<< 1 2 3 >>

ЖИЗНЬ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СМЕРТИ

Рамачарака

Йог Рамачарака - псевдоним американского писателя Уильяма Аткинсона, который на рубеже 19-20 вв. занимался популяризацией индийской философии на западе.

Уильям Уокер Аткинсон (1862 – 1932) – адвокат, коммерсант, издатель, писатель, переводчик, а также оккультист. В 1890-х увлёкся индуизмом, после 1900 года посвящал значительные усилия распространению йоги и восточного оккультизма.

Считается автором 105 работ. Наиболее известные: Рамачарака «Миросозерцание индийских йогов», «Мистическое христианство», Аткинсон «Закон привлечения и сила мысли».

Елена Ивановна Рерих в своих письмах отмечала, что книги Аткинсона «полезны для расширения сознания».

Глава 1. «По ту сторону»

Чаще всего Учителям Востока задается вопрос: «Что говорит Ваше учение относительно „той стороны“ реки смерти?» Глубоко развитого, образованного оккультиста, этот вопрос всегда поражает. Для него он столь же странен, как если бы простого обывателя спросили: «Что говорит Ваше учение относительно „той стороны“ улицы?» Он бы удивился, какое может быть «учение», когда нужно лишь сознательно открыть глаза для разрешения этого вопроса.

Восточный Учитель всегда поражается многочисленностью доказательств, к которым прибегают большей частью учителя и проповедники Запада для уяснения простых теорий и догматов. Эти так называемые учителя производят впечатление «слепых, ведущих слепых», так как они сами не имеют возможности проверить свои объяснения и слепо передают то, что узнали от других, познавших свое учение таким же образом. На Востоке, напротив, встречаешь много людей, высокоразвитых психически, для которых феномен «той стороны» кажется столь же простым, как феномены на «этой стороне», столь же понятным, как обычная житейская среда. Для восточных людей «та сторона» не представляет из себя неизвестное море; они так же хорошо знакомы с его течениями, глубиной, островами и всякими особенностями, как западный моряк знаком с Атлантическим океаном. К тому же, всякому развитому восточному человеку с юных лет внушают, что феномен «той стороны» может быть проверен всяким, кто согласен потратить время и старания на развитие тех высших чувств, которыми обладают все люди.

Но, по тем же причинам, оккультист Востока приходит иногда в полное недоумение и даже уныние при попытке передать свои познания ученикам Запада. Как то инстинктивно разум людей Запада отказывается воспринять правду так, как ее воспринимают ученики Востока; не имея возможности лично испытать правдивость некоторых психических и духовных фактов, служащих основой подробного учения, разум Запада естественно требует фактических доказательств для восприятия дальнейшего учения. Так как эти факты могут быть восприняты лишь личным опытом, то никакие доводы не могут быть достаточно убедительными. Следовательно, ученики Запада могут воспринять восточное учение лишь слепо, на веру, или же считаться с ним только, как с предположениями и теориями самого Учителя. А так как таких предположений и теорий на Запад несколько тысяч, то неудивительно, что ученики в них часто не верят, говоря, «что одно предположение равноценно другому».

Изучая факты «той стороны», ученик должен первым долгом сознать, что ему не могут быть даны фактические доказательства, за отсутствием в нем самом высокоразвитых психических и духовных чувств.

В таком случае требование доказательств равносильно требованию слепого доказать ему, что такая то вещь красного или иного цвета, или же требованию глухого доказательств гармонии в музыке. Представьте себе, как объяснить вкус сахара человеку, никогда не евшему ничего сладкого. С чего тут начать? И как вести объяснения?

Итак, в данном случае надо первым долгом понять, что учения этой книги предлагаются не как доказательства феномена «той стороны», но лишь как рассказ путешественника, вернувшегося из еще неопознанной страны и сообщающего обо всем, что он там видел.

Как мы уже говорили нашим ученикам на первом уроке, данном девять лет тому назад: «Учителя Востока не требуют слепого уверования в их Учение. Наоборот, они внушают ученикам – усвоить лишь ту правду, в которой они лично могут убедиться. Но в то же время, ученик должен понять, что для личного убеждения он сам должен сначала развиться. Учитель просит ученика, чтобы тот доверился ему для указания пути и говорит ему: „Вот путь. Иди, и на нем ты найдешь то, чему я тебя учил. Хватайся за эти познания, взвесь, измерь их сам и испытай их. Дойдя до любой точки пути, ты познаешь столько же, сколько и я, и всякий другой познал на этом же месте, но перед тем, как ты доберешься до одной любой точки, ты должен согласиться с нашими объяснениями или отбросить их. Не воспринимай ничего окончательно без проверки, но если ты умен, то воспользуйся советами и опытом тех, которые шли здесь до тебя. Личный опыт обязателен, но те, которые уже прошли этот путь, могут служить указателями вновь пришедшим. Продвигаясь вперед, они оставляют за собой по пути отметки и указательные столбы, которыми всякий умный человек воспользуется. Никто не требует слепой веры; надо иметь лишь доверие ко мне, пока ты не станешь в состоянии сам доказывать те истины, которые я тебе внушаю, как они были доказаны мне в свое время моими предшественниками“.

Ученик Запада, пожалуй, скептически возразит, что мы не приводим никаких научных доказательств феноменам «той стороны». Если он подразумевает под «научными» доказательства физического характера, то мы не можем не согласиться с ним. Но для познавшего многое оккультиста термин «научный» имеет более широкое и глубокое значение. Человека, желающего смерить, взвесить и зарегистрировать бестелесные предметы при помощи физики, ничего кроме неудач и разочарований ожидать не может, так как он никогда не добьется желаемых результатов. Физические приборы предназначены лишь для физических целей, – мир духовный обладает своими собственными приборами, и они одни могут запечатлеть его феномены.

Мы надеемся, что читатель нас верно поймет.

Мы не предлагаем никаких физических доказательств. Таковых, говоря строго, не существует. Мы не приводим доводов, так как все равно не найти общей основы для зрячих «с той стороны», и тех, чье зрение обнимает лишь земное.

Но это не означает, что мы приводим ряд не постижимых разумом данных и требуем беспрекословной веры в них. Ничуть. Хотя разум не может пробить завесу, разделяющую обе стороны жизни смерти, все же разум, очищенный от предрассудков и не повинующийся слепо всяким учениям, постигнет некоторую «разумность» в изложении истин неведомого мира – покажется, что это учение сообразуется с другими, уже признанными фактами и приводит к разумному разъяснению того феномена, который иначе остается неразъяснимым. В общем, разум сообразит, что учение Истины согласует видимо противоречащие друг другу сочетания фактов и соединяет многие отдельные и бывшие до сих пор неясными, хотя и признанными разумом, кусочки истины в одно умственное целое.

Мы просим наших учеников вынести свои суждения лишь после внимательного прочтения нашей книги; советуем также внимательно вникнуть во все изложенное и тогда еще раз перечесть книгу. После этого пусть он спросит себя: «Разве это не кажется разумным и правдоподобным?» Если читатель сможет признать все это лишь как «развивающее учение предположение», то пусть он удовлетворится хотя бы этим, хотя такой термин может вызвать лишь улыбку у тех, которые знают, что это учение основано на опытах и показаниях древних ученых. Но при повторном внимательном чтении и раздумывании это учение с каждым разом покажется все более и более разумным и приемлемым, вместо прежних учений. Нелегко отстать от предложенной истины; она беспрестанно зудит вам, так сказать, в умственное ухо, а за этим умственным ухом находится еще частица вашего Я, хоть и скрытая, как бы в ножнах, и та знает истину. Знает! Несмотря на все ваши отрицания, вы не можете отойти от истины, когда она проникла в ваше сознание, так как она поддерживается вашим подсознанием и со временем пустит корни, а потом листья и цветы.

Таким образом, не так уж важно, вникнет ли ученик сразу в Учение или нет. Времени впереди много, и оно сделает свое дело. В конце концов, всякое Учение является посеянным зерном.

Глава 2. Смерти нет

Людей повергают в транс мысли о смерти.

Как часто приходится слышать о том, «что человек был скошен свирепым жнецом», или «что скошен в расцвете лет», или «что его деятельность прервалась» или «что трудовая жизнь оборвалась», и пр., и пр., причем главным образом хотят высказать, что существование человека стерто и перешло в ничто. Особенно наглядно это выражается на Западе. Хоть там и преобладает религия, проповедующая о радостях загробной жизни, так что, казалось бы, что каждый верующий должен бы приветствовать кончину, что все родственники и друзья должны бы облачиться в светлые наряды и разукраситься пестрыми цветами по случаю перехода любимого существа в иную, лучшую сферу бытия, – мы видим как раз противоположное. Большинство, несмотря на исповедуемое учение, как будто боится приближения «свирепого жнеца», друзья умершего облачаются в траурные одежды и от души горюют по усопшему, как по навсегда утраченному. Несмотря на всю их веру, смерть для них страшна.

Для тех, которые обрели сознание, что смерть лишь иллюзия, эти страхи отпадают. И они естественно горюют, но они знают, что эта разлука временна, что любимое существо просто перешло в другую жизненную фазу и ничто не потеряно, не погибло.

Существует древнейшая индийская басня, в которой говорится о гусенице, почувствовавшей близость конца своего гусеничного существования и приближение долгого сна кукольного периода и созвавшей потому всех своих друзей. «Меня огорчает сознание, – молвила она, – что мне надо расстаться с жизнью, преисполненной надежд и сулящей мне столько достижений в будущем. Страшный жнец скосит меня в расцвете молодости, этим природа доказывает свою бессердечность. Прощайте, дорогие друзья, прощайте навеки. Завтра меня не станет». И она скончалась, окруженная опечаленными друзьями. Одна старая гусеница грустно заявила: «Наша сестра нас покинула. У нас с ней общая судьба. Друг за дружкой мы будем скошены грозным истребителем, как трава на лугу. Мы веруем, что снова оживем, но возможно, что это лишь тщетная надежда. Никто ведь не знает ничего положительного о следующей жизни. Давайте вместе оплакивать нашу печальную судьбу». И они грустно разошлись.

Каждому из нас понятна жестокая ирония этой басни, и мы не можем не улыбнуться при мысли о невежестве ползучей гусеницы в тот первый период ее существования, зная, что она после смерти, подобной долгому сну, перейдя уже в высшую жизненную фазу, превратилась в дивно красивое существо. Но не смейтесь над гусеницей, друзья, ни вы, ни я от нее не отличаемся. Несколько веков тому назад этот индийский баснописец описал людское невежество, господствующее в низших жизненных сферах. Всякий оккультист познает в переходе гусеницы в куколку, а потом в бабочку, картину того перерождения, которое ожидает всякого смертного, мужчину или женщину. Везде для людей смерть не что иное, как смерти подобный сон гусеницы. В обоих случаях жизнь ни на секунду не прекращается, она продолжается все время, пока природа производит свои изменения. Мы советуем каждому ученику запомнить эту басню, которой много веков тому назад учили индийских детей и которая передавалась из поколения в поколение.

Точно выражаясь, восточные ученые считают, что смерти вообще нет. Это название ложное, а сама мысль – заблуждение, рожденное невежеством. Смерти нет, есть только жизнь. Жизнь состоит из многочисленных фаз и образов, и невежественные люди называют некоторые из этих фаз «смертью». В сущности ничто не умирает, но все подвержено изменению образов и действий. Эдвин Арнольд эту мысль красиво выражает в своем переводе «Бхагавадгиты»:

«Душа никогда не рождалась;
Душа никогда не прекратит своего бытия.
Не было времени, когда она не существовала;
Начало и конец – это лишь сон.

Нерождаемой, неумирающей, незыблемой
Душа остается навеки;
Смерть ее не коснется,
Хоть ее оболочка и кажется мертвой».

Материалисты часто противопоставляют учению о вечности жизни, даже после смерти, довод, что все в природе подлежит смерти, разложению и разрушению. Если б дело обстояло действительно так, то вывод о смерти души был бы совершенно логичен. Но в сущности ничего подобного не происходит в природе. «Ничто не умирает действительно». Смерть самого маленького и на вид безжизненного существа является собственно лишь переменой образа и условий той энергии и тех действий, которые его создают. Даже само тело «не умирает», в строгом смысле слова. Оно не составляет одно целое, а состоит из соединения клеток, которые своей энергией оживляют и оживотворяют его. При отходе души из тела единицы, составляющие его, отталкиваются друг от друга, вместо того чтобы соединяться, как прежде. Сила, соединявшая их, исчезает, и происходит обратное действие. Один писатель правильно выразил: «Тело всего оживленнее, когда оно умерши». Другой писатель сказал: «Смерть есть лишь один из видов жизни, и разрушение одного материального образа является лишь предисловием к образованию нового образа». Итак, довод материалистов сильно нуждается в предпосылке, и всякая теория, основанная на нем, приводит к неправильным выводам.

Но познавший многое оккультист или другое духовно развитое лицо не нуждается в доводах материалистов и не придает им значения, будь они даже во сто раз логичнее. В таких людях слишком развиты высшие психические и духовные способности, при которых он знает, что душа не погибает при разложении тела. Когда имеешь возможность откинуть физическое тело и действительно странствовать «по ту сторону», что происходит со многими выдающимися личностями, то всякие рассуждения и споры о действительном существовании «жизни после смерти» кажутся нелепыми и ничтожными.

Лицо, не достигшее еще степени психического и духовного понимания, дающего уверенность в посмертной жизни души, и требующее доказательств, должно прибегнуть к внутреннему духовному созерцанию; каждая философия указывает, что внутренний мир гораздо более существен, чем мир наружных феноменов. На деле, человек очень мало ведает о внешнем – он руководствуется внутренним отзвуком впечатлений извне. Он не видит дерева, на которое глядит – он видит лишь перевернутый образ дерева, изображенный на его сетчатой оболочке. И даже этот образ его разум не видит, потому что его достигает лишь колебание нервов, концы которых возбуждены этим образом. Так что нам нечего стыдиться, если мы берем умственные запасы из сокровенных изгибов нашей души, так как в ней запечатлены многие скрытые истины.

В великих подсознательных и сверхсознательных областях нашей души таится знание многих основных истин вселенной. Между ними особенно сильно запечатлены две истины: 1) уверенность в существовании высшей, всемирной Власти, поддерживающей мир феноменов, существующей под и за ним; 2) уверенность в бессмертии Истинного Я – Нечто Внутреннее, что огонь не может уничтожить, вода не может утопить и ветер не может отогнать. Духовный взгляд, направленный вовнутрь, всегда найдет это Я, с уверенностью в его нетленность. Правда, это доказательство иного рода, чем требуемое для существенных предметов, но что ж из этого? Искомая истина суть духовной, а не физической наружной жизни, потому ее надо искать внутри, а не извне самой души. Предметный, объективный разум касается лишь физических предметов – разум субъективный, личный, или интуиция, касается психических духовных целей, одно есть тело веществ, другое – душа веществ. Ищите познаний, касающихся обоих родов веществ, в соответственных областях вашего собственного существа.

Дайте душе высказаться; песнь ее прозвучит громко, ясно и прекрасно: «Смерти нет; Смерти нет; есть лишь Жизнь и Жизнь эта вечная!» Такова песнь души. Слушайте ее, так как она есть Молчание, и лишь в нем ее вибрации могут достичь ваших нетерпеливых ушей. Это песнь Жизни, вечно отрицающей Смерть.

Нет Смерти, есть лишь Жизнь вечная, на веки веков.

Глава 3. Планы бытия

Одна из основных мыслей философии йогов, которую обыкновенный разум Запада лишь с трудом постигает и усваивает, касается «планов» бытия. Эти затруднения особенно выступают при стараниях западных учеников постичь учение йогов о «той стороне». Западные мыслители настаивают на понятии о жизни бестелесной души в определенном месте или в местах. Ответственность за это несет главным образом западная теология, хотя надо считаться и с тенденцией западного разума думать обо всем в пределах предметного существования, даже по отношению к беспредметной жизни. Средний западный учитель религии настаивает на понятии о «небе» как о месте, существующем где то в пространстве, содержащем дивные строения из драгоценных камней и улицы, мощеные золотом. Даже те, которые уже отказались от столь детских воззрений, не могут привыкнуть к мысли, что их небо представляет из себя состояние, а не место. Западный разум с трудом воспринимает отвлеченное понятие и естественно переходит к прежнему понятию о небе в пространстве.

Восточный разум, наоборот, легко воспринимает мысль о нескольких «планах»» существования. Веками привитое понятие для них столь же просто и ясно, как понятие о месте. Мы встречали ученых Запада, которые с улыбкой сознавали, что для них понятие о «плане» тождественно с понятием о плоской поверхности или о слое каких нибудь материальных веществ. Но подобное понятие весьма далеко от истины. План это состояние, а отнюдь не место, и ученик должен привыкнуть, исключать мысль о месте из понятия о плане.

План есть условие или состояние деятельности в вечной энергии духа, в которой живет и движется космос. В любой точке пространства могут быть многочисленные планы действий. Пользуясь примером мира существенного, возьмем вибрацию звука: воздух может быть насыщен многими звуками музыкальной гаммы. Каждый звук получается лишь от вибрации некоторой степени в воздухе. Все звуки занимают одинаковое положение в пространстве и все же не сталкиваются. Существует физическая аксиома, что два каких либо вещественных тела не могут занимать то же место в одно и то же время. Но тысячи этих вибрирующих звуков могут занять то же пространство в одно и то же время. Это доступно каждому слушателю оркестрального исполнения музыкального творения. Многочисленные инструменты играют в одно и то же время, воздух насыщен бессчетными вибрациями, и все же, при желании, можно отличить всякий отдельный инструмент и даже отдельные тона. Ни один звук не пропадает, хотя вся масса звуков передается нам лишь через маленькое пространство нашей барабанной перепонки. Это довольно грубый пример, но он может способствовать формированию правильных понятий.

Другой пример, на сей раз высшего рода, может дать вибрация света. Как известно, свет является следствием вибрации эфирных волн при их контакте с физическим веществом. Каждый цвет занимает свое место в вибрационной гамме. Каждый доходящий до нас луч солнца состоит из многочисленных цветов – цвет? спектра, которые можно отделить при помощи известных призматических инструментов. Все эти цвета можно найти в любом месте, куда достигает солнечный луч. Они там собраны вместе, но могут быть отделены и отличены один от другого. Кроме того, за царством света, доступного человеческому глазу, существует много цветов, которых мы не можем видеть из за их слишком высокой или слишком низкой для нас вибрации. Эти невидимые цвета мы можем обнаружить лишь при помощи инструментов. Может быть эта различная оценка вибраций цветов поможет вам понять внепространственность планов существования.

Еще другой пример может дать электричество, служащее новым доказательством различных степеней и условий энергии, занимающих то же пространство в одно и то же время. На усовершенствованных телеграфных приборах мы видим, что многие сообщения передаются в разные направления по одной и той же проволоке, причем ни одно с другим не смешивается. Так же воздух может быть насыщен тысячами беспроволочных телеграфных посланий, не сталкивающихся одно с другим. Различные вибрации проникают друг через друга, не замечая и не чувствуя присутствия остальных. Постижимо даже существование дюжины миров, занимающих одно и то же пространство, при условии, что тональность каждого из них основана на совершенно иной вибрационной вещественней гамме, причем один мир ничуть не мешал бы другому, и живые существа на каждом даже не подозревали бы о существовании таковых в остальных мирах. Научные писатели занимались сочинением причудливых рассказов о серии таких миров и, сами того не зная, правильно изображали метафизическую истину.

Но, – могут нам возразить, – разве философия йогов учит, что эти планы бытия представляют из себя лишь различные образы вещественных вибраций? Вовсе нет. Учение показываете, что каждый план представляет различную степень вибрационной энергии, но не вещества. Вещество, даже наилучшее, представляет из себя лишь очень низкий образ вибрационной энергии. Существует много видов веществ наивысшего качества, о которых заурядный ученый не имеет представления. А за планом веществ возвышается план над планом сверхвещественной энергии, что даже не снится мудрецам физической науки. И все же, примера ради, можно вообразить себе, что каждый такой план проявляется в той же точке пространства в одно и то же время. Итак, вы видите, что понятие о планах не имеет ничего общего с понятием о пространстве.

Из всего предыдущего ученик может учесть, что мы, говоря о планах бытия «по ту сторону», далеки от определения места или области пространства. Философия йогов отнюдь не касается преподавания о небе, об аде или чистилище в смысле места. Она ничего не ведает о таких местах или областях, хотя признает истинную основу тех учений, которые этого придерживаются.

В этой книге мы не станем обсуждать общий вопрос о бесчисленных планах существования, проявляющихся во вселенной. Цель нашей книги – описать те планы астрального мира, которые касаются существования бестелесной души земных обитателей – так называемый «мир духов» человеческого рода. Мы увидим, что существует много планов и сверхпланов бытия на великом астральном плане жизни – более известном под названием «астральный мир», в отличие от физического мира, находящегося под ним в вибрационной гамме. Каждый план и подплан (субплан) имеет свои особые свойства и феномены, и все же они все обладают одинаковыми общими законами, правилами и достоинствами.

Перед переходом к обсуждению астрального плана хотелось бы еще раз утвердить в вашем уме правильное понятие о плане. Говоря о «повышении» с низшего плана на высший или о «спуске» с высшего плана на более низкий мы не подразумеваем подъем или спуск по ступеням или по слоям. Даже общепринятый символизм о восхождении из глуби на поверхность океана в данном случае неправилен. Наилучшим примером перехода с плана на план может послужить увеличение или уменьшение вибраций, проявляющихся в звуковых, световых и электрических волнах. При натягивании струны скрипки можно повысить степень вибрации и тона. Так же, при нагревании железного бруска цвет его постепенно изменяется из бледно красного в нежно фиолетовый или белый. В отношении электричества можно, по желанию, увеличить или уменьшить ток. Еще более вещественным примером может служить твердейший минерал, который может быть превращен в невидимый пар при помощи нагревания. Все эти проявления так же действительны на высших «планах», как и на низших. При желании, можно представить себе переход с высшего плана на низший или с низшего на более высокий, как изменения в вибрационной энергии, составляющей все. Это самое подходящее сравнение. Нет слов для выражения высших феноменов. Все объяснения в пределах низших планов грубы, несовершенны и неудовлетворительны. Но даже эти грубые примеры могут помочь разуму постичь значение предметов, превышающих способности понимания заурядного разума и не подлежащих выражению обычными словами.

А теперь, твердо усвоив вышесказанное, перейдем к обсуждению великого астрального плана бытия.

Глава 4. Астральный план

Ученики Запада и Востока, изучающие оккультизм, черпают много сведений в старинных трудах, трактующих о серии планов, следующих непосредственно за вещественным миром и поверхностно обозначенных под названием «астральный план».

Но значение этого названия не у всех одинаково. Многие из более древних авторитетов употребляют его, как и мы в этой книге, для обозначения целой серии планов, находящихся между планами вещественного мира и очень возвышенными планами существовании, известными под названием «духовных планов», которые по самой природе своей непостижимы уму среднего обывателя. С другой стороны, некоторые из западных писателей употребляют название «астральный план» для обозначения лишь низших планов и субпланов астральных серий – тех планов, которые с одной стороны соединяются с вещественными планами, а с другой стороны с более высокими астральными планами. Это часто путает учеников, принимающихся за изучение планов, лежащих над вещественным.

В этой книге, как и в прежних наших сочинениях, мы следуем примеру древних авторов и относим наше определение ко всем великими сериям планов, находящихся между вещественными планом и высшими духовными планами. Это проще для ученика и избавляет его от смешивании многих технических различий.

«Астральный план» состоит из бессчетных планов и субпланов и подразделений субпланов, постепенно повышаясь с планов, соприкасающихся с высшим вещественным планом, до тех, которые соединяются с нижним слоем (если можно так выразиться) великих духовных планов. Но между этими двумя крайностями находится вся возможная разновидность феноменов и фаз существования. На нижних астральных планах проявляется психическая деятельность, известная людям под названием ясновидения, яснослышания, телепатии, психометрии и т. д. На других низких астральных планах находятся некоторые виды «духов», «привидений» и других проявлений бестелесных душ, которые иногда подмечаются и чувствуются людьми и некоторыми животными.

Астральные тела людей, еще не отделившихся от плоти, тоже иногда путешествуют по некоторым из этих планов и проявляют деятельность, либо во время сна обладателя тела, либо в определенных условиях транса, или же если обладатель преднамеренно покидает временно свою телесную оболочку и перебрасывает свое астральное тело на астральный план.

Астральные цвета или ауры, окружающие физические тела каждого человека, проявляются тоже на определенных астральных субпланах. Некоторые другие субпланы могут быть названы «планами психических сил»; при их помощи производятся различные виды психических феноменов. На однородно низких планах встречаются «образы мыслей», «волны мыслей», «облака мыслей» и пр., исходящие из человеческих умов и странствующие, запечатлеваясь в мыслях и чувствах тех, которые их притягивают и сами психически соответственно настроены. Мы упоминаем о них лишь вскользь, для общих сведений, а не в подробностях, так как мы уже обсуждали эти феномены в наших других книгах. Для неподготовленных людей пребывание на некоторых низших астральных планах является вовсе не приятным и не здоровым. Действительно опытные оккультисты касаются их как можно меньше и советуют всем, начинающим заниматься оккультизмом, избегать этих заразных психических областей так же, как они избегали бы болотных, испаряющих лихорадку областей вещественного плана. Многие лица причинили себе большой вред, пытаясь проникнуть в эти низшие планы, не имея точного представления об их природе, многие разбили свои тела и души, легкомысленно производя или поощряя психические условия, заставившие их действовать на этих низких планах. Древнее изречение, что «глупцы кидаются туда, куда ангелы боятся вступить», здесь полностью оправдывается.

Некоторые из этих низших астральных субпланов заполнены астральными образами бестелесных человеческих существ, высшие начала которых еще соединены с астральным телом и которые связаны с Землей в силу притяжения материального мира. В этой же области обитает временно самая накипь бестелесной человеческой жизни, которую все притягивает еще к вещественному миру и ничто не тянет в высь. Грустно видеть людей, которое, будучи еще во плоти, ни за что бы не общались с подобными личностями, а в сем астральном плане приветствуют их, как «благословенных духов» и «прекрасные души». Отвращение, охватывающее многих из занимающихся «вызыванием духов» после некоторого числа сеансов, весьма понятно, если вникнуть в характер обитателей этих низких «планов». Некоторые из этих негодных жителей низшего астрального плана подражают друзьям и родственникам вопрошающих, к скорбному удивлению последних.

Так как планы постепенно возвышаются, мы покидаем этот род личностей и вступаем в царство бестелесных душ тех, которые уже обрели более высокую духовную степень. Выше и выше ведут ступени, по планам и субпланам, пока не приводят, наконец, в царство благословенных – временное местопребывание тех, кто достиг высокого духовного развития, «небесные миры», которые различные религии стараются обозначить, соответственно вере и традиции каждой. И так же, как в верованиях человечества предполагается существование «ада» в противоположность «небу», так и в астральном мире, – как можно было ожидать, – встречаются низкие планы, в которых обитают бестелесные души людей грубых нравов и влечений и здесь несут неизбежные последствия своей земной жизни. Но эти «ады» астрального мира не вечны, – бестелесная душа может со временем перейти в лучшую среду, – ей представляется возможность улучшиться.

Католическое понятие о «чистилище» существует и в астральном плане, в виде известных субпланов, в которых «все преступления сжигаются», как выразился дух отца Гамлета – но не огнем вещественным: здесь достаточно огня воспоминаний и воображения.

Кратко выражаясь, в великом астральном плане можно найти условия, соответствующие почти, если не всецело, понятиям людского разума по отношению к религиям всех времен и всех стран. Эти понятия не случайны – они являются последствием опыта некоторых, каким то образом установивших психическую связь с некоторыми обитателями астральных планов. Каждый из тех, соответственно своей природе и наклонностям, передал свой опыт своему товарищу, который впоследствии присоединил их к различным религиям мира. Не нужно забывать, что каждый человеческий род имел свои предания или традиции о местопребывании умерших душ; описания этих «мест» во многом отличались и все же сходились в каких нибудь подробностях. При дальнейшем разборе мы увидим, как передавались эти сообщения и как можно согласовать и понять эти донесения.

Понятие «астральное» означает конечно «касающееся звезд». Оно первоначально стало употребляться в связи с оккультизмом из за общего понятия людей, что «та сторона» находится «в небесах», между облаками или в области звезд. Даже в наши дни, когда понятие о небе, как о «месте», разумными людьми уже более не признается, мы как то естественно смотрим вверх, говоря о «небе», или указываем наверх для определения местопребывания «благословенных». Трудно отбросить обычные понятия целых поколений и, хотя мы перестали верить в особый «верх или низ» Вселенной, унаследованный нами прежний ход мысли заставляет нас воображать себе высшее царство души наверху, ближе к звездам. И так же древнее понятие «астральное» сохранилось в оккультной терминологии.

Еще раз мы предостерегаем ученика, не смешивать понятие об астральном плане с понятием места или мест. Нет места, называемого астральным планом. Астральный план ни наверху, ни внизу, ни на севере, ни на юге, ни на востоке, ни на западе. Он не лежит ни в каком особом направлении и все же находится во всех направлениях. Астральный план всегда состояние, а не место. Он представляет из себя скорее степень вибрации, нежели, часть пространства. Его размер – время, а не пространство. Если мы употребляем слова: «область», «царство», «выше или ниже», «наверху или внизу», то их нужно понять в переносном смысле, так же, как мы говорим «о высокой степени вибрации», «еще более высокой степени вибрации» и т. д. – Мы считаем нужным повторить это предостережение, так как посредственный ученик легко впадает в заблуждение, соединяя понятия о «плане» и о «пространстве» или «месте», а между тем между этими двумя понятиями не допускается ни малейшей связи.

Глава 5. После смерти

Чаще всего люди посредственных знаний, занимающихся изучением «той стороны», спрашивают: «Что переживает душа непосредственно после отделения от тела?»

Прямо грустно слушать ответы, которые так называемые авторитеты иногда дают на эту тему. Правда, что «недостаточные познания опасны».

Обычно люди представляют себе, что душа просто выступает из тела и сразу же вступает в новый мир деятельности, – в страну чудес, странных и таинственных явлений. Многие живут надеждой о встрече на том берегу со всеми раньше ушедшими близкими. Хотя существует нечто, соответствующее этому, душе приходится пройти через совсем иные переживания сразу после отделения от тела. Для большей ясности, обсудим переживания души перед самым отделением от тела и сейчас же после него.

Человек, приближающийся к тому, что принято называть «смертью», но что есть лишь переходное состояние между двумя великими планами жизни, чувствует постепенное утомление физических чувств. Зрение, слух, осязание становятся все слабее, и «жизнь» человека напоминает гаснущее постепенно пламя свечи. Часто это составляет единственный феномен приближения смерти. Но во многих других случаях при отуплении физических чувств психические чувства удивительно обостряются. Часто бывает, что умирающий обнаруживает сознание того, что происходит в другой комнате или в другом месте. Ясновидение, а иногда и яснослышание часто связано с приближением смерти, умирающий видит и слышит то, что происходит в далеких местностях.

Часто бывают случаи, отмеченные обществом психических исследований и еще гораздо чаще передаваемые в семейном кругу, что умирающий настолько выступает из своей личности, что друзья и родные вдали фактически видят его и иногда даже вступают с ним в разговор. При точном сравнении времени выясняется, что эти явления, почти всегда, бывают скорее до смерти человека, а не после смерти. Бывают, конечно, случаи, что сильное стремление умирающего способствует переброске его астрального тела в присутствие близкого ему человека сразу после смерти, но эти случаи куда реже предыдущих. В большинстве случаев феномен этот происходит от столь могущественного процесса передачи мысли, что в посещаемом лице запечатлевается присутствие умирающего друга или родственника, даже пока душа последнего еще остается в теле.

Во многих случаях умирающий психически сознает близость любимых людей, умерших раньше. Это не должно означать, что те люди фактически присутствуют. Нужно помнить, что границы пространства стерты на астральном плане и что можно войти в близкие сношения с душой другого, невзирая на пространство. Другими словами, и без смежности пространства две души могут наслаждаться взаимной близостью ума и духа. Тому, кто еще связан плотью, это очень трудно постичь. На вещественном плане, конечно, управляют законы о пространстве. Телепатия объясняет нам феномен «той стороны». Два лица, находящихся во плоти, могут войти в ближайшее соотношение посредством общения их духовных начал, будучи при этом в разных краях мира. Так же, две души могут наслаждаться теснейшим общением, не считаясь с вопросом пространства.

Как мы уже говорили, умирающий часто входит в душевное общение с теми, которые уже находятся по ту сторону, и это его очень ободряет. Прекрасное происшествие, сопровождающее то, что мы называем «смертью» – факт, что действительно бывают соединения с любимыми, на что хорошие люди так надеются. Но не совсем так, как эти хорошие люди себе это обычно рисуют.

Астральное тело умирающего постепенно освобождается от физического. «Астральное тело», как ученикам, вероятно, известно, есть точная копия тела физического, и при жизни, в большинстве случаев, оба совмещаются. Однако же, астральное тело покидает физическое тело при смерти последнего и составляет на некоторое время оболочку души. В сущности, оно тоже материально, но из столь тонкого вещества, что оно недоступно измерениям, обнаруживающим обыкновенное вещество.

Под конец «астральное тело» просто ускользает из физического тела и остается в связи с ним лишь посредством тоненькой нити или веревки астрального состава. В конце концов и эта связь прерывается, и «астральное тело» уносится, обитаемое душой, покинувшей физическое тело. И физическое и «астральное» тела служат лишь временной оболочкой самой души.

Душа, покинувшая физическое тело (в «астральном теле») погружена в глубокий сон или состояние комы (род летаргического сна), напоминающее состояние еще не родившегося ребенка за несколько месяцев до рождения. Душа готовится к возрождению на астральном плане, и ей требуется время, чтобы приноровиться к новым условиям и набраться сил и энергии, требуемых для новой фазы существования. Природа преисполнена таких аналогий – рождение на физическом и на астральном плане имеет много общего, и в обоих случаях предшествует состояние комы. Во время этого подобного сну состояния душа обитает в «астральном теле», которое служит ей оболочкой и защитой, в том же роде, как чрево служит защитой младенцу до его физического рождения.

Прежде чем продолжать, следует остановиться для рассмотрения некоторых черт жизни души на этой стадии. Обычно душа спит спокойно, не обеспокоенная влияниями снаружи и защищенная от них. Но в некоторых случаях бывают исключения, а именно, при так называемых «снах» спящей души. Эти сны происходят от двух причин: 1) чрезмерные стремления, преисполняющие дух умирающего, как любовь, ненависть или неисполненные обязанности; 2) чрезмерные стремления или мысли оставшихся на Земле, при условии, что эти люди в достаточно близких сношениях с умершей душой, в смысле любви или других глубоких привязанностей. Каждая из этих причин, или обе вместе, вызывают беспокойство в спящей душе и стремятся привлечь душу обратно к земле, либо в виде сноподобного, телепатического общения, либо, в иных редких случаях, чем то, напоминающим состояние лунатика в физической жизни. И то, и другое достойно сожаления, так как душа этим обеспокоена, и этим задерживается ее эволюция и развитие в ее новой фазе существования. Мы обсудим это подробнее, прежде чем идти дальше.

Человек, спокойно переходящий с материального плана на астральный план, редко бывает обеспокоен «снами» при астральном сне. Он естественно проходит через период комы и так же легко переходит в новую фазу существования, как бутон, переходящей в цветок. Иначе бывает с людьми, которые преисполнены земными вожделениями или сильными угрызениями совести, ненавистью, большой любовью или заботой об оставшихся позади. В последнем случае бедная душа часто терзаема этими земными узами, и ее астральный сон становится лихорадочным и беспокойным. В таких случаях часто замечается невольная попытка войти в сношения с Землей или проявиться людям, оставшимся на Земле. В редких случаях, как мы уже говорили, следует даже состояние, похожее на земное состояние лунатика или хождение во сне, и бедная спящая душа иногда даже посещает прежние края. В таких случаях, когда это появление видимо людьми, можно всегда отметить его полупроснувшийся вид: не хватает чего то, что было при земной жизни. Рассказы о привидениях подтверждают это, и только так можно себе это объяснить.

Со временем, однако ж, эти бедные, притягиваемые к земному души утомляются и под конец погружаются в благословенный сон, составляющей их справедливый удел. В таком же роде, сильные стремления тех, которые остались позади, часто способствуют установлению сношений между ними и отошедшей душой, приводя ее этим в беспокойство и тревогу. Многие люди, движимые наилучшими побуждениями, задерживали естественное развитие любимого человека на астральном плане и лишали усталую душу заслуженного покоя.

Глава 6. Сон души

В связи с темой о сне души, о котором мы говорили в предыдущей главе, мы позволяем себе сделать выписку из нашей прежней книги: «Прежде чем идти дальше, обратим внимание на то, что люди, оставшиеся на земле, близкие к умершему, могут влиять на состояние его души после смерти, содействовать ее переходу в мирное и спокойное состояние или, наоборот, создавать ей мучения и задерживать ее ход вверх. Душа, у которой осталось что нибудь недоговоренное, что она должна сообщить живущим на земле, или душа, чересчур опечаленная горем оставленных ею близких, особенно если она постоянно слышит вокруг себя их плач и призывы, не получит отдыха в астральном мире. Она никогда не придет в спокойное полусонное состояние, из которого есть переход к высшим мирам. Она будет бороться с этим сонным состоянием и делать отчаянные попытки возвратиться на землю. Слезы и призывы оставленных позади людей будут еще больше поддерживать ее в этом стремлении. Она начнет искать способы ответить на эти призывы, и это всегда будет мешать ей сосредоточиться на высших идеях, всегда будет возвращать сознание к земному и мешать его внутреннему раскрытию. Такие внутренне обращенные к земному души иногда проявляют свое существование на спиритических сеансах. Наше эгоистическое горе или желание видеть того, кто умер, очень часто приносит ему бесконечно больше несчастья, чем самая смерть, которая совсем не является несчастием. Все эгоистические проявления горя и страдания особенно опасны для людей, которые во время земной жизни не составили себе ясного понятия о том состоянии, в которое они должны перейти после смерти. Когда таких людей начинают жалеть и плакать о них, они, слыша эти призывы, принимают их как реальность и стремятся на землю. Другие, во время земной жизни поняв сущность смерти, отказались бы отвечать на голоса их живущих друзей, но у этих нет сил и средств борьбы. Оккультистам известны случаи, когда души умерших целыми годами и десятками лет боролись против дремотного состояния, которое является предвестником перехода в высший мир. И это заставляла их делать „любовь“ близких к ним на земле лиц, которые не могли примириться с мыслью об их смерти. Такая эгоистическая любовь может причинить душе бесконечные страдания, настолько же превышающие все возможные земные страдания, насколько тонкость и интенсивность действия астрального вещества превосходит свойства материи. Люди должны избегать всего того, что может задержать сверхземной путь ушедших, особенно следует бояться помешать движению по этому пути из личных мотивов. В действительности они совсем не спят, они живут, быть может, даже более интенсивно, чем мы, ожидая часа своего возращения. Плача о них, мы заставляем их умирать и переживать свою смерть не один раз, а бесконечное множество раз. Истинно любящие и понимающие люди должны избегать такого проявления их любви и должны дать возможность ушедшей душе достичь состояния внутреннего равновесия, которое может явиться наградой за все перенесенное душой во время земной жизни».

Существует иная фаза этого особого периода развития души, которую мы должны здесь отметить.

Мы снова прибегнем к тому, что писали прежде на эту тему: «Только душа человека, умершего естественной смертью, переходит вскоре после смерти в состояние такого приятного, легкого полусна, о котором мы говорили. Люди, погибшие во время каких нибудь несчастных случаев или катастроф, убитые на войне и прочие, неожиданно оставившие физическую жизнь тела, долгое время не засыпают. Они кажутся как будто обладающими полным земным сознанием, кроме только способности отличать реальное от нереального (с точки зрения человека). Очень часто они совсем не знают, что они „умерли“, и сами не понимают, что такое происходит с ними. Бывает, что они остаются в полном сознания относительно всего, что происходит на земле, и при помощи своих астральных чувств могут слышать и видеть все, что происходит вокруг них, но они не могут понять того, что они уже вышли из тел, и не могут объяснить себе всего того, что видят и слышат. Их положение до того момента, когда ими овладеет астральный сон, было бы в высшей степени тяжело и грустно, если бы на помощь к ним не являлись „астральные помощники“, т. е. души с высших плоскостей, из высших состояний сознания, спускающиеся вниз для помощи смятенным, не имеющим понятия о своем положении душам. Эти души помощники собираются вокруг таких смятенных и испуганных душ и постепенно стараются довести до их сознания ясное понимание происшедшего, стараются как бы передать им новость об их переходе в состояние высшее, сравнительно с земным. Они окружают эти души волнами симпатии и чувства, стремятся передать им слова утешения и совета, и успокоенные души легко погружаются в полудремотное состояние, как нервный ребенок, засыпающий, когда около него сидит мать. Эти помощники никогда не теряют случая проявить свою добрую силу и ни один человек, неожиданно умерший, не бывает брошенным или одиноким в том мире, о переходе в который плачут люди и которого боятся. Люди высокого духовного развития, обладающие оккультными силами, также могут выходить из своих физических тел и в астральных телах являться помощниками душ людей, погибших при каких либо несчастных случаям или на поле битвы. После больших катастроф или кровопролитных сражений является сразу огромная нужда в помощи в астральной сфере, и тогда туда устремляются не только души с духовных плоскостей, но и души людей, живущих на земле и научившихся при жизни посещать высшие сферы... Люди, умирающие как выше сказано, конечно, переходят постепенно в состояние сна души, точно так же, как при естественной смерти».

Другое обстоятельство, которое здесь нужно отметить, это чудесный феномен обозрения прошедшей жизни души – великая панорама, проходящая перед умственным зрением души, когда она погружается в сон. Авторитеты уверяют, что это происходит поразительно быстро – так скоро, что даже невозможно определить время. И все же в этот миг перед душой проходит панорама всей ее земной жизни. Образ за образом, с детства до старости проходит перед ней. Самое незначительное обстоятельство представляется так же точно, как великое событие. Подсознательный план памяти раскрывает все свои тайны – ничто не скрывается и не удерживается. И даже, душа посредством возбужденного духовного распознавания в состоянии понять значение, причину и последствие каждого события ее жизни. Она может разобраться в себе и осудить свои действия. Вследствие этого, действия бывшей жизни сосредоточиваются и запечатлеваются в душе, превращаются в семена, которые принесут лучшие плоды в будущем. Эти семена служат для принесения плодов будущего характера в будущих жизнях, поскольку они согласуются с приобретенными свойствами.

Тем, кто возразит, что разуму немыслимо постичь события целой жизни в один миг, мы можем ответить, что психология доказывает такую возможность даже при земной жизни. Существует много отмеченных случаев, когда человек, перешедший в дремоту, видел во сне события, происходившие в течение многих лет. В обычных снах понятие о времени уже заметно сокращается, а в вышеуказанном состоянии процесс сосредоточивания заметно усиливается, и долгий жизненный период превращается в короткий миг.

Душа уносит в состояние сна сосредоточенные впечатления всей своей жизни, включая семена своих желаний, стремлений, расположений и нерасположений, симпатий и антипатий. Эти семена мысли вскоре начинают всходить, несут цвет и плоды. Они проявляются не только в будущих воплощениях, но уже и при жизни души на астральном плане. Потому что заботливая природа не возлагает на душу обязанность изжить все свои стремления в будущих воплощениях, но дает возможность проявлению и истощению многих сильных импульсов еще на астральном плане, чтобы душа могла оставить их позади при возрождении к новой земной жизни. И этому способствует сон души. За время сна душа готовится к вхождению в астральною жизнь и к проявлениям, подробности которых мы узнаем, продвигаясь дальше. Сон души так же необходим душе в этой стадии ее развития, как необходим сон нерожденному младенцу во чреве матери.

Мы слышали о неразумных людях, выражавших, при ознакомлении с этим учением, боязнь такого состояния душевного сна и заявлявших, что они «боятся спать в незнакомом месте, между столькими неизвестными предметами и существами». Такое возражение много познавшему оккультисту кажется очень ребяческим, так как он знает, что нигде в природе не заботятся так и не оберегают столь усердно всякое существо, как спящую душу на великом астральном плане. Эти спящие души находятся в полной безопасности от вторжения или нападения зла и вредного влияния; и только полный переворот самых сокровенных законов природы мог бы их затронуть. Помните, что пребывание их ведь не в пространстве, но в состоянии. И это состояние такое, что никакое злое или вредное влияние их не затронет и до них даже не доходит. Хорошо было бы, если б мы все на Земле были так же хорошо оберегаемы. Эти спящие души столь защищены, что кажется, будто бы все силы природы сговорились охранять и защищать их. Существует следующее индийское правило: «Даже боги на высоких тронах не имеют власти над спящими душами».

Тем, идеалы которых относительно «той стороны» столь подвержены влиянию установленных теологических учений, что понятие о сне души им может показаться странным и невероятным, мы можем сказать, что некоторое размышление покажет им, что в общепризнанных понятиях самых излюбленных теологий можно найти много скрытых намеков на благословенное состояние покоя, которое так необходимо душе после одной утомительной жизни и перед другой. «Он дает покой своим излюбленным»; «Там покой для уставших»; «Он ушел на долгий покой». Эти и многие другие привычные выражения и изречения стараются выразить основную мысль, вкоренившуюся в человеческий разум, относительно периода отдыха, который будет дан уставшей душе. Мысль о «покое» после жизненных несчастий и бурь так естественна и инстинктивна, что можно смело сказать, что она представляет сильнейшую наклонность и искреннейшее убеждение человеческой души в связи с мыслью о смерти. Она столь же определенна, как уверенность в будущей загробной жизни. Однако же, только в выдающихся оккультных учениях можно найти объяснения этой мысли.

Душа, знающая о существовании этого периода душевного сна и ознакомившаяся с его природой, найдет лишь удовлетворение в размышлении о нем. Она привыкнет считать эту стадию своего будущего существования благословенным бальзамом и утешением. Она почувствует по отношению к этому состоянию то, что выражено в словах старинной песни: «Я сплю мирно и спокойно, убаюканный колыбелью бездны. Безопасен покой на лоне великого океана жизни». Покой, тишина, мир, безопасность, защищенность – вот свойства сна души на астральном плане.

Глава 7. Пробуждение души

Существует большая разница во времени, требуемом для развития во время сна различным душам. Некоторые пребывают в этом состоянии очень недолго, в то время как души более высокой степени достижения нуждаются в более длительном пребывании в состоянии сна. И здесь мы наблюдаем замечательное сходство с феноменом беременности и рождения на вещественном плане, на что ученику следует обратить внимание. Например, в отношении тех животных, период жизни которых короткий, мы обычно замечаем, что срок их пребывания в утробе матери тоже соответственно короток; с другой стороны животные, живущие обычно долго, проводят тоже больше времени в материнской утробе до рождения. Так слон остается во чреве матери двадцать (или двадцать один) месяцев; человек – девять месяцев; кролики – один месяц; гвинейские свинки – три недели; обычный срок жизни каждого стоит в зависимости от периода беременности. Так же и на астральном плане – период сна души колеблется пропорционально времени, которое пробудившаяся душа проведет на астральном плане. Явное исключение из этого правила представляют лишь души очень выдающиеся по духовному могуществу и знаниям, которые в состоянии сами проверять природное развитие, а не находятся в зависимости от него.

Выше отмеченная разница сроков сна души происходит от того, что душа во время сна отбрасывает низшие свойства своей духовной природы (и тоже астрального тела) и просыпается, лишь достигнув высшего состояния развития, ей доступного, когда она уже может перейти на тот особый план или субплан, который соответствует степени ее развития. Душа низкого развития обладает лишь малым для «скидывания», и таким образом вскоре просыпается на низком плане. Более развитая душа, наоборот, скидывает одно за другим из своей низшей духовной и животной природы, перед тем как может проснуться на плане своего высшего достижения. Говоря о «скидывании» или сбрасывании, надо подразумевать «приготовления к скидыванию или сбрасыванию», потому что сам процесс сбрасывания этих низших частиц личности происходит, как мы увидим в следующей главе, непосредственно после первого периода пробуждения.

Душа, чувствуя побуждения вновь проснувшейся жизни, начинает медленно и вяло шевелиться, как бывает после глубокого сна в земной жизни. Потом, как бабочка, отбрасывающая оболочку куколки, она ускользает из астрального тела и с быстрой последовательностью бессознательно освобождается от низших начал своей природы. Это занимает лишь короткий срок времени, пока душа медленно возвращается к сознанию. В момент действительного пробуждения душа уже освобождена от всех препятствий и открытыми глазами смотрит на сцены своей новой деятельности и нового существования в астральном мире.

Каждой душе предопределено пребывание на плане, соответствующем всему высшему и наилучшему этой души, после отброса всего сора. Она просыпается на плане, на котором все лучшее и высшее в ней имеет возможность развиваться и развернуться. Душа может делать большие успехи на астральном плане, действительно делает часто таковые и может, во время пребывания там, отбросить еще многое из низших свойств и перейти на все более высокие планы и субпланы.

Пребывание души на плане того, что в ней есть высшего и наилучшего – истинно прекрасно. Ученик сразу же поймет, что это отвечает желаниями души и стремлениям сердца. Часто в людях таится нечто, что гораздо выше и лучше, чем проявляемое в повседневной жизни и в обычных поступках. Материальное окружение и обстоятельства часто задерживают и препятствуют проявлению того лучшего в нас. Потому приятно знать, что «по ту сторону» душа освобождается от всего, что ее задерживает и тянет к низу, и может свободно выражать и развивать качества и особенности, представляющие наилучшее и наиправдивое в ней. Это согласуется не только с чувством справедливости и беспристрастности; не только со стремлениями и жаждой заточенной души, но также с фактами и принципами эволюции, вечно притягивающей все выше и дальше, к далекой цели достижения и совершенства.

Если при переходе на план своей будущей деятельности душа отбросила свое астральное тело, эта странная копия физического тела отбрасывается еще дальше.

Отныне душа теряет образ человеческого существа и становится гораздо высшим существом, к которому определения «вид» или «форма» уже не подходят.

Наши физические тела (и их астральные двойники) представляют последствия физической эволюции и суть лишь тела развитых животных. Душе на высших планах не требуются руки и ноги – она обитает там, где эти орудия низших образов не нужны. Она уже существо, превышающее ограничения физической жизни.

Отброшенные физические начала скоро разлагаются в первоначальные элементы, но отброшенное астральное тело превращается в то, что известно под названием «астральная оболочка», и, покинутое своим прежним обладателем, оно спускается посредством так называемого астрального тяготения к нижайшим астральным планам и там медленно раздробляется. Низкие астральные планы переполнены такими сброшенными астральными оболочками, которые носятся по астральной атмосфере. Их вид не особенно приятен и, к счастью, душа на той стороне не замечает их, так как она обитает на плане, намного превышающем их область. Но люди земной жизни, которые начинают заниматься психическими явлениями, не усвоив еще первоначальных принципов психической науки, часто попадают на низшие астральные планы и видят, следовательно, много неприятного в этих областях.

План, на котором душа пробуждается, не есть место, как вы помните, но состояние существования – другая степень гаммы вибрационной энергии духовного мира.

Как мы уже говорили, каждая душа просыпается на плане, представляющем то, что в ней имеется высшего и лучшего; она остается на этом плане все время пребывания на астральном плане, кроме тех случаев, когда она еще развивается и поднимается на более высокий план, или когда она, как, увы, иногда случается, стремится к прежнему, прельщается воспоминаниями низших начал и опускается на более низкий план, где находит более подходящие общество и среду. Существует, конечно, большая разница между различными планами и субпланами астрального плана. Некоторые находятся в очень небольшом отдалении от низменных явлений земной жизни, в то время как иные выражают высшие понятия человеческой души. Каждый притягивает к себе тех, кто в состоянии существовать в данной области – тех, чье наилучшее и наивысшее соответствует новой среде.

Но наивысшее и наилучшее в душе низкого развития не намного превышает повседневные мысли и действия этой души в теле. Люди низкого духовного развития необходимо должны пройти много фаз очищения и развития, перед тем как они смогут избежать притягательной силы земных обольщений. Некоторые души до того связаны с земным, до того загипнотизированы низкими удовольствиями земной жизни, что они «по ту сторону» даже отказываются покинуть астральные оболочки, стараются остаться в изношенных и распадающихся оболочках до конца их существования и поддерживают сношения со средой и друзьями прежней жизни. Другие попадают на планы, на которых происходит борьба между притяжением вверх высших веществ духовной жизни с низшими веществами материального мира, и они, по крайней мере временно, подвержены колебаниям при астральной жизни, пока одно тяготение не победит другое, и они либо поднимутся, либо опустятся. Иные опять попадают на план, где мало или вовсе нет притяжения с материального мира, и для тех астральная жизнь протекает в преуспеянии, развитии и более ясном и проявлении их наилучшего и наивысшего.

Пробуждение души сходно с новым рождением – вступлением в новую жизнь. Душа не проявляет боязни новой среды, она преисполнена действий, ведущих к выражению и проявлению своих новых сил. Как мы дальше увидим, ей предстоит много сделать. Душа не одинока, так как она в обществе с теми, которые в согласии с ней и ей симпатизируют, она освобождена от всяких разногласий и трений, возникающих при общении с существами иного характера. Она имеет полную возможность проявить всю свою деятельность, все свои желания и, в особенности на более высоких планах, находит, что жизнь ее куда счастливее, чем на плане материальном. Лишь души низшего развития – эти бедные, тяготеющие к земному существа – несчастны, так как они отдалены от единственного, что может дать им счастье, от всего земного. И даже они ощущают иногда нечто вроде счастья.

После душевного сна, душа пробуждается к жизни, не к области смерти. Как бабочка, она распускает крылья и наслаждается новым состоянием существования, не грустя о потере кукольного состояния прежней жизни. В следующих главах вы узнаете о природе и об обстоятельствах этой новой жизни более подробно.


  Скачать книгу Рамачарака «Жизнь за пределами смерти»



RSS




<< 1 2 3 >>






Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика