ЛАСИН МИР

Е. Райт

5. ЖИВАЯ ЗВЕЗДОЧКА

Лежа в кровати, Лася подбрасывала и ловила небольшого пушистого медвежонка, так как спать ей не хотелось. Уж очень необыкновенным выдался прошедший день. Девочка перебирала в памяти все события, и они казались ей восхитительными. Когда Лася дошла до сказки, которую сочинили юные Муравьишки, ей тотчас же захотелось что-нибудь сочинить.

- Джакси, Рой, Маня, сюда! - позвала она.

Когда все ее друзья были в сборе, Лася провозгласила:

- Хочу, чтобы вы принесли мне перо Жар-птицы.

Первым откликнулся торопливый Джакси. Он так рванулся исполнять просьбу хозяйки, что едва не запутался в собственных ушах, которые всегда волочились по полу.

Неведомо где путешествовал преданный песик. Может быть, в жарких странах, может, попросту забежал в зоопарк. Только весьма скоро он вернулся с пером павлина в зубах.

- Вот оно! - выдохнул Джакси, роняя перо на пол.

Лася поспешила поднять драгоценный подарок и стала вертеть его во все стороны так, что его огненная поверхность заиграла оттенками изумруда, сапфира и старой бронзы.

- Пф-ф! - фыркнула кошка, задрав хвост трубой. - Где тут жар? Где тут огонь?

Не составляло труда поддеть Джакси. Он зарычал и был уже готов хорошенько проучить Маню, когда она с прытью трехмесячного котенка вдруг подскочила к окну:

- Няу! Глядите! Сейчас эта дверь откроется, и перо огненной птицы залетит к нам в комнату!

Действительно, в доме напротив распахнулась балконная дверь. Солнечный луч, который ударил в это время в дверное стекло, отразился от него и ослепительной вспышкой влетел в Ласино окно. Он был таким ярким, что все зажмурились.

- Жалко, что такое перышко нельзя получить, когда захочешь, - пожалела Лася и посмотрела на Роя: чем-то он порадует ее.

Она подозревала, что другу известно, где можно раздобыть перо всамделишной Жар-птицы.

- Ну же, Рой, ну! - напрягала она воображение, но ничего не придумывалось.

А поутру Лася никак не могла взять в толк: приснился ли ей конец этой истории или же она сама сочинила его. А дело было так.

Теплым летним вечером Лася шла по аллее парка (той, что ближе к городской ратуше). Она двигалась не спеша и вдруг... наткнулась на старушку. Пожилая женщина словно с неба упала: секунду назад не было, а сейчас раз! и появилась.

Так вот, это была очень миловидная бабушка. Лиловое платье с белым воротничком ладно сидело на ней, а из-под лилового же бархатного капора выглядывали серебристые локоны. В руках она держала плетеную корзинку, прикрытую белоснежной льняной тканью.

- Ты хочешь получить огненное перо? - строго, но доброжелательно обратилась старушка к Ласе.

- Да, - прошептала Лася.

- Тогда слушай. Сейчас я дам тебе то, что ты хочешь, но с одним условием.

Тут старушка замолчала, а потом произнесла:

- Ты должна будешь поделиться... Ты непременно должна передать кому-нибудь его часть. Таков закон.

- А как я узнаю кому? - осмелилась спросить девочка.

- Он произнесет одно волшебное слово.

Только Лася собиралась выяснить, что это за слово, как старушка исчезла. Одновременно что-то огнем вспыхнуло в Ласиной груди, наполняя ее душу радостью и светом. Девочка отвернула полу кофточки и прямо под сердцем обнаружила сверкающую серебристую звездочку.

- Вот это да! - восторженно произнесла Лася.

Звездочка искрилась и горела и была такая красивая, что у Ласи не оставалось сомнений: таким чудом обязательно нужно с кем-то поделиться. И она побежала по аллее. Достигнув конца парка, девочка перешла дорогу и двинулась вдоль больших домов. Не прошла она и десяти шагов, как ее внимание привлекло настежь распахнутое окно. Лася встала на цыпочки, и ее подбородок коснулся низкого подоконника. Там, за окном, виднелась комната, а в ней - мальчик, который сидел за компьютером. Его руки ловко сновали по клавиатуре, а глаза, не мигая, смотрели на экран монитора. “Это, должно быть, очень умный мальчик”, - подумала Лася и позвала его:

- Мальчик, смотри, что у меня есть.

Парнишка удивленно вскинул брови, не торопясь встал из-за стола и подошел к окну. Тогда Лася на шаг отступила от окна и раскрыла кофточку, чтобы мальчик мог полюбоваться звездочкой.

- Ну ты даешь! - возмутился он. - Что, я футболок с Микки Маусом не видел?!

Лася и рта не успела открыть, чтобы хоть что-нибудь сказать, как мальчик повернулся к ней спиной. Кожаный стул сочно чмокнул под ним, звонко затрещала клавиатура под его бойкими пальцами.

- Не увидел, - подосадовала девочка, но тут же к ней вернулось хорошее настроение: ведь у нее по-прежнему была замечательная звездочка - перышко огненной птицы.

В конце улицы была булочная, и Лася направилась туда. Румяная и приветливая хозяйка с белокурыми косами, венцом уложенными на ее крупной голове, угостила юную посетительницу булочкой. Она похвалила Ласину пеструю футболочку и тоже не увидела ничего, кроме бравого мышонка. Лася поблагодарила добрую женщину за булочку и выскользнула из магазина.

Наслаждаясь маслянистым вкусом ванильной булочки, девочка, не торопясь, дошла до большой цветочной клумбы. Здесь росли удивительные цветы, яркие лепестки которых светились всеми цветами радуги. Пока Лася рассматривала и нюхала чудо-цветы, к ней вдруг подскочила жалкая дворняга и выхватила остаток булки.

- Стоит ли огорчаться, когда перед глазами такая прелесть? - подумала девочка, отряхивая руки.

Наверное, бабочки думали так же, как она. Их собиралось над клумбой все больше и больше. Ласе стало жарко на солнышке и она сняла кофточку. Тут же стайка желтых мотыльков устремилась к ней. Один из них с лету ткнулся в то место, где сверкала звездочка, и, о ужас! упал, обожженный. За ним последовал второй, третий... Скорее! Скорее накинуть кофточку!

Ласе до слез стало жаль милых бабочек и, даже пробежав целый квартал, она не могла успокоиться. А между тем солнце клонилось к закату. Девочка шла и думала о том, что так и не успела выполнить условие старушки. Вот она вышла на высокий берег реки и посмотрела вдаль. Там среди живописно разбросанных нарядных домиков невестились цветущие деревья. Удивительно, как в разгаре лета могли зацвести вишни? Однако так оно и было. Ласе вдруг остро захотелось взмахнуть руками, как крыльями, и полететь туда, в белокипенные сады.

- Осторожно, - послышался голос позади нее.

Девочка обернулась и увидела странного человека. Клоунская одежда: запачканная красками куртка и пилотка из газетной бумаги вовсе не подходили к его грустным глазам. Человек взял Ласю за руку и, проводив несколько шагов, оставил возле большого мольберта. Взявшись за кисть, он, казалось, перестал замечать девочку и все внимание перенес на картину, которую писал.

Лася присмотрелась к полотну и от изумления даже слегка присела. Там, вместо живописных домиков и цветущих деревьев, бледнела унылая картина зимнего предвечерья: серое небо, серые дома, серые тени на снегу...

- Дядя! - обратилась девочка к художнику. - Вы не любите лето?

- Мне заказали зиму, - пробурчал художник, продолжая наносить на полотно мазки.

- Но ведь и зима бывает веселой, настаивала Лася.

- Смотрите! - сказала она и, расставив руки в стороны, начала кружиться перед странным человеком.

- У-у-у! - гудела Лася, изображая вьюгу.

- Кар-р-р! - подражала она воронам.

- Вжих-вжих! - старалась она, изображая конькобежцев, которые меряют лед широкими шагами.

Давая свое немудреное представление, Лася так старалась, что даже вспотела. Тогда она сбросила кофточку и тотчас же услышала удивленный возглас художника:

- Что это у тебя?! Какая красота!

Лася поняла, что это он увидел звездочку у нее на груди. Она тоже взглянула на звездочку и увидела, как маленькая искорка отделилась от нее и полетела к мужчине.

- Какая красота, - прошептал он.

И тут Ласю осенило: ведь это и есть волшебное слово, о котором говорила старушка!

- Какая красота, - повторял художник, разглядывая свое сокровище.

Потом он вдруг спохватился, схватился за кисть и снова вернулся к начатой картине. Уже через несколько минут полотно преобразилось. Оно заиграло розовыми, зеленоватыми сиреневыми оттенками закатного неба. Из дымоходов устремился вверх белый дым, а над землей появилась фигура летящего ангела, который сыпал на землю горсти снежных хлопьев.

Теперь наступила Ласина очередь восторгаться.

- Как красиво! - произнесла она и посмотрела на художника.

О чудо! Теперь на его груди пламенела маленькая звездочка, которая разгорелась из искры благодаря восхищению красотой.

- Поделилась! Поделилась! - захлопала в ладоши Лася и... проснулась.

- С кем это ты поделилась? - спросила ее бабушка, с шумом раздвигая шторы.

- Огоньком, - дала Лася загадочный ответ и, поглядев на свою грудь, слегка вздохнула: звездочки там не было. Зато осталась огромная радость, как будто наяву она прикоснулась к чему-то прекрасному.

6. ДОМ ДЕТСТВА

В доме с утра царил переполох. Мама и бабушка должны были везти Томика на осмотр к врачу, а папа торопился на работу. При этом взрослые все никак не могли договориться, куда девать Ласю: оставить ли ее дома одну или же отпустить с отцом в институт. Точку в споре поставила бабушка Эля, когда заявила, обращаясь к Ласиному отцу:

- Когда звонят в дверь, наша Лася сразу же открывает и никогда не удосуживается спросить, кто пришел. Пожалуйста, бери ее с собой на работу и присматривай там за ней.

Папа редко ходил куда-нибудь с Ласей, но уж если они оставались вдвоем, то старался выполнить любую ее просьбу. Поэтому все то время, пока они спускались с лестницы, пока садились в машину, девочка усиленно соображала: какую из ее просьб папа выполнит охотней. Ей хотелось разноцветного мороженого с малиновой начинкой; еще ей хотелось, чтобы папа дал ей несколько монет, которые она сможет подать людям, сидящим на паперти собора; она также мечтала снова увидеть чудесного гнома в окне.

Ласины мечтания прервал слегка раздраженный голос отца:

- Вылезай, красавица, сегодня это чудо техники нас не повезет.

Вздохнув, девочка вышла из машины, которая поломалась так некстати. Она поняла, что ни одну из ее просьб папа выполнить не сможет, иначе они опоздают на работу. Тяжелый Ласин вздох папа расценил, как нежелание идти пешком. Он крепко сжал дочуркину руку и бодро зашагал, декламируя смешную считалочку:

Я шагаю по дороге
И считаю свои ноги:
Раз и два, и три, и пять...
Меньше их, коли стоять.
За столом коли сидеть,
Ног вообще не разглядеть.
А залез под одеяло -
Так и вовсе ног не стало.

Лася и папа на работу прибежали почти вовремя. Большой лифт отвез их прямо на папин седьмой этаж, по которому они шли до двери с надписью “Ведущий...” Только одно слово и успела прочитать девочка, потому что папа быстро отворил дверь и подтолкнул Ласю вперед. Так как он был очень занят, то поручил девушке, которая находилась в первой комнате, присмотреть за дочерью, а сам направился в другую комнату. Девушка тоже была занята. Она усадила гостью за маленький столик в углу комнаты, вручила ей карандаш и бумагу и велела что-нибудь нарисовать.

Рисовать Ласе не хотелось, и она стала разглядывать комнату и все, что в ней находилось. Только одна вещь привлекла ее внимание: на столе у девушке стоял зеленый пластмассовый чудик. Когда стол дрожал, чудик весь трясся, потому что руки, ноги и голова у него были на пружинках. Девушка разрешила Ласе поиграть с ним, и странное существо перекочевало к девочке на колени.

Из листа бумаги Лася смастерила лодочку. Чудику, который превратился теперь в Зеленого Капитана, предстояло совершить кругосветное плавание. Едва “добравшись до Индии”, он вдруг не удержался на своем суденышке и, опрокинувшись, полетел на пол. Лася тут же нырнула за ним под стол и к своему огромному удивлению увидела там... кошку. Да-да, серебристо-серую пушистую кошку.

Девочка выволокла красавицу из-под стола (кошка только чуть-чуть упиралась) и, усадив ее к себе на колени, принялась гладить ее, приговаривая: “Кисонька-мурысенька, кисонька-пушишенька...” Наверное, кошке было приятно, потому что она вскоре тихонько заурчала. Неожиданно послышался строгий окрик:

- Это еще что такое?! Все вокруг будет в кошачьей шерсти!

Лася с удивлением наблюдала за недовольной девушкой, которая подошла, взяла кошку, а затем вынесла ее за дверь. Когда девушка, отряхивая с юбки кошачьи волосы, вернулась на свое место, Лася встала и подошла к двери, чтобы поглядеть, куда девалась кошка. Оказалось, что та никуда не исчезла. Она мирно сидела в коридоре и дремала.

Лася выскользнула за дверь и стала играть с кошкой. Но вот где-то хлопнула дверь и послышались чьи-то шаги. Кошка тут же вскочила и насторожилась. Обернувшись, Лася увидела, что к ним приближается женщина в голубом халате с ведром и щеткой для подметания. Когда женщина заприметила кошку, она махнула щеткой, как хоккейной клюшкой. Животное тут же опрометью бросилось прочь, за ним побежала и Лася. Кошка значительно опередила девочку, потому, когда Лася вслед за ней юркнула в какую-то дверь, то остановилась в нерешительности. За дверью оказалась лестница.

Занятая поисками кошки, Лася ходила по лестнице, вверх и вниз, заглядывая на каждом этаже в коридоры. В конце концов она спустилась на первый этаж и там некоторое время выглядывала из окон вестибюля на улицу. Кошки нигде не было.

Расставшись с мыслью отыскать кошку, Лася подумала, что ей следует вернуться в папину комнату. Теперь она шла вверх по лестнице и считала этажи: один, второй...седьмой. Наверное, девочка просчиталась, потому что на том этаже, куда она вышла, не было таблички с надписью “Ведущий...” Лася еще раз прошла по коридору, внимательно рассматривая надписи на светлых, деревянных дверях.

Вот одна из дверей отворилась, и в проеме появилась мужская фигура. Однако мужчина не вышел, а повернувшись спиной к коридору, стал разговаривать с кем-то, кто был в комнате. Лася заглянула в приоткрытую дверь и обомлела. Светлая просторная комната была уставлена столами, а на них расположились целые игрушечные города: улицы с фонарями и перекрестками, здания и даже деревья. Лася так усердно заглядывала в комнату, что не заметила, как нечаянно толкнула стоявшего в двери мужчину. Он обернулся и удивленно спросил:

- Ты к нам?

Лася не могла оторвать взгляда от “игрушек” и вовсе не расслышала вопроса. Тогда мужчина посторонился и пропустил ее в комнату. Несмело ступая, девочка вошла. Только теперь она разглядела, с кем разговаривал бородач, задержавшийся в дверях. В комнате у компьютеров сидели женщина и мужчина. Женщина приветливо улыбнулась Ласе, а мужчина встал со своего места и подошел к девочке.

- Что? Нравится? - спросил он, указывая на сказочно красивый город.

Лася кивнула в ответ, а он пояснил:

- Это город будущего. Макет.

Стащив с носа очки, он чуть прищурился, а потом стал водить очками, как указкой:

- Смотри. Это школа. А вот здесь жилой квартал. Детская площадка: качели, горка. Это Музей культуры, а в нем произведения искусства, древние ископаемые и разное другое.

Лася, как прилежный экскурсант, рассматривала все, что ей показывали, а потом вдруг спросила:

- А дом для детей тут есть?

Мужчина в недоумении поднял брови.

- Ну, дом, в котором дети рисуют, играют, танцуют, - уточнила Лася.

- Вот, Трис, - раздался хрипловатый голос женщины. - Вот это то, о чем я вам все уши прожужжала. Детям, как воздух, необходим Дом творчества.

- Но ведь запланирован же! - возразил Трис.

- Да, запланирован, но по-старому, а не так, как надо. Сейчас мы у ребенка узнаем, что хотят дети.

И женщина усадила девочку рядом с собой у компьютера. На экране монитора замелькали разные картинки, а когда мелькание прекратилось, женщина спросила у Ласи:

- Какой дом будем строить?

- Круглый, - ответила девочка.

- Как круглый? - не поняла женщина.

- Ну, круглый, - подосадовала на непонятливость женщины, Лася. - Как цирк.

- Ага. Значит, как цирк. Где у нас тут цирк?

И женщина принялась нажимать кнопки на клавиатуре, одновременно присматриваясь к надписям на экране. Когда появилось изображение здания в форме шатра, она спросила:

- А внутри что у нас будет?

Тут уж Лася выпустила на простор резвую лошадку своей фантазии:

- По кругу будут комнаты. Из комнат будут двери. Туда, в середину. А в середине, как арена в цирке. В комнатах дети занимаются, а на арене играют, бегают.

- Трис, ты слышишь?! - задиристо сказала женщина, когда Лася закончила свой рассказ. - Теперь ты понимаешь, какой ребенку нужен дом? Может быть, у тебя есть такой?

Больше женщина не дразнила своего коллегу. Наверное оттого, что он не возражал, а напротив, присоединился к проектированию “Дома детства”.

Наперебой, они стали вспоминать, для чего детям понадобятся помещения. Для живописи, для музыки и пения, для скульптуры и разных прикладных ремесел. Хореография и танцы, так же, как и музыка, требовали по многу комнат, поэтому пришлось “пристраивать” второй этаж.

Но тут “строители” зашли в тупик: им неясно было, зачем нужна будет “арена” на втором этаже. Трис в задумчивости покусывал дужку от очков, а Изольда (так звали женщину) что-то высматривала на экране монитора.

- А где будут концерты? - вдруг “включилась” Лася, на что немедленно отреагировал Трис.

- Устами ребенка глаголет истина! - торжественно провозгласил он.

Потеснив Изольду, мужчина уселся на ее место и принялся водить по столу маленькой серой коробочкой. Он таскал ее туда-сюда, нажимая на кнопки. И вот уже “арена” на втором этаже разделилась на два зала, один из которых был будто бы концертным, а другой предназначался для проведения разнообразных выставок.

Когда, в основном, здание “построили”, Ласе вручили коробочку со смешным названием “мышка” и разрешили на разных дверях здания “повесить таблички”, а также расставить все в игровом зале. На “арене” первого этажа теперь размещались разные горки, теннисные столы, бильярд, было выделено место для игры в кегли, а для маленьких везде стояли качели, мини-карусели и турнички. В центре помещения разрешалось бегать, прыгать и даже кататься на роликах.

Лася вдруг рассмеялась. Она представила, как кто-то съехал с горки и налетел на того, кто мчался на роликах; а на них налетел тот, кто следующий съезжал с горки, и затем еще кто-то с разгону на роликах.

- Куча-мала, - согласились взрослые и предложили в центре сделать “малую арену”, оградив ее бортиком, как в цирке.

Вероятно, они немало напридумывали бы, если бы в комнату не заглянула “папина девушка”.

- Вот ты где! - воскликнула она. - А мы обыскались! Хоть бы предупредила!

- Зайчик, не кипятись, начал успокаивать ее Трис. - Это мы виноваты. Втянули ребенка в свои дела. Лучше посмотри, что получилось.

- Некогда мне, - отказалась девушка и замахала Ласе рукой, чтобы та шла к ней. - Шеф голову оторвет, если не приведу ему сейчас же его красавицу.

Когда Лася уходила, на прощание Трис пожал ей руку и шутливо сказал:

- Благодарю, коллега.

А Изольда пообещала ей:

- Если я протолкну этот проект, твое имя будет стоять там первым.

Папа совершенно не умел ругаться. Он только строго-престрого посмотрел на дочку. Однако взгляд, который всегда пробуждал в ней чувство стыда, на этот раз не возымел действия. Ласина душа была переполнена радостью, и девочка принялась уговаривать отца пойти с ней, чтобы показать ему ее Дом.

Похоже, папа тоже заразился Ласиной радостью. Когда ему показали “Дом детства”, он очень заинтересовался, а потом обсуждал, спорил и просидел бы, наверное, до самого вечера (как это не раз уже бывало), если бы дочка не принялась теребить его за рукав.

Когда родители в отличном настроении, они могут выполнить любую, даже самую фантастическую, просьбу своего ребенка. И вот, вместо того чтобы торопиться домой, отец и дочь направились к собору, и там Лася раздала всю мелочь, которую дал ей папа. Потом она потащила отца смотреть гнома, а после... папа сам предложил зайти в кафе-мороженое. Страна мороженого, миндальных пирожных, сладкой газировки показалась Ласе не менее прекрасной, чем комната архитекторов, в которой она провела полдня. Она не переставала мечтательно улыбаться и тогда, когда, переступив порог дома, услышала строгий бабушкин голос. Бабушка требовала немедленного отчета.

- Где вы были?! - возмущалась она. - Два часа прошло с тех пор, как вы изволили сообщить, что идете домой!

Папа подмигнул Ласе и вполне серьезно ответил:

- На совещании, мама. Теперь мою дочь назначили ведущим архитектором, а меня - ее заместителем.

Лася так и прыснула со смеху. Даже бабушка не выдержала и улыбнулась.

7. ДЖОННИ

- Жди меня. Когда окончатся твои занятия, я за тобой зайду, - пообещала бабушка Ласе, и они расстались у входа в Дом детского творчества.

На ходу стягивая с себя шапку, Лася поспешила наверх: ведь Муравьишки уже, должно быть, в сборе. Однако, когда девочка подошла к знакомой двери, дверь оказалась запертой. Это бало очень странно, и Лася решила спуститься вниз, на первый этаж. Она понятия не имела, что ей теперь делать, так как бабушка обещала вернуться только через полтора часа.

Лася брела по вестибюлю, а длинный белый шарф, небрежно засунутый в карман пальто, волочился за ней по полу.

- Девочка! - позвала ее дежурная, которая сидела у входа. - Подними шарф.

Лася никак не могла взять в толк, о чем идет речь. Тогда женщина поднялась со своего места и подошла к ней сама.

- Я - тетя Маша, а ты, видать, - растеряша, - пошутила она, подбирая Ласин шарф.

Вскоре девочка узнала от тети Маши, что занятий кружка в этот раз не будет. Она даже хлопнула себя ладонью по лбу от досады. Как она могла забыть! Ведь в прошлый раз дядя Семинар всех предупреждал о том, что прийти не сможет. Еще слово такое странное произнес “симпозиум”.

И снова добрая тетя Маша пришла на помощь.

- Хочешь, я отведу тебя в зал? - предложила она. - Там репетиция идет. Посидишь. Посмотришь.

Лася не возражала.

И вот высокая дубовая дверь отворилась, и девочка попала в большой полутемный зал, в котором прежде никогда не бывала. Под потолком здесь висела огромная, наверно хрустальная, люстра, а малиновые кресла, похоже, были плюшевыми.

На сцене шла подготовка к какому-то удивительному спектаклю. Странные костюмы актеров озадачивали Ласю до тех пор, пока она не догадалась, что юные актеры изображают шахматные фигуры. И черные, и белые были одеты в длинные, как у священников, одежды, а на головах у них красовались: у кого корона, у кого рыцарский шлем. На груди тоже висели знаки отличия, из картона. Проще других выглядели пешки: кроме платья и круглых, как поларбуза, шапочек на них ничего не было. Особенно необычной казалась одна из черных пешек. Она была сплошь черная: и лицо, руки.

А между тем, на сцене разворачивалось занимательное действие. Черные строили планы, как им побить белых.

- Белые, они всегда такие сердобольные, - говорила черная королева. - Мы им подставим пешку. Вот эту, - и она схватила за руку ту самую черную пешку. - Она притворится больной и несчастной. Ну-ка, притворись!

Скорчив преуморительную рожицу, маленький актер нарочито громко запричитал. Он делал это так потешно, что Лася не удержалась и прыснула от смеха. И тут же прикрыла рот ладошкой, но было поздно. Женщина, которая руководила спектаклем, заметила ее.

- Это кто нам мешает репетировать? Давай, иди сюда! - скомандовала она.

Лася насторожилась: можно было послушаться, а можно и удрать - до двери рукой подать.

- Иди же скорей! - снова позвала руководительница.

Тогда Лася встала и пошла по проходу к ней. Руководительница, хотя и была настроена весьма решительно, всего-навсего сказала:

- Одна наша пешка не явилась на репетицию. Чем хихикать по углам, надень костюм и постой вместо нее на сцене.

Через несколько минут Лася в костюме черной пешки заняла место возле другой такой же пешки (той, совсем черной). Пока шла репетиция, девочка исподтишка поглядывала на пешку-соседку и вскоре узнала в ней... мальчика-негритенка, который жил где-то неподалеку от нее.

- Ты чего на меня уставилась? - недовольно зашептал мальчик.

- Я? Ничего, - возразила Лася.

- Нет, уставилась, - доказывал сосед.

- Пешки! Прекратить разговоры! - прикрикнула на них руководительница.

Мальчишка перестал обращаться к Ласе, зато взял ее за руку и больно сдавил ее. Едва не закричав от боли, девочка выдержала короткую борьбу, в которой ей удалось отвоевать свободу для своей руки.На ее счастье репетиция вскоре подошла к концу. Пока женщина давала ребятам последние указания, Лася сбросила с себя черные одежды и потихоньку выскользнула из зала. В ожидании бабушки она с интересом рассматривала развешанные в фойе картины. Ей особенно понравилась одна, “Превращение”. Вдруг кто-то толкнул ее сзади, да так, что она даже пошатнулась. Когда Лася обернулась, то увидела черного мальчика.

- Ты чего уставилась? Я, что, - витрина? - напустился он на нее.

Лася опустила глаза, как будто, и в самом деле, совершила что-то нехорошее, а потом сообразила:

- Я тебя уже раньше видела. В парке.

- Ну и что? - не отступал мальчик.

- Значит, ты рядом живешь, - заключила Лася.

Черный мальчик, наконец, поверил, что девочка не собирается его дразнить, как некоторые другие дети. Успокоившись, он сообщил, что его зовут Джонни и проживает он через два дома от Ласи.

- Ты чего домой не идешь? - поинтересовался Джонни у Ласи.

- Бабушка велела ждать ее, - ответила девочка.

- А сама?

- Я еще не могу. Меня одну не пускают.

- А я хожу сам. Везде. И в школу и в театр.

Джонни отогнул рукав свитера - на черной руке блеснул серебристый металл часов.

- Вот смотри, - обратился он к Ласе. - Сейчас без четверти три, а бабушка твоя придет...

- Не знаю, - пожала плечами девочка.

- Ничего не знаешь: ни дорогу домой, ни когда бабушка придет, - возмутился Джонни. - А что, если она не придет?

Ласины округлившиеся глаза подсказали мальчику, что девочка растерялась, и он поспешил успокоить ее:

- Пошли вместе. Я дорогу знаю. И домой тебя отведу.

Простившись с тетей Машей, дети отправились домой. Лася уже привыкла к Джонни и, подталкиваемая любопытством, спросила его о том, сколько ему лет. Оказалось, что мальчику через полгода исполнится восемь и учится он в той школе, в которой Ласина мама работает психологом-воспитателем.

- А где работает твоя мама? - продолжала расспрашивать Лася.

Джонни ответил не сразу. Некоторое время он молчал, а потом, очевидно, решив, что Ласе можно довериться, стал рассказывать:

- Представь себе. Пустыня. Страшная жара. Люди болеют и мрут, как мухи. Это мне папа так рассказывал. Мой папа - врач. Он лечит разные заразные болезни. Ну так вот. Он поехал туда, в пустыню, спасать людей, и там познакомился с моей мамой. Она работала вместе с ним, медсестрой. Они, конечно, влюбились друг в друга. А потом, когда папе надо было уезжать, он маму украл.

- Как это украл? - удивилась Лася.

- Ну, с собой увез. Она ведь сама из Африки, принцесса, дочка какого-то африканского короля. Король не отпускал ее с папой, вот она и сбежала. Когда они сюда приехали, то сразу поженились. Ну а потом уже я родился.

Тут Ласю осенило. Ведь она теперь познакомится с настоящей принцессой!

- А можно я с твоей мамой познакомлюсь? - поинтересовалась она у Джонни.

Но мальчик отрицательно покачал головой:

- Сначала слушай, что было дальше.

- Ну и что дальше? - без прежнего энтузиазма спросила Лася.

- А дальше, как говорит мой папа, начинается кино. Когда мне было уже три года, из Африки пришло письмо.

Тут Джонни изобразил постную физиономию святоши и сладким голосом, как будто читал письмо, заговорил:

- Дорогая дочь. Мы очень скучаем по тебе. Приезжай в гости. Привози с собой сыночка.

Голос Джонни стал нормальным, даже чуточку грустным:

- Вот и поехала моя мама в Африку. А меня ей папа взять не разрешил, чтобы я там чем-нибудь не заразился. А если бы разрешил, был бы я сейчас принцем африканским.

Тут Ласины брови поползли вверх, а мальчик как ни в чем не бывало продолжал:

- Маму там заперли и сказали, что никуда теперь не отпустят, даже к папе. Папа везде обращался, хотел сам поехать за мамой, но тут у него умерла мама, то есть моя бабушка. Так он и не поехал.

Папа мне много раз эту историю рассказывал, потому что я долго сердился на него за то, что он не спас мою маму. Он мне объяснял, что после смерти бабушки очень загрустил и что я тогда заболел свинкой. Получилось, что он упустил время. Ему потом дали телефонные переговоры с мамой. Мне уже тогда четыре года было. А она вдруг сказала, что хочет жить на родине и к папе не вернется, потому что теперь она - невеста какого-то африканского принца.

Ну, тут папа очень рассердился и перестал искать ее. А в прошлом году я упросил его. И тогда нам письмо пришло. Я сам его видел, а папа мне его перевел. Мама написала, что, конечно, очень скучает за сыночком, но приехать не может, потому что ее новые дети еще очень маленькие: и сын, и дочка.

Когда Джонни замолчал, Ласе показалось, что он расстроен. Ей захотелось непременно сделать что-нибудь хорошее, чтобы утешить его:

- Ты знаешь? Ты - очень красивый. Я таких глаз, как у тебя, ни у кого не видела.

Мальчик мечтательно улыбнулся:

- Папа говорит, что я - вылитый мама. Я, когда вырасту, обязательно в Африку поеду, чтобы маму найти.

- Если хочешь, и я с тобой в Африку поеду, - осмелилась предложить Лася.

Джонни, может быть, и подумал бы, стоит ли ему брать с собой в Африку Ласю, но тут его внимание привлекла вывеска в виде аппетитного калача. Калач слегка раскачивался на ветру, зазывая покупателей в булочную. Джонни сказал, что ему нужно купить хлеб, и они вошли. Приветливая продавщица сразу протянула мальчику два пакета: с булочками и хлебом, и Лася догадалась, что Джонни здесь частый посетитель.

Когда они вышли на улицу, неожиданно мальчик повел Ласю через дорогу, в парк. Там, на площадке перед фонтаном, он достал маленький хлебец. Вскоре над их головами захлопали крылья: это слетались голуби. Пока Джонни и Лася разбрасывали крошки, птиц становилось все больше.

- Я всегда кормлю их здесь. Так меня одна бабушка научила. Она меня в парк водила, когда я был маленький.

Дети еще немного постояли, наблюдая за проворными воробьями, которые и для себя успевали выхватить крошку-другую из-под клювов больших птиц. А потом Джонни, взглянув на часы, заторопился: скоро с работы вернется папа и будет беспокоиться, если не застанет сына дома. Лася тоже спохватилась. А вдруг и ее уже ищут?

Дома мама немножко рассердилась на девочку за то, что она ушла из Дома творчества без бабушки, а потом сказала, что ей непременно сейчас же надо за свежим хлебом и Ласе придется посидеть с братцем.

- Мама, можно я схожу?! - загорелась Лася.

- Нет, ты еще маленькая, - не разрешила мама.

И хотя мама уже надела свое “лохматое” пальто, Лася решила не сдаваться:

- Джонни каждый день за хлебом ходит.

- Джонни - мальчик, а ты - девочка, - возразила мама, обувая сапоги.

- Мама! - с силой сказала Лася. - Я уже большая!

Мама подняла голову и внимательно посмотрела на дочь. В этот момент коварный длинный ворс пальто попал между зубчиками застежки-молнии. Мама попыталась быстро освободить застежку, но та не поддавалась.

- Твоя взяла, - улыбнулась она и вручила дочери кошелек.

Пакет со свежей выпечкой приятно оттягивал руку, и Лася гордилась, что сама ходила в булочную и помогла маме. Торжественное настроение немного испортила бабушка, которая, не застав внучку в Доме творчества, чуть не бегом поспешила домой.

- Мама, не сердись на нее, - попросила бабушку Ласина мама. - Лася у нас уже взрослая. Это Томик у нас маленький. Мы теперь будем просить Ласю ходить за хлебом.

- Только взрослые так не поступают, - проворчала бабушка, из которой еще не вышла вся сердитость. - Взрослые, когда договариваются, держат свое слово.

Тогда Лася пообещала:

- Бабушка, я больше так делать не буду.

- Дай-то Бог, - пожелала бабушка.

Она достала из сумки большое золотистое яблоко и протянула его Ласе:

- Это тебе, лягушка-путешественница.

8. ЗЛУ НЕОБХОДИМО СОПРОТИВЛЯТЬСЯ

- Бабушка, бабушка! Пойдем же скорее! - торопила бабушку Лася.

Бабушка Эля не могла взять в толк, куда так спешит внучка. До начала занятий в студии еще добрый час, а Лася уже стоит в коридоре, одетая и обутая и теребит помпон на своем светлом демисезонном пальто. Где уж было бабушке догадаться, что Лася всю неделю только и мечтала встретиться с Джонни, но не знала как. А сегодня она вдруг сообразила, что сможет увидеть его в Доме творчества, и тотчас же заторопилась.

В этот день довелось удивляться не только бабушке, но и Семинару. Лася, которая, как правило, быстрее других Муравьишек справлялась с заданиями, сегодня возилась дольше всех. Зато, пока остальные ребята ожидали результатов объявленного Главным Муравьем конкурса на самую радостную “Весеннюю радость”, она постаралась покинуть комнату как можно незаметнее, то есть, попросту говоря, улизнула.

Так же незаметно проскользнула Лася мимо бабушки, которая разговаривала с чьей-то мамой. Спустившись на первый этаж, она пробралась в фойе и затем заглянула в зрительный зал. Так и есть! Джонни - черная пешка - на сцене, а его покровители по-прежнему строят козни.

- Я всегда рада уступить свое место королю! - говорила тура.

- Вот именно! - подтверждала черная королева. - Чтобы наш глупый король, который не способен сделать зараз больше одного шага, не испортил нам игры, мы его загоним в угол. Сделаем рокировку, и ты, твердолобая, станешь на его место.

Затворив дверь, Лася побежала наверх к бабушке. Она решила уговорить бабушку Элю погулять около Дома, чтобы дождаться Джонни. Но когда ее золотистый бант бабочкой мелькнул перед растворенной дверью студии, оттуда донеслось:

- Лася, будь добра, зайди на минутку.

В комнате никого из Муравьишек уже не было, только Главный Муравей, сидя за столом, пересматривал работы учеников.

- Я вижу, ты сегодня торопишься куда-то, - сказал он. - Было бы неплохо, если бы ты задержалась на минутку и рассказала мне о своей работе. Например, почему вдруг на твоем рисунке два солнышка: черное и белое?

Лася покраснела и опустила глаза, ей очень не хотелось выдавать свою тайну. Впрочем, дядя Семинар и не настаивал на этом. Он только заметил:

- Стишок мне твой понравился очень. Я его всем нашим ребятам читал.

И потом стал читать подпись под Ласиным рисунком, выведенную крупными печатными буквами:

Солнышко обнимет черную землю,
Обогреет своими лучами.
Из черной земли родятся
Красивые белые ландыши.

Именно над этим стишком Лася трудилась непривычно долго, ведь она еще не умела быстро писать. Но даже об этом говорить ей не хотелось, потому что она очень спешила. Убедившись, что разговорить Ласю ему не удастся, учитель, в конце концов, отпустил ее.

С Джонни Лася и бабушка столкнулись в вестибюле.

- А я сегодня с папой, - с гордостью сообщил мальчик. - Он тоже решил прийти, репетицию посмотреть.

Вскоре к ним подошел мужчина, среднего роста, с небольшой бородкой и очень внимательными глазами. “Настоящий доктор”, - подумала Лася и очень обрадовалась, когда услышала:

- Ну-с, барышня, давайте знакомиться. Мне сын о вас неделю напролет рассказывает: о драке на сцене, о дивных очах...

- Простите, - встревожилась бабушка Эля, - о какой-такой драке?

- Я разве сказал “драка”? - картинно удивился отец Джонни так, что искры смеха засверкали в глазах у ребят. - Уважаемая, вам послышалось. Я имел в виду драму. Драму на сцене.

И хотя бабушка Эля была уверена, что первоначально речь шла именно о драке, она не стала затевать спор. Она велела Ласе попрощаться и идти с ней домой. Девочка была разочарована чуть не до слез. Ей хотелось поболтать с Джонни. Он так интересно рассказывает!

Лася была не из тех, кто унывает всерьез и надолго. Пока бабушка спускалась по величественной лестницы Дома творчества, внучка сбежала вниз и присела на последнюю ступеньку.

- Бабушка, у меня шнурки развязались, - весело сообщила она бабушке, когда та наконец подошла к ней.

Не торопясь завязывая шнурки, которые перед этим сама же развязала, Лася то и дело поглядывала на дверь. Когда оттуда появились Джонни и его отец, она как бы между прочим заметила:

- А у Джонни папа - доктор.

Живой интерес проснулся у бабушки в глазах, наверное потому, что она, как и многие другие взрослые, любила помучить знакомого врача разговором о болезнях. Едва Джонни и его отец поравнялись с ней и внучкой, она обратилась к мужчине:

- Извините. Внучка только что сообщила мне, что вы - врач. Я бы хотела с вами проконсультироваться.

О чем собиралась советоваться с доктором бабушка Эля, Лася так и не узнала. Схватив Джонни за руку, она потащила его вперед, заражая его своим озорным настроем.

По дороге домой дети отчаянно веселились. Лася изображала бабушку и, высоко поднимая брови, спрашивала:

- Простите, о какой драке вы говорите?

На что Джонни, строя дурашливые рожицы, “басом” отвечал:

- Разве я говорил о драке? Не может быть!

Их диалог длился до самого Ласиного дома, обрастая все новыми и новыми подробностями, превращаясь в забавную историю о глуховатой старушке и смешном докторе. Перед тем как распрощаться с Ласей и ее бабушкой, Джонни обратился к отцу:

- Пап, а можно Лася с нами пойдет?

- Почему бы и нет? - пробасил доктор. - Барышня нас готовить научит. Вместе ужин состряпаем.

“Вот так дела!” - подумала Лася. Она понятия не имела, как готовят. И все-таки пойти в гости к Джонни ей очень хотелось и она стала уговаривать бабушку.

- Только ненадолго, - предупредила внучку бабушка Эля и, обращаясь к доктору, сказала:

- А вас попрошу проследить, чтобы они там чересчур не баловались.

- Непременно, мадам, - церемонно ответил доктор и пустился вприпрыжку за детьми, которые уже были у самого его дома.

- Какой несерьезный! - покачала головой бабушка Эля.

Квартира Джонни оказалась тоже на третьем этаже. В ней стоял совсем другой запах. Ласе всегда казалось, что в ее квартире пахнет молочными ирисками и свежевыстиранным бельем. А здесь в коридоре пахло кожей и мужским одеколоном. Как только Лася разделась, Джонни повел ее на кухню - смотреть рыбок. Впервые в жизни она видела таких красивых рыбок. Они плавали между зелеными, фосфорически светящимися водорослями, играя золотыми плавниками. Их чешуя сверкала, как драгоценные камешки: красные синие, серебристые. От созерцания волшебных рыбок ее оторвал голос Джонни.

- Ты только посмотри, что делает! - возмущался он.

Джонни стоял на коленях на табуретке и выглядывал через стекло во двор. Лася, “оседлав” другой табурет, теперь тоже увидела, как под самым домом стоит мальчишка и мучает кота.

- Ах, ты - дрянь такая! - закричала она, полагая что ужасно выругалась.

Но мальчишка не услышал ее. Тогда Лася предложила:

- Нужно открыть окно и наругать его хорошенько.

Джонни одобрил эту идею, и вскоре с третьего этажа во двор понеслись детские возмущенные голоса. От злостного мучителя животных в ответ полетели настоящие ругательства. В самый разгар препирательств в кухне появился папа:

- Молодые люди, я понимаю, что вам очень жарко, однако окно придется все-таки затворить.

- Папа! Он мордует кота! - закричал Джонни, не поворачивая головы.

Доктор подошел к окну, предварительно отодвинув от него ребят, и поглядел вниз. Затем он осмотрел кухню, будто что-то разыскивал. Наконец, он подошел к шкафу и достал оттуда банку со сгущенным молоком. Вернувшись к окну, на глазах у пораженных детей доктор бросил банку вниз со словами:

- Злу необходимо сопротивляться. И как можно активнее.

Дети снова прильнули к окну. Они видели, как в двух шагах от мучителя грохнула банка. Они также видели, как мальчишка, опешив, выпустил из рук несчастное животное, которое помчалось от него что было силы. Каково же было их удивление, когда доктор снова высунулся в окно и обращаясь к мучителю, сказал:

- Эй, парень! У меня тут банка из окна выпала. Будь добр, занеси ко мне наверх.

Никак не подозревая подвоха, мальчишка подобрал банку и скрылся в подъезде. Доктор, затворив окно, загадочно произнес: “На войне, как на войне” и пошел открывать дверь. На пороге стоял тот самый мальчишка и протягивал ему банку.

- Зайди на минуту. Через порог как-то неудобно.

Заманив таким коварным образом “врага” в дом, доктор захлопнул входную дверь и вдруг как-то очень мрачно произнес:

- Ты знаешь, кто я?

Мальчишка, у которого мурашки побежали по телу от низкого с хрипотцой голоса доктора, попятился назад и стукнулся спиной о дверную ручку. А доктор, между тем, продолжал все так же грозно:

- Я - врач. А врачи - жуткие мучители. Еще раз увижу, как ты над животными издеваешься, поймаю.

При слове “поймаю” мальчишка даже вздрогнул, а доктор повторил:

- Поймаю и буду мучить. Как врачи это умеют. Будет очень больно. Понял?

Зубы мальчишки отстучали: “Понял.” Тогда отец Джонни открыл дверь и вытолкнул труса на лестничную клетку.

Возвращаясь вместе с детьми на кухню, доктор рассматривал помятую банку.

- Интересно, не завелось ли в этой банке после падения сгущенного кофе? - задумчиво проговорил он.

И пока консервный нож вскрывал крышку, Лася все заглядывала доктору под руку: вдруг там, и вправду, кофе. Однако беловатая тягучая масса, которая оказалась под крышкой, заставила доктора притворно вздохнуть:

- Да-а, видно, кофе придется варить отдельно.

А после они, и в самом деле, варили кофе и запивали им сдобные булки.

Доктор все больше и больше нравился Ласе. Он вел себя, почти как ребенок. Все время шутил, что-то выдумывал. Только в отличие от ребенка, он делал все это обдуманно.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика