ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ
фрагменты книги Кюблер-Росс Элизабет
«Жизнь, смерть и жизнь после смерти. Что нам известно?»

Введение

Швейцарский врач Элизабет Кюблер-Росс (1926–2004), которая долгие годы проработала во многих больницах и университетах Соединенных Штатов Америки, достигла в области исследования смерти большой известности. Написанные доктором Кюблер-Росс книги стали образцовыми учебниками для врачей и медицинских сестер на ее новой родине. Ею восхищались и ее почитали, и нельзя было найти в мире ни одного такого второго ученого, который получил бы столько почетных докторских мантий в награду за свои достижения. Много сотен часов она провела около постелей смертельно больных и описала их поведение, создав теорию о пяти стадиях умирания. Пока она лишь фиксировала и публиковала все, что ее пациенты переживали до того момента, когда констатировалась смерть, Элизабет находила одобрение у коллег. Но когда доктор Кюблер-Росс стала читать доклады и давать интервью, описывая внетелесные переживания, известные ей по рассказам умирающих, которые она и сама могла подтвердить благодаря собственному подобному опыту, когда она отказалась рассматривать происходящее только как галлюцинации, многие коллеги отвернулись от нее и объявили швейцарского ученого «сумасшедшей».

Никто не мог поверить, что она посвятила себя такой «несерьезной» исследовательской области — вопросу жизни после смерти. Материалистическое мышление и связанное с ним понимание тела как суммы атомов отрицает подобное явление: со смертью тела душа человека и его «Я» должны считаться исчезнувшими. То, что доктор Элизабет Кюблер-Росс не прекратила свою работу, в которой она переступила границы предположительно поддающегося исследованию, а несмотря на все враждебное к себе отношение мужественно продолжала рассказывать о наблюдениях и следующих из них заключениях, многим казалось изменой безупречной репутации ученого. Доктор Росс высказала в одном из интервью следующую мысль: «По моему мнению, тот по-научному честен, кто записывает то, что обнаружил, и представляет, какой вывод из этого можно будет сделать. Нужно было проявлять полное недоверие ко мне и обвинять меня прямо-таки в профанации науки тогда, когда я публиковала лишь то, что одобряется общим мнением. Я не стремилась переубедить людей или полностью обратить их в свою веру. Мою задачу я вижу главным образом в том, чтобы передавать дальше полученную в результате исследований информацию. Те, кто к этому готовы, будут доверять мне. А те, кто не готовы, будут, кичась всезнайством, искать возражения».

В то время как эта исследовательница уже более десятилетия была знаменитостью в Америке, большой интерес вызвали ее публикации, появившиеся в немецкоговорящем пространстве — в издательстве «Кройц» в Штутгарте. Но только две выпущенные Гюнтером Роллингом телевизионные передачи представили самого автора, ее деятельность и мышление широкой публике. Швейцарским телезрителям, кроме того, посчастливилось видеть ее интервью с католическим теологом Хансом Кюнгом.

В обеих передачах доктор Кюблер-Росс высказала убеждения, полученные в результате собственных научных исследований: «Смерть — это лишь переход в другую форму жизни, на иную частоту» и «Момент смерти — это совершенно неповторимое, прекрасное, освобождающее переживание, через которое проходят без страха и трудностей». Таких позитивных высказываний о смерти телезрители никогда еще не слышали ни от одного медика. И когда доктора Росс спросили, боится ли смерти она сама, она, не задумываясь, ответила: «Нет, совсем нет, я встречу ее с радостью». Для нее исследование вопросов, связанных со смертью, означало не бегство от жизни, а совсем обратное. Включение смерти в круг своих размышлений позволяет человеку жить более осознанно и более сконцентрировано и предостерегает от того, «чтобы слишком много времени тратить на то, что не является важным»...

Издательство «Зильбершнурр»

Я хочу поделиться с вами опытом, связанным с жизнью, смертью и жизнью после смерти, который мы получили на протяжении последних десятилетий, после того как начали серьезно изучать эту область. На протяжении долгого времени мы занимались умирающими пациентами и нам стало ясно: человечество, несмотря на свое присутствие на Земле в течение миллионов лет, все еще не получило ясного ответа относительно, вероятно, самого важного вопроса, а именно — о значении и цели жизни и смерти.

Я хотела бы теперь поделиться результатами наших исследований в области изучения смерти и жизни после смерти. Я считаю, что наступило время, когда все то, что мы обнаружили, должно быть переведено на общедоступный язык, понятный всем людям. Чтобы это могло принести пользу тем, кто потерял своих близких. Знание о подобных вещах также очень важно, когда речь идет о необходимости поддержать умирающего и его семью. Мне часто задают вопрос: «Что такое жизнь? Что такое смерть? Почему должны умирать дети, особенно совсем маленькие?»

Мы до сих пор по различным причинам не публиковали результаты наших исследований. Мы уже давно изучаем опыты предсмертных переживаний, но всегда учитывали важный момент: речь идет «только» о предсмертном переживании, а не о «настоящей» смерти. Пока мы еще ничего не знаем о том, что случается с человеком, когда он окончательно переходит рубеж. Единственное, что я опубликовала на эту тему до сих пор: письмо, написанное мною одному девятилетнему больному раком мальчику с юга Соединенных Штатов. Он задал мне очень важный и очень распространенный вопрос: «Что такое жизнь? Что такое смерть? И почему должны умирать маленькие дети?»

Человечество уже давно находится в тесном контакте со всем, что касается смерти, и верит в небеса и в жизнь после смерти. Но примерно сто лет назад начался процесс, вследствие которого все меньше людей уверены в том, что всех нас, после того как мы покидаем физическое тело, ожидает жизнь после смерти. Но мы находимся сейчас как раз в новом тысячелетии духовных (в противоположность материальным) ценностей. Речь идет не только о религиозности. В гораздо большей степени мы понимаем под этим осознание, понимание того, что есть нечто намного большее, чем мы, что создало эту Вселенную и жизнь, и что мы в этом творении также являемся важной и совершенно определенной частью, которая способствует развитию целого и в состоянии внести свой вклад.

Каждый из нас с момента своего рождения из божественного источника отмечен божественной искрой. Мы несем в себе часть источника бытия. И благодаря этому мы бессмертны. Многие люди приходят к пониманию, что физическое тело представляет собой лишь дом, храм или — как мы часто говорим — кокон, в котором душа обитает определенное количество лет, пока не переходит в другое состояние, которое описывается как смерть. И когда последняя наступает, выходит из кокона и устремляется на свободу, как бабочка, если следовать метафорическому ряду, который мы используем, когда говорим на эту тему с умирающими детьми, их братьями и сестрами.

Последние двадцать лет я занималась главным образом умирающими пациентами.

Когда я только приступила к работе, то не была заинтересована вопросом существования жизни после смерти, и мне было совершенно ясно лишь то, что смерть действительно существует, мои медицинские знания неоспоримо подтверждали это. Если разбираться с определением смерти, то можно обратить внимание на то, что речь обычно идет только о физическом теле, как будто человек состоит только из одного этого «кокона». Я принадлежала к тем ученым, которые подобную точку зрения никогда не ставили под сомнение. Определение смерти приобрело особое значение и актуальность в шестидесятые годы XX века, когда начала развиваться трансплантация органов, главным образом таких, как печень и сердце, и встал вопрос, в какой момент мы уполномочены с этической и законодательной точки зрения взять органы одного пациента, чтобы пересадить их другому и тем самым спасти его жизнь. Возникли большие проблемы в судебной практике: врачам предъявляли иски, с одной стороны, люди, которые утверждали, что их член семьи был еще жив, когда у него изымали соответствующий орган, с другой же стороны, их обвиняли, что они слишком медлили с трансплантацией, понапрасну продлевая жизнь донора.

Общества страхования жизни также стимулировали обсуждение этого вопроса. Если в следствии несчастного случая гибнет семья, часто крайне важно знать, кто умер первым, даже когда речь идет лишь о минутах. В данном случае все вращается вокруг денег и вопроса, кому они достанутся. Излишне говорить, что меня эти дрязги, связанные со смертью, всегда оставляли равнодушной. Однако в связи со своей работой я была вынуждена сталкиваться с подобными проблемами.

От природы я скептик. И если бы не мой опыт, вряд ли когда-нибудь заинтересовалась бы возможностью жизни после смерти. Но определенные факты, которые часто повторялись, не оставили мне другого выбора, как обратиться к этой проблеме. Я очень удивлялась тому, что еще никто не озаботился вопросом смерти настолько, чтобы его серьезно исследовать: даже не по определенным научным соображениям, или исходя из юридического интереса, а просто из-за естественного любопытства.

Ежедневно во всем мире умирают люди. И, тем не менее, наше общество, которое настолько развито, что смогло отправить человека на Луну и вернуть его назад живым и здоровым, не предприняло никаких усилий, чтобы изучить смерть и дать актуальное и всеохватывающее ее определения. Разве это не удивительно?

В то время когда я находилась в процессе работы с умирающими и продолжала преподавательскую деятельность, мои студенты и я решили, что хотим попробовать поискать соответствующее современному мышлению всеобъемлющее определение смерти. В Библии сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам». Другими словами: учитель появится, когда ученик будет готов. Так и получилось. Уже через неделю после того, как мы поставили этот важный вопрос и обязали самих себя найти ответ на него, нас посетила одна медицинская сестра, которая поделилась с нами своим переживанием. Оно было связано с женщиной, которая уже в пятнадцатый раз лежала в отделении интенсивной терапии. Так же как и раньше, все считали, что теперь-то она, скорее всего, умрет. Эта пациентка и стала первым зафиксированным нами случаем, связанным с предсмертными переживаниями.

Занимаясь этой женщиной, я стала обращать пристальное внимание и на других умирающих больных — на все необъяснимые феномены, которые проявлялись обычно незадолго до их смерти. Многие начинали «галлюцинировать» и «общаться» с умершими ранее дорогими им людьми. Что касалось меня, то я не могла ни слышать, ни видеть этих «других». Я лишь могла наблюдать, что даже раздраженные и тяжелые пациенты совсем незадолго перед смертью внезапно расслаблялись, и от них исходил торжественный покой, в это время боли прекращались, хотя их тела из-за раковой опухоли были поражены метастазами. Также я могла наблюдать, что непосредственно после кончины лица моих пациентов были исполнены выражением невероятного умиротворения, спокойствия и торжественной радости. Этого я не могла себе объяснить, главным образом потому, что речь шла о случаях смерти, незадолго до которой больной находился в состоянии ярости или депрессии.

Мое третье и, вероятно, самое субъективное наблюдение я сделала благодаря тому, что всегда имела с моими пациентами тесный контакт, и это позволяло мне устанавливать отношения, наполненные любовью и сердечностью. Уже через несколько минут после их кончины мои чувства к ним проходили. Я удивлялась этому и спрашивала себя: все ли со мной в порядке. Когда я наблюдала их на смертном одре, у меня была твердая уверенность в том, что мертвое тело только оболочка, и мой любимый пациент больше не лежит на этой постели.

Естественно, я не могла объяснить себе это как ученый и просто старалась забыть обо всем. Подобную позицию я, должно быть, сохранила бы и в дальнейшем, если бы не фрау Шварц.

Ее муж страдал от шизофрении. Каждый раз, когда у него был приступ, он пытался убить своего сына, который как самый младший из их детей все еще жил дома. Пациентка была убеждена, что если она слишком рано умрет, ее муж может потерять контроль над собой, из-за чего жизнь ее младшего ребенка окажется под угрозой. С помощью социальной организации нам посчастливилось передать сына фрау Шварц на попечение одного из членов ее семьи. Тогда женщина покинула больницу с большим облегчением и с утешительной мыслью, что даже если она сама не проживет долго, то, по меньшей мере, ее сын находится в безопасности.

Как раз именно эта пациентка вернулась приблизительно через год в нашу больницу, чтобы рассказать о своем опыте внетелесного переживания — переживания мнимой смерти. Подобные случаи описаны в последние годы во многих книгах и статьях, и вследствие этого о них стало известно широкой общественности. Вот, что рассказала нам фрау Шварц. Она была доставлена в местную больницу в штате Индиана, так как находилась в слишком критическом состоянии, чтобы ее можно было транспортировать в больницу в отдаленном Чикаго. Женщину положили в отдельную палату. И как раз в тот момент, когда она раздумывала над тем, сопротивляться ли ей смерти из-за сына или покориться судьбе, она увидела медсестру, которая вошла в палату, посмотрела на нее, а затем стремительно выбежала. Внезапно фрау Шварц увидела, как она медленно и в полном душевном спокойствии выскальзывает из своего физического тела и парит на определенном расстоянии над кроватью. С чувством юмора рассказывала она нам, как с некоторой дистанции смотрела на свое распростертое внизу тело, которое выглядело бледным и отталкивающим. При этом женщина хоть и была поражена происходящим, но не чувствовала себя испуганной. Она увидела, что в палату ворвалась реанимационная бригада. Фрау Шварц поведала во всех подробностях, кто из врачей появился первым, а кто последним. Она могла не только ясно слышать, о чем они говорят, но и была в состоянии читать мысли каждого. У нее было сильное желание крикнуть, что им не нужно так торопиться, так как у нее все хорошо. Но чем отчаянней она старалась им это сообщить, тем усерднее врачи хлопотали над ее телом, не слыша ни одного ее слова. После этого фрау Шварц решила прекратить свои усилия и тут же потеряла, как она дословно выразилась, сознание. Она была признана мертвой, но реанимационные работы продолжались в течении сорока пяти минут. Только позже, к удивлению врачей и медицинских сестер, она подала вновь признаки жизни и прожила после этого еще полтора года. С моими студентами и со мной она поделилась этим переживанием на одном из семинаров.

Излишне, пожалуй, упоминать здесь, что это было для меня абсолютно новым опытом, так как до этого я никогда не слышала о переживании мнимой смерти, хотя на протяжении многих лет работала врачом. Мои студенты были удивлены, что я это переживание не классифицировала как галлюцинацию, иллюзию или чувство деперсонификции. У них была огромная потребность как-то определить этот процесс, чтобы идентифицировать его и больше к нему не возвращаться. Переживание фрау Шварц, как мы знаем теперь, не было уникальным случаем.

Мы надеялись тогда на то, что нам удастся собрать достаточно информации, чтобы понять, является ли переживание мнимой смерти часто встречающимся, редким или вообще единичным событием, которое пережила лишь одна фрау Шварц.

Едва ли я должна указывать на то, что уже известно всем: очень многие исследователи паранормальных феноменов, врачи и психологи начали исследовать случаи, подобные этому. И фактически за последние десять лет по всему миру были собраны более двадцати пяти тысяч подобных случаев.

Возможно, будет уместно, если я расскажу, что переживают все эти клинически мертвые, как только их телесные функции угасают. Мы называем это опытом мнимой смерти или предсмертным переживанием. Я хотела бы позже сказать и о том, что происходит с теми, кто не возвращается. Важно знать, что из всех тех пациентов, чье сердце остановилось и вновь стало биться только после реанимационных мероприятий, только у одного из десяти остается полное воспоминание о переживании, которое он испытал во время остановки жизненных процессов. Это не должно нас удивлять ввиду известного факта: только незначительный процент людей помнит свои сны.

Мы собирали случаи предсмертных переживаний не только в Соединенных Штатах, но также в Канаде, Австралии и других странах мира. Самый юный человек, чье переживание мы зафиксировали, был двух лет от роду, самый старый достиг возраста девяноста семи лет. В нашей коллекции находятся предсмертные переживания людей различной культурной и религиозной принадлежности, например, эскимосов, аборигенов Гавайев и Австралии, индусов, буддистов, протестантов, католиков, иудеев, и также тех, кто не принадлежат ни к какой религии, называя себя агностиком или атеистом. Для нас было важно собрать такие разные случаи, чтобы наша доказательная база была более весомой. В ходе исследований мы выяснили, что предсмертное переживание свободно от влияния того, предшествовал ли ему несчастный случай, убийство, самоубийство или болезнь. Более половины изученных случаев относится к переживаниям, которые возникли после внезапно наступившей мнимой смерти, к которой люди не имели времени подготовиться.

После всех этих лет сбора информации мы можем выделить следующие закономерности.

В момент смерти мы все испытаем отделение настоящего, бессмертного «Я» от своего временного дома, а именно — физического тела. Это бессмертное «Я» называют также душой или сущностью. Или, если выражаться символически, как мы делаем это в разговорах с детьми, освобожденное от земного тела «Я» можно сравнить с выскальзывающей из кокона бабочкой. Как только мы покидаем физическое тело, мы замечаем, что нас не охватывает ни паника, ни страх, мы освобождаемся от всех забот. Мы все время ощущаем себя полностью телесной единицей. Мы осознаем, что находимся на месте происшествия, где произошел несчастный случай и смерть, все равно, идет ли речь о больничной плате или о нашей собственной спальне, в которой нас поразил инфаркт, или же это была местность, на которой произошла автомобильная авария или авиакатастрофа. Мы можем отчетливо видеть, например, членов реанимационной бригады или группу прохожих, которая наблюдает за освобождением раненого или изуродованного тела из обломков автомобиля. Мы смотрим на все это с небольшого расстояния.

Эти процессы происходят очень часто как раз тогда, когда или мозговые волны, которые могут показывать, что мозг еще функционирует, уже не поддаются измерению, или врачи больше не могут установить никаких признаков жизни. В эти моменты мы воспринимаем разговоры присутствующих, читаем их мысли, отмечаем их особенности, рассматриваем одежду, совершенно не ощущая того, что испуганы или поражены всем случившимся.

Наше второе тело, в которое мы перешли к этому времени и которое воспринимаем таковым, не психическое, а эфирное. Позже я расскажу еще о различиях между физической, психической и духовной энергиями, которые создают это тело. В этом втором преходящем теле мы осознаем себя как телесно полноценное существо. Если были ампутированы ноги, человек снова может «ходить». Глухонемой может слышать, говорить и петь. Если мы из-за рассеянного склероза были прикованы к инвалидному креслу, наше зрение было расплывчато, а язык заплетался, и мы были не способны пошевелить ногами, мы можем опять петь и танцевать.

Понятно, что многие наши пациенты, которых успешно вернули к жизни, не всегда были благодарны за то, что бабочку опять затащили в кокон, ведь, находясь на другой стороне, они избавились от боли и увечий.

Многие мои коллеги верят, что это состояние объясняется проекцией желаний пациента. Но если мы кого-то на протяжении многих лет наблюдали полностью парализованным, глухим, слепым, тогда он наверняка жаждал момента, когда его страдания окончатся, а не мечтал о невозможном. То, что в имеющихся у нас случаях наверняка речь не идет о проекции подавленных желаний, мы можем увидеть и в следующих фактах.

Первое: половина из собранных нами описаний предсмертных переживаний является следствием несчастного случая, когда застигнутые им люди не могли предвидеть, что им предстоит. Как, например, один пациент потерял обе ноги после того как его переехал автомобиль, водитель скрылся с места происшествия. Как только он оказался вне физического тела и увидел его лежащим на улице с изуродованными ногами, он ощутил себя в совершенном эфирном теле, у которого обе ноги были в порядке. Мы не можем предположить, что жертвы несчастного случая уже наперед знают, что они потеряют свои ноги, чтобы запрограммировать в своих желаниях их обретение.

Но есть второе и более простое доказательство того, что при этих предсмертных переживаниях тезис о проекциях желаний исключается. Речь идет о слепых, которые во время предсмертных переживаний начинают видеть. Если бы они в этот момент действовали только в рамках проекции своих желаний, то были бы не в состоянии рассказать о цвете пуловера или фасоне галстука, которые носили присутствующие в тот день. Мы опросили нескольких слепых. Они были не только способны сказать нам, кто первый зашел в комнату или кто проводил реанимационные мероприятия, но и со всеми подробностями описать внешность и предметы одежды всех присутствовавших, чего никогда не смогли бы сделать в реальной жизни.

Кроме отсутствия боли и осознания телесного совершенства люди в этих идеальных телах, которые можно определить как эфирные, осознают, что никто не может умереть в одиночестве. На это есть основания.

И когда я говорю «никто», то я подразумеваю даже того, кто находится один за несколько сотен километров вдали от других людей и умирает от жажды в пустыне. Или я думаю об астронавте, который в космическом корабле бесцельно парит во Вселенной, после того как его миссия не удалась, и до тех пор, пока, наконец, его не настигнет смерть.

Не только от взрослых, но и от многих детей, больных раком, которые готовятся к смерти, мы узнаем, что они могут покидать свое физическое тело и таким образом — как мы это называем — переживают внетелесный опыт. У всех есть такие внетелесные переживания во время определенных фаз сна, но только очень немногие осознают их. Умирающие дети, особенно такие, которые уже внутренне готовы к смерти, оказываются гораздо более духовно зрелыми, чем здоровые дети, и осознают эти короткие выходы из своего тела. Это приходится очень кстати при их переходе, так они легче начинают взаимодействовать с новым окружением, в которое попадают.

Сразу после выхода из тела, как нам рассказывали умирающие дети и взрослые, они замечали присутствие существ, которые встречали их, чтобы помочь. Маленькие дети назвали их «Невидимыми друзьями». Церковь дала им имя «ангел-хранитель», в то же время они описываются многими исследователями как «Духовные учителя». Это неважно, как мы их называем. Но важно знать, что каждый человек с момента своего первого вздоха до момента, когда оканчивается его физическое существование, окружен духовными руководителями и ангелами-хранителями, которые ждут его и помогают при переходе из одной жизни в другую — по ту сторону от смерти.

Также нас будут встречать те, кто умер до нас и кого мы когда-то любили. Среди встречающих мы увидим, например, наших детей, которых потеряли, или дедушек и бабушек, отца, мать и всех тех, кто был нам близок в земной жизни.

Третья причина, почему во время нашего перехода мы не будем одни, это то, что после того, как мы выскальзываем из земного тела — что, собственно, и должно происходить перед настоящей смертью — мы находимся в таком бытии, в котором нет пространства и времен и в котором мы можем отправиться со скоростью мысли туда, куда пожелаем.

Маленькая Сюзи, заболевшая лейкемией, которая лежит в больнице при смерти, каждый день окружена заботой матери. И малышке совершенно ясно, что ей раз от разу все тяжелее будет расставаться с матерью, которая прислоняется к решетке ее маленькой кроватки и иногда шепчет: «Любимая, не умирай. Не причиняй мне эту боль. Я не смогу жить без тебя». Эта мать — а она олицетворяет многих из нас — отягощает совесть умирающего ребенка чувством вины. И Сюзи, которая во время сна и даже бодрствования уже покидала свое тело, летает в полном смысле слова везде, куда только хочет. И одновременно ей стало доступно чувство тотальной любви и осознание своего посмертного существования как продолжения жизни, она просит свою мать о том, чтобы та покинула больницу. Дети говорят в этой ситуации: «Мамочка, ты выглядишь очень усталой. Почему ты не пойдешь домой, не примешь душ и не ляжешь спать? Действительно, иди, я хорошо себя чувствую». И через полчаса может зазвонить телефон у них дома, и кто-то из больницы скажет: «Нам очень тяжело вам сообщать об этом, фрау, но ваша дочь только что умерла».

К несчастью, таким образом они отягощают родителей ужасным чувством вины. Те упрекают себя, что они еще полдня не задержались у смертного одра, чтобы в момент смерти быть со своим ребенком. Эти родители в большинстве случаев не знают, что никто не может умереть в одиночестве. Так как наша маленькая Сюзи освобождена уже из своего земного заключения. Она со скоростью мысли уже поспешила к своим мамочке и папочке или к тому, к кому она всегда чувствовала себя привязанной.

Мы все несем божественную искру, как я уже упоминала. Мы получили этот подарок много миллионов лет назад. Кроме предоставленной тогда свободы воли нам была передана способность покидать физическое тело, и не только в момент смерти, но и в периоды жизненных кризисов, во время чрезвычайных обстоятельств и определенных фаз сна.

Виктор Франкл написал удивительную книгу «Сказать жизни „Да“», в которой он описал свой опыт существования в концентрационном лагере. Он, вероятно, самый известный ученый, который изучал внетелесные переживания. Несколько десятилетий назад, когда человек действительно еще мало интересовался подобными темами, Франкл собирал сообщения людей, которые перед предполагаемой смертью видели, как вся предыдущая жизнь проносится, как фильм, перед их глазами. Таким образом, он пришел к следующему выводу: во время внетелесных опытов времени как такового не существует. У многих людей незадолго до утопления или в другой опасной ситуации было подобное переживание.

Наши исследования в этой области были подтверждены научными экспериментами, которые проводились в сотрудничестве с Робертом Монро, автором книги «Человек с двумя жизнями», в условиях лаборатории. Их достоверность оценивали несколько ученых из Фонда Меннингера из Топики. Все больше исследователей повторяют наши эксперименты и приходят к тем же выводам. Естественно, первоначально было сделано теоретическое допущение возможности существования дополнительного измерения, хотя этот факт и тяжело совместим с нашим трехмерным научным мышлением.

Мы также нашли доказательства, подтверждающие, что существуют духовные руководители и ангелы-хранители, которые принадлежали к семье умирающего, умерли раньше него и приветствуют его во время перехода. Но как же можно научно доказать эти так часто повторяющиеся утверждения?

Для меня, как для психиатра, было интересно обнаружить, что тысячи людей повсюду на этой земле перед своей смертью имели аналогичные галлюцинации, во время которых они чувствовали присутствие своих родственников и друзей, которые умерли перед ними. Мы попытались найти возможности, чтобы перепроверить эти утверждения и доказать их правильность, или разоблачать их как простые проекции желаний пациента.

Мы верили, что сможем изучить эту проблему лучшим образом, сидя у постелей умирающих детей, доставленных в больницу после автокатастроф, в которых пострадали их семьи. Эти исследования мы проводили в большинстве случаев после праздника 4 июля, дня Труда, дня Поминовения и в конце недели, когда семьи в полном составе передвигаются на дорогах в своих семейных автомобилях. В эти дни слишком часто происходят лобовые столкновения, во время которых некоторые члены семьи сразу погибают, а остальных доставляют с ранениями в больницы. Я стараюсь уделять внимание, прежде всего, смертельно раненным детям. Обычно умирающий еще не информирован о том, кто из остальных родственников уже умер из-за несчастного случая. И меня всегда поражает, что они совершенно точно знают, кто из близких уже умер. Я сижу возле них, наблюдаю за ними потихоньку, беру их за руку. Незадолго до смерти их часто наполняет торжественное спокойствие, что всегда является важным признаком. В этот момент я спрашиваю, готовы ли они и способны ли поделиться со мной своими настоящими переживаниями. И они часто отвечают схожими словами, как тот ребенок, который сказал мне: «Теперь все в порядке. Моя мама и Питер уже ждут меня». Я уже знала к тому времени, что его мать умерла на месте несчастного случая, но то, что его брат Питер уже умер, мне еще не сообщили. Через некоторое время я позвонила в детскую больницу. Мне сообщили, что Питер умер десять минут назад.

На протяжении всех лет, когда мы собирали эти случаи, ни один ребенок не упомянул члена своей семьи, который не был бы мертв на тот момент. Я не могу объяснить этот факт ничем другим и присоединяюсь к утверждению, что умирающие осознают присутствие умерших членов семьи. Те ждут своих близких, чтобы воссоединяться с ними по другую сторону существования.

Иное переживание затронуло меня еще больше, чем те, описания которых я слышала от детей. Речь идет о случае одной американской индианки. О взглядах американских индейцев на смерть и умирание известно немного, они редко обращаются к этой теме. Эту юную девушку сбил на автостраде автомобиль, водитель скрылся с места аварии. Незнакомый мужчина становился, чтобы помочь ей. Она сказала ему, сохраняя полное спокойствие, что он не может больше для нее ничего сделать, за исключением одного — если он случайно окажется вблизи индейской резервации, то пусть найдет ее мать и передаст ей послание. Мужчина должен был сообщить, что у нее теперь все в порядке, и она чувствует себя счастливой, так как находится сейчас со своим отцом. Затем она умерла на руках этого человека, который был настолько взволнован произошедшим, что сразу отправился в резервацию, хотя она находилась далеко от запланированного им маршрута. Когда он прибыл в описанную индейскую деревушку, он узнал от матери девушки, что отец умершей всего за час до происшедшего с его дочерью несчастья скончался от остановки сердца.

Нами собрано множество случаев, подобных этому, когда умирающие пребывали в неведении о смерти одного из членов семьи, и тем не менее, как они свидетельствовали, он встречал их по ту сторону. Эти пациенты не фантазировали, чтобы убедить нас в том, что смерти нет, они делились с нами этим переживанием только как фактом. Если вы сами готовы к тому, чтобы непредвзято отнестись к подобным вещам, тогда у и вас будут собственные соответствующие опыты.

В каждой аудитории из восьмисот человек находятся как минимум двенадцать тех, у кого были такие предсмертные переживания и кто готов ими поделиться, если вы способны отнестись к ним непредвзято, не навешивая на них ярлык психиатрического заболевания. Единственная причина, по которой эти люди вернулись назад, — желание поделиться с другими своим переживанием, но в нашем обществе принято отвергать, а то и высмеивать такие рассказы, так как они не укладываются ни в научную, ни в строго религиозную концепции. События, подобные тем, о которых я вам рассказала, также могут быть связаны с какой-либо критической жизненной ситуацией.

Самый драматический и постоянно приходящий мне на память случай того, как исполняется библейское «Просите, и дано будет вам» связан с предсмертным переживанием одного мужчины, которого вся его семья в уик-энд на день Поминовения должна была забрать с места работы, чтобы посетить их родственников за городом. Когда семейный автобус, в котором сидели родители его жены, жена и их восемь детей, находился уже на пути к нему, произошло столкновение с бензовозом. Бензин вылился, и тотчас же произошло возгорание, вся семья погибла в считанные мгновения. После того, как мужчина узнал о несчастье, на протяжении нескольких недель он находился в состоянии шока и оцепенения. Он больше не мог ходить на работу и был не в состоянии с кем-либо разговаривать. Он начал выпивать, а потом пристрастился к героину и другим наркотикам, надеясь заглушить свою боль. Этот человек был больше не способен работать и оказался, наконец — в прямом смысле слова — в сточной канаве.

Во время моих командировок я остановилась в Санта-Барбаре, чтобы прочитать два доклада на тему «Жизнь после смерти». Медицинский персонал больницы попросил меня о третьем докладе, и я согласилась. Стоило мне произнести вводные слова, как я почувствовала, что не хочу рассказывать опять те же самые истории. Я сказала самой себе: «О Боже, почему ты не пошлешь мне кого-нибудь из круга слушателей, кто испытал бы предсмертное переживание и хотел бы поделиться им с другими, чтобы я могла сделать паузу, а аудитория услышала бы сообщение из первых рук, вместо того чтобы опять внимать моим старым историям». И тут организатор группы передал мне листок, это была записка от мужчины, живущего в ночлежке для бродяг. Он просил, чтобы я дала ему возможность рассказать о предсмертном переживании. Я прервала доклад и послала к нему курьера. И уже несколькими минутами позже, после спешной поездки на такси, этот человек предстал перед публикой. Но вместо опустившегося бродяги, каким я его себе представляла, зная его местопребывание, мы увидели хорошо одетого, интеллигентного мужчину, который вступил на подиум и начал свой рассказ.

Он вспомнил о том, как радовался уик-энду с семьей, и какое трагическое несчастье их постигло. Рассказал в каком шоке он пребывал, лишившись одновременно всех своих близких. Мужчина описал, как он не мог пережить этот удар судьбы и как в результате из хорошо зарабатывающего, принадлежащего к среднему классу мужа и отца превратился в полностью опустившегося бродягу, который с ночи до утра был пьян и постоянно употреблял наркотики. Как он предпринимал все, чтобы угробить себя каким-нибудь образом, но, тем не менее, потерпел неудачу. Его последним воспоминанием опустившегося человека, когда он уже на протяжении двух лет был бездомным, стала следующая сцена: совершенно пьяный и ничего не соображающий он лежал на грязной дороге. У него было только одно желание, а именно — вновь воссоединиться со своей семьей. Когда он увидел приближавшийся грузовик, то не нашел в себе силы отползти в сторону, и машина его переехала.

В тот же самый момент, он очутился в паре метров от места происшествия и увидел свое тело, лежащее посреди дороги. И в этот же миг перед ним появилась его семья. Они были окружены сиянием и мужчина почувствовал невероятную любовь. С радостными улыбками на лицах они бросились друг к другу. Общение происходило с помощью передачи мысли. Они поделились с ним своей радостью от того, что теперь они вновь вместе.

Бездомный не мог сказать нам, как долго продолжалась встреча с членами его семьи. Но он был так потрясен их здоровьем, красотой, сиянием, полным принятием своего настоящего положения и их безусловной любовью, что решил не идти с ними вместе, а вернуться, чтобы поделиться с миром этим переживанием и постараться изменить свою жизнь. Затем он вновь увидел себя на месте несчастного случая и наблюдал, как водитель укладывает его тяжело раненное тело в грузовик, как, наконец, с большим шумом прибывает машина скорой помощи, а затем его транспортируют в больницу, где укладывают на кушетку. Там он находился в реанимации, когда, наконец, вернулся в свое тело. Мужчина тут же покинул отделение. Он почувствовал себя исцеленным и был внутренне убежден, что не умрет до тех пор, пока не поделится своим переживанием как можно с большим количеством людей. Прочитав в газете заметку о моем появлении в Санта-Барбаре, он решил послать мне записку. В то время как я попросила его поделиться с нами своим переживанием, он понимал, что нужно исполнить решение, которое он принял во время своей короткой встречи с семьей.

Мы не знаем, что с тех пор случилось с этим мужчиной. Но я никогда не забуду блеск в его глазах, большую радость и огромную благодарность. Благодарность за то, что он смог рассказать о своем переживании, не подвергаясь насмешкам, и передать слушателям свое глубокое убеждение в том, что наше физическое тело — это только преходящая оболочка, которую «одевает» на время наше бессмертное «Я».

Теперь остается лишь один вопрос: что происходит после смерти?

Мы изучали случаи маленьких детей, которые не читали ни книгу Моуди «Жизнь после смерти», ни газетные статьи и ничего не могли знать о сообщениях, подобных тому, о котором рассказал вышеупомянутый мужчина. Даже двухлетний ребенок был способен поделиться с нами своим переживанием, которое он принял за смерть. Я уже говорила о том, что во время подобного опыта люди различных конфессий могут испытывать переживания, окрашенные их религиозными убеждениями. Случай этого двухлетнего ребенка может, наверное, послужить наилучшим примером.

После инъекции врача в процедурном кабинете маленький мальчик впал в сильнейший аллергический шок, и его даже посчитали мертвым. Пока врач и мать ожидали появления вызванного отца, последняя обнимала своего маленького мальчика, заливаясь слезами. Через некоторое время, которое показалось ей вечностью, ребенок открыл глаза и сказал словами, которые больше подошли бы старому мудрому человеку: «Мамочка, я был мертв. Со мной были Иисус и Мария. И Мария сказала мне несколько раз, что мое время еще не пришло и я должен вернуться назад на Землю. Но я не хотел ей верить. Как только она заметила, что я не хочу ее слушать, она взяла меня за руку и повела прочь от Иисуса, сказав при этом: „Питер, ты должен вернуться. Ты должен сохранить свою мать от огня“». Мальчик добавил: «Ты знаешь, мамочка, как только она мне это сказала, я бежал всю дорогу к тебе».

На протяжении тринадцати лет мать была не способна говорить с кем-либо об этом событии. Она была очень подавлена, так как неправильно истолковала предсказание Марии.

Она поняла это указание таким образом: сын однажды должен будет спасти ее от огня, то есть от вечного ада. Это не укладывалось в ее голове, так как она считала себя хорошей христианкой. Я попыталась ей объяснить, что она неверно истолковала символические слова. Речь в послании шла о неповторимом и удивительном подарке Марии: все на духовном уровне являются носителями тотальной и безусловной любви и поэтому не могут никого осуждать или критиковать — в противоположность нам, людям, которым очень не хватает подобных качеств. Я попросила женщину на миг оставить мысли и разрешить своей духовной и интуитивной составляющей ответить на простой вопрос: «Как бы вы себя чувствовали, если бы Мария тринадцать лет назад не отправила к вам обратно вашего Питера?» Она схватилась обеими руками за свои виски и закричала: «Ради Бога! Я должна была бы пройти через ад». Само собой разумеется, после этого я уже не должна была задавать ей еще один вопрос: «Понимаете вы теперь, от какого огня Мария вас сохранила?»

Священное Писание обладает богатой символикой. И если бы люди больше слушали свою интуитивно-духовную часть, и мудрость этого удивительного источника познания не была бы отравлена их собственным страхом, чувством вины, стремлением наказать других или самих себя, тогда они могли бы начать понимать удивительный символический язык умирающих, когда те стремятся доверить нам свои знания.

Я не буду указывать на то, что еврейский мальчик вряд ли встретит Иисуса, в то время как протестантский ребенок едва ли сможет увидеть Марию. Это не значит, что подобные существа не будут заботиться о других детях-иноверцах, просто каждый из нас получает то, что для него является самым необходимым. Мы встречаем по ту сторону тех, кто нам наиболее дорог.

После того, как нас встречают родственники и друзья, а также духовные руководители и ангелы-хранители, мы проходим символический путь, который чаще всего описывается как тоннель. Для одних это переправа через реку, для других — проход через некие врата. Подобные переживания связаны с внутренней символикой человека. Во время собственного подобного опыта, я шла через горный перевал, покрытый ковром из прекрасных цветов, созерцание которых в пору моей юности в Швейцарии давало мне так много радости и счастья. Представления о небесах зависят от культуры или религиозной традиции, к которой мы принадлежим.

Пройдя этот отрезок пути, мы приближаемся к источнику света, который описывали многие пациенты и которому я сама пошла навстречу. Это прекрасный и незабываемый опыт, который часто называют приобщением к Космическому Сознанию. В присутствии этого Света, который большинством людей в нашей западной культуре описывается как Христос, Бог или Любовь, мы окружены безусловной любовью, высшим пониманием и глубочайшим сочувствием.

Этот Свет берет начало из источника чистой духовной энергии и не имеет ничего общего с физической или психической энергией. Духовная энергия не может создаваться людьми. Она существует в сфере, где нет места негативу. И это значит также, что в присутствии Света, несмотря на то, насколько плохо мы до этого себя вели на Земле и насколько можем чувствовать себя виноватыми, мы теряем способность мыслить негативно. Сверх того, совершенно невозможно чувствовать, что тебя осуждают в этом сиянии, которое многими называется Христос или Бог, так как Он — существо абсолютной и безусловной Любви.

Стоя в этом Свете, мы осознаем те возможности, которые у нас могли быть, если бы мы правильно прожили свою жизнь. В присутствии Света, который окружает нас сочувствием, любовью и пониманием, мы попросим позволить пересмотреть еще раз всю земную жизнь духовными глазами и оценить ее, так как мы не связаны больше доводами рассудка, который ограничивал нас во время пребывания в земном теле. Мы воспринимаем еще раз каждую мысль, каждое слово и каждое дело нашего земного существования и узнаем одновременно, как они действовали на все окружающее. И теперь мы сами будем судить о наших мыслях, словах и действиях. В присутствии духовной энергии мы не нуждаемся в физическом облике. Мы «сдаем» там эфирное тело и принимаем вновь облик, который у нас был до того, как мы родились на Земле. Он будет у нас вечно.

Важно понимать, что мы с начала существования до возвращения к Богу всегда сохраняем собственную идентичность и энергетическую структуру, и что среди многих миллиардов людей во Вселенной нет второй такой энергетической структуры, нет человека, который был бы идентичен другому, даже если речь идет об однояйцевых близнецах. Если кто-то сомневается в величии нашего Творца, представьте себе, какой гений требуется, чтобы создать миллиарды энергетических структур, и чтобы среди них не нашлось ни одного повтора. Каждый человек одарен даром неповторимости. Я могу сравнить это чудо только с бесконечным количеством снежинок на планете Земля, про которые известно, что среди них нет двух, которые были бы идентичными. Мне была дарована большая милость своими собственными глазами при ясном дневном свете видеть существование сотен таких энергетических структур. Они прибывали ко мне подобно бесчисленному количеству «снежинок», каждая из которых отличалась от других своим свечением, цветом, видом или формой. Так мы выглядим после того, как умерли, и так существуем, прежде чем вновь родимся.

Мы не нуждаемся в прямом смысле слова во времени и пространстве, чтобы путешествовать от одной звезды до другой, от планеты Земля к другим созвездиям. Да, энергоструктуры каждой сущности могут задерживаться даже здесь, на Земле. Если бы у нас только были такие глаза, которые могли бы это видеть, то мы заметили бы, что никогда не бываем одни, что нас окружают те сущности, которые преданно сопровождают нас всю жизнь, любят и охраняют нас. Они пытаются нами руководить и помогать, чтобы мы оставались на верном пути, который ведет к предопределению. Возможно, во времена, когда мы страдаем от сильной боли, душевных мук и большого одиночества, мы можем так повышать свое восприятие, чтобы наблюдать их присутствие. Например, говорить с ними перед сном: задавать вопросы и просить, чтобы позволили нам найти правильный ответ. Те, кто способен запоминать сны, знают, что на многие вопросы именно в них были получены ответы. И чем выше наша способность настраиваться на внутреннюю сущность, собственную духовную сторону, тем больше уверенности, что мы также можем получать помощь и руководство от этой сущности, которая является всезнающим «Я» и нашей бессмертной душой, которую мы обычно описываем как бабочку.

Я хочу поделиться собственным мистическим опытом, который был дан мне для того, чтобы узнать истину, а не только надеяться, что все эти вещи, которые находятся по ту сторону научного понимания реальности, открыты каждому человеку. Я со всей определенностью хотела бы сказать, что в ранние годы не имела никакого представления о высшем сознании. Я никогда не искала гуру. Никогда не была действительно способна медитировать, что для многих людей становится источником мира и понимания. Но я нахожусь в полном контакте с собой, когда разговариваю с умирающими пациентами. И возможно, те тысячи часов, когда я сидела у их постелей и нам никто и ничто не могло помешать, были одним из видов медитации. Если смотреть таким образом, тогда я поистине многие, многие часы медитировала. Но я твердо убеждена в том, что нет необходимости жить отшельником на вершине горы или сидеть в ногах какого-нибудь гуру в Индии, чтобы получить мистический опыт.

Я также убеждена в том, что каждый человек состоит из физической, эмоциональной, интеллектуальной и духовной составляющих. Я все больше убеждаюсь в том, что мы можем научиться все неестественные чувства: ненависть, страх, нерешенные заботы, океаны, полные невыплаканных слез, отпускать от себя и освобождаться от них, чтобы мы опять могли настраиваться на истинную сущность, на нас настоящих. Эта истинная сущность состоит из тех же четырех частей, которые в полном равновесии и единстве гармонируют друг с другом. Этого состояния внутреннего равновесия мы достигаем лишь тогда, когда научились принимать наше физическое тело. Мы должны стремиться к тому, чтобы беспрепятственно выражать естественные чувства, не боясь, что над нами посмеиваются, когда мы плачем, показываем естественную досаду или ревность, или неудовольствие, когда нас заставляют подражать кому-то в талантах, даровании или особенностях. Мы должны понимать, что существуют только два страха. Первый — это страх перед падением, и второй — это страх перед шумом. Все остальные страхи были навязаны нам, детям, взрослыми, постепенно они проецировали свои собственные страхи на нас и передавали их, таким образом, от поколения к поколению.

Самое важное — это то, что мы должны научиться любить безусловно. Как часто мы говорим: «Я буду любить тебя, если»… И это слово «если» разрушило и уничтожило больше жизней, чем что-то другое на планете Земля. Это слово создает у нас веру, что мы должны заслужить любовь хорошим поведением и отличными школьными оценками. Так мы никогда не сможем полюбить себя. Когда мы детьми поступали против воли взрослых, нас наказывали, и мы привыкли к этому, как к норме. Наши духовные учителя обратили внимание на то, что если бы мы росли в безусловной любви, подчиняясь разумной дисциплине, то также не испытывали бы такого страха перед жизненными бурями.

«Если бы вы захотели осмотреть Большой каньон в бурю, то никогда не смогли бы заметить красоты его формы».

Источник: https://esoterics.wikireading.ru/12949











Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика