СВЕТ ОТКРЫТЫХ СЕРДЕЦ ИЛИ СМОТРИТЕ КОЗ!

Е. Райт

ГЛАВА 17

в которой говорится о высоком значении любви

Возле дома Райтов остановился ярко-красный спортивный автомобиль. Из него вышел молодой человек и помахал Эрику рукой. Мальчик пулей помчался к нему: ведь это был его другой дядя. Недавно он сдал экзамены в своем университете и приехал на каникулы к родителям, Эриковым бабушке и дедушке.

Эрик с разгону подлетел к дяде Филиппу, протянув ему руку для приветствия. Юноша рассмеялся и подхватил племянника на руки, так что его пышные темнорусые волосы стали щекотать мальчику лицо. Мальчик чихнул, а Филипп спросил:

- Ну что, поедешь с нами на лиман?

Из машины посигналили - это приятели торопили Филиппа.

Эрик оглянулся на Ростика, который, сидя возле цветочной клумбы, делал вид, что рассматривает очаровательные флоксы.

- Нет, не могу, - погрустнел племянник.

- Ну, бывай. Как-нибудь, значит, в другой раз, - попытался подбодрить его дядя.

Когда машина укатила, Эрик поспешил улизнуть от Ростика под тем предлогом, что мама велела ему прибрать в комнате. Он, определенно, чувствовал себя пострадавшим, однако ему стыдно было демонстрировать свое "супное" настроение.

Собирая игрушечное хозяйство в большую картонную коробку, Эрик не заметил, что заигрался. Он как раз доставал из-под кровати потертый теннисный мяч, когда с улицы донесся сигнал папиной пожарки. Потирая ушибленную о кровать голову, Эрик мчался по лестнице, обгоняя маму, которая тоже спешила навстречу отцу.

- Я на минутку, - сообщил Ален, обращаясь к Еве. - Планы немного переменились, поэтому на море выезжаем сегодня вечером. Так что собирайтесь. Автобус подъедет к пяти часам.

Эрик захлопал в ладоши и, подбежав к Ростику, возбужденно заговорил:

- Ты слышал?! Мы едем на море. Будем купаться. Ура!

Ростик, казалось, никак не отреагировал на бурный восторг приятеля, а потом, повернувшись к старшим Райтам, которые в это время что-то обсуждали в сторонке, сказал:

- Тетя Ева, дядя Ален! Оставьте меня здесь. Я вам дом посторожу. Я управлюсь. И за животными присмотрю. Правда.

- Отставить разговоры, - загремел командирский голос Алена. - Слово командира для подчиненных - закон. В пять часов все должны быть готовы.

Теперь к радости Эрика примешивался стыд. Как он посмел обидеть Ростика из-за какой-то поездки на лиман! Чтобы загладить свою вину, он стал собирать вещи, свои и Ростика, поминутно советуясь с другом, что брать, а что не стоит. Трудно сказать, как бы перенес ожидание Ростик (он очень боялся поездки), если бы не Эриковы хлопоты, которые отвлекали его от мрачных мыслей.

Наконец, сборы были закончены, а дом заперт. И вот уже к владениям Райтов подкатил огромный автобус, наполовину заполненный людьми - семьями пожарных. Эрик тотчас же двинулся к автобусу, волоча за собой здоровенную сумку на колесиках. Ева с другой, такой же, сумкой последовала за сыном. А Ростик… он вдруг испугался, что его оставят. Ему стало до слез жаль себя. Но не успела первая слезинка выкатиться из его глаз, как к нему подошел Ален и, подхватив его на руки, понес в автобус.

- А как же мое кресло? - заволновался Ростик, когда увидел, что двери автобуса закрываются, а кресло никто и не думает поместить в багажник.

- Твой вездеход по песку не пойдет. Так? - рассудил Ален. - А что касается верблюда - можешь на меня рассчитывать. Лучшего в этих краях тебе все равно не найти.

Ростик немножко смутился, а потом повеселел и после уже не конфузился, когда его, как маленького, носили на руках.

Мальчику досталось место у окна и он, изголодавшийся по впечатлениям, стремился не пропустить ни одной детали окружающего пейзажа. Сколько красоты открывалось ему! Он наблюдал, как золотые колосья волнами ходили под ярко-голубым небосводом, любовался крепкими плодами, которые наливались на невысоких яблоньках, поражался размерам виноградников, ровными рядами простирающихся до самого горизонта. Когда проезжали через маленький городок, Ростик только успевал вертеть головой, рассматривая дома и домики, утопающие в пышных палисадниках, яркие автомобили, проносившиеся мимо, и по-летнему весело одетых людей.

Так же, как и Ростик, Нюшка сидела у окна, уткнувшись курносым носиком в толстое стекло. Когда ехать оставалось совсем немного, она вдруг повернулась к маме и заявила, что хочет пи-пи.

- Круасанчик, ну потерпи чуть-чуть. Скоро приедем, - попросила ее мама.

Но малышка отрицательно замотала головой и стала сползать с сиденья.

Еве ничего не оставалось делать, как просить шофера остановить автобус прямо посреди голой степи. Тот понимающе улыбнулся и открыл дверь.

Едва ступив на землю, Нюся резво понеслась по разогретым солнцем, душистым степным травам, стремясь отбежать от автобуса подальше. Мама Ева следовала за ней не спеша. Наблюдая за дочерью, она видела, как белой ромашкой лег на траву ее сарафанчик, как, резво вскочив на ноги, девочка побежала, как…

Нюськин истошный крик переполошил весь автобус. Оказалось, что одной ногой малышка попала в нору. Когда мама очутилась возле нее, девочка всхлипывала, пытаясь вытащить ногу из коварной ловушки.

- Сандалик застрял, - жаловалась Нюшка в ответ на соболезнующие вопросы окруживших ее пассажиров.

Каждый пытался чем-то помочь ей: кто словом, кто делом, однако выручил ее шофер автобуса. Вооружившись ломиком, он расширил злополучную ямку, после чего девочка сумела высвободить ногу.

Папа Ален подхватил дочку на руки и отнес в автобус, а уж там родители обследовали каждый сантиметр Нюшкиного тела: не поранилась ли, не покусал ли кто часом. Обнаружив несколько небольших ссадин, мама, не обращая внимания на протесты со стороны дочери, занялась врачеванием.

- Ой-ой-ой, ой-ой-ой! - причитала Нюся, торопливо приговаривая: “Спасибо, спасибо”, словно надеялась остановить мамину руку, которая методично прижигала одну ранку за другой.

Нюськино ойканье развеселило пассажиров автобуса. До самого моря теперь не смолкали их голоса. Даже после, обустраиваясь в небольших двухэтажных домиках на берегу моря, они нет-нет да и вспоминали при случае умоляющее “спасибо” и по-доброму улыбались.

К вечеру впечатления дня настолько переполнили детей, что они без лишних уговоров отправились бай-бай. Нюшка засопела, едва только ее голова коснулась подушки. Ростик, перед тем как уснуть, еще немного поворочался, привыкая к непривычно мягкому матрасу. Что же касается Эрика, то он долго не спал. Прислушиваясь к голосам взрослых, которые собирались на рыбалку, он глядел сквозь распахнутые двери балкона на небо, простертое над волнующейся тяжкой массой ночного моря и думал о том, что каждая звезда вместе с окружающими ее планетами - целый мир, населенный удивительными существами.

Утром мальчиков разбудили женские крики: "Идут! Идут!" Эрик выскочил на балкон и увидел, как к берегу пристал большой баркас. Из него, прямо на берег, принялись выгружать улов. Сколько же было радости! Карапузы визжали, когда дети постарше подносили к ним больших крабов со страшными клешнями. Женщины ахали, не представляя, как справятся с таким количеством рыбы. В старину говорили: "Глаза боятся, а руки делают". Так и получилось. Пока детвора неустанно плескалась в море, населяя жизнерадостным гомоном всю округу, мамы и папы колдовали над ухой, жарили рыбу, готовили крабов.

Обед и ужин удались на славу: шутки и смех были доброй приправой к рыбным блюдам, а уж на десерт, вместе с сыром и фруктами, музыканты-любители потчевали присутствующих песнями под гитару. Нехитрые радости отдыха на море для ребят завершились к одиннадцати часам. Как ни канючил Эрик и другие детишки, взрослые бестрепетной рукой развели их по домам.

Когда через пару часов мама Ева заглянула в спальню к ребятам, чтобы посмотреть, как им спится, она с удивлением обнаружила, что мальчики потихоньку, чтобы не разбудить мирно спящую Нюшку, переговариваются.

- Душно, ужасная духота, - пожаловался Эрик, когда мама, в который уже раз, попросила их наконец угомониться.

По-видимому, такие же сцены произошли и у соседей, потому что постепенно около домиков стали собираться их обитатели, с одеялами и подушками в руках. Было решено расстелить одеяла неподалеку, у стогов сена, и там устроиться на ночлег.

Что за ночь была! Тонкой струйкой курилась противомоскитная спираль, разгоняя звенящих вокруг назойливых насекомых. По бездонному небу рассыпались звезды. Изредка какая-нибудь из них падала, и тогда дети спешили загадать желание. Очень здорово было наблюдать за движением цветных точек - спутников. Словом, никто, кроме самых маленьких, не спал.

Неизвестно откуда из темноты выступила мужская фигура. Подобравшись поближе к отдыхающим, неизвестный попросил огонька. Когда пряный дымок пошел из его трубки, мужчина предложил:

- Хотите, расскажу вам легенду вон про ту скалу?

- Да, да - зашептали отовсюду.

И он начал:

- Когда над морем зажигалась Луна, одна девушка, по имени Анелес, любила приходить на берег моря и смотреть на нее. Она просиживала часами, разглядывая ночное светило. Так и ходила месяц, два, полгода…

Однажды в полнолуние Анелес, как всегда, пришла, чтобы полюбоваться огромным фонарем Луны. Она сидела на берегу до тех пор, пока не почувствовала, как лунный свет притягивает ее к себе. Тогда девушка встала и пошла по лунной дорожке, расстеленной на полотне притихшего моря. Так она шла и шла, пока не пришла в лунное царство. Там в красивых лунных озерах плавали зеленоватые русалки. Там на берегах сидели печальные девы. Они плели венки из бледно-желтых лунных цветов и пели грустные песни. Там по дорожкам, под золотистыми кронами лунных деревьев, ходили задумчивые юноши, играющие на флейтах элегические мелодии.

Анелес, казалось, не замечала призрачной красоты лунной жизни. Она продолжала идти, очарованная какой-то неведомой силой, пока не подошла к гроту. Без боязни вошла она туда. В самой глубине, на краю миниатюрного подземного озера, сидел прекрасный юноша - принц Лунарий. Он протянул к ней руки и сказал:

- Любимая, ты пришла. Я целую вечность ждал тебя и готов ждать еще, до конца твоей жизни на Земле. Тогда мы сможем навсегда соединить свои жизни.

- Тогда я убью себя! - воскликнула Анелес, потому что почувствовала, что не сможет теперь продолжать жить на Земле без Лунария.

- Нет! - возразил юноша. - Это навеки разъединит нас. Если хочешь, можешь приходить ко мне так же, как пришла сегодня, - каждое полнолуние. Только при одном условии. Каждый раз, когда ты придешь, кто-нибудь из твоих близких умрет.

Анелес закричала: "Нет!!!" и проснулась на берегу моря. Тотчас же она поспешила домой. Уже на подходе к дому девушка услышала причитания матери. Оказалось, что внезапно умер ее младший братишка.

Анелес страшно горевала и поклялась себе, что больше никогда не пойдет к морю ночью. Однако, когда вновь наступило полнолуние, девушку неодолимо потянул к себе свет Луны. Не удержалась она и побежала к морю.

И вновь пошла Анелес по лунной дорожке к своему возлюбленному, а на следующее утро узнала, что умерла ее сестра. Тогда девушка с рыданиями бросилась к отцу и воскликнула:

- Отец, убей меня! Это моя вина!

Затем она рассказала обо всем, что с ней приключилось. Отец наотрез отказался выполнить ее просьбу. После этого Анелес пошла к матери и тоже все ей рассказала.

- Свяжи меня, мама, - попросила она. - Свет Луны сильнее меня.

Перед наступлением следующего полнолуния мать с отцом связали дочь крепкими веревками и упрятали в погреб, чтобы лунный свет не падал на несчастную. Однако Лунарий с такой силой притягивал ее, что, разрывая путы и проламывая стены, Анелес вырвалась наружу и помчалась навстречу суженому.

На следующий день рыдания вновь огласили дом: умер другой брат Анелес. Тогда девушка упала перед отцом на колени и взмолилась:

- Убей меня, отец.

Но отец сказал ей:

- Когда любят сердцем, свет такой любви выходит из сердца и светит каждому, как звезда. Когда любят только телом, сердце становится холодным и начинает отбирать свет от людей. Я люблю тебя и не подниму руки на тебя, даже если твоей следующей жертвой буду я.

Перед очередным полнолунием Анелес умолила родителей заковать ее в цепи в глубоком погребе. Но и на этот раз ничего не помогло.

Так осталась Анелес одна с матерью. Мать поседела от горя, но продолжала жалеть свою несчастную дочку. Анелес не могла смотреть матери в глаза. Она уединялась в своей комнате и непрестанно молилась. Она просила Бога только об одном:

- Господи. Я не умею любить сердцем. Но я не хочу смерти матери. Сделай что-нибудь, Господи.

И вот, в очередное полнолуние, задолго до восхода Луны, Анелес и ее мать пришли и встали на скале над морем. Мать на прощание крепко держала дочь за руку и молилась. Она также велела Анелес вслед за ней произносить слова молитвы.

Когда лунный луч упал на лицо девушки, она смертельно побледнела и рванулась к морю, но тепло материнской руки и любовь маминого сердца удерживали ее сильнее всяких веревок. Вскоре она почувствовала, как страшное напряжение покидает ее, как сердце согревается любовью. Она обняла мать и обе они залились слезами облегчения.

С тех пор скала, которая напоминает две обнявшиеся фигуры, называется скалой Любви, в память о том дне, когда любовь матери разрушила лунные чары.

Под неторопливый рассказ незнакомца некоторые уснули, а наиболее впечатлительные, наоборот, теперь не могли успокоиться. К последним относились и наши юные друзья. Они еще долго шептались о чем-то своем.

Следующий день повторял предыдущий, разве что Нюшка снова попала в переделку, из-за которой немало поволновались папа и мама.

На сей раз вышеупомянутая юная особа уплыла. Впрочем, будем последовательны.

Когда папа Ален закончил надувать оранжевую резиновую лодочку, он посадил в нее дочку и строго-настрого приказал Эрику смотреть за сестрой. Вначале мальчик катал малышку вдоль берега, волоча лодку за резиновый шнур, прикрепленный к бортам.

- Но, лошадка! Но! Но! - выкрикивала Нюшка, цокая языком.

- Ты бы лучше гребла, - урезонивал ее брат. - Чтобы мне легче было.

Отзывчивая Нюшка охотно принималась хлопать ладошками по воде, припевая:

-Дельфинчик русалку по морю катает. Сердце русалки от радости тает.

Долго ли, коротко ли, но “дельфину” надоело катать “русалку”. Эрик попросил сестренку смирно посидеть в лодке у берега, пока он немного поиграет с Ростиком.

Построение грандиозного песчаного замка со рвами и мостиками вокруг, щедро украшенного разнообразными ракушками, так увлекло мальчиков, что ни тот, ни другой не заметили, как нарядная лодочка с маленькой пассажиркой исчезли. Эрик даже вздрогнул, когда услышал над головой встревоженный мамин голос:

- Рикки, а где Нюся?

Эрик принялся оглядываться по сторонам и вдруг увидел, как отец быстро побежал по мелководью и затем, бросившись в воду, стремительно поплыл. У Эрика душа ушла в пятки, когда он, наконец, разобрал, куда направляется папа: к малюсенькой лодочке с крохотной детской фигуркой в ней.

Самостоятельное морское путешествие, которое предприняла Нюшка, научившись грести, немало испугало ее. Когда дрожащую малышку папа вынес на берег, Эрику стало совестно. Как он мог оставить ее одну, такую маленькую! Полный раскаяния, он стал просить прощения: у сестренки, у родителей.

Эта история так взволновала отдыхающих, что даже по дороге домой некоторые мамы снова и снова возвращались к ней. В отличие от них, мама Ева не вспоминала ничего: она так устала от переживаний, что теперь спала, держа на руках умиротворенную Нюшку.

Дома путешественников встречала тетя Мария, которая обещала Райтам присмотреть за животными в их отсутствие. По ее лицу было видно, что она чем-то обеспокоена. Оказалось, что Оле-Лукойе очень своеобразно продемонстрировал свою преданность: в отсутствие хозяина он наотрез отказывался принимать пищу. Поэтому первое, с чем обратилась к путешественникам тетя Мария, было:

- Товарищи! Скорее накормите птичку!

Мальчики тут же поспешили к попугаю.

Вечно жизнерадостный, Оле был сейчас тихим и вялым. Вместо приветствия он хрипло пробормотал:

- Р-р-остик, пр-риехал…

Изрядно подкрепившись, он совсем скоро взбодрился, и уже через некоторое время по дому разносились его крики:

- Р-рос-с-тик и Эр-рик были на мор-ре! Мор-ре, мор-ре! Пр-рекр-расно!

ГЛАВА 18

Еще раз о действии великого закона причин и следствий

- Боже мой! Как загорел, - ахала Анна Леопольдовна, которая приехала на один день, чтобы навестить внука.

Она не могла нарадоваться. Давно, ох как давно, не видела она своего Ростика таким веселым. Анна Леопольдовна умилялась всему. Когда внук продемонстрировал, что ему удается держаться на ногах самостоятельно, у нее на глаза навернулись слезы. Стоило Ростику сказать, что во время пребывания на море, его повсюду носил на руках дядя Ален, бабушка и тут прослезилась. Ее тронула даже неумолчная трескотня Оле, который, соскучившись по хозяйке, проявлял бурную радость.

Анна Леопольдовна не была бы собой, если бы ее благодарность Богу и людям, которые так помогали ей и внуку, не имела бы своего практического воплощения. Утерев платочком непрошеные слезы, она обратилась к мальчикам:

- Гостинцев-то я и не припасла: очень спешила свидеться с вами. Пока мамы и папы дома нету, вы разрешите мне похозяйничать немного?

- Ба! Пирожков нам испеки, - вместо ответа предложил Ростик.

Бабушка на секунду задумалась, а потом в ее глазах загорелись озорные огонечки.

- А не устроить ли нам "день больших пирогов"? - интригующе сказала она.

- Да, да, да! - выпалил Ростик. - Мы тебе поможем!

- Ох, уж эти помощнички, - рассмеялась Анна Леопольдовна и без лишних слов приступила к работе.

Мальчишек она пристроила каждого по способностям: Эрик был на подхвате ("подай то, подай се"), а Ростик практиковался в изготовлении начинки ("крошить, крушить и насорить").

Заработав миску с первыми румяными душистыми пирогами, юные джентльмены подались в холл, где должен был состояться просмотр очередного фильма.

- Что ты покажешь Учителю по своей земной теме? - интересовался у Кунашика Рокко.

Их беседа проходила в студии, превратившейся на сей раз в светящуюся трубу, по которой они передвигались, как будто прогуливались по аллеям парка.

- Материала масса, - делился с другом Кунашик. - Земляне руководствуются в своем поведении видимыми следствиями и не желают задуматься над причинами, которые их порождают.

На переднем плане студии-трубы едва заметной светлой точкой возникла Вуця, "распускаясь" из нее, как цветок из налившегося бутона.

- Ребята, выручайте! - поспешила обратиться она к друзьям, сверкая глазами и нашейной спиралью. - Не успеваю к зачету подготовить иллюстрацию: "Работа закона причин и следствий в условиях планеты Земля".

- Тебе повезло. Мы как раз только что об этом говорили, - заметил Рокко, а Кунашик добавил:

- Выбирай, - и молниеносно передал ей целый ворох земных историй.

Вуця приняла от него светящийся информационный сгусток и тут же отреагировала:

- Я возьму вот эту, о животном. Передай мне ее энергетическую карту, пожалуйста.

После того как Кунашик удовлетворил и эту просьбу, Вуця заметила:

- Между прочим, эту историю и землянам полезно увидеть. Им стоит убедиться, что великий закон справедлив не только для людей, но и для всех прочих существ.

- Что ж, - улыбнулся Кунашик. - Охотно уступим тебе роль телегида.

И Вуця приступила к транслированию избранной истории.

Перед зрителями предстала яркая, освещенная мощным светом софитов, арена цирка. Под звуки веселой польки три белых пуделя демонстрировали зрителям свое искусство. Дрессировщица, стройная моложавая женщина в сверкающем блестками наряде, отдавала собакам приказы, и те четко выполняли все, что от них требовалось: ходили на задних лапах и на передних, кувыркались, играли в чехарду и многое другое.

- Мими! Але! - командовала дрессировщица, и Мими принималась танцевать.

- Жужу! Ап! - и другая собака, став на задние лапы, запрыгала, как скачут ребятишки, изображающие зайца.

- Лола! Давай Лола! - обратилась хозяйка к третьей своей воспитаннице, призывая ее прыгнуть сквозь кольцо, полыхающее огнем.

Видно было, как напряглась собака, изготовившись к прыжку, но после вдруг попятилась назад и села.

- Ну же, Лола! Давай! - подбадривала ее хозяйка.

Однако Лола, вместо того чтобы выполнить то, что от нее требовалось, затрусила к выходу. Зрители тут же зааплодировали, полагая, что это шутка.

Самовольно покинув арену, собака уселась в коридоре, поджидая хозяйку. Дрессировщица, и в самом деле, вскоре появилась в сопровождении остальных своих питомцев. Присоединившись к ним, Лола как ни в чем не бывало прошествовала по коридору и остановилась у двери артистической уборной. Она не спеша переждала, пока все животные войдут, а затем сама двинулась следом. Каково же было ее удивление, когда преградой на ее пути стала хозяйка.

- А ты, голубушка, - сказала она строго, - можешь делать теперь все, что тебе заблагорассудится. Только не в моем номере.

- Отправляйся на все четыре стороны, - заключила она и решительно захлопнула дверь перед носом у собаки.

Чуть помедлив, Лола побрела прочь и дошла до самого выхода из здания цирка, однако наружу не вышла, а уселась у стойки, за которой сидела билетерша. Пожилая женщина, не прекращая вязать, взглянула на собаку и покачала головой:

-Что? Выгнали? В который уже раз! А где же твой пакет с едой? Хозяйка раньше-то всегда давала, а нынче не дала. Видать выгнала всерьез.

- Что ж тут поделаешь? Придется тебе здесь пожить, - решила она и открыла дверцу, приглашая собаку войти.

Когда Лола облюбовала один из углов, старушка достала пластмассовую коробку с едой и поставила перед ней.

- Что, не нравится? - поинтересовалась она у собаки, которая, понюхав содержимое коробочки, к еде даже не притронулась.

- Проголодаешься - и это поешь, - рассудила женщина и снова принялась за вязание.

Дальше фильм демонстрировал кадры из новой жизни бывшей артистки. Лола теперь ютилась за стойкой у входа, и сердобольные цирковые подкармливали ее, кто чем мог. Судя по ее грустному взгляду, можно было решить, что такая жизнь ей не по душе. Каждый раз, когда арена расцветала яркими огнями, а шапито заполняла шумная развеселая публика, Лола усаживалась возле выхода на арену и наблюдала, как пробегают туда акробаты, лошади, как возвращаются оттуда шумные клоуны… - словом, всю закулисную жизнь цирка.

Однажды бывшая артистка и сама вышла на арену. Только не во время представления, а поздно вечером, когда темный зал уже был пуст.

Для начала Лола пробежалась по ограждению арены, а после, сделав стойку на передних лапах повторила пройденный путь. Еще некоторое время собака проделывала разнообразные трюки - весь свой немудреный репертуар, а когда устала, принялась кланяться так, как учила ее хозяйка.

- Браво, браво! - раздалось вдруг откуда-то из темноты.

Лола обернулась на знакомый голос и увидела одного из клоунов. С этого дня возобновилась ее артистическая карьера, она снова стала выступать: на сей раз в паре с клоуном. Работать ей было несложно, потому что приходилось делать все то, что она уже умела. И кто знает, как бы сложилась ее жизнь в клоунаде, если бы не случай.

На одном из спектаклей реприза клоуна с участием пуделя следовала за выступлением дрессированных животных. Лола и ее новый хозяин готовились к выходу на арену: клоун поправлял свой лохматый рыжий парик, а собака сидела рядом, наблюдая за артистами. Вот тяжелая штора приоткрылась и оттуда выскочила белая пуделиха - бывшая напарница Лолы по номеру. За ней последовала другая. Так, один за другим, покинули арену все маленькие артисты и с ними их хозяйка - дрессировщица. Лола едва успела проводить ее взглядом, принюхаться к новому пышному наряду, потому что рыжеволосый клоун, с огромной круглой нашлепкой вместо носа, позвал ее за собой.

По ходу представления маленькой артистке приходилось выделывать разные преуморительные трюки, но венцом ее выступления был "прыжок через огненное кольцо". Собственно, выполнять его как раз и не следовало. Когда клоун поджигал кольцо и визгливо выкрикивал “Але!”, Лола должна была лечь на живот и по-пластунски уползти с арены.

В этот раз их выступление началось как обычно. Клоун смешил публику, а собака ему подыгрывала. Наконец, дробный стук барабанов возвестил о самом захватывающем трюке - прыжке через огонь. Поджигая кольцо, клоун изображал крайний испуг: у него тряслись руки, коленки, а его партнерша при этом прижималась всем телом к ковру. Как и положено, клоун стал увещевать, подбадривать ее, и вдруг, вместо того чтобы ползти по арене, Лола разбежалась и… прыгнула сквозь кольцо.

От неожиданности артист на мгновение растерялся, но затем, одев уже погасшее кольцо себе на шею, стал раскланиваться.

- Чуть не испортила номер, - принялся журить клоун свою подопечную после выступления, однако та весьма своеобразно отреагировала на его замечание.

Она поднялась со своего коврика, взяла его в зубы и вышла в приоткрытую дверь артистической. Удивленный хозяин последовал за ней. Он наблюдал, как собака, приблизившись к уборной своей бывшей хозяйки, остановилась и, выпустив из зубов коврик, улеглась прямо под дверью.

Клоун только покачал головой. Усмехнувшись, он поднял руку, чтобы постучать в дверь, но та вдруг отворилась сама. На пороге появилась дрессировщица. Она внимательно взглянула на собаку, затем на клоуна и вопросительно подняла брови. Тогда мужчина развел руками и произнес:

- Вот, извольте видеть. Пришла сама. По-видимому просится назад.

- Не возьму, - сказала хозяйка. - Тем более, что на ее месте теперь работает Микки.

- Она сегодня прыгнула, - заметил клоун, поглядев на Лолу, которая теперь стояла, напряженно прислушиваясь к разговору.

- Ей нечего у меня делать, - не соглашалась дрессировщица.

- Придумай что-нибудь новенькое. Например… полет на воздушном шаре.

Трудно сказать, что повлияло на решение хозяйки: заманчивое предложение или жалостливое просительное выражение, с которым смотрела на нее Лола, однако женщина рассмеялась и пропустила собаку в комнату. Правда, потом, как бы спохватившись, она погрозила ей вслед:

- Смотри у меня! Не будешь слушаться - выгоню насовсем.

Следующие удивительные кадры показывали фрагменты новой программы дрессировщицы и ее воспитанников.

Лолу, одетую в кружевное платьице и миниатюрную шляпку с розовым бантом, усаживали в плетеную корзину, к которой было привязано множество воздушных шаров. Стоя на задних лапах, а передними опираясь о борт, пуделиха подавала сигнал к отправлению: громко лаяла три раза. Когда корзина взмывала кверху, на арену выбегал клоун.

- Куда же ты?! Куда?! Не покидай меня!!! - кричал он, заламывая от отчаяния руки.

Так он кричал, бегая по арене, пока кто-нибудь не подсовывал ему огромных размеров винтовку. Клоун хватал ее и, прикладывая дуло к виску, демонстрировал, что хочет лишить себя жизни. После нескольких напрасных попыток достать при этом до курка безутешный влюбленный вдруг принимал другое решение. Он вскидывал винтовку на плечо и начинал палить вверх по воздушным шарам, которые уносили корзинку с его любимицей под самый купол.

По мере того как шары лопались, корзинка начинала снижать высоту. Когда она уже почти достигала пола, клоун бросал ружье наземь и, подхватив на руки Лолу, совершившую головокружительный полет, прижимал ее к груди. Из его глаз лились фонтаны слез, а сквозь притворные рыдания слышалось:

- Ты вернулась! Ты вернулась, дорогая! Мы больше никогда не расстанемся с тобой!

Красочную картинку цирковой арены сменило изображение студии астриков, а затем и забавная физиономия Вуци.

- Уважаемые! - обратилась она к зрителям. - Вы, наверное, уже сообразили, что каждый должен извлекать из жизни уроки, научиться с готовностью выполнять то, что требует от него жизнь. Если он не делает этого… Впрочем, убедитесь сами.

"Раскручивая" очередную историю, Вуця тихонько засмеялась:

- Как славно Кунашик оформил ее. Вам будет любопытно.

Очередной кадр показывал Кунашика, который стоял перед… Лолой. Вот он послал по направлению к ее голове несколько энергетических "ежиков", и она… заговорила. Словно под гипнозом, Лола говорила низким, отрывистым голосом:

- Что-то припоминаю… Очень большая черная собака, кажется, водолаз. Такой огромный. Это я? Я! Как же меня звали? Ав! Меня звали Орсо! Наверное, у меня был хозяин. Кто же это был? Это был… ав! Отто Пульсен - вот кто!

- Так-так, а это кто? Такой чернобородый, с такими злыми косыми глазами. Кто? Ав-ав! Это же Дрянсен!

- Ав! Вспомнила все!

В этом месте рассказ Лолы переместился за кадр, а фильм демонстрировал все события этой давней истории. Лола продолжала:

- Орсо служил спасателем. Он спасал из воды людей. Он что-то видел. Ав! Он видел, как Дрянсен бил палкой хозяина. Орсо хотел помочь хозяину и бежал изо всех сил. Орсо не успел! Дрянсен сел в моторную лодку. Орсо подбежал к лодке. Лодка заревела и умчалась. Хозяин лежал. Орсо было жалко хозяина.

Вспоминаю еще… На море волны. Большие, большие волны… Ав! Там, в волнах, - Дрянсен! Он тонет. Орсо-спасатель. Он должен спасать всех. Но Орсо не хочет прыгать в воду. Он не будет спасать недоброго Дрянесна. Хозяин бил Орсо ошейником за то, что он отказался прыгать в воду. Но Орсо все равно не послушался хозяина. Тогда хозяин бросился в лодку. Поздно! Дрянсена уже не было видно в волнах.

- Ав-ав! - закончила свой рассказ собака, и тут же в кадре появилось Вуцино, лицо цвета спокойного моря.

- Дорогие земляне! - обратилась она к зрителям. - Если вы еще не нашли ответ на вопрос: "Зачем я живу на Земле?", я подскажу вам.

Учитель заставляет ученика снова и снова перечитывать учебник, чтобы добиться от него совершенных знаний. Так человек и все другие существа снова и снова должны приходить на Землю из Надземных сфер, чтобы трудиться над собой, совершенствоваться.

Так сказала Вуця и исчезла, а вместо нее из молочного тумана стали вырисовываться очертания необыкновенных птиц, смахивающих на земных попугаев.

Птицы слетались в одно место, располагаясь лесенкой. Перед ними, словно из-под земли, выросла фигура Кунашика и… Кто бы мог подумать, что он способен на такие несерьезные вещи!

Голова его увенчалась перьями, а сзади расцвел яркий трехцветный хвост, как у настоящего попугая. Скрипучим голосом он объявил:

- Попугайный хор имени Тип-Топа исполняет песню "Попугаем"! Дирижер - Попунашек!

Кунашик повернулся к своему "хору", взмахнул рукой, и попугаи запели. Если вы бывали на родине этих неугомонных птиц, вам нетрудно будет вообразить, что такое пение полусотни попугаев. Однако, помучав зрителей пару минут, хор "сменил пластинку" и зазвучал на сей раз вполне мелодично:

Нам интересен мир земной -
Он так мудрен, и все ж
Заметен здесь закон простой:
Что сеешь - то пожнешь.

Допустим, был ты богачом
И деньгами сорил -
Родишься снова бедняком,
Чтоб пыл твой поостыл.

А коли ты злодеем слыл,
То можешь жертвой стать.
И если ты обжорой был,
То будешь голодать.

Кто в бедах стойкость проявил,
Кто и нужде был рад,
Кто по законам мира жил,
Услышит звон наград.

Умерь, дружок, земную прыть,
Смотри, куда идешь.
Готовься по счетам платить:
Что сеешь - то пожнешь.

Едва отзвучала последняя нота “попугайной” песни, чуткое ухо Эрика уловило звенящий голосок сестренки.

- О! Пришла, - заметил он. - У нее, должно быть, нюх на пироги.

Сработала ли Нюшкина интуиция или же бабушка попросту решила привести внучку к родителям - факт был налицо: почуяв потрясающий запах, который доносился из кухни, девчушка тут же попросила пирогов. И пока бабушки занимались стряпней, ведя неторопливые беседы, Нюся таскала свежие пирожки с разнообразными начинками, не слишком утруждая себя по части пережевывания.

Ночью Эрика разбудило громкое кряхтение. Сообразив, что нынче сестренка осталась ночевать дома, он поинтересовался:

- Нюся, в чем дело?

- Животик болит, - со вздохом ответила девочка.

- Позови маму, - зевая, посоветовал ей брат.

- Не хочу, - заупрямилась Нюшка.

- Тогда спи, - повернулся на другой бок Эрик.

Но уснуть он так и не смог: Нюшка сопела все сильнее и сильнее.

С трудом попадая в тапочки, мальчик поднялся и подошел к сестре.

- Давай поглажу, - предложил он и, приподняв коротенькую маечку, взялся за лечение.

- Не в ту сторону, - капризно заметила Нюська. - Мама гладит, куда часики идут.

Эрик тяжело вздохнул и переменил направление, совершая круговые движения по часовой стрелке. Он гладил и гладил и уже очень хотел спать, но Нюшка не отпускала его.

- Наверное, в прошлой жизни ты была жадным пузатым бароном, - проворчал мальчик.

- Бараном? - удивилась Нюся.

Брат рассмеялся и принялся развивать свою мысль:

- Ты была очень большой обжорой. Ела целыми днями все подряд: поросят, пироги, бараньи ноги…

- Я не ела никакие ноги, - оскорбилась Нюшка.

- Может ноги и не ела, но все равно объедалась. И теперь, в этой жизни, объедалой родилась. Вот живот у тебя и болит.

- Уже не болит! - победно провозгласила малышка.

- Тогда спи, - наставительно произнес Эрик и сделал движение, чтобы встать с Нюшкиной постели, но тут благодарная сестренка обвила его шею руками.

- Спасибо тебе, братик, - прошептала она и поцеловала его куда-то в ухо.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика