ЛАСИН МИР

Милые читатели, многие из вас умеют мечтать и многим хотелось бы попасть в мир своей мечты. Возможно, прочитав эту книгу, ваше желание осуществится.

Лася, героиня этой книги, с самого рождения проживает в обыкновенном городе, на третьем этаже обыкновенного дома с родителями, бабушкой и маленьким братом.

Эта восьмилетняя девочка умеет превращать свою жизнь в сказку, потому что в ее голове живет масса необычных историй, а еще потому, что ее всегда окружают друзья.

Е. Райт

1. РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ

Наступил долгожданный сочельник. Но впервые в Ласиной жизни он вышел не таким как всегда. Еще днем у мамы стал болеть живот, и папа повез ее в больницу. А бабушка сказала, что родители привезут ей братика.

Вот и получилось, что в рождественский вечер Лася и бабушка остались одни. Они выпили чаю и уселись рядышком на диване в общей комнате. Бабушка поставила на маленький столик подсвечник с тремя нарядными красными свечами. Когда свечи были зажжены, а электрический свет погашен, в полутемной комнате заплясали тени. Все показалось Ласе необыкновенно таинственным. И мерцание огоньков на елочных игрушках. И сама елка, затаившаяся в темном углу. И, наконец, отражение всех огней в зеркалах.

Бабушка взяла Ласину руку в свою и начала рассказывать ей рождественскую историю. Она говорила о младенце-Христе. О том, как его родители, Иосиф и Мария, спасаясь от грозного царя Ирода, покинули город и прятались в хлеву. Рядом с ними, в стойле, жевал сено ослик. В этом укромном месте и родился мальчик, которого назвали Иисус. Однажды ночью беглецов потревожил тихий стук в дверь. Отец Иосиф пошел, чтобы отворить стучащему, а мать Мария прижала ребеночка к груди. Кто же искал их в этот поздний час? То были волхвы. По-нашему, те, кто умеют предсказывать события по звездам. Давным-давно подсчитали они, что, когда на небосклоне появится новая звезда, родится великий человек. И теперь предсказатели пришли, чтобы поклониться новорожденному и его родителям.

Чудесную историю Лася слушала всегда как сказку. А в этот странный вечер вдруг спросила бабушку:

- Бабуня, Христос был живым человеком?

- Живым, Ласочка, настоящим.

- Тогда и звезда настоящая, - решила девочка. - И как же ее звали?

Бабушка задумалась, а потом сказала:

- Не знаю. Кажется, я где-то читала, что это была даже не звезда, а комета.

Бабушка и мама всегда удивлялись, что Лася не просит, чтобы ей рассказывали на ночь сказки. Они даже не догадывались, что у девочки был свой секрет. Очень простой. Лася сама сочиняла сказки. И перед сном прокручивала, как в кино, какую-нибудь занимательную историю.

- Джакси, не могу я тебя взять с собой, - обращалась она к воображаемому собеседнику - очаровательному голубому щенку. - Не грусти. Ты и Маня сегодня останетесь дома.

Упитанная Маня в это время терлась о ноги хозяйки, как и подобает ласковой кошке, по размерам превосходящей миниатюрного задиристого Джакси.

- Интересное путешествие - не для нас, - обижался тот. - Какие из нас путешественники?!

Лася погрозила щенку пальчиком, чтобы он перестал ворчать, и велела ему брать пример с невозмутимой Мани, которая теперь сидела на задних лапках, а передними прощально махала девочке и ее спутнику. В спутники Лася избрала своего друга, Роя. Обычно Рой представлялся ей мальчиком, но иногда он играл вовсе не детские роли.

Вот и сегодня, критически оглядев потертый комбинезон своего приятеля, Лася твердо сказала: “Сейчас ты станешь волхвом” и “переодела” его в белую тогу. Затем она решила, что волшебники такими маленькими не бывают, и тут же “дорастила” Роя до стройного белокурого юноши с бронзовой от загара кожей.

Когда Лася и ее спутник очутились возле хлева, там уже стояли волшебники-звездочеты. Дожидаясь, пока старик-Иосиф отворит дверь, они смотрели на большую белую звезду, висевшую низко на горизонте. Оставив Роя среди бородатых мудрецов, Лася проникла в теплую обитель, где мать Мария укачивала маленького Иисуса.

В хлеву было темновато. Но девочка ясно видела свет, который исходил от фигуры Марии и, особенно, от ясного личика младенца. Ласино сердце вдруг затрепетало от восторга, и она решила, что непременно должна сделать для них что-то хорошее.

Скрипнула дверь. Это Иосиф впустил одного из почтенных гостей. И пока тот преподносил священные дары, Лася поспешила наружу. Мерцало звездное небо, чуть поодаль шепотом переговаривались волхвы, однако стоило завернуть за угол... Так и есть! По шуршанию сухой травы Лася тут же догадалась, что к приюту беглецов, крадучись, подбираются подосланные царем Иродом солдаты. Скорее, скорее предупредить волхвов!

Впрочем, мудрые странники уже и сами обнаружили приближение врага. Не мешкая, они начертили на земле вокруг хлева круг, а сами расположились внутри него, под стенами. Лася и Рой, следуя их примеру, тоже стали у одной из стен.

А в свете звезд уже маячили неясные тени, кольцом окружающие тайное убежище. Лася почувствовала, как огонь напряжения охватывает ее. Ведь она знала, что сейчас им придется дать достойный отпор черному войску. И вот уже вспыхнул пурпуром круг, начертанный на земле. Его пламя росло и росло, пока не восстало огненной стеной. Воины Ирода не видели чудесную преграду, которая выросла у них на пути, их полусогнутые фигуры продолжали приближаться к защитникам. Вот один из врагов коснулся грозно сверкающего пламени и мгновенно упал, словно пораженный электрическим током. За ним последовали другие, и вскоре уже несколько солдат стали жертвами защитной стены. Когда нападающие стали натыкаться на неподвижные тела своих товарищей, их охватил мистический ужас. В панике они побежали прочь, не разбирая дороги.

Лася была счастлива и, засыпая, говорила Рою:

- Правда же я хорошо придумала?

И в ответ как будто услышала:

- А может, все было именно так?

2. НОВЫЙ ДРУГ

В этот пасмурный день Лася брела по старинной булыжной мостовой, глубоко засунув руки в карманы своей красивой красной курточки. Она шла и, казалось, разговаривала сама с собой.

- С тех пор как появился этот братик, я родителям не нужна. Да. Не нужна. Кроватку его на мое место поставили. Меня к бабушке в комнату переселили. Кричит целыми днями. Чуть крикнет - все к нему бегут. Зачем тогда мне домой возвращаться?

На самом деле, Лася обращалась к своим закадычным друзьям: Джакси, Мане и Рою, которые, как и подобает верным спутникам, следовали за ней. Вместе, они добрались до большого парка и там уселись на голубую скамью, влажную от сырости.

Никогда еще девочке не было так одиноко. Даже теплый комочек Джакси, который пристроился у нее на коленях, не согревал. Вот и Рой был сегодня маленьким и беспомощным, а Маня удивительно равнодушной. Слезы как-то сами собой потекли из Ласиных глаз. Так она горевала до тех пор, пока не пошел снег. Крупные влажные хлопья медленно кружились в воздухе. Их плавный танец завораживал.

Когда идет снег, становится невероятно тихо. И еще очень красиво и уютно. Лася наблюдала, как снежинки садятся на рукава куртки, украшают голубую шерсть Джакси. Она больше уже не переживала, а напротив, успокоилась и, кажется, задремала.

Когда девочка открыла глаза, то была очень удивлена. Она обнаружила, что находится не в парке, на скамейке, а в помещении. Что в лицо ей дышит жаром электроплитка, на которой пыхтит закипающий чайник. Что лежит она на кушетке прямо в куртке и ботинках, укрытая чьим-то пальто.

Скрипнула дверь. Это в комнату вошел высокий худощавый мужчина:

- А-а, проснулась, Снегурочка? Сейчас чай пить будем.

Лася поглядела на молодого человека в очках, с волосами, собранными в хвост на затылке и спросила:

- Вы кто?

- Я- Семинар, - улыбнулся мужчина, - или просто Сема. А вот кто ты - не знаю. Нашел тебя в парке. Разлеглась на скамейке, как в спальне. В две дырочки сопишь. Хотел мимо пройти, а потом сообразил нос твой пощупать. Тронул - ледышка. Да, спальню ты выбрала себе неподходящую. Пришлось тащить тебя сюда.

Пока Семинар рассказывал, его ловкие руки разливали по кружкам чай, нарезали ломтиками булку и щедро смазывали ее темным сливовым повидлом.

Хозяин странного полуподвального помещения оказался человеком терпеливым. Он дождался, пока проголодавшаяся Лася съела свой бутерброд, напилась крепкого сладкого чаю, и только потом стал расспрашивать ее.

Лася никогда не отличалась особым упрямством, но на вопрос о том, где живет, отвечать не хотела. Она охотно сообщила Семинару, что у нее никого нету, кроме кошки Мани, малыша Джакси и друга Роя. Тогда Сема, который был не только симпатичным человеком, но еще и неплохим художником, решил завоевать доверие своей маленькой гостьи с помощью карандаша и резинки. Без резинки было никак не обойтись, поскольку, пока молодой человек рисовал, Лася вносила массу поправок. То ей казалось, что Маня на рисунке недостаточно курносая, то она вспоминала, что у ее любимицы очень пушистая шерстка. Когда они приступили к изображению Джакси, дело пошло гораздо лучше - щенок на рисунке получился как вылитый, а вот с Роем вышла неувязка. Ласин друг так часто менял свой облик, что после многих проб было решено оставить попытку запечатлеть его на бумаге.

Девочка сидела на кушетке и рассматривала подаренные ей картинки. Ей очень нравились большеглазый лохматый Джакси и Маня, которая лениво разлеглась на весь лист. Ей вдруг захотелось отнести эти рисунки домой, чтобы повесить их над кроватью. Неожиданно для себя она сказала:

- А знаете? Я живу в доме, где магазин стеклопосуды.

Семинар, озадаченный поведением маленькой незнакомки, очень обрадовался этому сообщению. Он хорошо знал большой желтый дом, над первым этажом которого по ночам светилась надпись: ”Стекло. Посуда”.

Когда дверь Ласиной квартиры отворилась, на девочку обрушились радостные восклицания, упреки, объятия и, конечно же, рев братца. Семинар, убедившись, что доставил девочку по назначению, собрался уходить, но не тут-то было. Лася вцепилась в рукав его куртки и ни за что не желала отпускать, пока он не согласился совершить экскурсию по квартире. Маленькая хозяйка спешила показать гостю все самое интересное: свои игрушки, рисунки и даже маленького братца.

- Знаешь, - сказал ей Сема, после того как они вместе прикнопили к стене замечательные портреты Ласиных друзей, - я бы на твоем месте так не переживал. Этот парень, в конце концов, перестанет кричать и пачкать пеленки. Настанет день, когда он научится играть с тобой, и вам вдвоем будет очень весело. Нужно только немножко потерпеть.

То же самое говорила Ласе мама, когда укладывала ее в постель. После рождения братца, девочка вообразила себе, что мама больше не интересуется ею. Но теперь она снова почувствовала ласку и тепло маминого сердца. Лася прислушивалась к нежному голосу мамы. Слушать было так хорошо и одновременно немножко стыдно. И Лася вдруг вскочила и порывисто обняла маму.

- Мамочка, родная, я больше никогда так не буду, - горячо зашептала она, и слезы сами потекли из ее зажмуренных глаз.

3.СПЕШИТЬ НЕ СТОИТ

Лася сидела в кресле и одной рукой покачивала коляску с братцем. Только при таком условии он соглашался лежать молча.

Февральский день все еще короток , и солнце, которое уже зашло за горизонт, позволило серым сумеркам ступить на землю. Клонило в сон. Девочка, чтобы не уснуть, решила позвать своих друзей.

- Джакси! Маня! Рой!

Тут же на ее зов примчался запыхавшийся Джакси, за ним, опасаясь уронить достоинство, не спеша, следовала Маня. Лася не стала дожидаться, пока кошка подойдет поближе, и поинтересовалась у Джакси:

- А где же Рой?

Преданные глаза собаки удивленно округлились и, не мигая, уставились на хозяйку. Когда Маня уселась у Ласиных ног, девочка и ей задала тот же вопрос. Реакция кошки оказалась еще более своеобразной. Зажмурив глаза, она на несколько секунд застыла в позе сфинкса. После чего, вдруг пробудившись, потянулась всем телом и произнесла:

- Няу! Я знаю. Все за мной!

Лася не нуждалась в уговорах, зато Джакси, который успел уютно устроиться в багажнике коляски, упирался всеми четырьмя лапами.

- Джаксинкька, мы скоро вернемся, - пообещала маленькая хозяйка, и простодушный щенок соскочил на пол и последовал за ней и важной Маней.

Вскоре он уже бежал впереди, приветствуя веселым тявканьем все, что попадалось им на пути: ярких бабочек, вертолетно гудящих стрекоз, бронзовых жуков. Цветущий луг, по которому они шли, был так красив! Сочная зелень пестрела алыми, желтыми, розовыми и белыми цветами, а еще там... Здесь Ласины наблюдения были прерваны криком ребенка. Однако кричал не Ласин настоящий братец, мирно посапывающий в своей коляске, а ребеночек, который лежал прямо среди сочной зелени луга.

Так наши друзья обнаружили Роя. Маленький и беспомощный, он лежал, завернутый в пеленки, надрываясь от крика. Лася взяла малыша на руки и поцеловала в покрасневшее личико. Ребеночек сразу успокоился. Только теперь девочка огляделась вокруг.

Яркий ковер луга расстилался до самой дороги, за которой виднелся красивый лес, а позади был город, куда возвращаться совсем не хотелось. Не замечая нетерпеливого взгляда Джакси, не выносившего неподвижности, Лася продолжала стоять и рассматривать Роя:

- Вот бы ты вырос сразу большим-большим, чтобы с тобой можно было играть, ходить, куда хочешь.

- Ав! - вдруг тявкнул щенок. - Я знаю! Я знаю, где живет волшебник.

- Который сделает Роя взрослым? - удивилась Лася.

- Ав! - подтвердил Джакси. - Однажды он вылечил меня от одной абракадабры.

Лася не стала уточнять, от какой абракадабры спас его волшебник. Она попросту поспешила за рванувшим вперед щенком. Кошка Маня, которой не нравилось, что хозяйка слушает глупого Джакси, а не ее, плелась следом.

Когда таинственный лес раскинул над ними свой шатер, Лася поинтересовалась, далеко ли еще до волшебника.

- Близко! Близко! - бодро протявкал Джакси, а Маня язвительно прибавила:

- Няу! Так близко, как до Луны.

- Р-р-р! - начал было сердиться щенок, но после того как Лася погрозила ему, вновь побежал вперед.

Через некоторое время он остановился у огромного дерева. Оно было таким большим, что его крона свободно могла бы накрыть Ласин трехэтажный многоквартирный дом. Конечно, и ствол у такого дерева был ужасно толстым, и не удивительно, что дупло, которое нарушало его внушительность, было размером с небольшую дверь. Девочка и кошка слегка замешкались перед дуплом, тогда как Джакси, не раздумывая, прыгнул внутрь.

Следуя за щенком, друзья вошли в полумрак дупла, спустились по ступенькам вниз и оказались в довольно просторном помещении, в котором, однако, трудно было что-либо разглядеть из-за густого белого тумана. Зато слышалось бульканье, шипение и чье-то невразумительное бормотание.

Друзья продолжали идти, ориентируясь по звукам. По мере того как они продвигались вперед, помещение становилось все шире, все длиннее, все выше. Очертания предметов, которые едва виднелись сквозь туман, тоже постепенно вырастали в размерах. Что-то пугающее было в этом. Они даже вздрогнули, когда услышали громкий голос:

- Ах, я - поганый мухомор! Ах, я - дырявая старая перчатка! Как же я мог!

- Уважаемый волшебник! - позвала Лася. - Где вы? Ау-у!

- Какой я, к мухоморам, волшебник! - отозвался расстроенный голос. - Я даже не...

Тут говоривший вдруг запнулся, а потом недовольно спросил:

- А вы кто такие? И что здесь делаете?

Долго ли, коротко ли, но, пробираясь друг другу навстречу, наши друзья и волшебник, наконец, столкнулись нос к носу. Когда Лася увидела хозяина дупла, она с трудом удержала улыбку. Всклокоченные редкие волосы над большим шишковатым лбом венчали полное краснощекое лицо. Из-под некогда белого халата виднелись две тонкие ножки в большущих, как у клоуна туфлях.

- Так, - заговорил обладатель странной внешности. - Все ясно. Курикулум кутикулум.

- Что-что? - не разобрала Лася.

- Курикулум кутикулум, говорю! - громко, как будто разговаривал с глухими, повторил волшебник. - Это значит, уменьшение в размерах.

И волшебник объяснил, что до их появления занимался приготовлением опытной смеси. Эксперимент шел как по маслу, пока он не перепутал банку с высушенными жабрами морского дьявола с банкой земляничного варенья.

- Я сообразил, что ошибся, только тогда, когда опрокинул банку над котелком со смесью. Состав немедленно взорвался и обдал меня густым белым дымом. Чуть позже я почувствовал, что стремительно уменьшаюсь в размерах. А тут еще и вы...

Туман уже рассеялся, и теперь друзья обнаружили, до чего они стали крошечными. Вся утварь неприхотливого жилища волшебника казалась приспособленной для великана. Маленькие прежде пузырьки с составами по размеру теперь превосходили Джакси, а полки, на которых они стояли, висели так высоко, что без посторонней помощи достать до них было немыслимо.

- Смотрите, - указал хозяин в один из углов помещения.

Лася и ее друзья, едва взглянув туда, вздрогнули. Да и как было не испугаться, когда под самым потолком в огромной сети паутины копошился невероятных размеров паук.

- До нее туман не дошел, - решил волшебник. - И очень может быть, что она нам поможет.

- Мадемуазель! - как можно вежливее обратился к паучихе волшебник. - Не будете ли вы так добры спуститься немного пониже?

Паук, по-видимому, расслышал обращение. Он прекратил плести свою паутину и уставился на мелюзгу, которая посмела его побеспокоить. С тем же снисхождением и брезгливостью, с которым люди обычно смотрят на его соплеменников, он смотрел на них тремя парами своих вытаращенных глаз. Под таким взглядом впору было онеметь. но волшебник, видавший и не такое на своем веку, снова обратился к страшилищу:

- Любезная мисс, не согласитесь ли вы сплести для нас лесенку вон к той полочке, на которой имеется баночка с “Аплюмбум нортиум”. Я обещаю, разумеется, когда вырасту, наловить для вас не менее десятка рыжих тараканов - вашего излюбленного лакомства.

То ли обещание подействовало на паучиху, то ли она уразумела, что просто так эти “насекомые” от нее не отстанут, но выделяя из своих желез тонкую нить паутины, она принялась живо спускаться по ней вниз. Трудно было судить по выражению ее брюхолица, как она отреагирует на предложение волшебника, а потому малютки прижались друг к другу теснее.

За время многодневного соседства с волшебником паучиха привыкла к его бормотанию. Под него так сподручно было плести замысловатый узор паутины, согреваясь в потоках теплого воздуха, который шел от очага, что она постаралась отогнать все кровожадные мысли. Не проронив ни звука, она переползла на огромную полку, указанную ей, и, не спеша, принялась изготавливать лесенку. Ну и намучились же наши друзья, взбираясь по ней!

Первым достиг полки чудак-волшебник и тотчас же принялся бегать взад-вперед в поисках нужного сосуда. Ему даже пришлось обратиться за помощью к Ласе, чтобы она помогла ему передвинуть склянки, загораживающие проход к заветному “Аплюмбуму”. Когда, в конце концов, цель была достигнута, возникла новая трудность. Оказалось, что пробка на сосуде, который для наших героев был размером с цистерну, находится очень высоко. Выручил всех непоседа Джакси.

- Ав-ав! - заявил он о себе. - Лася становится на плечи волшебнику. Маня прыгает к ней на голову, а я лезу на самый верх.

- Няу! - запротестовала Маня. - Ты мне всю шерстку изомнешь!

- А ты с крышкой не справишься! У тебя зубы слабые! - запальчиво возразил щенок.

Неизвестно, сколько бы продолжалась эта перепалка, если бы не вмешался волшебник.

- Тот, кто не хочет помогать, пускай остается маленьким, - сказал он и стал в основании пирамиды.

Конечно же, кошка Маня, которая вовсе не желала оставаться крохотулей, была вынуждена согласиться с планом Джакси. Но, раздосадованная, она все-таки укусила щенка за ногу, пока тот трудился над плотно заткнутой пробкой.

- Пух! - вылетела из горлышка пробка.

- Трах-тарарах! - развалилась пирамида, не удержавшая равновесие.

Вы когда-нибудь купались в жидкости с неприятным запахом, черной, как чернила? Нет? Тогда вам нелегко будет представить то, что чувствовали наши герои, когда на них опрокинулся пузырек, а его содержимое щедрым потоком обдало их с ног до головы.

- Никогда бы в голову не пришло: благодарить паука! А тут пришлось! Да еще и как приятно! Ведь могла же сожрать! - восклицал волшебник после того, как он и его гости разом выросли и вместе с полкой свалились на пол.

Немного успокоившись, все свое внимание он перенес на Ласю и ее друзей. Когда выяснилось, зачем они пожаловали, чудак-волшебник только хмыкнул.

- Что изменилось в тебе, когда ты уменьшилась в размерах? - поинтересовался он у Ласи.

- Вроде ничего, - пожала плечами девочка.

- А когда снова выросла?

- Тоже ничего.

- Вот видишь, - поднял вверх палец волшебник, - и в твоем Рое не изменится ничего. Предположим, дам я ему выпить “Аплюмбум нортиум”. Молодой человек до полутора метров вырастет, а соображалка-то у него, как у младенца, останется. Теперь представь себе...

Тут Лася весело рассмеялась, а догадливый Джакси от удовольствия затявкал. Даже Маня позволила себе улыбнуться. Наверное, они представили себе, как будут пеленать полутораметрового Роя, давать ему соску и сажать на горшок.

- Жизненный опыт и труд делают человека человеком, - заключил волшебник, когда друзья немного успокоились. - А посему, терпение, голубушка... голубушка... голубушка...

Лася не могла взять в толк, отчего волшебник, как испорченная пластинка, твердит все время одно и то же, но вдруг очнулась. Оказалось, что это бабушка трогает ее за плечо и зовет “голубушкой”.

- А когда братик ходить начнет? - спросила бабушку Лася.

- К будущему Рождеству и начнет, - тихо ответила бабушка Эля, поправляя одеяльце в коляске.

- Как долго, - разочаровано проговорила Лася.

Бабушка улыбнулась:

- Кто в терпение одевается - тот ждет и не мается; кто нетерпением запасается - тот и ждать - не дожидается. Понятно?

- Ясно, - вздохнула Лася, а потом вдруг вспомнила окончание своего сновидения и здоровенного младенца Роя.

Тут она едва не разразилась смехом, но вовремя спохватилась (ведь братец спит!) и прикрыла рот ладошкой.

4. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. У МУРАВЬИШЕК

Середина февраля. Сегодня у Ласи день рождения. Ее ножки в белоснежных колготках так и мелькают: то она остановится перед зеркалом, чтобы полюбоваться новым розовым платьем, то побежит к себе в комнату - подержать на руках куклу, которую подарили родители, то заглянет к бабушке в кухню. Девочке кажется, что бабушка не спала в эту ночь. Вчера, когда все уже легли, она еще возилась на кухне с пирогами, а сегодня с утра снова была на своем “боевом посту” (так пошутил папа). Бабушка Эля так старается, потому что к обеду придут гости.

Лася ждет гостей. Она надеется, что в день ее рождения должно произойти что-нибудь необычное. Может, это будет какой-нибудь фантастический подарок, а может, какое-то невероятное событие. Поэтому, когда раздается звонок в дверь, Лася бежит, чтобы первой встретить гостя.

Быстро летит время среди веселого застолья, но когда гости расходятся, Лася понимает: ничего необыкновенного не случилось. Она сидит в своей комнате и машинально разувает нарядные лакированные туфли, а потом развязывает большой шелковый бант, освобождая свои волнистые черные волосы, туго стянутые на макушке. Все это время она смотрит на подарки, сложенные на ее столике, и шепчет: “Хочу чуда, хочу чуда...”

Всем известно, что за одним днем наступает следующий, и если чудо не произошло сегодня, то вполне возможно, что оно случится завтра, - нужно только надеяться.

Наступило завтра, и Лася отправилась в парк на прогулку с мамой и Томиком (так звали Ласиного братца). Мама не позволяла громко разговаривать, чтобы не разбудить братца, а еще она не разрешала брать в руки снег. “Простудишься”, - говорила она так же, как говорят в этих случаях все взрослые. Лася шла вслед за мамой и от нечего делать глазела по сторонам.

Вот с ветки над головой осыпалась на воротник легкая снежная бахрома. Это вспорхнул воробей, потревоженный людьми. Вот на снегу отпечатались следы, наверное собачьи. Лася оглянулась, чтобы посмотреть, какой след оставляет на снегу ее подошва. А потом придумала идти, вдавливая небольшие каблучки своих сапожек в утоптанный снег. Снег скрипел, и девочке очень нравился этот звук.

Она так увлеклась, что не сразу услышала, как ее зовут. Когда же она обернулась, то увидела дядю Семинара. Лася порывалась бежать ему навстречу, но мама остановила ее: молодой человек уже двигался к ним напрямик, через заснеженный газон. Его яркая спортивная шапочка то тут, то там мелькала между деревьями в такт широким прыжкам, которые он совершал. Дядя Сема, по-видимому, старался попасть в гигантские следы, оставленные кем-то в глубоком снегу.

Пока Лася вертелась на одной ноге, ввинчивая каблук в грязно-белый покров аллеи, дядя Семинар о чем-то договаривался с мамой.

- Куда мы идем? - поинтересовалась Лася, когда Семинар повел ее к выходу из парка.

- Скоро увидишь, - загадочно ответил он.

Из парка они вышли не с той стороны, с которой привыкла Лася, и зашагали по незнакомым улицам. Впереди виднелись острые шпили готического собора и краешек Народной площади, а по сторонам возвышались многоэтажные дома. На одном из них двухметровые скульптуры-атланты поддерживали балкон, во дворе другого сквозь нечастые прутья чугунной ограды Лася заметила маленький фонтан с изящной бронзовой фигурой, а в большом окне (девочка даже остановилась) среди пламенных азалий стоял чудесный гном. Ярко раскрашенный, он то закрывал, то открывал большие удивленные глаза, словно здоровался с прохожими.

Так незаметно они подошли к величественному зданию с белыми колоннами. Высокие ступени вели наверх к нескольким массивным дубовым дверям. Отворив одну из них, Лася очутилась в новом незнакомом мире. Здесь царила тишина, пахло старым лаком, откуда-то доносились приглушенные звуки музыки и пения. Дух торжественности витал в стенах этого здания, и когда дядя Семинар сказал: “Ну вот и наш Храм искусств”, у Ласи даже мурашки по спине побежали.

- Сейчас что-нибудь случится необыкновенное, - решила она.

На втором этаже перед высокой белой дверью толпились ребята. Здесь были Ласины ровесники и дети постарше. Заметив Семинара, они дружно прокричали: “Здрасте” и расступились, пропуская его к двери.

В комнате, в которую они вошли, стоял длинный стол, окруженный деревянными стульями, одну из стен занимали стеллажи. Чего на них только не было! Самодельные фигурки из глины соседствовали с яркими аппликациями, забавные поделки из дерева чередовались с изделиями из лозы. Стены были сплошь увешаны замечательными рисунками.

- Принимайте в свой отряд нового Муравьишку, - прервал Ласино “глазение” Главный Муравей - дядя Семинар.

Муравьишки, то есть ребята, потеснились, приглашая новенькую присесть к столу. Так же как и Ласе, им хотелось поскорее узнать, чем они будут заниматься.

- Сегодня вы сами выберете тему для картины, - сказал Семинар, и комната огласилась радостными восклицаниями.

Тогда Главный Муравей поднял вверх руку, призывая всех к тишине, и, после того как дети умолкли, сказал:

- Муравьишки не кричат, а говорят по очереди. Итак...

Теперь ребята стали говорить по одному. Каждый из них предлагал свою тему:

- Рождение динозаврика... лесное царство... северное сияние... сказка про принцессу...

У Муравьишек, наверное, был такой уговор: когда кто-нибудь из них вносил предложение, все, желающие поддержать его, поднимали руку. Дядя Сема подсчитывал, чья тема наберет больше голосов, и, когда предложения иссякли, сообщил:

- Итак, отряд Муравьишек должен будет выполнить следующую задачу (все затаили дыхание)... сделать вылазку в лесное царство.

Зашумели, загомонили ребята, а дежурные Муравьишки засновали от стеллажей к столу, уставляя его лотками с яркими лоскутами материи, разноцветной бумагой, коробочками, наполненными перышками, бусинками, блестками и тому подобным. Каждый трудолюбивый Муравей вооружился карандашом, ножницами, клеем, и работа закипела. Лася тоже стала раздумывать о том, что бы ей изобразить. И когда она уже решилась сделать медвежонка из красивой бархатной бумаги, какая-то девочка опередила ее, забрав нужный кусочек. Лася немного растерялась, а потом стала поглядывать на свою соседку. Удивительно, но девочка будто и не слышала темы картины: перед ней лежал рисунок, по которому она намеревалась выкроить фигурку сказочной принцессы. Другая Ласина соседка, похоже, надумала сделать чудака-лесовика, чьи лохматые волосы из обрезков бечевки почти закрывали его лицо.

Наблюдать за усердными Муравьишками было интересно, и Лася не заметила, как быстро пролетело время. Когда Главный Муравей закончил рисовать на большом картоне картину, которая изображала сказочный лес, он собирал готовые работы и сказал:

- А сейчас все Муравьи вернутся в свой муравейник и расскажут нам о том, что видели в лесном царстве.

Первой из всех работ он выбрал хорошенькую принцессу и прикрепил ее к картине, установленной на деревянном пюпитре. Рассматривая поделку, Муравьишки прислушивались к тому, о чем рассказывала Ласина соседка:

- Эту маленькую принцессу зовут Ольза. Однажды в ее королевство прилетел космический корабль. Люди с другой планеты могли творить разные чудеса, и король был от них в восторге. А королеве они не понравились, потому что у них были злые глаза. Люди со злыми глазами тайно от всех решили украсть принцессу, но кто-то ее все-таки предупредил. И принцесса убежала в сказочный лес.

Следующей была рассказана история про маленького белого лебедя, который был сделан из легкого гусиного пуха.

- Лебедь - царь того озера, которое было около замка. Это он услышал про заговор инопланетян и предупредил принцессу. А потом сбежал с ней в лес, потому что не был взаправдашней птицей. Царь-лебедь был заколдованным принцем. Вот.

Дальше истории посыпались, как из рога изобилия. Выяснилось, что лес населяли самые диковинные существа. Например, зайчики-роботы только на вид были славными зверушками. На самом деле, они подчинялись коварному лесному чудищу (вот на что пошел Ласин лоскут!). Старый автобус, который сбежал в лес, чтобы не превратиться в груду металлолома, стал пристанищем симпатяги-лесовика. Последний был очень дружелюбным и обладал только одной вредной привычкой: швыряться шишками в прохожих.

Принцессу забрасывть шишками лесовик не стал, она ему сразу понравилась. Зато приложил все силы, чтобы отвадить злых инопланетян, которые преследовали юную красавицу. В этом ему помогали рыжий лисенок Хвостик и сказочное существо Кутепа. Кутепа, вырезанный из оранжевого махрового носка, с ушами, зонтиком сходящимися над головой, был щедро украшен белыми “бородавками” из пенопласта. Он умел становиться невидимкой и таким образом пробираться в тыл к врагам.

Самым храбрым из всех оказался Пушишка. Это он - маленький меховой колобок - покатился по тропинке и завел злодеев прямо в лапы лесного чудища, которое поспешило расправиться с ними. Пушишку смастерил самый младший из детей, на вид самый серьезный. Кажется, что он всерьез верил в существование сказочного леса и его обитателей.

Пока звучали удивительные истории, Главный Муравей трудился, населяя лесное царство. Он приклеивал и прикреплял героев сказки к плотному картону картины.

- Добро пожаловать в лесное царство! - наконец объявил он.

Муравьишкам новое произведение пришлось по душе. Они еще долго толпились у картины, украшая ее и дополняя свои истории. Ласе тоже понравилась картина с разными чудиками на ней. Когда они шли с дядей Семой домой, она так ему об этом и сказала, а затем спросила:

- А может такие чудики где-то есть? Допустим, идешь по лесу, а они все попрятались.

- Стра-а-ашно, - пошутил Семинар. - А если взаправду, то все, что придумывает человек, есть на самом деле. Только в другом мире, который существует одновременно с нашим, земным.

- А почему его не видно? - поинтересовалась Лася.

- Глазами его не всякий увидит, но с помощью чувств можно кое-что о нем узнать, а потом изобразить или рассказать то, что чувствуешь.

- Выходит, и мой Джакси существует, и Маня, и Рой? - удивилась Лася.

- Выходит так, - согласился Семинар и подмигнул ей:

- Ну что, поступаешь в отряд Муравьишек?

- Да! - с готовностью отозвалась Лася.

- Тогда получи первое задание. Тащи в большой Муравейник лоскуты, бумагу, обертки... - в общем, любой хлам, от которого спешат избавиться взрослые. Задание принято?

- Принято, - кивнула Лася и вприпрыжку побежала по ступенькам на третий этаж, к себе домой.

  Скачать книгу — Е. Райт «Ласин мир»


RSS










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика