ЛАСИН МИР

Е. Райт

13. ЦВЕТОЧНЫЙ БАЛ

- Бабушка! Бабушка, иди скорей сюда! Посмотри, что я нашла! - кричала из коридора Лася, которая только что вернулась с мамой и Томиком после утренней прогулки.

- Не могу! - донеслось из кухни. Я очень занята!

Бабушкин отказ ничуть не смутил внучку и, едва сбросив ботинки, она побежала к бабушке, намереваясь поделиться с ней своей радостью.

- Гляди, какую драгоценность я нашла,- сказала она, протягивая бабушке то, что до сих пор было крепко зажато у нее в ладони.

- Это просто кусок толстого стекла, - трезво рассудила бабушка, разглядывая Ласину находку поверх сползающих ей на нос очков.

- Не может быть! Мама тоже знает, что это драгоценность, - не сдавалась внучка.

- Ну, раз мама так считает, значит так оно и есть, - примирительно сказала бабушка Эля.

Кистью руки она подвинула непослушные очки и вернулась к прерванной работе. Лася, заинтересовавшись тем, что делает бабушка, спросила:

- Буля, а можно я помогу тебе фиалочки пересаживать?

- Садись рядышком и учись, - предложила бабушка.

Затаив дыхание, наблюдала Лася за тем, как ловкие бабушкины руки вынимали растение из одного горшочка и переносили в другой, больший, как досыпали землю и поливали затем цветы. Пересаженные растения теперь казались более пышными и нарядными. Любуясь ими, бабушка рассказывала:

- Вообще-то правильно называть эти цветы не фиалками, а сенполиями. В честь барона Сен-Поля, который первым обнаружил их в Африке.

- В Африке?! - не поверила Лася.

- Да, вблизи водопадов и рек, высоко в горах, нашел он цветы, удивительно напоминающие настоящие фиалки. Он собрал семена и переслал их в Европу. С тех пор это одно из самых любимых комнатных растений.

- Ой! - вскрикнула девочка, потому что бабушка Эля, заговорившись, случайно отломила лист одной из розеток.

- Ничего,- успокоила ее бабушка.

Она сейчас же налила в пузырек темного стекла воды и поставила туда отломанный лист. Удивленной внучке она пояснила, что листик вначале пускает корни, потом его садят в землю, а через некоторое время из него вырастает маленькая фиалочка.

Наверное, и вправду, бабушкин рассказ произвел на Ласю большое впечатление, потому что ночью ей приснился удивительный сон.

Ей привиделось, будто она очутилась в странном помещении, в котором было множество цветов. Все они произрастали здесь в горшках, и даже в кадках. Мимо них сновали какие-то зеленые существа маленькие гуттаперчивые человечки с длинными шлангообразными руками и такими же ногами.

- Постойте! Одну минуточку! - пыталась Лася обратить на себя внимание кого-нибудь из них.

Но озабоченные садовники словно не слышали ее: они проносились мимо, ненадолго останавливаясь, чтобы что-то подрезать, полить или подвязать. Тогда Лася решилась. Она поймала одного из маленьких тружеников за руку и, о ужас! рука отломилась.

- Ничего, ничего, - вдруг прорезался у зеленого существа дребезжащий кукольный голосок. Сейчас мы ее посадим.

Он вручил остолбеневшей Ласе маленькую лопатку, а сам подобрал с пола то, что прежде служило ему рукой. Затем он велел девочке следовать за собой.

- Меня называют Фуа, - по дороге представился он. - Я самый наимладший помощник садовника в королевской оранжерее.

Когда они подошли к грядке, в которой росли... руки и даже ноги, Фуа велел Ласе выкопать неглубокую ямку и воткнуть туда зеленый стебель своей бывшей руки. Пока девочка из большой прозрачной лейки поливала саженец, Фуа пытался, как мог, рассеять ее недоумение:

- Когда у нас что-нибудь ломается, рука или нога, мы сразу садим их в землю. Из пальчиков потом вырастут стебли. На них появятся цветочки и листья, потом плод-коробочка. Погляди сюда!

И маленький садовник указал на одно из растений. На нем, на высоте одного метра над землей, висела сухая коричневатая коробочка, размером с кокосовый орех. Она вдруг затрещала по швам, раскрылась, и оттуда выпал… маленький зеленый человечек точная копия Фуа. Садовник подхватил малыша и сразу перенес в стеклянный домик.

- Тепличка, - пояснил он, - для новеньких.

Лася только было отважилась спросить Фуа, как он будет теперь управляться одной рукой, как вдруг что-то зазвенело, загудело...

- Скорей, скорей! - заторопил ее садовник.

И они побежали по длинному проходу оранжереи. Мимо них, толкая небольшие тачки, проносились другие садовники.

- Наш участок - голубые фиалки, - тараторил на бегу Фуа. - Хватай тележку! Скорее, скорее! Королевский бал! Цветы!

Из его беспорядочных выкриков девочка поняла, что в тележку необходимо установить горшочки с фиалками, которые будут отправлены во дворец специально на королевский бал. Когда Лася и ее спутник передали свою тележку, заполненную прелестными голубыми фиалками, старшему садовнику, следившему за погрузкой цветов, Фуа с облегчением вздохнул. В отличие от него, Лася вздохнула огорченно.

- Вот бы попасть на бал! - размечталась она.

- Проще простого, - неожиданно сказал зеленый человечек и гуттаперчиво улыбнулся. - Туда пускают всех. Только вначале надо пройти тест.

Неизвестно как Лася затем очутилась в огромном, воистину королевском, парке. Кроме нее там было великое множество людей, одетых худо и хорошо, в старинные и современные одежды. Все они стояли или прогуливались, словно ожидали чего-то. Вдруг на головы присутствующих, прямо с неба, посыпалась всякая всячина: золотые орешки, блестящие конфетные обертки, позолоченные безделушки и так далее. Все, как один, бросились подбирать эти вещицы, набивая ими карманы. Изумленная происходящим, Лася не торопилась следовать их примеру. Она просто стояла и наблюдала, когда внезапно почувствовала, что все вокруг переменилось.

Теперь девочка находилась посреди величественного, сияющего тысячью огней зала. Вдоль стен его стояли цветы. Она узнала их: это были цветы из оранжереи.

В конце зала на высоком троне, как и полагается, восседал король.

- Поздравляю вас! Вы успешно прошли тест. Милости прошу на наш бал, - обратился он к Ласе.

Девочка, смущенно взглянув на статного молодого мужчину в малиновом просторном костюме, спросила:

- А где же остальные?

- Остальные? В парке. Они не прошли тест и теперь будут слушать музыку там, внизу.

- И королева? - удивилась Лася.

- И королева и обе ее дочери, - подтвердил король.

Эти слова короля еще больше смутили девочку, и все же она осмелилась спросить:

- Что же это за бал, когда никого нет?

Король только рассмеялся в ответ. Он подошел к своей маленькой гостье, взял ее за руку и подвел к одной из корзин. В ней были собраны разноцветные цикламены. Широким жестом он повел над ними рукой, и вот уже вместо горшечных растений перед Ласей выстроились кавалеры в белых, розовых, сиреневых и пунцовых бархатных костюмах.

- Вы просто волшебник! - восхитилась девочка.

Но король не согласился с ней.

- Девочка, чудес на свете не бывает. Все создается мыслью. В вашем земном мире этого не видно, а у нас только пожелай тут же получишь результат. Хотите попробовать?

Лася согласилась, и король подвел ее к “анютиным глазкам”, чтобы она превратила их в девушек. Стоило только ей представить своих героинь, и тут же место корзины, полной трепетных растений, заняла стайка прелестных девочек в пышных платьицах.

- Да-а, - задумался король. Барышни, пожалуй, маловаты.

Лася и сама сообразила теперь, что юные леди рослым кавалерам не пара. Но король утешил ее:

- Мы сейчас же исправим ошибку. Я берусь “изготовить” дам постарше, а вам предоставляю право вырастить для своих малышек таких же юных партнеров.

Сказано – сделано. И вскоре яркие орхидеи превратились в элегантных дам, а фиолетовые, голубые, белые и розовые сенполии в молоденьких кавалеров. В мгновение ока составились пары. Сам король протянул Ласе руку, приглашая ее на танец. Сообразив, что одета в желтую с веселыми зверушками пижаму, Лася застеснялась.

- Я читаю ваши мысли, уважаемая гостья, - сверкая глазами, обратился к ней король. В этом мире ничего невозможно скрыть все мысли известны. Примите же подарок!

О таком платье Лася могла только мечтать! Ах, как славно было бы поглядеть сейчас в зеркало. Однако король взмахнул рукой и откуда-то раздалась танцевальная музыка. Все закружились в танце, и Лася вместе с хозяином бала тоже стала двигаться, подчиняясь энергичному ритму. Вскоре ослепительный свет дворцового зала сменился сиянием волшебных лучей. Когда на танцующих падал, к примеру, голубой луч они возносились над полом и парили в воздухе, подобно пляшущим эльфам. Как только они оказывались под розовым лучом, как на них накатывал неописуемый восторг. Зато фиолетовый луч превращал танцующие пары в невидимок. Зеленый луч...

Очутившись в поле зеленого луча, Лася вдруг вспомнила о маленьком садовнике и вновь забеспокоилась о нем. И тут же она поняла, что снова находится в оранжерее. Здесь по-прежнему кропотливо трудилось множество юрких садовников, но теперь Лася знала, что стоит ей только захотеть, и она встретится с Фуа.

Да, да, да! Вот он стоит перед ней! Но что это? У него снова две руки! Он машет ими Ласе и улыбается широкой приветливой улыбкой.

На этом Ласин сон прервался. Первое, что она сделала, когда проснулась, побежала на кухню, чтобы взглянуть на отломанный вчера листик сенполии. Убедившись, что он не успел еще пустить корешки, девочка возвратила пузырек на подоконник.

- Да уж, на земле все происходит так медленно, – вздохнула она.

14. ПОЛЕТЫ В КОСМОС И НАЯВУ

Высунув от старательности кончик языка, Джонни переписывал из учебника текст. Лася, которая нередко присоединялась к нему, когда он делал уроки, печатными буквами выводила те же предложения: “ПЕРВЫМИ В КОСМОСЕ ПОБЫВАЛИ СОБАКИ БЕЛКА И СТРЕЛКА. ПЕРВЫМ КОСМОНАВТОМ СТАЛ ЮРИЙ ГАГАРИН”.

Справившись с непростым для нее заданием, девочка сказала:

- Надо же, какие храбрые собачки!

Но Джонни был настроен весьма скептически:

- Вот еще! Они просто дрессированные. Они же не знали, что в Космос летят.

- Получается, храбрые только люди? - задумалась Лася.

- Только мальчики. Девочки – трусихи.

- Но ведь в Космосе побывали и женщины, даже тут написано, пальцем показала Лася то место в учебнике, где были перечислены женщины-космонавты.

Но Джонни не так-то легко было переубедить:

- Тоже мне, сравнила! Во-первых, мужчин летало намного больше, а во-вторых, девчонки все равно боягузки. Мышку увидят визжать начинают. У нас за кулисами мышка завелась. Так один раз Мартышка ее увидела...

- Кто-кто? - не поняла Лася.

- Маришка-мартышка, одна девчонка из студии. Она, как ее увидела, влезла на табуретку и кричать стала. Мыша давно убежала, а Мартышка ни с места. Мы ее сначала уговаривали слезть, а потом надоело. Так она на табуретке и простояла до конца репетиции.

- Ну, не все же такие! - попыталась вступиться за девчоночье племя Лася, но по всему было видно, что ее собеседник остался при своем мнении.

Он решительно поднялся из-за стола и скомандовал:

- С уроками покончено. Айда на улицу!

В большом дворе Джонниного дома было раздолье для детей. Рядом со спортивной площадкой, где ребята постарше играли в баскетбол, стояли разнообразные сооружения для лазания, ползания и катания. Лася и Джонни стали съезжать с высокой горки и вдруг заметили, что освободились качели, покататься на которых всегда находились охотники.

Девочка первой уселась на лакированное деревянное сидение, прикрепленное толстыми металлическими прутьями к перекладине. Это означало, что сейчас очередь Джонни раскатывать качели. Не дожидаясь, пока Лася как следует подберет ноги, он с великим рвением принялся за дело.

Не надо так сильно, попросила его девочка.

Однако Джонни точно муха какая-то укусила: он толкал качели все сильнее и сильнее. Наверное, он хотел доказать, что девчонки все-таки трусишки.

Ласе хотелось закричать или, на худой конец, расплакаться, но потом она вспомнила их давешний спор и закусила губу. Вцепившись руками в железные прутья, она старалась теперь не смотреть вниз, чтобы не закружилась голова. Так учил ее папа. Рип-рип, скрежетали плохо смазанные петли качелей, рип-рип...

И вдруг… одна из петель сорвалась! Прут, который держался на ней, тут же полетел вниз, а деревянный стульчик выбросил девочку на несколько метров вперед. От сильных ушибов ее спасло только то, что она попала в кучу песка, приготовленного для песочницы.

Джонни буквально остолбенел от испуга, а Лася, напротив, тут же вскочила на ноги, не обращая внимания на разбитое в кровь колено. Встревоженные взрослые очевидцы происшествия поспешили ей на помощь, но девочка не желала останавливаться, она торопилась домой.

- Ласька, пошли к нам домой, - догнал ее Джонни.

Он чувствовал себя виноватым и, как мог, старался загладить свою вину.

- Пойдем, я тебя отремонтирую - будешь как новая, - не отставал он от Ласи.

Уже завернув за угол, девочка вдруг остановилась, и ее сосредоточенное лицо посветлело.

- Ладно, пойдем, согласилась она.

Дома Джонни показал себя настоящим эскулапом. Первым делом он ощупал Ласины суставы, поминутно спрашивая: “Болит, не болит?” Убедившись, что на все его вопросы пациентка отрицательно мотает головой, юный доктор вздохнул с облегчением. Теперь оставался сущий пустяк: обработать ушибленное колено.

Как правило, едва завидев пузырек с перекисью, Лася сразу же принималась скандалить. Однако нынче, когда Джонни, смочив здоровенный кусок ваты, приложил его к ранке, она только зажмурила глаза. Прислушиваясь к бодрому шипению перекиси, “доктор” старался как можно тщательнее провести обработку. Он не пожалел для этого ни ваты, ни зеленки. Только тогда, когда большое зеленое пятно украсило Ласину коленку, Джонни вдруг сообразил, что девочка перенесла все молча.

- Ну, ты прямо космонавт! - восхитился он и, смешно вращая глазами, добавил:

- Считай, что прошла первую проверку. Летала, летала, а потом ка-а-ак приземлилась!

Лася засмеялась. И тут уж они стали вспоминать все подробности недавнего происшествия. При этом Джонни не жалел эпитетов, называя себя по очереди то ”ослом”, то “козлом”, то “бараном”. Теперь и Лася призналась, что, на самом деле, ей было очень-очень страшно и только из-за космонавтов она не стала плакать. Снова и снова возвращаясь к своим переживаниям, дети не заметили, как с работы вернулся Джоннин отец.

- Ну-с, господа, чья кровь пролилась здесь? - спросил он, указывая на куски грязной ваты, разбросанные по полу.

Джонни смущенно посмотрел на Ласю, а та - на свое колено.

- Я упала, - сообщила она.

- С кем не бывает, - заметил доктор. - И если ничего не болит, - тут он вопросительно посмотрел на Ласю, - тогда скоро заскачешь кенгурой.

Конечно, мастером по скаканию “кенгурой” оказался Джонни. Переодеваясь, отец слышал, как немыслимо громко стучали по полу кроссовки сына, как заливались хохотом дети. Облачившись в домашнее, доктор вернулся в комнату:

- Ребятишки, пойдемте обедать. Я вам тут болики-лелики принес.

- Ой, обед! - вспомнила Лася и тут же засобиралась домой.

Она осторожно разогнула колено, вышла в коридор и сунула ноги в туфли, а потом вдруг остановилась в нерешительности.

- Что-нибудь не так? - поинтересовался Джоннин отец.

- Я боюсь, - сказала девочка. - Меня ругать, наверное, будут.

Доктор усмехнулся:

- Так-таки ругать? Впрочем, я позвоню. Доложу об аварии. Только подробности мне неизвестны.

Сообразив, что от нее ждут каких-то объяснений, Лася замялась, а Джонни неожиданно заявил:

- Не надо звонить. Я сам ее провожу.

Когда дети позвонили в дверь Ласиной квартиры, им открыла мама с Томиком на руках. Словно сговорившись с доктором, она спросила:

- Есть будете? Бабушка болики-лелики свежие принесла.

- Да, да, да! - заторопила ее дочь, обрадовавшись, что мама не заметила ободранное колено и испачканное платье.

Однако Ласина радость была преждевременной. В следующее же мгновение мамины брови взлетели вверх и она с удивлением спросила:

- Это где же тебя так угораздило?

- Просто, упала, - соврала Лася.

- Почему же ты сразу домой не пришла? - встревожилась мама.

В ответ девочка только пожала плечами. И тут вперед выступил Джонни:

- Это из-за меня. Это я во всем виноват.

Мальчик стоял с опущенной головой, и мама Сана поняла, как нелегко далось ему это признание. За этим признанием посыпались следующие. Сжав покрепче кулаки в карманах своего комбинезона, Джонни подробно рассказывал о споре с Ласей; о том, как он хотел доказать, что девчонки трусливый народ; о том, как она упала. Выложив все, он осмелился взглянуть Ласиной маме в лицо и внезапно получил изрядную оплеуху от... пятимесячного Томика. Малышу не нравилось в коридоре, и он вначале хлопал по руке маму, а потом, убедившись, что мамино внимание приковано к другому мальчику, направил свой гнев на него.

Сдерживая малыша, мама сказала:

- Я могу добавить только одно. Молодец, что признался.

15. ЖЕМЧУЖИЧНЫ

В конце учебного года Дом детского творчества, в котором Лася и Джонни занимались по воскресеньям, устраивал большой детский праздник. Все ребятишки: из театра, разных студий и кружков были приглашены в городской речной порт, чтобы совершить небольшую прогулку по реке.

Лася еще никогда не бывала в порту и теперь внимательно рассматривала все вокруг: здание речного вокзала, катера, пеструю толпу пассажиров. Она так увлеклась, что даже не замечала, куда идет. Если бы не Джонни, который крепко держал ее за руку, она непременно споткнулась бы о трап, приставленный к борту белоснежного красавца-катера, под названием “Жемчужина”.

По крутой лесенке вместе с другими ребятишками Лася и Джонни быстро вскарабкались наверх. Там, на просторной верхней палубе, их рассадили за маленькие столики. Было шумно и весело. Живо обсуждалось предстоящее плавание.

Перед самым отплытием на палубу вышел капитан – настоящий капитан в форме. Он попросил юных пассажиров вести себя культурно и непременно обратить внимание на красоту реки и обоих берегов. Лася тотчас же последовала его совету, и, несмотря на то что катер только-только стал отходить от причала, уже вглядывалась в далекие очертания противоположного берега. Она даже вздрогнула, когда раздались громкие аплодисменты. Девочка повернула голову и увидела перед микрофоном, установленным в начале палубы, руководительницу Джонниной студии. Как всегда громогласно, Рапира обратилась к присутствующим:

- Ребята! Поздравляю вас с чудесным праздником - началом летних каникул. Прошу вас, поприветствуйте хозяйку этого праздника - принцессу Жемчужину!

Под дружные аплодисменты из двери появилась “принцесса” красивая стройная девушка в белом атласном костюме. Лася заметила, что ее наряд был щедро расшит бусинами, а пышные волосы, запястья, и даже щиколотки, украшали нити искусственного жемчуга.

- Это наша учительница танца, - громким шепотом сообщил Джонни.

Лася пропустила мимо ушей это замечание, ей хотелось думать, что перед ними стоит настоящая принцесса. Ведь девушка даже говорила, как истинная особа королевской крови, стихами:

- Сестер и братьев дорогих и свиту устриц говорливых оставила на дне речном. Теперь помощники нужны мне. Прошу вас, помогите мне!

Едва она договорила, как из-за разных столиков вскочили некоторые дети и немедленно подбежали к ней.

- Да это же все наши, из театра! - удивился Джонни.

- Пошли! - вскочил он со своего места и потянул за собой Ласю.

Уже на лестнице догнали они принцессу и ее свиту, однако у дверей в носовой салон, где была оборудована артистическая, дорогу им преградила Рапира:

- Джон, куда это вы собрались? Сегодня у нас работает только старшая группа!

- Ну, пожалуйста, Ра Пировна! Мы тоже хотим помогать, - начал просить Джонни.

Пока он препирался с Рапирой, Лася заглянула в салон. Там принцесса и тетя Маша помогали переодеваться юным актерам. Вот Жемчужина повернула голову в сторону двери и встретилась с восторженным взглядом девочки.

- Ра Пировна, - обратилась она к руководительнице, - разрешите им немножко побыть моими личными помощниками.

Рапира, которую кто-то позвал наверх, бросила на ходу:

- Под твою личную ответственность!

Жемчужина ласково улыбнулась и поманила детей пальцем.

- Нету у нас на таких маленьких ничего, - озабоченно говорила тетя Маша, пересматривая костюмы.

- Тогда сделаем вот что, - сказала принцесса и сняла с себя бусы.

Она надела их Ласе на голову и закрепила невидимками так, чтобы они опустились белым веночком девочке на лоб.

- Это наша Белая Жемчужинка, - объявила принцесса. - А сейчас оденем Черную.

И она уговорила одного мальчика, одетого в костюм Кота в Сапогах, отдать Джонни черную кожаную жилетку и черный же пояс с большой металлической пряжкой.

Расшумевшиеся было дети притихли, когда на верхней палубе появилась принцесса Жемчужина и ее свита: герои известных сказок и две малышки-Жемчужинки. Сказочные персонажи выступили первыми. Оказалось, что они очень торопились на праздник.

Например, когда Кот в Сапогах получил высочайшее приглашение от принцессы, он только что поймал великана, который изволил превратиться в мышку. И вот теперь эта мышка у Кота в кармане. Он похлопал себя по оттопыренному карману, который издал при этом подозрительный писк.

Золушка явилась на праздник босая, уверяя, что приглашение застало ее во время примерки туфельки. Серый Волк... Словом, все сказки оказались неоконченными. И теперь необходимо было их завершить.

Пока Кот в Сапогах под общий визг гонялся за будто бы выскочившей из его кармана мышью, запыхавшийся принц догнал-таки Золушку и надел ей на ногу хрустальную туфельку. Серый Волк поразил зрителей тем, что одним махом расстегнул молнию на своем огромном животе, и оттуда выпало семеро плюшевых козлят. Белоснежка, гномы и другие герои так же благополучно справились со своими заданиями, после чего принцесса и ее многочисленная свита вернулись в артистическую.

Из-за неподвижного стояния у Ласи очень устали ноги, и она с облегчением опустилась на скамью. Это не укрылось от принцессы и, вместо того чтобы снова взять маленьких Жемчужинок с собой наверх, она велела им сидеть и ожидать, пока их позовут.

Когда все ушли, Лася и Джонни легли на прохладные деревянные скамьи. Лежа на животе, через большие окна они могли наблюдать, как плещется за бортом вода, как проплывают мимо барашки причудливых облаков. Вот прилетели и сели на воду птицы:

- Смотри, смотри! - позвала друга Лася. - Какие миленькие уточки!

- Ой, не могу! - засмеялся в ответ Джонни. - Какие уточки?! Это же чайки!

- Ну и что. Они похоже плавают, - не сдавалась Лася.

Джонни намеревался еще подразнить подружку, но тут ее позвали. Когда Лася взбежала по крутому трапу наверх, то услышала:

- А вот и наша Белая Жемчужинка!

И принцесса взяла ее за руку:

- Сейчас она наградит своего спасителя призом.

Кто-то (Лася даже не успела разглядеть, кто) сунул ей в руку хрустящий пакет с призом: полураскрытую раковину из белого шоколада, в которой заманчиво светилась большая сахарная жемчужина. Лася решила, что подарок предназначается ей, и вежливо поблагодарила принцессу, однако та легонько подтолкнула девочку вперед и шепнула ей прямо на ухо: “Отдай этому мальчику”.

Лася послушно отдала раковину мальчику победителю какого-то конкурса.

- Ребята! - говорила далее принцесса. - Нам удалось спасти Белую Жемчужинку, а теперь поспешим на помощь Черной. Она захлопнулась в своей раковине и не может выйти. Только вы своим искусством в состоянии освободить ее. Створки ее раковины раскроются в ответ на самое прекрасное стихотворение.

Так был объявлен конкурс на лучшее стихотворение. В конце его наступил черед Джонни показаться на публике. Он тоже ошибся! Так же, как и Лася, он подумал, что подарок предназначен ему, и был весьма обескуражен, когда к нему подошла какая-то девочка. Теперь настал Ласин черед подтрунивать над всезнайкой-Джонни.

После того как белая раковина из рук мальчика перешла к победительнице, обе маленькие Жемчужинки последовали за принцессой вниз и там столкнулись с Рапирой:

- А вы чего не остались наверху? Там сейчас угощение будет.

- Мы же помощники принцессы, - напомнила ей Лася.

- Помощнички, - усмехнулась руководительница и, поворачиваясь всем корпусом своего крупного, но подвижного тела, поспешила на верхнюю палубу к детворе.

- Софико, - позвала принцессу тетя Маша. - Отпусти детишек, пусть со всеми вместе поедят. Там и лимонад, и пирожные.

- Пусть сами решают, - подмигнула "детишкам" принцесса Жемчужина.

- Ну, я пошел, - объявил Джонни и двинулся к выходу, но когда увидел, что Лася даже не думает идти следом, остановился.

- Ты чего? - удивился он.

- Я с принцессой, - твердо сказала девочка.

Так верные помощники остались в обществе Софико и тети Маши, чтобы разделить их скромную трапезу. Яйца вкрутую, яблоки, бутерброды - все было поделено поровну, когда неожиданно послышался легкий стук и чье-то покашливание. Дети обернулись и увидели капитана. Он подошел к Софико и, вручая ей прекрасную темную розу, пригласил ее пообедать в его каюте. Ласино сердце затрепетало: вот бы сейчас оказаться на месте принцессы. Увидеть каюту капитана что может быть интересней?!

Но Софико неожиданно отказалась:

- Извините, я не могу оставить своих друзей.

- Так в чем же дело?! - улыбнулся капитан. - Я и друзей приглашаю.

Он подал принцессе руку, но она, прежде чем принять приглашение, повернулась к своим спутникам. Джонни и Лася встали, готовые последовать за ней, а тетя Маша та только рукой махнула:

- Вы идите в гости. Ваше дело молодое. А я уж тут посижу, по-стариковски.

В каюте капитана было несколько интересных приборов, которые он с удовольствием показал гостям. Однако длинной эта экскурсия не была, так как вскоре стюард пригласил всех к столу. В жизни своей Лася не ела таких экзотических блюд: видимо, капитан был большим лакомкой. Их также “потчевал” помощник капитана. Он играл на гитаре и пел озорные песни. Лася даже запомнила припев одной из них:

Чики-бок, Чики-бок
По волнам-морям скитался,
Но, увидев Бики-чок,
Сразу на берег списался.

- Чики-бок, Чики-бок, - напевала Лася, спускаясь с трапа в самом безмятежном настроении.

- Боже мой, я уже все глаза проглядела, а вас все нет и нет! - возмутилась бабушка, которая встречала детей на причале.

- Мы с капитаном обедали, - важно сказала Лася и, повернувшись лицом к катеру, приветливо помахала капитану рукой.

Когда капитан помахал девочке в ответ, бабушка произнесла только: “Ну и ну!”, в очередной раз поражаясь Ласиным проделкам.

16. МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ.
СЛАДКИЙ МИР

Каждый год, сколько себя помнила Лася, летом их семья выезжала отдыхать на дачу. В один из вечерних июньских дней папа вернулся с работы позже обычного и сообщил:

- Девочки! В выходные переезжаем! Я снял дом - просто чудо. Два этажа, лес вокруг, речка рядом.

Лася очень обрадовалась: наконец-то можно будет гулять вволю, плавать, играть на природе. Только вот с кем?

- А Джонни с нами поедет? - спросила она.

- Это как мама и бабушка скажут, - ответил ей папа.

Бабушка Эля, которую оторвали от чтения мудреной французской книги, заявила прямо:

- Лася, я и мама тоже отдохнуть хотим. А ты предлагаешь, впридачу к двум ребятишкам, еще и третьего. Стирка, готовка...

- Тогда я не поеду, - не менее категорично объявила внучка.

Ее ответ, наверняка, возмутил бабушку. Бабушка отложила в сторону книгу и, как обычно в таких случаях, собиралась провести “воспитательный момент”. Однако на сей раз он не состоялся в дверь позвонили. Покачав головой, что демонстрировало крайнее неодобрение, бабушка Эля пошла, чтобы открыть, и уже через минуту прихожая огласилась радостными возгласами:

- Заходи, Меркуция! Заходи, дорогая! - приглашала бабушка, вводя в комнату старенькую женщину.

Тетушка Меркуция когда-то обучала детей рукоделию. Среди них была и Ласина бабушка. С тех пор прошло много лет, но бабушка Эля не забывала навещать свою любимую учительницу, а та изредка наведывалась с ответными визитами.

Всякий раз, когда в гости приходила тетушка Меркуция, она вручала Ласе небольшой подарок: подушечку для иголок в виде плюшевого ежика, красиво вышитый платочек... Вот и сейчас первым делом она извлекла из своей расшитой бисером сумочки нарядную коробочку и протянула ее Ласе. Там оказались любимые Ласей “лимонные дольки”. Девочка поблагодарила и хотела угостить всех леденцами, но бабушка Эля посоветовала приберечь их к чаю.

Как только бабушка удалилась, чтобы приготовить чай, тетушка Меркуция спросила Ласю:

- Что ты, цветик, приуныл?

Выцветшие голубые глаза старой женщины смотрели на девочку так участливо, что ей захотелось поделиться своим горем:

- Вообразите, тетушка Меркуция, мы едем на дачу. А у меня есть друг. Его зовут Джонни. Я хочу, чтобы он ехал с нами на дачу, а мне не разрешают.

Старушка по-доброму улыбнулась, а потом сказала:

- Дружочек, но ведь с товарищем вы ненадолго расстаетесь, и, потом, там, наверно, найдутся другие увлекательные занятия.

- Без Джонни будет неинтересно, - вздохнула Лася.

- Не грусти, дружок. Послушай что я тебе скажу. В одной старой-престарой книжке, по которой я еще в гимназии училась, была такая сказка. Когда в жизни с трудностями сталкиваюсь, всегда вспоминаю ее.

Так вот. Однажды поставила хозяйка в погреб крынку с молоком, а две маленькие мышки возьми да и попади туда. Едва мышки угодили в молоко, они стали барахтаться. Очень скоро одна из них решила, что никогда им не выбраться наружу, а потому опрокинулась лапками кверху и утонула в молоке. Ее напарница продолжала барахтаться изо всех сил. Она работала лапками до тех пор, пока не почувствовала, что бороться дальше не в состоянии. Тогда и она опрокинулась на спинку, готовая утонуть. Но она не утонула! Оказалось, что, пока она барахталась, то взбила из молока масло. А это, дружочек, означает, что никогда не стоит терять надежду на лучшее. Все будет хорошо.

- Я вам не помешаю? вошла в комнату раскрасневшаяся бабушка Эля с большим расписным подносом.

- Что ты, Эличка! Мы как раз обо всем поговорили, - заметила тетушка Меркуция, помогая бабушке снимать с подноса чашки с ароматным чаем, пузатую белую сахарницу, вазочки с печеньем и пряниками.

Взрослые любили поговорить за чаем, поэтому ждать, пока они обсудят все свои проблемы, Лася не стала. Кое-как справившись с горячим напитком, она выскользнула в коридор и уселась перед телефоном. Ее по-прежнему заботило только одно – поездка на дачу.

- Конечно, - ответил ей Джонни, едва узнал в чем дело. - Я тоже думал, что мы все лето с тобой в парке на великах кататься будем или на речку ездить.

В трубке раздался горестный Ласин вздох, и мальчик почувствовал, что должен что-то немедленно предпринять, что-то придумать.

- Слушай! - вдруг сообразил он. - Я с папой своим поговорю. Может, он что-нибудь придумает.

Весь вечер Лася напряженно прислушивалась: авось раздастся телефонный звонок и низкий голос доктора произнесет что-нибудь вроде: “Господа, я придумал!” Но телефон был нем. Пребывая в глубокой задумчивости, девочка отправилась в ванную и там, кое-как почистив зубы, принялась рассматривать веселых медвежат и смешных зайчиков у себя на пижаме. Зайчики были зубатые с большими выпуклыми глазами, поэтому Лася решила назвать их “Зубчики”, а медвежат, которые были одного размера с зайчиками, “Мальками”. Ей даже сказку захотелось про них сочинить, только в этот момент зазвонил телефон.

Когда Лася догадалась о том, кто звонит, она тут же выскочила в коридор.

- Да-да, в этом районе совсем недорого, - говорил в трубку Ласин папа. - Там дачи старые, есть совсем заросшие раздолье для детей. Когда договоритесь позвоните. Вместе и переедем.

Как только папа повесил трубку, Лася подскочила к нему:

- Папа, папа! Джонни тоже поедет на дачу?!

- Да, малыш, поедет, - засмеялся папа и подхватил дочку на руки.

Он стал кружиться с ней и приговаривать:

- Зубная паста вкусная-вкусная. Дочурка на десерт любит пасту. Она с апельсином...

- И с лимоном! - выкрикнула Лася, догадавшись, что весь рот у нее в пасте.

- Что за шум, дети мои? - выплыла из темноты бабушка Эля.

- А бабушка на десерт любит клубничный крем! - еще больше развеселилась девочка, показывая на бабушку, чье лицо было покрыто густым слоем крема.

Бабушка Эля, когда узнала новость, даже перестала барабанить пальцами по лицу (чтобы крем впитался):

- Вот это дело, - рассудила она. - Еще один взрослый, да к тому же врач...

Оживленную беседу прервала мама, появившись с Томиком на руках. На довольном личике малыша виднелись следы детской каши.

- Один другого краше, - заметила мама, оглядев присутствующих.

- Семья пачкунов! - воскликнула Лася, и все стали смеяться.

Даже братец заулыбался во весь свой беззубый ротик.

Ласе не хотелось расставаться с радостной атмосферой этого вечера. Нырнув в постель, она решила, что праздник непременно следует продолжить, и... позвала своих друзей:

- Рой и вы, Джакси и Маня, слушайте, что я вам скажу. Сейчас мы отправимся в одну сказочную страну. Ну-ка, раз, два, три!

Действительно, в этой стране было на что посмотреть. Пейзаж были такими красочными, как на детском рисунке. А пахло... Носы песика и кошки живо задвигались. ”Няу!” воскликнула Маня и стремглав помчалась к реке, что протекала неподалеку. Джакси, усиленно обнюхивающий один из булыжников у себя под ногами, вдруг с весьма решительным видом впился в него зубами. Наблюдая за более чем странным поведением своих друзей, Рой вопросительно посмотрел на Ласю:

- Здесь все съедобное! Вот! - торжествующе объявила она. - Речка из молока, камни - сладкие кексы с изюмом, а на деревьях “растут” разноцветные леденцы.

- В таком случае, что же делать в этой стране? Только есть? - задумался Рой.

Ласю удивила недогадливость друга:

- Ведь можно еще играть! Хочешь, домик построим?

Немного погодя работа закипела вовсю. Топориком, который всегда носил при себе, Рой принялся вырубать из козинаковых гор камни для строительства. Маня и Джакси на самодельных салазках, которые они смастерили из цельного куска сахара-рафинада, свозили камни в одно место. Где же была Лася? В это время она стояла на склоне вулкана, изрыгающего горячую тягучую массу (из такой делают ириски), и, пока масса еще не остыла, поспешно заполняла ею скорлупки кокосовых орехов. Затем девочка бежала на стройку, чтобы скрепить “ирисочным цементом” несколько камней.

Когда возникла проблема с крышей, Джакси предложил использовать вафли – те самые, которые “вафельным лесом” раскинулись по ту сторону реки. Вафли, уложенные слоями, напоминали черепицу и крепко держались на гвоздиках из лакричных палочек. “Стены и крыша готовы значит строительству конец”, решили друзья. Только попав внутрь дома, они сообразили, что о мебели-то они забыли. На сей раз отличилась кошка Маня большая любительница комфорта.

- Няу, - сказала она, зевая. - Там недалеко есть белое, мягкое и очень сладкое. На нем о-очень удобно лежа-ать.

Кошка потянулась и, не торопясь, двинулась в сторону козинаковых гор. Перевалив хребет, друзья попали в долину, полную разнообразной... пастилы. Мебель из нее получилась мягкая, хотя и не слишком прочная. Но так как заменить испорченную было парой пустяков, никто не стал искать лучших решений.

Вскоре Лася почувствовала, что очень устала. Она улеглась на диван из розовой пастилы и уснула. Наверное, она уснула по-настоящему, и во сне ей приснилось, что она спит (поверьте, так бывает). И вот снится ей, что она вновь очутилась в Сладком Мире и навстречу ей идет ее друг Рой.

- Слушай, Лася, - сказал он. - С тех пор как ты оставила нас здесь, дела стали идти все хуже и хуже. Пес и кошка от скуки начали мебель есть. Вначале они заменяли ее на новую, а после им это надоело. Они бросили наш дом и перебрались на мармеладовый берег реки. Посмотри на них.

Лася взглянула туда, куда указывал Рой, и увидела своих верных друзей лежащими около большой оранжевой лужи. Рой продолжал:

- Недавно здесь прошел апельсиновый дождь, и маленькие лентяи, напившись из лужи апельсинового сока, уснули прямо у сокопоя.

- Сокопой! - развеселилась Лася.

Но Рой был по-прежнему серьезен.

- Ты должна это исправить. Придумай же что-нибудь!

- Но как же я могу придумывать во сне? - недоумевала Лася, но чей-то голос, как будто изнутри ее существа, вдруг сказал:

- Сон это продолжение жизни. Только в другом мире, в котором придумывается даже лучше, чем днем.

- Ух ты! - удивилась Лася, ощутив, как заработало ее воображение.

- Когда скучно, - решила она, - нужно придумать какое-нибудь занятие.

- Но в твоем мире делать нечего, - с грустью возразил ей Рой. - Еды полно, климат теплый...

- Есть чего! - ликующе провозгласила девочка. - Самое полезное занятие - это кому-нибудь помогать!

Юноша пожал плечами:

- Кому же? Здесь, кроме нас троих, никого нету.

- Сейчас будут, - таинственно произнесла Лася, и в ее глазах промелькнул озорной огонек.

- Помогите, помогите! - катился со склона козинаковой горы белый комочек.

Он кричал так пронзительно, что даже разбудил сладко спящего Джакси и его соседку Маню.

- Все упали! Все утонули! Апельсиновый дождь!

Из отрывистых выкриков малыша невозможно было разобрать, что же произошло на самом деле. Тогда Лася положила его на ладонь и погладила по мягкой шелковистой голове (или туловищу). Когда колобок немного успокоился, то сумел объяснить все как следует.

Выяснилось, что круглики (так называл себя и свою родню колобок) уже долгое время проживали в халвичных пещерах, расположенных ниже по течению реки Молочной. Дела у них шли хорошо до тех пор, пока не прошел обильный апельсиновый ливень. Вода Молочной поднялась так высоко, что начала затапливать нижние пещеры. Тогда круглики перебрались наверх и, полагая, что теперь они находятся в полной безопасности, принялись играть в блахарду. Однако они не учли, что молочно-апельсиновый коктейль размягчил рыхлую халву и халвичные скалы начали постепенно разрушаться. Так маленькие круглики попали в беду.

Во главе с кругликом-гонцом, который удобно устроился на спине у Джакси, наши друзья поспешили на место происшествия. Заметив беспомощный народец, барахтающийся в пенистых водах Молочной, Рой и Лася, не раздумывая, бросились в реку. Они вылавливали белые комочки из бурного потока и... Здесь наступал черед других спасателей: пса и кошки. Те принимали колобков себе на спины и плыли к берегу. Немало поплавали они, пока вынесли всех дрожащих кругликов.

Все окончилось благополучно. Только один из малышей никак не мог успокоиться. Во время “потопа” он потерял все свои битки для игры в блахарду и теперь сокрушался об этом. Зато остальные уже через некоторое время выглядели очень бодрыми. Пошептавшись о чем-то в сторонке, они подошли к Ласе и ее друзьям:

- Мы поведем вас в Заповедный лес. Мы никогда никому не показывали его. Только вам покажем.

И круглики всей толпой двинулись вдоль берега реки, туда, где она заворачивала за одну из халвичных скал. Каково же было удивление наших друзей, когда они увидели Заповедный лес кругликов. Им оказался... небольшой луг, заросший полевыми маками, ромашками, мятой и другими чудесными растениями. Последнее, что запомнилось Ласе, было то, как Маня, завидев зонтики валерианы, бросилась к ним. Кошка вдыхала нежный аромат белых цветочков, а после с превеликим удовольствием каталась по траве и счастливо мурлыкала.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика