СВЕТ ОТКРЫТЫХ СЕРДЕЦ ИЛИ СМОТРИТЕ КОЗ!

Е. Райт

ГЛАВА 5

День вздохов или о том, как трудно достигается желаемое

Птицы только-только начали просыпаться. Отдельные птичьи голоса что-то коротко произносили и тут же замолкали. Но Эрику уже не спалось. Он лежал в кровати и пытался вспомнить, что ему снилось в эту ночь. Мальчик досадовал: вспоминать оказалось нечего. А он так надеялся, что вновь совершит головокружительный полет на планету Ур.

Когда птичьи голоса уже уверенней влетали в растворенное окно, а дымкой подернутое небо посветлело, Эрика осенило. Нужно попытаться уснуть на том самом месте, под деревом, - тогда очень может быть, что...

Мама, как правило, в это время еще спала, и мальчик, чтобы не разбудить ее, осторожно ступая, стал спускаться по деревянной лестнице вниз. Завернутый в белое одеяло, он запросто мог бы испугать какую-нибудь суеверную старушку, которая верит в привидения. И если бы у старушки хватило мужества проследить за "привидением", она бы обнаружила, что оно благополучно выскользнуло из дома и завернуло за угол. Там фигура в белом опрокинула набок пластмассовую бочку и покатила ее в сад.

Если вы думаете, что Эрику было приятно лезть в покрытую росой бочку, вы ошибаетесь. Но как говорится: "искусство требует жертв", и мальчик полез внутрь. В этот самый момент из окна своей спальни на втором этаже выглянула мама, которую разбудили шорохи и стуки в саду. Теперь она могла наблюдать, как сын исчезает в бочке, установленной им прямо под сосной, на упругой подстилке из старой хвои.

Первым побуждением Евы было спуститься в сад и вытащить Эрика из сырой и весьма неудобной "спальни": чего доброго застудится или свалится, как в прошлый раз. Но тут она вспомнила детство, вспомнила о своих похождениях (особенно о тех, которые довелось пережить им с братом в незабываемое лето свиданий с Фенестрарией) и решила, что каждый имеет право на мечту, на свою маленькую тайну. А посему она отошла от окна и вновь легла, раскрыв одну из многочисленных книг, громоздившихся на ее ночном столике.

Эрик довольно долго не мог устроиться в бочке. Одеяло не давало ему присесть - так что пришлось стащить его и накрыться им сверху. Когда, в результате, он принял, как ему показалось, приемлемую позу и закрыл глаза, выяснилось, что спать ему совсем не хочется. И он, чтобы уснуть, принялся считать: "Один розовый слон, два розовых слона, три..." и так далее.

Солнце уже было высоко, когда Эрик проснулся во второй раз. Счастливо щебетали птицы, слышалось жужжание насекомых - усердных собирателей цветочной пыльцы, где-то дятел выстукивал морзянку. Мальчик открыл глаза и посмотрел вверх. На него глядело улыбающееся лицо мамы. Это она барабанила пальцами по бочке, чтобы обратить на себя внимание сына, так как опасалась, что спросонья он не выберется из нее без приключений.

Помогая Эрику покинуть неуютную "спальню", Ева сказала:

- Сынок, если ты решил превратиться в Диогена и жить в бочке, мы приобретем для тебя емкость попросторнее.

Эрик, не зная, что ему ответить, стал поправлять свою немудреную одежду, а потом, запинаясь, сказал:

- Я надеялся... я хотел... еще раз увидеть космический сон.

- Да-да, понимаю, - согласилась с ним мама. - Однако такие сны по заказу не увидишь. Конечно, загореться от восторга, как ты после фильма, и однажды увидеть чудесный сон можно.

- А если я еще раз хочу ?

- Тогда нужно многое узнать. Развить внимание и воображение. Держать свои помыслы в чистоте и самое главное... - тут Ева сделала паузу, - самое главное: постоянно быть радостным и доброжелательным.

Эрик вздохнул.

- Так и до старости ничего больше не увидишь, - подумал он.

Будто уловив его мысли, мама сказала:

- Рикки, никогда не говори себе, что твои мечты недостижимы. Напротив, уверяй себя, что у тебя все получится - все-все. Добиваются своего только те люди, которые умеют пламенно желать.

Мама обняла Эрика за плечи, и они пошли в дом.

После завтрака Ева стала собираться на работу. Прощаясь, она просила сына не смотреть без нее видеокассету: мало ли что еще могло прийти в голову юному фантазеру после просмотра. А чтобы Эрик не маялся, мама Ева принесла ему книжку и предложила ее прочесть.

Книжка была тоненькой, в синем картонном переплете, на котором четкими серебристыми буквами было написано: "Про то, как Иван правду искал. Сказка-притча". Эрик раскрыл книжечку и стал читать.

В некотором царстве, в некотором государстве в небольшой двухкомнатной квартире жили муж и жена. Долго, очень долго у них не было детей. Все никак не приходила на Землю предназначенная им душа. Они уже и ждать устали. Но вот нежданно-негаданно родился у них ребеночек. И назвали его Иваном.

Пока Ванечка был маленьким, родители нарадоваться не могли. Тихим и послушным рос сынок. А когда подрос и пошел в школу, стали замечать за ним одну странность. Придет из школы, поставит портфель в уголок и скорее на диван. Нехотя уроки сделает и снова на диван. Вроде бы не больной, а все на диване полеживает. Мать горюет себе потихоньку, отец сердится, бранит сына, а с Вани как с гуся вода. В школе уже отучился, а с дивана не слез.

И говорит ему мама:

- Ваня, кончил ты школу - в институт иди. Учиться тебе надо.

А папа свое:

- Ты, Иван, в армию пойдешь. Человека там из тебя сделают.

А Ваня слушает да лежит себе, полеживает, музыкой забавляется и мечтает.

Вот уж лето проходит, а герой наш ни с места. Тогда приступили родители к Ивану и со всей строгостью потребовали принять решение. Опечалился Иван: очень уж не хотелось покидать ему страну фантазий и опускаться в суету земного дня.

Думал Ваня, думал (до самого вечера думал - лоб морщил), но решения так и не принял. В институт пойти - много времени на учебу уходить будет, на диване лежать будет некогда. В армию податься - там и вовсе диванов нету, хотя голова почти все время остается незанятой. От дум ли напряженных или оттого что солнышко садиться стало, парень задремал, а потом и вовсе уснул.

И снится ему дорога долгая, с одной стороны лес темный, с другой - поле, бурьяном поросшее. Идет по дороге Ваня и недоумевает: "Куда это я направляюсь?" Вот доходит он до развилки трех дорог и видит большой серый камень, а на нем знакомая надпись: "Направо пойдешь - богатство найдешь. Налево пойдешь - усладу найдешь. Прямо пойдешь - власть обретешь".

Присел парень на камень и задумался: "Кабы сразу по всем дорогам можно было пойти". Только успел так подумать, как почувствовал, что уже не один. Посмотрел налево - возле него сидит на камне... еще один Ванюша: джинсы потертые, курточка, кудри из-под кепочки выбиваются. Посмотрел направо и увидел второго, такого же.

Помотал наш герой головой, но ребята не исчезли: сидят, на него смотрят. Тогда хлопнул Ваня себя по колену и говорит:

- Вот что! Пойдем-ка мы всяк своим путем. Ты, Правый, пойдешь направо, ты, Левый, - налево, а я уж, так и быть, пойду прямо.

Так они и порешили. И вот уже шагает Правый по своей дороге, песенку насвистывает. Вдруг видит: стоит домина большущий, на ангар самолетный похожий, и никого вокруг нету. Долго не раздумывая, взял да и подался Правый туда.

Как вошел, так и обомлел: весь дом внутри помещение одно занимает, а в нем... сундуки, лари, с золотом, драгоценностями; столы стоят, от поклажи ломятся: магнитофоны, видеотехника разная, компьютеры - чего там только нету; а в глубине хоронятся, глазами-фарами моргают мотоциклы и машины разных марок.

Растерялся Правый, не знает, что и делать: уж больно богатство-то - вещь соблазнительная. Хозяев вроде нигде не видно - набирай всего, чего душа пожелает. Бродит парень между вещами и тут приходит ему на ум сказочка про одного восточного правителя: как тот захотел, чтобы антилопа-волшебница одарила его несметным количеством монет золотых, как монеты посыпались неостановимым потоком и похоронили под собой алчного властелина.

- Опасная эта штука - богатство, - подумал Правый и возвратил на место большой алмаз, который собирался опустить себе в карман.

Дальше пошел, удобно устроился на сидении яркого скоростного автомобиля, руль покрутил и еще одну сказочку припомнил: про сказочные богатства разбойников, которые тайно хранились в пещере. Про то, как один жадный и скупой человек, забравшись в их пещеру, хотел унести с собой награбленные сокровища, и про то, как, неожиданно вернувшиеся хозяева жестоко покарали непрошеного гостя.

- Да, - подумал Правый, вылезая из автомобиля, - то, что не своим трудом нажито, добра не принесет.

- Чао! - простился он с призывно подмигивающими авто и поспешил из дома вон, прихватив пару золотых монет, родителям в подарок.

А между тем, Левый тоже времени не терял. Завидел он на своем пути хоромы богатые, из камня мраморного сложенные, да и вошел.

Что за чудная картина предстала перед ним. В палатах просторных, на полу и по стенам - ковры, узорные, мягкие - так и тянет полежать. Везде столики с лакомыми яствами и напитками ароматными расставлены. А самое главное: то здесь, то там сидят девы красоты неописуемой, на инструментах музыкальных играют и поют - до глубины души достает.

Прилег Левый на ковер - не встать, отведал из чаши нектара - благодать несказанная. Ему бы разомлеть, расслабиться, но не тут-то было: в голову мысли закрадываются, сами лезут. Вспомнились сирены - девы морские из древних сказаний греческих, вспомнились и ундины - девы лесные.

- Коварна приманка - услады земные. Как болото затянут, свободы лишат, - решил про себя Левый и, как ни тяжко ему было, вскочил с ковра и опрометью бросился к двери, чтобы не передумать. А на память чашу расписную прихватил, из которой нектар попивал.

Худо-бедно и Средний наш до дворца добрался. Невиданно красивым дворец ему показался. Как-то нашего героя ноги сами вовнутрь внесли. Очнулся он в зале старинной. А там видит: король на троне сидит, придворных - тьма-тьмущая. Все позолотой-драгоценностями сверкает. И встает сам король с трона и к Среднему направляется. Говорит, что власть ему отдать желает. Король просит, а придворные под руки подхватывают, к трону ведут, усаживают.

Сидит Средний на троне, и сказочка ему вспоминается про старуху и золотую рыбку. Про то как старуха выпросила у волшебницы-рыбки власть над людьми. Выпросить - выпросила, а остановиться не смогла: захотелось ей всем миром править. А рыбка возьми да и отбери у старухи все, что дарила ей прежде.

- Не жадный я, однако. Меня и королевская должность устроит, - думает Средний, усаживаясь поудобнее на троне.

Сел, гордо голову поднял, на подчиненных смотреть стал. Глядит в их медоточивые лица и видит, как нет-нет да засверкает в глазах злоба черными искрами. Испугался новоиспеченный король:

- Либо удавят, либо отравят - всю жизнь дрожать будешь.

- Не по мне эта приманка. Клюнешь на эту удочку - свободы не видать, - решил он, побежал к дверям да и был таков.

А когда уже далеко от дворца отбежал, то обнаружил в руке своей жезл, который король ему вручить успел.

Так снова встретились три Иванушки у камня.

- Ну, как? - спрашивают друг друга.

- Старая сказка, - говорит Правый, выплевывая жевательную резинку.

- Древняя, - подтверждает Левый, поворачивая кепочку козырьком назад.

- Только мне вот чего не понять, - вступает в беседу Средний. - Знаем мы теперь, что богатство, удовольствия разнообразные и власть земная радость на время дают, а свободу отбирают. Хотелось бы уразуметь, что для радости настоящей надо и свободу чтобы не терять.

Будто в ответ на его слова, прямо перед парнями стеночка выросла с тремя дверями. На двери, что слева, написано: "Ум", на той, что справа - "Мужество", а на той, что посередине - "Добросердечие". Что поделаешь? Открыли Иванушки двери и вошли: Левый - уму-разуму поучиться, Правый - мужество добыть, а Средний - добросердечие испытать.

Вот идет Левый и видит лавку торговую, товарами богатую. За прилавком продавщица румяная зазывает-заливается:

- Продаем все, что душа пожелает! Хочешь парень ум? Отдам дешево. Коли мало возьмешь, один золотой попрошу, а поболе - два возьму.

Решил Левый не мелочиться. Вынул два золотых да и отдал их, не жалеючи. Только было руку протянул, чтобы ум свой получить, как раз! - исчезла лавчонка. Рассердился Левый вначале, а после смех его разобрал:

- Быстро же я ума набрался. Ясно теперь, что глупость неприятности приносит, а ум радости научает.

В эту пору Правый к лесочку подошел и старичка-лесовичка повстречал: с бородою клокастою, волосами обросшего, маленького да кривенького. Говорит ему старичок:

- Не желаешь ли мужеством запастись?

Махнул Правый рукой: хочу, мол, давай.

- Тогда вот что, - сказывает дедок. - Свяжу я тебя по рукам и ногам.

Как сказал, так и сделал. Усадил Правого на землю да и повязал по рукам и ногам веревками крепкими. Сделал дело, подмигнул Правому со значением и исчез.

Глядит парень, а на том месте, где старичок стоял, огонек разгорается.

- Быть пожару. Сгорю ведь, - струхнул Правый.

Заметался мыслью, глазами зашарил по округе. Видит вдруг: озерцо неподалеку голубым блюдом стоит и понимает - там его спасение. Но как попасть туда? Однако раздумывать ему недосуг: огонь ближе подбирается. Отчаялся парень, на землю лег. Только головушкой земли коснулся, будто прозрел. Уразумел, что ползком добраться успеет. Семь потов с него сошло, пока к озерцу добрался. В воду плюхнулся, когда огонь подошвы лизать стал.

Сидит Правый на середине озерца, отдыхает, а про себя усмехается:

- Проще простого теперь кажется: страх радость прогоняет, а мужество ее находит.

Здесь время подошло рассказать, что на долю Среднего выпало.

А Средний, как вошел в дверь, так и вышел на лужайку. Травка на ней, цветочки. Еще дерево большое стоит. Присмотрелся, а на дереве том гнездо имеется, в коем птенчики малые пищат. Замечает он также, как подползает к гнездышку змея коварная. Птичка-мать вьется-бьется над гнездом, змею отгоняет, да ничего поделать не может. Чтобы птенчиков тех спасти, нагибается Средний до земли: камень подобрать хочет - змею от гнезда отогнать. Однако видит поблизости другое гнездо, прямо на земле, в котором яйца змеиные белеются. И еще видит зверька хищного, что к яйцам крадется, полакомиться желает.

Растерялся Средний: куда бежать, кого раньше спасать - не знает. Сердце забилось часто, вот-вот из груди выскочит. И вырвался тогда из груди его сильный крик. Змея испугалась, с дерева упала и скорей к своему гнезду. Зверек, что на яйца змеиные нацелился, змею как завидел, так и юркнул в кусты.

Когда переполох улегся, разглядел Средний то, чего вначале не заметил, - записку на дереве:

Едва наш герой дочитал до конца, как тут сон и кончился.

Хотел было Иван на другой бок повернуться, чтобы о сне дивном помечтать, как вдруг на столике, что при кровати стоит, заметил... чашу расписную да жезл царский. Изумился он: никак в толк не возьмет, как эти вещи из сна в действительность перекочевали. А тут родители в комнату пожаловали, чтобы Иваново решение узнать.

И сказал им Ваня:

- Понял я, что без толку время теряю. Отправлюсь-ка я дело по душе искать.

И пошел Ванюша по жизни. Как во сне вещем, соблазняли его то богатство, то удовольствия, то власть, и так же, как во сне, отказывался он от соблазнов, потому что на всю жизнь запомнил сон свой и все хотел радость самую большую испытать, как тогда, когда сердце его выручило.

А нашел Ваня радость сердечную, когда другим помогать стал, когда душу свою познал, когда бескрайние просторы Космоса для себя раскрыл.

Того и вам желаем и сказку на этом кончаем.

Перевернув последнюю страничку книжки, Эрик вздохнул: он вспомнил, как папа ему не раз говорил: "Сын, опустись на землю!" После этого Эрик вздохнул еще раз, так как почувствовал, что очень соскучился по папе.

ГЛАВА 6

о настоящих друзьях, о подвигах и о том,
что законы нарушать нельзя

Невероятно трудно ожидать, когда тебе десять и любознательность твоя превышает твое терпение. Эрику хотелось поскорее продолжить свое видеознакомство с астриками. Поэтому, едва мама переступила порог, он, как говорится, с шага перешел на бег. В спешке он помогал маме разгружать сумки, засовывая упаковку мыла в холодильник, а пакет с маслом в хлебницу; бегом мчался к телефону, чуть не уронив аппарат, когда позвонил папа, чтобы сообщить о своем завтрашнем приезде; бегом... Словом, парня охватила лихорадка, и никакие мамины внушения не могли остановить его суету.

Наскоро пообедав, мама и сын перешли в холл, где Эрик, завладев пультом, на ходу включил видик.

Могло создаться впечатление, что с видеолентой творится что-то неладное, так как по матовой поверхности экрана хаотически перемещались розовые пятна.

- Стоп! Мы забыли проявиться, - прозвучал голос за кадром.

После этого один за другим стали "проявляться", то есть делаться видимыми, астрики. Как им это удалось, они не показали, пояснив, что подобная трансформация осуществляется благодаря напряжению мысли и продемонстрировать ее с помощью земной видеотехники невозможно. Владение мыслью также позволяет им, не имеющим какой-либо определенной формы тела, создавать любую интересную для телезрителей-землян внешность. Желая показать, что в Космосе имеется бесконечное разнообразие форм, Тип-Топ время от времени позволял себе "отрастить" ноги и руки или вообще превращался в шар. При этом его окраска менялась ничуть не хуже, чем у земного хамелеона.

Теперь, когда астрики проявились, стало понятно, что розовые пятна - просто мячи, которые носятся по студии. Инопланетяне демонстрировали, как можно играть в мяч, не прибегая к помощи рук или ног. Они сказали, что им достаточно сконцентрировать свою волю в направлении мяча и мяч полетит туда, куда захочешь. Игра, впрочем, осложнялась тем, что астрики, увлекшись, создавали все новые и новые перламутрово сверкающие шары, чтобы сбить с толку соперника. Практически все пространство студии-сферы, в которой они сейчас обитали, было заполнено мячами.

Первой опомнилась Нгума.

- Стоп, ребята! - скомандовала она. - Пора навести порядок.

В мгновение ока от шаров не осталось и следа. Друзья умели быстро наводить порядок и так же быстро переходить от игры к делу.

Для начала было решено выслушать Вуцю, которая предложила им рассказ об участии в работе Отряда Скорой Помощи (ОСПа). Было интересно наблюдать за Вуцей, повязавшей голову лентой. Вверх от ленты шло сияние, и малейшее движение Вуциной головы вызывало завихрения жемчужно-розовых, голубых и сиреневых тонов. Телезрители недолго любовались подобной короной, так как повествование быстро перешло к видеопоказу.

Сначала наши зрители увидели, как семеро астриков - членов ОСПа - вели подготовку к отлету с планеты Ур; как руководитель отряда, внешне похожий на Рокко (только очень высокий), давал последние наставления. Он напоминал друзьям о правилах поведения, так как на соревнованиях, в которых им предстояло выступить наблюдателями, нужно было вовремя уловить момент опасности и предотвратить несчастный случай.

- Предельные собранность и внимание, - закончил свое напутствие Руководитель, и над его головой тут же белыми звездами вспыхнули и исчезли семеро астриков.

Вуця, которая по ходу фильма продолжала давать пояснения, сообщила, что выполнять это задание они отправились на планету Боюда, особенностью которой является малое притяжение.

Солидный вес жителей Боюды позволяет им свободно передвигаться по своей миниатюрной планете без риска улететь в Космос. И надо же было боюдцам придумать себе небезопасное развлечение: приспособить животных - мегатопов, завезенных с планеты Мегера, для скачек. Разгонявшихся до значительных скоростей мегатопов, даже с несколькими всадниками в седле, планета удержать не могла, и незадачливые спортсмены вместе со своим транспортом улетали в Космос. Вот почему Галактический Совет поручал учащимся МОШКА дежурить во время скачек на планете Боюда.

Эти скачки начались сравнительно мирно. Всадники уже успели сделать несколько кругов, когда мегатопы один за другим стали совершать отрыв от поверхности планеты. Однако бдительные астрики вовремя успевали вернуть их на место, так что порядок соревнований не нарушался. Собственно, телезрители не видели астриков так же, как и болельщики-боюдцы, которые, не подозревая о присутствии помощников, воображали, что мегатопы ловко возвращаются сами. Изредка происходившие "улеты" в Космос боюдцы, как правило, приписывали воле высших планет и особенно не огорчались.

Итак, скачки продолжались. Но вот один из мегатопов зацепил хоботом ногу другого, идущего впереди него, и трибуны буквально взревели от восторга: предстояло захватывающее зрелище - скачка в тандеме.

Изображение на долю секунды прервалось, а в следующем кадре телезрители увидели Рокко. Его серебристо-зеленое тело было сейчас покрыто белесыми пятнами и, кроме того, дымилось, подобно раскаленной поверхности, которая остывает в холодном воздухе.

Некоторое время кружковцы очень внимательно наблюдали за Рокко, словно вели с ним молчаливую беседу. Первым не выдержал Тип-Топ:

- Рокко, ты должен это сделать.

- Непременно, - подтвердил Кунашик. - Твой рассказ заинтересует землян.

Рокко не стал сопротивляться настояниям друзей и принялся транслировать свою повесть. Оказалось, что в этот день он принимал участие в работе СЛОНа. В его обязанности входило дежурство на посту. Зрители увидели там устройства, напоминающие земные спутниковые антенны. Из объяснений Рокко они узнали, что пост оборудован также усилителями сигналов бедствия и картой галактики. Карта выполнена из специального металла, так что луч сигнала бедствия, касаясь ее поверхности, зажигает на ней точку, которая указывает местонахождение потерпевшего.

Пока земляне рассматривали необычные для них приборы, астрик продолжал рассказывать:

- Дело в том, что спасательных постов в этом секторе галактики немало. Наш - один из них. Когда земляне в беде, они посылают радиосигнал бедствия SOS. Кто первый услышит, тот спешит на помощь. Наши правила напоминают земные, они записаны в специальном уставе...

Послышался мелодичный голос Нгумы:

- Ты сегодня три раза нарушил устав СЛОНа. Тебя могут отозвать.

- Судите сами, мог ли я поступить иначе, - продолжил Рокко прерванный рассказ. - Мое первое нарушение - это то, что я покинул пост, никого не предупредив; второе - не связался с Главным Постом и третье - не захватил команду. Стоило только мне узнать о происходящем, как я понял, что действовать нужно без промедления. А случилось вот что.

Учитель всех предупреждал: не летать поодиночке в сектор А галактики. Лусик, мой добрый друг, накануне предлагал мне вместе с ним навестить один из оазисов на планете Унора, что как раз находится в секторе А. Я попросил его отложить полет, так как был занят на дежурстве.

Когда сработал сигнал, и я увидел, что на карте замигала точка в секторе А, то сразу подумал о Лусике. Усилив сигнал, я настроился на волну того, кто просил о помощи, и затем считал его картограмму. Не было сомнений - бедствие терпит Лусик. Решение созрело мгновенно, так как сигнал моего друга затихал: очевидно, он был на грани гибели.

Рокко замолчал, и телезрители увидели звездное небо, по которому быстро перемещалась блестящая серебристая точка. Они догадались, что это мужественный астрик спешит на встречу с другом. Спасатель почти достиг цели, когда сам едва не сделался жертвой вихревого потока, в воронку которого угодил Лусик. Зрители наблюдали, как Рокко, похожий теперь на светящийся серебряный шар, мечет ослепительные молнии, чтобы пробить прозрачную, словно стеклянную, стену потока, сквозь которую виден розоватый комочек - исчезающее тело Лусика. Рокко-шар раскалялся все больше и больше, но стена не поддавалась, в то время как сигналы, идущие от друга, затихали. Последнее, что услышал спасатель:

- Бросай... Я ухожу в Мир Но... Я вижу мост, мост...

Тогда бесстрашный астрик решился на отчаянный шаг: он трансформировался в огненную петлю, чтобы захватить огромную глыбу льда. Глыба сопротивлялась, она не желала изменять траекторию своего движения. Было очевидно, что "веревка"-Рокко натянута до предела: свечение ее из серебряного сделалось огненно-белым и по ней начали пробегать искры ослепительного света. Но вот льдина дрогнула, поддалась и полетела, запущенная, как из пращи, в стену неумолимого потока. Стена пробита!

Благодаря точности удара, стена разорвалась вблизи от того места, где находился Лусик. Притянутый Рокко, который из петли превратился в маленький смерч, Лусик вылетел в образовавшуюся брешь и попал прямо в "объятия" друга.

Экран погас, а затем его голубое свечение указало на то, что зрители снова "очутились" в помещении студии КОЗа. Однако что это? Студию вдруг залил ослепительный свет, и астрики, которые до сих пор свободно "плавали" в ее пространстве, немедленно окружили Рокко.

Красивый сильный голос обратился к кружковцам:

- Ваш друг проявил беспримерное мужество. Он готов был пожертвовать жизнью ради друга, но преступил закон и будет наказан.

Студия на минуту озарилась несколькими разноцветными вспышками. Это друзья, почти вплотную приблизившиеся к Рокко, заволновались.

- Сожалею, - продолжил Учитель, а это ему принадлежал необыкновенный голос, - однако тот, кто действует слепо, без учета последствий, достоин наказания.

Я был в лаборатории и просматривал кристаллы знаний. Не проделав еще и половины предусмотренной работы, я почувствовал: кто-то из моих учеников в беде. Ими оказались астрики Рокко и Лусик. Мне стало ясно, что Рокко нарушает устав спасателей, действуя в одиночку, и может погибнуть сам, а также спровоцировать серию катастроф.

Моя помощь подоспела вовремя. В тот момент, когда Рокко захватил льдину, чтобы использовать ее в качестве тарана, выяснилось, что небесный объект "сильнее" его.

Рокко сжался:

- Так это Вы, Учитель, помогли мне?

Голос Учителя стал тверже, но в нем не чувствовалось осуждения:

- Самой непростительной была идея пробить поток. Нарушенный, он мгновенно должен был взорваться, и о планете Унора мы бы знали только по космическим летописям.

- Поток не был пробит? - удивилась Вуця.

- Я изменил траекторию полета глыбы льда, и она полетела вдоль коварного потока, а тело Лусика трансформировал так, чтобы оно "просочилось" сквозь его упругую оболочку, - закончил Учитель и добавил:

- Ваш друг, Рокко, всего этого разобрать не мог, так как действовал на пределе напряжения и сам был на волосок от гибели.

В студии воцарилась тишина.

- Каково Ваше решение, Учитель? - нарушил молчание герой дня.

- Ты остаешься моим учеником, но из СЛОНа тебя исключили. Теперь я обращаюсь к кружковцам. Считаете ли вы вправе оставить Рокко членом КОЗа?

- Да, - почти одновременно произнесли КОЗовцы.

- Ну, что ж, я не ожидал от вас ничего иного. И поскольку, я знаю, вы очень любите Рокко, помогите вашему товарищу восстановить силы.

Астрики с готовностью откликнулись на просьбу Учителя и принялись лечить друга, окутав его замечательным покрывалом, сотканным из целительных лучей.

- О чем ты так задумался, дружок? - спросила Ева сына после просмотра фильма.

Эрик, когда очень задумывался, принимался обрывать свалявшийся пух со старого шерстяного пледа. Не прерывая своего занятия, мальчик сказал:

- И все-таки Рокко рисковал жизнью. Спасал. А его наказали. Не понимаю.

- А если бы Учитель не подоспел вовремя, тогда что? - возразила мама.

Но Эрик не отступал:

- Астрики мне рассказывали, что Учитель всегда знает обо всем, что с ними происходит. И всегда помогает.

- Ладно. Опустимся на землю.

Услышав из маминых уст папино выражение, Эрик скривился. Уловив гримасу недовольства, Ева лишь улыбнулась и спросила его:

- Сынок, что получится, если я овощи, приготовленные для супа, и фрукты для компота сварю в одной кастрюле?

- Гадость, - не задумываясь, ответил Эрик.

- Так во всем, - констатировала мама. - На все есть правила, Рикки, и их нужно соблюдать.

Мама поцеловала сына в лоб и поднялась к себе наверх, тогда как Эрик продолжал "переваривать" свежие впечатления. Размышляя о спасении и спасателях, он вдруг вспомнил, что завтра приезжает папа. Задумчивость мальчика улетучилась в мгновение ока, и он помчался теребить маму, чтобы вместе с ней готовиться к встрече отца.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика