СВЕТ ОТКРЫТЫХ СЕРДЕЦ ИЛИ СМОТРИТЕ КОЗ!

Е. Райт

ГЛАВА 19

О стихийных элементах Земли и их сотрудничестве с человеком

- Ребята, сегодня видик отменяется! - заявила мама Ева мальчикам.

Эрик, который в руках уже держал видеокассету, и Ростик, намеревавшийся пересесть на диван, поближе к телевизору, взглянули на Еву с недоумением. В ее ярких голубых глазах сверкали искры радости и озорства, когда она сказала:

- К нам вечером приезжает Маэстро. Все должно быть убрано, все должно блестеть, и еще я должна успеть разыграться.

- Ясно, - вздохнул Эрик и положил кассету на место.

Когда ребята остались одни, Ростик поинтересовался:

- А кто это такой, Маэстро?

- Маэстро? - живо откликнулся Эрик. - Мамин учитель музыки. Она училась в консерватории, в его классе. Теперь он - знаменитый музыкант, живет за границей. Когда он приезжает к нам, они с мамой устраивают у нас дома концерт.

Вскоре работа закипела вовсю. Ростик, занятый чтением рассказов о животных, периодически отрывал взгляд от книги, наблюдая, как Эрик помогает маме менять занавеси на окнах, переносить легкую мебель. До него доносился пряный запах со стороны отполированного до блеска пианино, а также перезвон подвесок хрустального светильника, которому предстояло светить еще ярче в честь уважаемого гостя.

Через некоторое время Ростика переместили на веранду. Углубившись в книгу, он едва обращал теперь внимание на звуки музыкальной гаммы, легкой дробью высыпавшиеся из окна; на чавканье, идущее со стороны собачьей будки; на чечеточный стук ложки о пустую алюминиевую миску, в которую колотил Эрик, возвращаясь в дом после кормления Босса.

Играя на своем импровизированном барабане, Эрик решал вопрос: как скоротать время до вечера. Едва он занес ногу, чтобы подняться по ступенькам, к дому подъехало такси и оттуда вышел отец. Мальчик бросил миску на траву и помчался к нему. Когда он подбежал к машине, папа уже выгрузил из кабины несколько больших пакетов. Стоило Эрику хотя бы краем глаза взглянуть на их содержимое, как он окончательно потерял душевный покой. Да и кто бы из детей не пришел в состояние нетерпеливого ожидания, наблюдая, как в холодильник отправляются разнообразные соки и напитки, торт-мороженое и огромный ананас, а на кухонный стол ставятся коробка с лакомыми пирожными и прозрачная упаковка с фигурным шоколадом.

- Папа, - взмолился Эрик, - перенеси видик куда-нибудь, пожалуйста.

Сын просил так горячо, что Ален, который поторапливался на работу, все же задержался. Как только телевизор вместе с видеомагнитофоном были установлены на маленьком столике в кухне, Эрик оседлал тумбу швейной машины, на ходу запуская фильм.

- Много веков назад на планете Ур стоял такой же прекрасный день, - вещал Рокко с экрана телевизора, плавно передвигаясь среди прозрачных урянских деревьев.

Он касался тонких светящихся ветвей, и они издавали мелодичный звон, напоминающий звуки хрустальных колокольчиков. Каждое дерево "звучало" по-своему, и постепенно, целый оркестр прекрасных звуков заполнил пространство сада.

Между тем, Рокко продолжал:

- В этот памятный день взорвалась планета Ниуойя. И хотя Галактический Совет неоднократно предупреждал урян о возможности взрыва на одной из ближайших планет, они не были вполне готовы принять удар чудовищного облака ядовитого газа, который вырвался из недр погибшей планеты. Тем не менее, все жители нашей планеты встали на ее защиту.

В те времена я служил стражем охранных постов. Мне, как и остальным членам охранной команды, было поручено наблюдать за сооружением из миррор-лучей защитного кокона планеты.

Облако с погибшей Ниуойи приблизилось на третий день, и нашу планету окутала чернота ядовитых испарений. В составе облака имелись крупные камни. Сталкиваясь с упругой оболочкой кокона, они отлетали назад, в непроглядную черноту. И все-таки, защитная оболочка, очень спешно построенная, была прорвана, как раз на моем участке.

Тотчас же дыра в коконе была заделана, а на поверхности планеты осталась лежать каменная глыба - виновница сотворения бреши. Урянам строго-настрого запрещалось приближаться к подобным объектам или проводить с ними какие-либо эксперименты, и все же нашлось пятеро любознательных, которые принялись “ощупывать” камень, пользуясь способностью дальновидения. Заинтересованные необычным составом его вещества, они постепенно подбирались все ближе и в пылу увлечения решили его "слегка подорвать", чтобы каждый из них смог провести самостоятельный эксперимент.

Когда я прибыл в данное место своего участка, камень был уже разорван на мелкие части и облако незнакомого газа окутало территорию. Группе спасателей, подоспевших на место происшествия, удалось предотвратить распространение опасного вещества по поверхности планеты, и никто из жителей не пострадал, за исключением, разумеется, пятерых исследователей.

Голос Рокко пропал, а изображение вдруг стало сумеречным. Зрителям не сразу удалось разглядеть слабо светящиеся фигурки урян, снующих в темноте. Когда видимость стала отчетливей, оказалось, что розовые фигурки, заключенные в мягкие защитные оболочки, хлопочут над телами горе-экспериментаторов. Вскоре пострадавших укрыл прозрачный шатер, в единственное отверстие которого был вмонтирован зонд. Зонд соединял сооружение с прибором внушительных размеров, установленным перед одним из спасателей. Некоторое время прибор издавал равномерное гудение. Затем звук запнулся, после чего последовали частые пронзительные сигналы. Спасатель, приглушая писк, принялся вслух считывать показания прибора:

- Азота - семьдесят пять, кислорода - двадцать, аргона один, углекислого газа - ноль-ноль-пять.

Самый высокий из спасателей вытащил из-за пояса устройство, похожее на передатчик, и слово в слово повторил в микрофон только что сказанное. Получив ответ, он немедленно передал товарищам:

- Галактика Млечного Пути, квадрат дельта, система желтой звезды 2013. Сходная атмосфера имеется там на планете Земля.

Теперь в кадре появился Рокко. Облаченный в защитный костюм, он розовым шаром подкатился к шатру, приблизившись снаружи к одному из пострадавших.

- Джоги, - обратился он к тому, кто сидел напротив него, - вы уже год живете в изоляции и по-прежнему можете находиться только в этой искусственной атмосфере. Сколько лет вас придется так продержать, мы не знаем. Один друг, который бывал на планете Земля, считает, что вы могли бы рискнуть и переселиться туда. Как ты думаешь, Джоги?

Джоги заговорил не сразу:

- Верно, здесь мы в изоляции. Но на своей планете мы видимся с вами, и к тому же ты не посмеешь утверждать, что мы бездельничаем. Нашими исследованиями, проведенными в этой атмосфере, интересует-ся даже Галактический Совет.

Далее Рокко снова возник в кадре, но уже без своего защитного костюма. Словно продолжая давнюю беседу, он говорил:

- Джоги, я давно не был у вас. Кажется, с тех пор как перешел учиться в МОШКА. Мой друг Кунашик пригласил меня для работы в КОЗе, и теперь мы вплотную занимаемся исследованиями планеты Земля. Джоги, я настойчиво предлагаю всем вам переместиться на Землю.

Неподвижно лежавший урянин, к которому обращался астрик, даже не пошевелился в ответ. Бледное тело его соседа приподнялось, и слабый голос произнес:

- Ро, дружище, мы сидим здесь уже восемьдесят лет. Нас проведывают и даже развлекают. Но главная беда в том, что наши исследования исчерпали себя, а без дела Джоги впал в спячку и я чувствую, что все мы скоро последуем его примеру.

- Ваэлий, - воззвал к нему Рокко, - ты же знаешь, что спячка приблизит вас к миру Но. Оттуда не возвращаются, а с Земли, быть может, вам еще удастся вернуться.

Очевидно, уговоры Рокко повлияли на решение заключенных в шатре, потому что вскоре действие фильма перенеслось на Землю.

Высоко в горах, на сверкающем под ослепительными лучами солнца леднике, пришельцы сидели вместе с КОЗовцами: Вуцей, Нгумой, Кунашиком и Рокко. Тип-Топ, одиноко возвышавшийся над ними, держал речь:

- Наш Учитель, который отныне взялся вести вас, передает вам указания: находиться здесь, на леднике, до тех пор, пока вы не привыкнете к стихийным элементам Земли. Он велел вам никуда не перемещаться без его разрешения.

На прощание астрики окутали страдальцев нежными лучами любви и надежды, и уряне, остающиеся на Земле, выглядели вполне счастливыми. Их бледные фигурки еще некоторое время светились радостью, но постепенно, угнетаемые давлением земной атмосферы, сникли и вскоре уже лежали на гаснущем леднике в холодной ночи.

- Ваэлий! - вскрикнул на рассвете один из пленников Земли. - Кто этот красный гигант?!

Из сбившихся в тесную группу инопланетян, донесся голос Ваэлия:

- Спокойно, Оратью, это стихийный огонь. Здесь, на Земле, он очень груб.

За кадром ровный голос Рокко, обращаясь к телезрителям, произнес:

- Включаю для вас А-зрение. Теперь вы сможете увидеть стихийные элементы огня, воды, воздуха и земли, которые не видны невооруженным глазом.

А между тем, гигант приближался к урянам, становясь все страшнее и страшнее.

- Ха-ха-ха! - рассмеялся вдруг Джоги. - Ведь мы знаем, что стихии подчиняются разуму, то есть мысль, чувство и взгляд - инструменты для конструирования из стихийных элементов. Давайте рассеем его!

- Рассыпься! - крикнул Ваэлий и тоже засмеялся.

Через несколько минут гигант стал распадаться на отдельные огоньки, которые остались сиять в атмосфере красно-голубыми кристалликами.

Но вот набежали тучи, и поднялся сильный, просто-таки ураганный, ветер. Он не мог навредить урянам, так как они уже успели перенестись под защиту одного из уступов горы. Но образ разбушевавшейся стихии вновь напугал их. Безобидные бело-голубые язычки стихийного воздуха, из которого состояла атмосфера планеты, теперь собрались в огромные спиралеобразные плети, неистово секущие обжигающим холодом.

- Сосредоточимся, братья! - воззвал Оратью к группе. - Нам было указано, что мы в состоянии справиться с любым натиском земных стихий.

- Построим защитную стену! - крикнул Джоги, и мгновение спустя между разбушевавшимся ветром и урянами выросла прозрачная, но прочная стена.

Проходило время, и пришельцам уже не в новинку были элементы огня и воздуха. Пребывая в стране слепящих льдов, они научились управлять этими стихиями. Однако им еще не приходилось сталкиваться с проявлениями двух других.

Среди инопланетян, которые прибыли на Землю, самыми тихими и пассивными казались Слпик и Аб. Они молча подчинялись товарищам, никак себя не проявляя. И вдруг очередной кадр показал двух тихонь далеко от места их первоначального пребывания. Стоя на склоне одной из гор, Аб и Слпик, молча наблюдали за жизнью в долине. По свежему зеленому покрову медленно передвигались на четырех конечностях мирные белые существа. Они проделывали однообразные движения, наклоняя вниз переднюю часть туловища и затем поднимая ее.

- Они собирают энергию, - заключил Слпик, завершив наблюдения за овцами, поедающими траву.

- А гуманоиды контролируют их, - поспешил сообщить Аб, который следил за пастухами.

Вскоре два несерьезных урянина были уже по ту сторону горного массива, собираясь податься на юг. Внезапно все вокруг завибрировало, затряслось. Покатились камни, появились трещины в почве, и перед ними среди страшного гула возник черно-коричневый гигантский змей. Наверное, если бы у Аба и Слпика имелись зубы, они своим стуком перекрыли бы грозный гул землетрясения. Парализованные страхом, они даже не пытались покинуть опасное место, несмотря на то что имели возможность проделывать это со скоростью мысли.

Кто знает, чем бы это все завершилось, если бы Аб, пятясь от ужаса, не толкнул своего товарища. Когда Слпик свалился на землю, он немедленно распознал сущность гиганта. Ведь это стихийные элементы земли, потрясенные вырвавшимся из недр ее огнем, вызвали грандиозные подвижки почвы. И еще инопланетянин понял, что он и Аб своим страхом умножают силу стихии. Как только Слпик отрезвел, он дернул своего товарища, и уже через секунду они были далеко отсюда.

Удивительная картина развернулась теперь у них перед глазами. Огромный простор мягкой зеленовато-голубой почвы волновался: образовывал холмы и затем разглаживался, подбираясь к ногам инопланетян. Яркие зеленовато-голубые кристаллы в изобилии населяли эти места. Под восхищенными взглядами урян, расслабленных после пережитого, кристаллы собирались в тонкие, извивающиеся в изящном танце столбы сверкающего света. Они кружились и плясали, отступая в море (а это было именно оно), словно предлагали следовать за ними. Завороженные, Аб и Слпик ступили в воду и пошли навстречу ласкающей их взор стихии.

Над поверхностью воды виднелись только их головы, когда на место происшествия прибыл дежуривший по КОЗу Тип-Топ. Он мгновенно рассеял чары воды и велел друзьям-урянам выбираться на сушу.

Действие фильма вновь перенеслось туда, откуда начиналось, - в воздушные сады планеты Ур. Но теперь там появилось много больше замысловатых растений. Расположившись под лианой, многоголосо вызванивающей колокольцами своих цветов, Рокко будто и не прерывал рассказ:

- С тех пор прошло две тысячи пятьсот лет. К нашей радости, нам удалось помочь изгнанникам перенастроить свои организмы и сегодня мы ждем их возвращения на родную планету.

Они многое пережили не только на Земле, но и на других небесных объектах, куда вынуждены были переселяться по мере трансформации их организмов. После Земли некоторое время они провели на Венере, помогая венерянам бороться с сокрушительными ураганами. На Авездре им довелось выполнять опасное задание: собирать и уничтожать зерна расплодившейся там крдаби, которые взрывались при малейшем прикосновении. Побывали наши друзья и в Межгалактическом Инкубаторе, где активно работали над созданием флоры одной нарождающейся планеты. Они готовы были остаться там навсегда, если бы не новые условия, которые сложились на родной планете.

Одна из проходящих вблизи нее планет действием своих лучей пробудила в урянах способность к разделению их сущности на отдельные тела. И теперь каждый из них получил возможность обитать в нескольких местах одновременно: работая, путешествуя, обучаясь, помогая.

- Легки на помине, - сказал улыбающийся Рокко, указывая на светящуюся серебряной звездочкой точку в небесной сфере.

Точка быстро росла и затем, приблизившись к планете Ур пламенно сверкающим шаром, рассыпалась, выделив из энергетического кокона пятерых "блудных сынов".

Едва закончился этот увлекательный фильм, как в кухню нагрянула хозяйка. Сегодня в ней словно работал какой-то дополнительный моторчик. Покормив ребят, она вновь пристроила Эрика к работе. И пока он доставлял все, что подавала мама из посудного шкафа, на установленный в центре комнаты стол, Ростик тщательно протирал каждый предмет полотенцем. Сверкание хрусталя, нарядная белая скатерть и даже букетики фрезий, окруженные бледно-голубым фарфором, создавали атмосферу праздника, заряжая мальчиков чувством восторженного ожидания, которое бывает накануне.

В новых, одинакового светло-кремового цвета рубашках и голубых джинсах, крахмально блестящих на обтянутых бедрах, наши друзья встречали необычного гостя. И хотя лысоватый, среднего роста, пожилой человек, который приветствовал их, был весьма далек от мальчишеских представлений о героях, он все же вызвал к себе неподдельное уважение. Ростика, например, поразило то, что музыкальная знаменитость, аристократически действуя ножом и вилкой, легко шутил и вообще разговаривал с ними запросто. Даже с Нюськой, которую мама согласилась оставить на ужин при условии ее полного послушания, он вел беседу на равных.

Нюша, как могла, старалась продемонстрировать гостю, что она уже не маленькая, а потому использовала всякий повод, чтобы привлечь к себе его внимание. Так, увидев фотографию Маэстро, подаренную им Еве, она не преминула спросить:

- Дядя, а зачем вам бантик на шее?

В ответ она услышала следующее:

- Этот бантик придумали для артистов, которые не могут надеть обычный галстук. Представь себе, что бы случилось со скрипачом, у которого смычок запутался в обыкновенном галстуке или с пианистом, у которого галстук застрял между клавишами.

В другой раз, обнаружив, что Маэстро отказывается от пирожного, Нюся, подражая взрослым, сказала:

- Пирожные полезные. В них много сахара, а сахар улучшает мозги.

И в то время пока мальчишки давились от плохо сдерживаемого смеха, музыкант, нисколько не обескураженный Нюськиным ходом мыслей, заметил:

- Улучшают мозги правильные мысли, ну, а румяные щечки с такими симпатичными ямочками, как у вас, мадемуазель, расцветают на свежем воздухе.

Своими простыми разумными речами Маэстро очаровал всех, зато когда он сел за пианино, его словно подменили. Куда девалась его открытость! Он весь ушел в себя, сосредоточившись на мире прекрасных звуков.

Вначале Ростику, который не привык к серьезной музыке, слушать было неинтересно. Только когда Ева и Маэстро заиграли в четыре руки, мальчик, наконец, проникся красотой музыки. Выразительные мелодии, сменявшие одна другую, заставляли сопереживать своим настроениям. Изрядно утомившись за день, Ростик стал уплывать на волнах чудесных звуков. Ему вдруг привиделось, что каждый звук вспыхивает маленьким свечным огоньком, соединяясь со всей лавиной остальных звуков в одно сплошное сверкание. Игра звуков, подобная переливам красок северного сияния, так заворожила мальчика, что он не замечал окружающего и был как во сне. Очнулся он только тогда, когда Маэстро, пожимая на прощание Эрику руку, сказал:

- А вам, молодой человек, я бы настоятельно советовал заняться музыкой. Высокое искусство воспитывает лучшие чувства в человеке. Это самый надежный способ прикоснуться к красоте.

ГЛАВА 20

которая приоткрывает тайну человеческой личности

Телефонный звонок застал Эрика, когда тот собирался к соседке за куриными яйцами. Оказалось, что звонит дядя Антуан и зовет его к себе. Мальчик растерялся, но мама уверила его, что, при желании, он успеет всюду.

- Один, два, три… - считала яйца соседка, тетя Дуся, - восемнадцать, девятнадцать… ой, просчиталася! Одного-то не хватает.

И женщина пошла в курятник доставать двадцатое из-под курицы.

- Ты только посмотри на него! - вскоре вынырнула из сарая тетя Дуся. - Эй, дед, иди сюда, погляди, что рябая учудила!

Ни Эрик, ни видавший виды дед Кадык не могли поверить, что огромное яйцо, которое держала в руках Дуся, снесла курица.

- Может, ты еще скажешь, что у нас или у соседей ути есть? Али мимо страус какой пробегал? - кипятилась женщина в ответ на недоверчивую ухмылку деда.

Если бы Эрик не вспомнил про телефонный звонок, он, наверное, еще долго слушал бы комическую перепалку деда Кадыка с дочерью. Выпросив феноменальный экземпляр, чтобы показать его Ростику, Эрик поспешил домой.

Какие только догадки не строили ребята относительно гигантского яйца: оно могло быть, по их мнению, и гусиным, и лебединым, аистиным или, на худой конец, журавлиным. Когда же Эрик провозгласил его крокодильим, они оба рассмеялись и решили разбить яйцо.

- Крак! - треснуло яйцо, но в мисочку не вылилось ни капли.

Тогда Эрик осторожно разобрал скорлупу и под ней обнаружил… обыкновенное куриное яйцо, в скорлупе.

- Вот это да! - только и сумели произнести наши исследователи.

По дороге Эрик думал-гадал, что от него понадобилось дяде. Ему пришлось пробыть в неизвестности дольше, чем он полагал, так как, не дождавшись племянника, дядя ушел. А чтобы мальчик не скучал, тетя Мария усадила его рядышком сортировать фасоль. Эрик раскладывал зерна по трем кучкам и размышлял, отчего она такая разноцветная. Потом он вдруг стал думать о семьях: своей, своего дяди и Ростика - почему они так неодинаково живут. Неожиданно для себя, он осмелился спросить у тетушки:

- Тетя Мария, а почему у вас нету детей?

Последовала короткая пауза, во время которой Эрик уже пожалел, что задал этот вопрос. Однако тетя отвечала ему, как всегда, спокойно и ласково:

- Наверное, дружок, не все должны иметь детей. На это есть высшие причины.

Эрик, приободренный тетиной ласковостью, все же спросил у нее:

- Ты не расстроилась?

- Раньше, - продолжала тетя Мария, - мне было грустно. Со временем я многое узнала. И очень хорошо поняла, что все, что мы в жизни имеем, - только следствие каких-то поступков: недавних или старых, может быть, даже из прошлых жизней.

Зазвенел колокольчик при входе - это вернулся дядя Антуан. В руках он держал костыли. Дядя, улыбаясь, протянул их Эрику, давая ему понять, что тот должен отнести их другу. Эрик немедленно воодушевился, вообразив себя "правой рукой" доктора Антуана: ведь теперь, когда дядя очень занят, заботу о своем юном пациенте он поручает своему племяннику.

Ну и досталось Ростику от воодушевленного Эрика! Доставив костыли по назначению, Эрик начал уговаривать "пациента" тотчас же учиться ходить, а когда уговорил, стал давать другу советы и спешил подставить кресло всякий раз, когда тот нарочно громко кричал: "Падаю!" Утомленный, Ростик уже начинал раздражаться, когда Эрик вдруг вспомнил о том, что они могут посмотреть очередной фильм.

Засветился экран. Первый же кадр демонстрировал вполне земной пейзаж. По стерне наполовину сжатого поля катились два клубка перекати-поля.

- Рао! - раздался голос Тип-Топа, после чего зрители увидели, как он "вылупился" из одного шара, а вслед за ним, из другого, появилась серьезная Нгума.

Тип-Топ широким жестом сеятеля разбросал по земле горсть семян, а Нгума тут же присыпала зерна слоем рыхлой земли и принялась "колдовать". Немного погодя, земля стала "прозрачной" и было видно, как зерна, всасывающие в себя струйки питательных веществ, увеличиваются в размерах. Хлопки микровзрывов затем сообщили о том, что оболочки зерен лопнули. И вот уже сквозь них проклюнулись ростки. Далее можно было наблюдать, как сверхъестественно быстро выросли пшеничные колосья.

Звонким голосом Тип-Топ сообщил:

- Друзья! Сейчас вы наблюдали за процессом рождения пшеничного колоса. Можно сказать, что человеческое Зерно очень похоже "прорастает" через Надземные сферы на Землю. Зерно выбрасывает луч-"росток", и он, проникая сквозь все сферы, собирает "питательные вещества" - энергии, которые понадобятся человеку на Земле. Эти энергии там проявятся как человеческие качества: доброта, мужество, честность и так далее.

- Посмотрите, - заговорила Нгума, - какими разными получились колосья: одни - выше, другие - ниже; у одних зерна крупнее, у других - мелкие. Не секрет, что люди также весьма отличны друг от друга. Плоды, то есть результаты их жизней, зависят от того, как они в течении короткого земного существования распорядятся накопленными энергиями - своими качествами.

Без какого-либо предупреждения со стороны астриков научно-популярный рассказ вдруг сменился аллегорической картиной.

Представьте себе огромную лестницу, которая вознеслась высоко вверх и над ней, в осплепительном сиянии радужных оттенков, - величественную женскую фигуру. Волшебно сверкающие ткани облачают женщину, но еще более ясносияющим кажется ее чудесное лицо. Можно назвать Прекрасную - Матерь Дающая, ибо на ее коленях множество прелестных детей. Малыши играют с Матерью: то скрываясь в складках ее платья, то появляясь вновь; забираются, цепляясь за покровы ее одежды, к самому лицу, целуют ее и, заливаясь счастливым смехом, скатываются вниз, на колени; прижимаются к ней, полные ласки, завороженные ее чудесным пением.

Вот кто-то из малышей скатывается с колен Матери вниз, на верхнюю ступеньку гигантской лестницы. Там он находит прозрачную пустую чашу и возносит ее обеими ручонками вверх. С подола Матери струйками стекают лучистые энергии, наполняя чашу светом. И вот уже счастливое дитя поворачивается и, бережно неся чашу, спускается по ступеням вниз, мимо недвижных фигур, стоящих по обеим сторонам лестницы. По-видимому, свет, который льется из чаши привлекает некоторых из них, потому что они вдруг оживают и подбираются к малышу, чтобы следовать за ним. Стоит присмотреться к тому, что написано на лентах, повязанных на голове каждой фигуры. Ба! Да это же названия человеческих качеств!

Так за одним малым следуют Любовь к красоте, Доброта, Отзывчивость, Неряшливость, Зазнайство… За другим - целая свита прекрасных образов: Героизм, Преданность, Дружелюбие… а также некоторые отрицательные персонажи, вроде Вспыльчивости, Неосторожности и так далее. Просто ужас охватывает, когда попадается кроха, окруженный черной ратью: Лживостью, Завистливостью, Недоброжелательством.

Вот пройдена последняя ступень, и дитя вместе со своей, теперь уже неотлучной, свитой вступает в темноту, откуда уже появляется другой малыш, чтобы восходить по лестнице. На его лице лежит печать усталости, но он бодро устремляется наверх, стараясь не расплескать светоносной материи, которую несет в своей чаше. Однако ватага качеств, преследующих его, не спешит отпускать своего жизнедателя. Они хватают его за руки и ноги, за подол его детского платьица до тех пор, пока не иссякнут их силы, изрядно задерживая маленького человека на нижних ступенях. Мучительно долго взбирается бедняжка наверх, постепенно избавляясь от своих назойливых спутников. И вот уже любящие руки Матери заботливо подхватывают малютку и усаживают его на колени.

Несказанно прекрасная картина Матери Дающей и ее детей - человеков сменяется привычной зрителям картиной студии астриков, куда уже успели переместиться Нгума и Тип-Топ.

- Дорогие земляне, - обращается к зрителям Нгума, - вы только что посмотрели иллюстрацию к моей зачетной работе о надземных путях жителей планеты Земля. А сейчас мы покажем ее вторую часть, которую можно назвать "Жизнь на Земле".

Голос исчез, и перед зрителями вновь побежали кадры о нисхождении Человека со ступеней гигантской лестницы в темноту. Затем появилась привычная земному глазу картина: дитя, спящее в своей кроватке. Но что это?! Вокруг него табором расположились его качества-энергии. Присмотримся к их фигурам. Эти яйцевидные создания разделены на две половинки: светлую и темную. Подобно игральным картам, обе они имеют голову и часть туловища с руками. Удивительно, что каждое "яйцо" объединяет пары противоположных качеств, например, Радостность и Уныние, Мужество и Трусость. Когда Человек начинает просы-паться, кое-кто из его свиты пробуждается вместе с ним. Пара Удовлетворенность-Неудовлетворенность вдруг перево-рачивается наоборот: Удовлетворенность теперь оказывается внизу, а ее темное продолжение – Неудовлетворенность - наверху. Последняя резко вырастает в размерах и начинает истерически кричать.

- А-а-а! - кричит Неудовлетворенность и вместе с ней маленький Человек.

Приходит мать Человека, кормит его. По мере того как маленький Человек насыщается, Неудовлетворенность уменьшается в размерах до тех пор, пока не переворачивается вверх своим светлым концом - Удовлетворенностью. И такая чехарда происходит с каждой парой противоположных качеств всякий раз, когда Человек бодрствует.

Вот Человек вырос и сидит в школе, на уроке.

- Иванов, к доске! - вызывает его учитель.

Едва эти слова долетают до уха Человека, несколько качеств сразу же затевают свою чехарду, хватаясь ручонками за что попало. В то время как Нерешительность тащит Человека вниз ("Сиди, не рыпайся!"), светлая Решительность силится поднять его повыше ("Иди, не бойся!"). Обязательность теребит ("Надо, Иванов, надо!"), а Необязательность гладит, приговаривая: "Большое дело - двойка!" Но вот Человек делает выбор, идет к доске. Тогда Решительность его растет и опрокидывает Нерешительность, при этом Обязательность с Необязательностью то и дело одолевают друг друга.

В следующем кадре Человек появляется уже взрослым. Он решает какую-то, важную для него, проблему. Главным действующим лицом в театре его качеств сейчас выступает пара Мужество-Трусость. Вот Трусость выросла до гигантских размеров и схватила Человека за горло. Светлые: Верность, Настойчивость, Доброта пытаются оттащить темную мучительницу от своего хозяина. Но не тут-то было: ей на помощь приходят Невежество и Уныние.

Вот подступило к Человеку Достоинство и что-то шепчет ему на ухо. Тогда Человек подходит к зеркалу и принимается разглядывать себя, ощущая присутствие разросшейся Трусости. Ему внезапно становится смешно, и постепенно негодная, безвольно опустив ручонки, начинает сдуваться, позволив, наконец, Мужеству взять над нею верх.

Пройдя свой жизненный путь, Человек готовится к разлуке с Землей. Внимательный взгляд может подметить изменения, которые произошли в составе его качеств. Некоторые из них чувствуют себя более уверенно; некоторые так преобразовались, что кажутся совершенно светлыми, позволив своей нижней темной части занять совсем немного места; остаются и такие, где темная сторона все еще имеет пальму первенства.

- Вот и решайте, - возник в следующем кадре улыбающийся Тип-Топ, - стоит ли работать над собой? Стоит ли оставаться в рабстве у дурных сторон своей натуры? Помните, что от того, с чем вернется человек в Надземные сферы, зависит не только скорость его восхождения и пребывание там, но и последующие воплощения на Земле.

- Слушай, - обратился к другу по окончании фильма озадаченный Эрик, - вот эти самые яйца, ну, качества… к примеру, рассеянность. Меня мама всю дорогу ругает за это. Ты не заметил, что там у нее было написано на противоположном конце?

Ростик наморщил лоб, пытаясь припомнить.

- Ну, скажи, рассеянность - это что? - продолжал теребить его Эрик.

- Это несобранность, - зазвучал голос мамы, которая в это время входила в комнату. - Ей противостоит собранность.

Подойдя к дивану, Ева раскрыла портфель, который брала с собой на работу, и извлекла оттуда две толстых тетради-ежедневника.

- Кстати, о рассеянности, - сказала она, раскрывая одну из тетрадей. - Здесь можно делать записи о своих планах на каждый день. Возможно, это поможет некоторым выполнять все вовремя.

Ребятам очень понравились тетради, но ни один из них не воспользовался советом Евы. Ростик решил записывать в свою изречения и пословицы, а Эрик заявил, что будет вести дневник.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика