ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА
(о жизни в микромире)

Н.Е. Невесский, кандидат физико-математических наук, отдел теоретических проблем РАН, Москва

Когда меня спросили о теме выступления на секции, посвященной новой системе познания, я сразу же сказал: «О жизни в микромире». Тогда я еще не решил, о чем именно буду говорить, но то, что речь так или иначе пойдет о единой жизни, все охватывающей и все проникающей и непременно достигающей самых что ни на есть неисповедимых глубин микромира, – это я знал точно.

Такое у меня мироощущение и строй мысли. А придерживаюсь я его потому, что при ином взгляде на вещи – чрезвычайно трудно (или вообще невозможно) разобраться во всех хитросплетениях микромира, в том, почему и как взаимодействуют его обитатели – элементарные частицы. А если не понимать этого, то непонятным будет и бытие следующих по (материальной) сложности уровней мироздания, а значит, и всего того великолепного живого и неживого мира, который нас окружает. Ведь, в конечном счете, все состоит из элементарных частиц. Они взаимодействуют и благодаря этому объединяются, давая начало многочисленным, в том числе и чрезвычайно сложным по структуре и динамике образованиям, таким, например, как живые системы.

И в начале этого грандиозного процесса становления мира лежат фундаментальные взаимодействия элементарных частиц. С этим обязательно надо разобраться. Это – основа основ. А я – физик-теоретик, и эта тема мне близка и интересна.

И вот оказывается, что при попытке понять, что и как, сразу же возникает недоумение. Из фундаментальных взаимодействий (а их всего четыре, как принято считать) я выбрал электромагнитное взаимодействие, как наиболее изученное, и попытался ответить на очень невинный с виду вопрос: что такое сила? Не то, как она зависит от расстояния, скорости и пр. или чему равна ее величина, – это известно – а то, что она вообще такое есть? Почему она именно такая, – для электростатики, например, изменяется по закону обратных квадратов, а не как-либо иначе? И еще – как она реализуется? Непонятно также, что такое «электрическое поле» и можно ли определить его напряженность не через силу, а как-либо иначе? Неясно и то, что такое «электрический заряд» – то есть мерой какого качества является это количество?

Вопросов много. Они относятся к разряду детских вопросов, поскольку – естественны и вроде бы наивны, а ответить на них сразу – не получается… Я пытался найти ответы на них в различных книгах, но что-то не преуспел и тогда начал искать ответы самостоятельно. И в результате написал еще одну книгу в дополнение ко всем уже написанным. Она называется «Информационная динамика»* [1].

______________________

* Она есть в Государственной публичной научно-технической библиотеке России (ГПНТБ).

Сила – результат взаимодействия. Или – результат взаимного действия. Так, если рассматривать две заряженные частицы (протон и электрон, например), то первая – влияет на вторую и эта вторая в ответ на влияние совершает действие. Влияние будет причиной, а действие – следствием. Причина и следствие разделены в пространстве, поскольку относятся к разным частицам. Разнесены они и во времени, так как влияние – вещь не мгновенная. Во-первых, оно распространяется с конечной скоростью (в электродинамике это скорость света) и, во-вторых, требуется какое-то время для того, чтобы это влияние дошло бы до подвергаемой влиянию частицы (то есть, иначе, – было бы ею воспринято).

На эту разнесенность – в пространстве и времени – причины и следствия обращал внимание Н.Козырев [2]. Соображения эти вполне разумны и правомерны, но для того, чтобы их оформить и конкретизировать, нужна модель. А с моделями возникают затруднения. Дело в том, что, по современным воззрениям, элементарные частицы – действительно элементарны, то есть бесструктурны и лишены каких-либо внутренних процессов, а пространство, их разделяющее, – пусто. Оно ничем не заполнено, поскольку эфир был исключен из физики (незаслуженно и опрометчиво) благодаря появлению и утверждению теории относительности.

Не дает ничего утешительного и квантовая теория хотя бы потому, что она вообще отказывается от образов (причем осознанно) и заменяет их математическими конструктами. Но без образов мысль останавливается.

Таким образом, модель, во-первых, не из чего строить и, во-вторых, – это вообще лишено смысла. Это вроде бы и все, что нам подсказывают две великие теории XX века: релятивизм и квантовая механика. А игнорировать их мы никак не вправе, поскольку обе эти дисциплины теснейшим образом связаны с рассматриваемой проблемой взаимодействия заряженных частиц. Таким образом, возникает своеобразный идеологический тупик. Тупик возникает не в рамках физики, а гораздо раньше – в мировоззренческой позиции. К нему приводит естественнонаучная картина мира. Она грандиозна, конечно, но чрезвычайно бедна содержанием. Это – схема, холодная и без красок. В ней нет беспредельности: устремляясь в глубину, мы наталкиваемся на элементарность и пустоту.

Картина очень упрощена, и в этом-то все и дело. Чтобы выйти из тупика, надо изменить мировоззренческую установку. Надо расширить и углубить картину мира, наполнить ее теплом и светом, насытить жизнью и разумом, как это сделали, например, Рерихи, и тогда противоречия исчезнут и все встанет на свои места. Теория относительности и квантовая теория не всегда были такими царственно неприступными, как сейчас. На заре своего становления они были еще наивны и привлекательны и были насыщены исчезнувшим потом куда-то физическим содержанием.

Обе они начинали в свое время с образов.

СТО (специальная теория относительности) строилась на мысленных экспериментах, в которых фигурировали «наблюдатели с часами», находящиеся в различных инерциальных системах отсчета. Они принимали сигналы, излучаемые другими наблюдателями, оценивали их, сопоставляя с показаниями собственных часов, и приходили к тем или иным выводам, в соответствии с которыми далее и действовали.

Эти соображения о связанном с каждой элементарной частицей наблюдателем, снабженным собственными часами, – очень важны. Их подхватил Луи де Бройль, один из основоположников квантовой (волновой) механики [3], и пошел еще дальше. Каждая частица, считал он, имеет – в буквальном смысле – собственные часы. Их ход определяется соотношением: m0c2= hν0, которое определяет внутренний ритм частицы, то есть частоту ν0 некоего идущего в ней внутреннего процесса. Это – уже революционная идея. Но де Бройль на ней не останавливается.

Обнаружив, что выписанная формула не является релятивистской*, де Бройль вводит представление о так называемой «стационарной волне». Эта волна связана с частицей, существует во всем пространстве и имеет частоту, меняющуюся как надо (то есть синхронно с массой). Тем самым был сделан еще один фундаментальный шаг: наряду с частицей было введено представление о некоем вне частицы происходящем и ею возбуждаемом волновом движении. Частица волновала окружающее ее пространство (точнее, некоторую среду, которую де Бройль называл «субквантовой»), и это «волнение» уже как нечто самостоятельное влияло на поведение породившей его частицы. Это – концепция «волны-пилота» (1923 г.), восходящая к истокам квантовой теории. Заряженные микрочастицы в соответствии с ней трактуются действительно как «наблюдатели с часами». Они, таким образом, перестают быть «элементарными» (поскольку им свойственен внутренний периодический процесс) и в прямом смысле слова «обмениваются» некими волновыми сигналами, координирующими их действия.

______________________

* При переходе в движущуюся со скоростью v систему отсчета масса частицы и ее внутренняя частота меняются по разным законам:

Эти соображения лежат в начале и релятивизма, и квантовой теории. Сейчас эти теории «обросли» математикой и ушли (отошли) далеко от этих своих исходных, наивных представлений. Однако в этой наивности просвечивает глубокая физическая суть, позволяющая наметить пути выхода из отмеченного выше идейного тупика.

Нужно отказаться от представления об элементарности микрочастиц и реабилитировать эфир – все заполняющую и все связующую субстанцию. Частицы должны быть способны излучать некие сигналы, воспринимать их и совершать соответствующие ситуации ответные действия. Это открывает уже путь для построения моделей.

Если вернуться опять к двум неподвижным заряженным частицам и снова задаться вопросом, как же они все-таки взаимодействуют и как реализуется закон Кулона, то (впитав в себя ранние представления СТО и волновой механики) мы будем иметь перед собой уже более содержательную картину. В частицах происходит внутренний колебательный процесс на комптоновской частоте: ν0=m0c2/h. Сами они окружены некой тонкой средой, которая может возбуждаться и волноваться. Можно добавить к этому, что возбуждение (возмущение) распространяется по среде со скоростью света.

С такими представлениями уже можно работать. Уже есть из чего строить модель. И сразу же многое проясняется.

Так, становится понятно, что теория будет близкодействующей*. Посредником является тонкая «субквантовая среда». Взаимодействие будет передаваться в виде возмущений тонкой среды. Совокупность возмущений представляет собой «поле». Способность эти возмущения создавать и воспринимать есть мера «заряда». Так намечаются ответы на то, что такое поле и что такое заряд. Ясно далее, что коль скоро скорость взаимодействия мы полагаем равной скорости света, то возникает шанс построить релятивистскую теорию и сравнить ее с теорией Максвелла.

______________________

* Близкодействие подразумевает, что любая частица взаимодействует непосредственно только с окружающей ее средой – посредником взаимодействия. В дальнодействующих теориях предполагается, что взаимодействие не передается, а осуществляется мгновенно, несмотря на разделяющее частицы пространство.

Но чтобы добраться до этого, требуется сделать еще один необходимый и решающий шаг. Нужно понять, что такое «сила».

Действительно, если заряженная частичка пульсирует на комптоновской частоте и создает в пространстве вокруг себя волны, которые мы вправе ассоциировать с полем, то это еще ничего не говорит нам о силах. Понимаемое таким образом поле будет содержать только информацию о породивших его источниках – их качестве, интенсивности, расположении, скорости и пр. Информация есть, но сил еще нет. Как же рождаются силы, и что они вообще такое?

Здесь полезен (и даже необходим) экскурс в живую природу. В физике известно всего четыре фундаментальных взаимодействия*. Но есть еще и множество иных – не фундаментальных, может быть, но вполне ясно очерченных. Это – взаимодействия живых существ.

______________________

* Помимо качественных различий, фундаментальные взаимодействия отличаются в количественном отношении по силе воздействия, которая характеризуется термином интенсивность. По мере увеличения интенсивности фундаментальные взаимодействия располагаются в следующем порядке: гравитационное, слабое, электромагнитное и сильное. Каждое из этих взаимодействий характеризуется соответствующим параметром, называемым константой связи, численное значение которого определяет интенсивность взаимодействия [7].

Они чрезвычайно многообразны и происходят повсеместно. Взаимодействуют и микроорганизмы, и существа покрупнее – насекомые, птицы и звери. И люди. Взаимодействия эти очень трудно формализовать, но все же можно выявить некоторые общие для них черты.

Во-первых, все это – взаимодействия информационные. Прежде совершения действия, взаимодействующие тела (существа) формируют и посылают вовне информацию о себе. Она может иметь вид запаха, вибраций или чего-то еще – пока это не суть важно.

Во-вторых, взаимодействие живых существ – целенаправленно, то есть совершается всегда для какой-то цели. Цель совместно с информацией о внешней ситуации определяет характер действия.

И, в-третьих, само действие совершается взаимодействующими существами самостоятельно, с помощью собственных средств. Движение осуществляется с помощью ног, или крыльев, или каких-либо вибраций, – это тоже пока не важно.

Эти три момента: информация, целеустремленность и самодвижение, характерны для взаимодействия всех живых систем. Так, когда пчела летит к цветку, она это делает, привлекаемая запахом и цветом. Летит она к нему вполне целеустремленно – взять взяток. Далее, летит она сама – машет крылышками. Не молекулы воздуха толкают ее к цветку – они лишь приносят информацию и импульс к действию, но действие совершается самостоятельно.

В физике ничего подобного нет. Нет в теории, нет и в представлениях. Здесь все упрощено донельзя и остаются только намеки. Они есть. Так, заряженные частицы взаимодействуют при посредстве поля. Это поле, однако, уже само – непосредственно силовое (а не информационное, как ему положено быть). В поведении зарядов не усматривается никакой целеустремленности. Однако оно следует оптимизационному принципу. По Р.Фейнману, частицы как бы «вынюхивают траекторию» [4]. О самостоятельных движениях – нет и речи. Действующим началом полагают само поле, что, правда, выглядит весьма странно, поскольку неясно, как это могут существовать «сами-по-себе-силы».

Картина взаимодействия живых существ выглядит гораздо нагляднее и логичнее. Ее так и хочется прямо перенести на мир физических «заряженных» частиц. Можно просто сослаться на слова Гермеса Трисмегиста из его «Изумрудной скрижали», говорящие, что все, что находится внизу, аналогично тому, что находится наверху, чтобы осуществить чудеса единой вещи [5].

Погружаясь мысленно в глубины микромира (сколь угодно глубокие), мы нигде не чувствуем какой-либо тенденции к упрощению видимого содержания. Напротив, – всюду все то же великое многообразие форм и событий. Нет и намека на элементарность и пустоту. Поэтому перенос наших макроскопических представлений об окружающей нас живой природе в глубины микромира – вполне естественен и осуществим.

Для описания взаимодействия двух заряженных частиц мы должны ответить на три вопроса:

а) как они узнают друг о друге? (вопрос о поле или об информации);

б) чего они добиваются? (цель, оптимизация);

в) как они движутся? (средства перемещения, энергия).

На первый вопрос мы уже отчасти ответили. Частицы пульсируют и излучают волны в информационное поле. Информационное оно – по функции. По физическому смыслу – это упругие колебания мирового эфира, или «эфирный звук».

Ответ на второй вопрос таков: они действительно чего-то добиваются, а именно – оптимизируют некое количество в соответствии с собственными представлениями о благе. Они следуют оптимизационному принципу, аналогичному «принципу наименьшего действия», давно утвердившемуся в физике (хотя представлений о цели в физике нет). В информационной теории этот принцип рассматривается как целеполагающий принцип. Наша задача – угадать, что именно оптимизируется, или, иначе, – выбрать подходящий вид лагранжиана*. Здесь важно, что лагранжиан должен определяться через функции информационного поля (быть однозначно с ними связанным), поскольку только из их вида пробная заряженная частица может извлечь информацию о текущей ситуации.

______________________

* Функция Лагранжа.

Отсюда рождается математический аппарат информационной теории. Он записывается в две строчки: уравнение для информационного поля (это – биволновое уравнение) и выражение для оптимизируемой величины, или лагранжиана. Далее стандартными методами вариационного исчисления мы получаем уравнения движения, и это является конечным результатом теории.

Подобный подход, хотя он и приводит нас сразу к четкой физико-математической конструкции, оставляет невыясненным целый пласт вопросов. И вопросов существенных. Это, во-первых, вопросы о восприятии информации (целый блок сложнейших вопросов: о приеме информации, переводе ее во внутренние коды, сопоставлении их с кодами памяти, целеполагающей установке, выборе правил поведения и пр., то есть вопросов физиологических и психологических или, если угодно, кибернетических, – в зависимости от того, какую модель действительности держать при этом в голове). Во-вторых, это вопросы, касающиеся самого действия. Совершается оно самостоятельно, но конкретные средства для этого, то есть движительные механизмы, остаются, к сожалению, за бортом исследования.

Оптимизируя лагранжево действие, мы сразу же автоматически получаем силы и можем более не думать об их происхождении. Это и хорошо и плохо: можно двигаться дальше, но жаль перескакивать через многие важные проблемы, которые так и остаются нерешенными.

Но что сделано, то сделано. Теория – первый ее набросок – создана, и можно обсуждать результаты.

Информационная теория электричества (ИТЭ) сильно отличается от классической, поскольку строится она на совершенно иных основаниях. Она рассматривает электромагнитное взаимодействие как сложный многостадийный процесс, начинающийся с обмена информацией и завершаемый действием. Она вводит в аксиоматику физики такие не свойственные ей категории, как информация, целеустремленность и самодвижение, а самый механизм взаимодействия считывает, по существу, с живой природы.

Когда-то Владимир Соловьев спрашивал профессоров физики: что такое сила? Но так и не получил вразумительного ответа. Позже он ушел с физфака, стал философом и дал собственный ответ: сила – это целенаправленный волевой акт [6]. Такой же ответ дает и информационная динамика.

Можно отметить далее, что получившаяся теория – релятивистская. Что в предельном случае так называемого «фазового хаоса» она переходит в классическую (максвелловскую) электродинамику. И что в общем случае она сильно и выгодно от классики отличается, так как предсказывает множество новых следствий. Она открывает обширные пространства новых возможностей.

Теория дает три ряда следствий. Во-первых, это следствия, связанные с классическим пределом. Теорию можно строить по-разному. Можно, например, добиться того, что в пределе мы получим в точности электродинамику Максвелла (и тогда в нашей теории не будет ничего нового). Но можно и не суживать сразу пространство возможностей. Тогда мы получим иные версии электродинамической теории, среди которых будет находиться, кстати, и электродинамика Вебера – очень популярная в свое время и, по-видимому, еще себя не исчерпавшая.

Далее, это множество следствий, связанных с нарушением принципа суперпозиции для сил. В ИТЭ появляется такая новая (в классической теории отсутствующая) характеристика, как фаза. При этом взаимодействие осуществляется через посредство информационных волн, которые в зависимости от фазовых соотношений могут интерферировать самым причудливым образом. Интерференция волн оборачивается в ИТЭ интерференцией сил. Для сил, таким образом, нарушается принцип суперпозиции и становятся возможными такие феномены, как силовые лучи, силовые оболочки и пр., о которых пока говорят лишь фантасты. Это – нечто совершенно новое и очень многообещающее.

И, наконец, ИТЭ затрагивает квантово-механические феномены. С ее помощью можно, например, описать дифракцию электронов в духе идей де Бройля, то есть не как проявление корпускулярно-волнового дуализма, а как результат управляющего действия эф-волн* на электрон. Примечательно также, что информационная теория определяет и совершенно иные возможности в физике атомных ядер – в отношении их устойчивости, или тенденции к синтезу или распаду. В связи с этим можно процитировать такие слова: «Нет квантов и нет ядерных сил. Есть непознанное электричество»**.

______________________

* Эфиро-звуковых информационных волн.

** Это утверждение я услышал однажды на семинаре по холодному ядерному синтезу в Российском университете дружбы народов.

Таковы, вкратце, следствия. Они грандиозны. Но главное значение информационной теории – в другом. Она строится на иной мировоззренческой платформе и, если будет иметь успех, подтвердит и утвердит эту платформу в сознании людей.

Информационная теория (или даже – парадигма) оживляет физическое царство. Она рассматривает элементарные частицы как сложнейшие, аналогичные живым, системы. Это открывает двери в микромир для системного подхода и синергетики. Сейчас им путь сюда, к сожалению, заказан: элементарности ведь не способны к самоорганизации. Их удел – тепловой хаос и ничего более. С точки зрения информационной теории все – буквально все – становится живым и благодаря этому объединяется в одно целое и достигает единства.

Информационная теория строится на мировоззрении, которое весьма сильно отличается от современного естественнонаучного и значительно более соответствует мировоззрению Живой Этики. Мир – живое единство, проникнутое сознанием. Повсюду и во всем – великий дух Агни, дарующий свет и тепло, радость и смысл всем и каждому в меру его возможностей.

Информационная теория прямо подводит к подобным воззрениям. Мир един, а единство это немыслимо без всепроникающего и постоянно действующего организующего начала. А для того, чтобы начало это могло проявить себя в микромире, объекты микромира должны быть, во всяком случае, сложными системами, а лучше и правильнее – живыми существами. Душа должна быть у каждого сколь угодно малого образования. Это – аксиома информационной теории.

Следовательно, информационные теории – это теории следующего уровня, поскольку, с одной стороны, они исходят из физики и дают практические приложения, а с другой – соприкасаются с древними духовными знаниями и новой системой познания Живой Этики.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Невесский Н.Е. Информационная динамика. Москва, 2001.
  2. Козырев Н.А. Причинная механика. Пулково, 1958.
  3. Бройль Л. Революция в физике. М.: Атомиздат, 1965.
  4. Фейнман Р. Принцип наименьшего действия / Фейнмановские лекции по физике. Т. 6. М.: Мир, 1966.
  5. Странден Д. Герметизм. М.: Беловодье, 2001.
  6. Соловьев В.С. Философские начала цельного знания. М.: Мысль, 1990.
  7. Бухбиндер И.Л. Фундаментальные взаимодействия // Соросовский образовательный журнал. 1997. № 5.

Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnaya-teoriya-elektrichestva-o-zhizni-v-mikromire



RSS










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика