки не могут поверить, что на свете существуют чудеса, что человек может дружить со зверями и птицами, что...

- Вот он! - вдруг воскликнула она.

Все обернулись, чтобы посмотреть, что привлекло Ласино внимание. Теперь они тоже увидели старика-монаха со старой спортивной сумкой на плече, который при ходьбе опирался на толстую суковатую палку.

Когда машина остановилась, Лася выскочила из нее первая.

- Здравствуйте, дедушка! - подбежала она к старику. - Мы вам пирожков дать хотим.

- Спасибо, родная, за заботу. Слышал я твой голосок в лесу.

- Дедушка. Скажите всем, что про зверей и птиц - правда, - попросила Лася.

В ответ старик улыбнулся и пошел с ней к машине. Принимая из бабушкиных рук пакет с пирожками и яблоками, он поклонился и сказал:

- В монастырь снесу гостинцы ваши, брату хворому передам, чтобы поправлялся скорее. Из добрых рук - добро получится. А про девочку вашу скажу: все, что видела она, - правда.

Лася так и вспыхнула от радости. Теперь уже никто не будет сомневаться в ее правдивости! И все-таки бабушка Эля спросила:

- Но как это возможно, приручить за считанные минуты диких зверей?

Странник улыбнулся и, погладив Ласю по голове, произнес:

- Когда любишь, все возможно. Любовью чудеса творятся.

12. СТРАНА ПРИДУМИЯ

- Татуся, можно я поплаваю? - спрашивала Лася позволения, обращаясь к отцу.

Она хотела поиграть с игрушечной лодочкой, которая осталась в маленькой ванночке после купания братца.

- Поплавай, поплавай, - улыбнулся папа, оставляя дочь в ванной комнате наедине с ее фантазиями.

Лася водила по воде пластмассовый красный катерок с белыми иллюминаторами и таким же якорем на боку и воображала, что плывет на нем вместе со своими всегдашними друзьями: кошкой, песиком и Роем. Сначала лодочка медленно плыла вдоль “берегов”, но после девочка принялась двумя руками устраивать “бурю на море”. Суденышко сильно закачало, вода стала переливаться через него, и Лася вдруг представила себя среди настоящего штормового моря.

Шторм был очень сильным, и все чувствовали себя неспокойно. Маня отчаянно мяукала, все теснее прижимаясь к хозяйке, Джакси жался к ней с другой стороны, а неизменно мужественный Рой, уверял их, что море скоро успокоится. Однако волны все росли и росли, и в конце концов под их натиском обшивка легкого суденышка затрещала. Тотчас же в маленькую каюту, где ютились наши мореплаватели, хлынула соленая морская вода. Начался ужасный переполох. В общем шуме Лася не могла разобрать, о чем кричит ей Рой. Тогда она посмотрела наверх, в том направлении, куда указывал ей верный товарищ.

Страх улетучился мгновенно, когда девочка увидела, как над суденышком встал уходящий высоко в небо столб света. Раздумывать было некогда, и Рой, подхватив Джакси, барахтающегося в прибывающей воде, забросил его в “световую трубу”. Песик мгновенно исчез, втянутый в воронку. Точно так же была спасена и кошка Маня. Лася, как и полагается капитану, хотела последней покинуть судно, но Рой не позволил ей сделать это. Только отправив ее в центр спасительного вихря, он последовал туда сам.

- Где это мы? - протявкал Джакси, энергично отряхивая мокрую шерсть.

Все взгляды обратились в сторону Ласи: ведь это она решала, где и как очутятся друзья в следующий момент. Тем временем Лася усиленно соображала. Допустим, что после кораблекрушения они попали на небо, в другой мир. Когда-то дядя Семинар рассказывал, что жизнь существует не только на земле. Только жизнь эта другая. В ней всегда происходит то, что ты себе вообразил. Эта мысль подбодрила девочку и она весело сказала своим спутникам:

- Это страна Придумия. Здесь каждый получит то, что сам придумает.

Не успела Лася договорить до конца, как вокруг забегали мыши, а сверху стали падать куриные косточки. Ясное дело, постарались кошка и щенок. Рой вопрошающе посмотрел на Ласю: мол, а мы что делать будем? Та в ответ озорно улыбнулась.

И вот неподалеку выросло прекрасное абрикосовое дерево, обильно покрытое кружевом цвета. Вот белым снегом осыпались легкие лепестки и после оранжевыми солнышками засияли румяные плоды. Первой к дереву подбежала Маня с хвостом селедки в зубах. Кошка вовремя сообразила, что гоняться за мышами хлопотно и здесь легко можно получить более “смирную” пищу. Итак, Маня забралась на дерево и устроилась в развилке между двумя толстыми ветвями, чтобы всласть полакомиться жирным куском, тогда как Джакси продолжал самозабвенно трудиться над кучкой куриных косточек.

Рой преподнес Ласе красивую плетеную корзинку, специально для абрикос. Но девочка, исполненная лукавством, вдруг наполнила корзинку весенними цветами: белыми и фиолетовыми гиацинтами и разноцветными крокусами. Цветы привели Роя в восторг, и он тут же сделал так, что все вокруг заиграло изумительными красками цветущих и благоухающих растений. Чего только не придумали Лася и Рой, украшая чудесный уголок. И миниатюрный мраморный дворец, и раскрасавицу-карусель, и веселый фейерверк, и...

- Чего сидишь, пригорюнилась? - поинтересовался у дочери папа, который пришел, чтобы, наконец, вылить из ванночки воду.

- Сил нет больше придумывать, - устало ответила Лася.

Папа вполне серьезно спросил:

- А что, на это силы нужны?

- Наверное, - задумчиво проговорила девочка. - Сначала так легко-легко придумывается, а потом начинает тормозиться. И под конец совсем пусто в голове.

- Ах ты моя труженица пустоголовая. Давай отнесу тебя в кровать.

И, подхватив дочь на руки, отец понес ее, чтобы уложить спать.

Утром, за завтраком, Лася поинтересовалась у бабушки.

- Буля, а почему один раз что-то снится, а другой раз ничего?

Бабушка, которая никогда не разговаривала, если у нее во рту была пища, дожевала кусочек булки с маслом, а потом сказала:

- Я где-то читала, что сны есть всегда и что это даже не сны, а путешествия. Только когда человек возвращается из них, он иногда что-то помнит, а иногда нет.

- А еще, - подхватила мама, которая только что появилась на кухне, чтобы набрать для братца воды, - еще могут перед пробуждением проявляться всякие мысли человека. Особенно те, которые волновали его накануне.

- Ага, - решила про себя Лася. - Значит, когда интересно - это я где-то летаю, а когда нет...

- Слушайте! - воскликнула вдруг она. - А вы летаете во сне?!

Бабушка в ответ засмеялась:

- Где уж нам, старушкам!

А мама, надевая на бутылочку с водой соску, мечтательно произнесла:

- Редко. Но с большим удовольствием.

- Это очень здорово! - подхватила Лася. - Особенно, когда от кого-нибудь улепетываешь. Подпрыгнул на одной ноге, руками махнул и уже летишь. А когда по лестнице: на верхней ступеньке оттолкнулся и на ногах только, когда уже в самом низу. Здорово, да?

Мама, приложив бутылочку к щеке (не горячая ли вода?), вдруг вспомнила:

- Я, когда маленькая была, на самом деле пробовала летать, да только не вышло.

- Расскажи, пожалуйста, - загорелись Ласины глаза.

- Пусть бабушка расскажет, а мне к Томику нужно.

Ласе пришлось смириться с тем, что будет рассказывать бабушка (у мамы получалось интереснее).

- Когда твоей маме было семь лет, - начала бабушка Эля, - мы жили на севере. Там полгода - день сплошной, по ночам только чуть темнее. А другие полгода - ночь. Даже днем, как в сумерках. Снега там много. Сугробы большущие.

- Один метр? - полюбопытствовала Лася.

- Бывало и больше. Зимой как навалит - из дома не выйдешь.

Тогда как раз занесло нас так, что даже дети пару дней в школу не ходили. Поэтому твоя мама и ее старшая сестра - твоя тетя - остались дома. Один день дома просидели, выходить на улицу им запрещено было, а на второй, когда мы с отцом ушли, вот что удумали. Забрались на крышу нашего дома, а дом у нас двухэтажный был, и с простыней решили прыгать.

- Как это? - не поняла Лася.

- А вот так. Простыню вместо парашюта в руках держали.

- И что потом?

- А потом Сана, то есть твоя мама, прыгнула и в снег провалилась. Сестра ее зовет, а в ответ - ни звука. Испугалась тогда Тая и скорее с крыши вниз. Подбежала к сугробу и давай снег руками раскидывать. Да много ли руками раскидаешь? Хорошо, в это время сосед домой возвращался: схватил лопату сам и Таюшу нашу вооружил. Так они Саночку и откопали.

- Буля, а ты ее сильно ругала за это?

- Что ты! Она, бедная, так остыла, что сразу воспаление легких схватила. А когда бредила, все летала. “Держи меня, а то упаду! - кричала или шептала: “Долечу до неба, до звезд...”

Лася задумалась. Назавтра ей задали принести для Муравьишек рисунок-загадку, по которому остальные должны будут составить рассказ. “Придумала”, - вдруг коротко сказала она и, с грохотом отодвинув табуретку (к большому неудовольствию бабушки), помчалась в свою комнату - творить.

На большой лист лакировано блестящей бумаги, она наклеила много золотых звездочек. Затем из старого календаря она вырезала цветущее дерево и красивый дворец, которые так же разместила на бумаге. А между всеми этими красотами нашла место для кошки, пса, девочки и мальчика. Все они имели крылья и летели кто куда. Девочка и мальчик держались за руки, а их белоснежные крылья, сделанные из гусиного пуха, трепетали при малейшем дуновении.

Вот так задачка предстояла Муравьишкам!


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика