ТРАНСКОММУНИКАЦИЯ

Алексей Светлов (г. Моршанск), руководитель научно-исследовательской лаборатории по изучению психической энергии


Вопрос, к освещению которого мы перейдём далее, затрагивает область, непосредственно сопряжённую со спиритизмом. В силу этого, дабы не акцентировать внимания слушателей на этой теме, первоначально мы хотели опустить её вообще. Такое побуждение было вызвано, во-первых, большим интересом к спиритическим контактам в настоящее время, интереса, который подогревается потоком проявления феноменов НЛО. При этом, контакты не называют сейчас «спиритическими», полагая, что они осуществляются с инопланетянами, Космическим Разумом и т.п. Во-вторых, недооценкой реальной опасности всех этих «контактов», основа которых, как и прежде, - психизм. Психизм без преувеличения можно назвать чумой XIX и XX веков, тем более опасный, что поражает он ментальные структуры человеческого существа.

«Уже много сказано о психизме, - писала Елена Ивановна Рерих в одном из своих писем, - но всё-таки недостаточно понят этот бич человечества. Психизм притупляет каждое устремление, и высшее достижение остаётся недоступным. Сфера деятельности такого человека, поглощённого психизмом, образует вокруг себя заколдованный круг, в котором находят себе место все задерживающие рост духа энергии... С психизмом неизбежно расстройство нервной системы, кроме того, отрыв от жизненных действий закрывает путь к самоусовершенствованию. Творчество притупляется, и утверждается пассивное состояние, делающее человека орудием наплыва разных сил. В силу ослабления воли контроль ослабевает, и этим усиливается притяжение разных низших сущностей... [27, с.331].

Также нужно понять, что неподготовленные и духовно не твёрдые люди, занимающиеся спиритизмом, открывают себя для всякого рода одержаний, и кто может сказать, когда наступит та степень одержания, при которой жертва уже не будет в состоянии освободиться от своего поработителя... Безумцы не понимают всей страшной опасности, которой они подвергают себя, позволяя потусторонним сущностям проникать в свою ауру [27, с.349].

Однако, как говорится, из песни слова не выкинешь, к тому же, несмотря на весь негатив явления, собранная информация часто отвечает самым жёстким критериям достоверности и может быть использована в качестве веского аргумента, указывающего на объективную основу реальности, стоящей за всей этой группой пси-явлений. Кроме того, касаясь транскоммуникации, мы считаем необходимым показать то, что стоит за спиритизмом и медиумизмом во всех их формах и каковы пагубные последствия подобного интереса. Но к этому разговору целесообразно вернуться позже, когда будет дана элементарная информация о структуре человеческого существа и охарактеризована хотя бы в общих чертах невидимая реальность суперфизического мира.




Итак, транскоммуникация. Под этим термином мы будем понимать обмен информацией с существами и сущностями, не имеющими физического тела, который осуществляется как посредством трансмедиумов, так и посредством всевозможных электронных устройств (так называемая «инструментальная транскоммуникация»). Причина, по которой мы употребили термин «транскоммуникация» вместо привычного слова «спиритизм», заключается в целях контактов. Для первого случая основная цель – получение максимально полной, документально зарегистрированной информации о природе невидимой реальности, механизме и условиях процесса связи, в которой элемент субъективизма сводится к минимуму благодаря использованию системных подходов к исследованию. Это продиктовано научным интересом и проводится по разработанной программе людьми, имеющими достаточную квалификацию – учёными. Для второго случая характерен непрофессиональный подход, личные цели и, как следствие, негативные результаты, которые помимо индивидуального вреда порождают множество суеверий и предрассудков, вызывая в окружающих скептицизм и тотальное отрицание.

По этому поводу Елена Ивановна Рерих писала следующее: «Конечно, следует приветствовать каждый научный подход, каждое смелое исследование. Ведь производятся же страшно опасные опыты с неисследованными энергиями, но для этого принимаются все предосторожности, создаются специальные условия, и не только толпы при этом не призываются и не оповещаются, но даже малосведущие люди и не допускаются в такую лабораторию. Почему же здесь, в эту лабораторию, где все тоньше, сложнее и, следовательно, гораздо опаснее, приглашаются к принятию участия в исследованиях все профаны, все духовно неумытые и потому незащищенные?» [27, с.357].

Радиоаппаратура созданная
сэром Оливером Лоджем


Сэр Оливер Лодж, учёный посвятивший значительную часть жизни исследованиям в области транскоммуникации, пишет в заключении своей книги «Раймонд»: «Меня можно спросить, рекомендую ли я всем, кто понес тяжёлую утрату, посвящать столько же времени и внимания, сколько и я, чтобы установить связь со своими ушедшими близкими и документировать все сообщения? Совершенно определённо не рекомендую. Я – человек, изучающий эту проблему, а исследователь зачастую должен обращаться к труду специфическому и работать на основе детально разработанных методов. Я советую всем людям понять и осознать, что их утраченные близкие продолжают жить активной, полезной, интересной и счастливой жизнью, что они теперь в некотором смысле более живы, чем прежде. Всем людям следует прийти к решению жить собственной жизнью, принося пользу на земле до тех пор, пока они не воссоединятся с дорогими им людьми в другом мире» [8, с.79].

Из истории транскоммуникации

История развития транскоммуникации как серьезного направления парапсихологических исследований примерно совпадает с началом деятельности Британского общества психических исследований (или БОПИ). Чтобы дать читателю представление о серьезности уровня исследователей, взявшихся за это сложное дело, скажем несколько слов о пионерах, положивших начало транскоммуникации.

Джеймс Хайслоп был профессором Колумбийского университета и одним из основателей Американского общества психических исследователей (или АОПИ), созданного в 1906 году; он умер в 1920 году. Доктор Хайслоп добился значительного развития методики и техники психических исследований, его работы пролили новый свет на понимание парапсихических явлений. Доктор Ричард Ходжсон* – один из членов БОПИ – был известен тем, что безжалостно разоблачал мошенничество и обман в сфере парапсихологии. Настроенный чрезвычайно скептически, он настаивал на самой скрупулезной проверке всего, что представлено нашему вниманию, как факт, прежде чем пытаться убедить в чём-то научный мир. Ходжсон некоторое время руководил американским филиалом БОПИ; вскоре после его смерти в 1905 году этот филиал и стал ядром нового Американского общества (АОПИ). Вклад Фредерика Майерса – особенно его широкие исследования условий, в которых существует жизнь после смерти, – настолько огромен, что для рассказа о нём потребовалась бы отдельная глава...

Генри Сиджвик

Артур Конан Дойл,
с духом своего сына,
убитого во время войны

Наиболее выдающиеся из других деятелей этой пионерской исследовательской организации – Генри Сиджвик, профессор философии Кембриджского университета и первый президент БОПИ; Эдмунд Герней, профессор психологии в Кембридже и в прошлом президент БОПИ; Артур Конан Дойл, британский врач, ставший впоследствии писателем и мировой знаменитостью как создатель Шерлока Холмса; сэр Оливер Лодж, один из наиболее выдающихся британских физиков, получивший рыцарское достоинство за свои замечательные работы в области исследования атома и теории электричества. Тяжёлая утрата, понесённая Лоджем, потеря им сына Раймонда, в то самое время, когда сэр Оливер вёл самые интенсивные исследования в области парапсихологических явлений, привела в конце концов к тому, что наука получила первый в XX веке подробный рассказ, описывающий вступление личности в другую сферу бытия и утверждение человека в мире, существующим за смертью...

______________________

* Ричард Ходжсон – автор печально известного Отчёта ОПИ от 1885 года – «Отчёта Ходжсона», в котором автор представляет Е.П. Блаватскую, как самую большую обманщицу и мошенницу всех времён и народов; здесь имеется в виду его работа до того времени, как он занялся «разоблачениями» ЕПБ. (Прим.ред.)


Все выдающиеся лидеры БОПИ – Сиджвик, Герней, Майерс, Ходжсон – и после своей смерти, из другой сферы жизни продолжали свои психические исследования. Они часто принимали участие в сеансах, представляли доказательные материалы или давали полезные технические указания. Из всех лиц, упомянутых профессором Джеймсом в его последней статье, – Майерс, Ходжсон и блестящий американский ученый Хайслоп, – только Майерс предпринял попытку полного описания бесконечно расширяющегося мира за пределами жизни на земле. Ходжсон, однако, прояснил вопрос, каким образом ставшие бестелесными после своей смерти личности способны определять, а вслед за тем и использовать потенциальных медиумов. Хайслоп сделал некоторые существенные заключения о структуре реальности в потусторонней жизни, особенно благодаря широкому спектру его исследований и наблюдений.

Транскоммуникация в интерпретации «раннего» Ходжсона

Ричард Ходжсон

По мнению Лоджа, Ходжсон, чрезвычайно осторожный учёный, сделал два исключительно важных открытия, без которых все парапсихические исследования не смогли бы достичь дальнейшего значительного прогресса. Ходжсон очень рано понял значение этих проблем и посвятил их разрешению не один год своей жизни. Во-первых, он дал определения методам коммуникации с потусторонним миром через посредство медиума, находящегося в трансе, и автоматического письма, и затем доказал справедливость своих гипотез демонстрацией результатов экспериментов. Во-вторых, он собрал и разработал материал, который позволил покончить раз и навсегда с гипотезой о том, что случаи коммуникации «как бы» с иной сферой бытия через медиумов основаны просто на способности медиума получать информацию телепатически от живущих людей. Это устранение теории «телепатии между живущими» лишило опровержений сам факт поступления информации от людей уже умерших...

Опровержение Ходжсоном теории «телепатии между живущими» включало убедительную демонстрацию им огромного по объему материала, который очевидным образом не мог поступить от живущих на земле людей. Он также сделал несколько собственных весьма оригинальных наблюдений. Он очень тщательно наблюдал и описывал происходившие во время сеансов типичные осложнения - сбои, туманность сообщений, влияние усталости, автоматические повторы, затухание связи. Ходжсон разработал очень сильную аргументацию, слишком сложную для пересказа в настоящей статье, относительно того, что бестелесная личность для общения через медиума должна погружаться в дремотное состояние «припоминания», не дающее ей возможности быть в полном сознании. Он также указал на трудности, с которыми сталкивается личность человека, многие годы стремившаяся овладеть умением эффективно использовать физический механизм своего собственного тела, затем вынужденная овладевать совершенно новой для него техникой жизни безо всякого физического тела, а потом, во время сеанса, оказавшаяся перед необходимостью использовать абсолютно незнакомый для нее физический «механизм» медиума. Реальные результаты таковы, каких только и следует ожидать в подобных ситуациях, – человек становится тем искуснее, чем больше опыта приобретает. Ходжсон показал, и не раз, что такой подход к тем, кто передает сообщения во время сеанса как к разумным бестелесным личностям, поставленным в столь трудные условия, даёт гораздо лучшие результаты, чем восприятие получаемого материала как телепатически переданных впечатлений живущих людей. Он также отметил ясность памяти у недавно скончавшихся маленьких детей по сравнению с памятью тех невидимых участников сеансов, которые умерли детьми уже давно: они забывали чисто детские вещи. Это как раз то, что следует ожидать от нормально развивающейся, хотя и бестелесной личности.

Кто мы есть после смерти?

Джеймс Хайслоп

Профессор Хайслоп обратился к теоретической проблеме: из чего состоит воспринимаемый нами через опыт потусторонний мир? Если признать, что этот иной мир не может быть тем же атомным, молекулярным, ионным, корпускулярным, электромагнитным миром нашего земного опыта, тогда остаётся несколько возможностей. Есть много оснований предположить, говорит Хайслоп, что духовная жизнь после смерти не зиждется на сенсорной реакции на внешний стимул или ответных реакциях наших чувств и организма в целом на внешние раздражители, а является мысленной и творческой. Соглашаясь, что эта духовная жизнь требует избавления от чувственной жизни наших аппетитов, мы остаёмся лишь с нашими органическими умственными свойствами и способностями в качестве нашего базового снаряжения. То, что «выживает после смерти внутренняя жизнь, – писал Хайслоп, – это именно наша внутренняя жизнь, а не физическая». Но поскольку внутренняя жизнь в огромной степени состоит из сохраняющегося памятью нашего чувственного опыта, импринтов, автоматизмов, повторяющихся и обусловленных опытом, средой умственных навыков и привычек, то некая часть всего этого сопутствует нам на первом этапе нашего путешествия, начинающегося за чертой смерти. Резонно предположить, что такой разум будет сам воспроизводить для себя достаточно жизнеспособное факсимиле прежнего чувственного мира, что будет для него целесообразным на то время, которое ему потребуется, чтобы приспособиться к реальностям жизни в новой вселенной чистого разума и чистого духа. Этот умственно созданный мир будет представляться личности совершенно реальным – «очень твёрдым и осязаемым», как выразился Раймонд. Доброжелательное общество, встречающее вновь входящего в бестелесном мире, не желая ему потрясений, но стремясь помочь в его дальнейшем развитии, признаёт эту временную необходимость. Оно ободряет его и помогает поддерживать необходимую иллюзию, пока и эта душа не сможет достаточно приспособить себя к тому, чтобы принять реалистически свою новую ситуацию.

Хайслоп определил два вида накопленной информации. Согласно одному, будущая жизнь включает все основные черты нашего нынешнего мира, за тем только исключением, что там они не доступны физическим чувствам. В соответствии же с другим, мир за смертью построен на основе энергий чисто умственной природы. «Эти два массива информации, – говорит Хайслоп, – не обязательно противоречат друг другу и один другой исключают». И то и другое на самом деле сочетается уже и в нашей нынешней земной жизни: мы все живём жизнью как внешнего восприятия, так и жизнью нашего внутреннего сознания, мышления, воображения, созерцания. Не существует причины, подытоживает великий исследователь, почему бы такого рода комбинация не могла господствовать и в мире за смертью, хотя, может быть, и взятая в несколько иной «пропорции»...

От отрицания – к научному доказательству

Фредерик Майерс

Сделанное Фредериком Майерсом представляет особый интерес для тех наших современников, кто верит, что возможность жизни после смерти определенно существует, и хочет узнать о ней больше. И не только потому, что Майерс был оригинальным, энергичным, неистощимым, увлеченным и высокоодаренным исследователем в области парапсихологии в течение тридцати лет до «смерти» и тридцати лет после неё. Древняя и современная история, равно как и современная журналистика, даёт нам бесчисленные примеры людей, проявляющих активную любознательность в отношении жизни после смерти во время своего физического существования и находивших средства и возможности заявить о себе и передавать сообщения после того, как они оставляли мир плоти и крови. Но большинство из них при этом говорило языком иных идиом, чем те, которым доверяет наше время. Они говорили образами поэзии, представлениями религии, мифологии, искусства или языком обыденности. В наше время всему этому не верят. Если к ним вообще прислушивались, то уж серьёзно не воспринимали и не рассматривали случившееся как факт. Мир верит сегодня только языку и образам физической или психологической науки. А здесь Майерс особенно силён. Высокообразованный человек, профессор Кембриджа, одного из ведущих университетов мира, он специализировался в античной классике и был прежде всего известен как автор ряда глубоких эссе о поэтах Древнего Рима до того, как нашёл свое призвание в парапсихологических исследованиях. Майерс был прекрасно знаком с достижениями физики и других естественных наук, которые привели к открытиям Эйнштейна, так же как и с основными достижениями современной психологии, вплоть до Фрейда и включая его работы.

Майерс приступил к своим исследованиям исполненный глубокого скепсиса. Он и его сотрудники были известны, как не признающие ни святынь, ни пощады к шарлатанам, готовые разоблачить любое мошенничество, откуда бы оно не исходило. Их требования к доказательности материала были настолько суровы, что кое-кто горько называл исследовательскую группу Майерса «обществом по уничтожению доказательств». Только под неослабевающим давлением всё возрастающего числа доказательств Майерс, наконец, пришёл к убеждению, что выживание человеческой личности после смерти является фактом. После этого он видел свою главную задачу уже не в установлении истины – это было сделано, – а в доведении её до сознания большинства людей на том языке, который их ум, напрочь свыкшийся с догмами физической науки, мог бы понять.

Никто другой не был так основательно знаком со сложностями и тонкостями научного исследования проблемы выживания человека после смерти, как Майерс. Никто не знал так хорошо, как он, всех законных оснований для научного скептицизма. Все мы, начиная с детского сада, впитываем догмы науки, описывающей и объясняющей физический мир, и, чтобы заставить нас во что-то поверить, необходимо, чтобы новые идеи излагались на привычном нам языке. Скорее именно это обстоятельство, больше, чем их уникальность, придаёт свидетельствам Майерса особую ценность. Он говорит с нами «на нашем языке».

Ко времени смерти Майерса в 1901 году два уже упомянутых больших препятствия все еще стояли на пути всеобщего признания факта выживания личности человека после его физической смерти. Одно из них – гипотеза о том, что всё это в действительности объясняется телепатическим обменом информацией между живущими среди нас людьми. Как только было установлено, что телепатия – это реальное и воспроизводимое, не единичное явление, все сообщения, претендующие на связь с потусторонним миром, сразу же поспешили объяснить сознательной или несознательной фабрикацией медиума, получавшего телепатически информацию от живущих на земле. Майерс признавал если не правдоподобность, то законность этого возражения. Он постоянно искал такие доказательства, подкреплённые демонстрацией, которые могли бы начисто исключить любую возможность физического существования источника исследуемой информации. После своей «смерти» он блестяще решил эту задачу в своих знаменитых перекрёстных сообщениях.

Вторая главная трудность заключалась в отсутствии какой-либо общепринятой теоретической базы, на которой материалистически ориентированный учёный мог бы построить структурную концепцию продолжающейся и развивающейся жизни за смертью. Майерс справился и с этой задачей, демонстрируя мысленную энергию и мысленные формы, оперируя уже знакомым психологам языком. Чтобы понимать Майерса, нет необходимости понимать научную терминологию. Все мы слышали выражение: «Он ушёл в свои мысли». Майерс мог бы спросить: «Откуда же он ушёл?» Конечно же, из нашей повседневной «реальности». Но наука нам показала, что реальности нашей обыденной жизни иллюзорны. Благодаря ей мы знаем, что, например, этот стол, такой твердый на ощупь, или человеческое тело, на взгляд такое плотное, – в основном представляет собой пустое пространство. Огромные «относительные» пространства между маленькими ядрами атомов и вращающимися вокруг них электронами, между атомами в молекулах, наконец, между самими молекулами показывают, что вся видимость твердости – это иллюзия того же пространства. Человек, «ушедший в свои мысли», находится в ментальном мире, где таких иллюзий не существует. Майерс и многие другие настаивали, что истина заключается как раз в противоположном. Это люди, никогда не «уходившие в мир мысли», так сказать, никуда никогда и не входили – они просто-напросто роботы, да ещё и лунатики. Человек, «затерянный» в мыслях, в действительности уходит к истине и к единственной окончательной реальности, поскольку высшая реальность ментальна по своей природе, – это реальность мысли.

Послания Майерса после смерти за его «подписью» осуществлялись по системе перекрёстной связи через транс-медиумов, обладавших способностями автоматического письма. Каждое из них имело отрывочный характер, и каждый такой отдельный фрагмент, полученный через одного медиума, сам по себе не имел никакого логического смысла. Когда же эти отдельные куски соединялись вместе в соответствии с принятыми правилами (это было не трудно благодаря всем известной системе), послание принимало совершенно ясный, связанный и осмысленный характер. Медиумы, принимавшие фрагменты этих сообщений, не знали друг друга, были мало сведущи в античности или совсем не знали малоизвестные классические тексты, обычно использовавшиеся Майерсом в посланиях помимо подписи, для того, чтобы его можно было определённо опознать как отправителя информации. Весь характер, последовательность, индивидуальный почерк этих посланий не менялись в течении четверти века, хотя с ними работало несколько групп медиумов. Некоторые из медиумов умерли, другие прекратили участвовать в этих сеансах благодаря тому или иному стечению обстоятельств, их сменяли новые, которые ничего не знали об этой перекрёстной связи и не разбирались в античной литературе...

Основная часть объяснений и рассказов Майерса о потустороннем мире была получена через молодую ирландку мисс Джералдин Камминс из Корка. К серьёзному и обстоятельному обсуждению жизни после смерти Майерс обратился лишь после того, как пробыл двадцать с лишним лет в новом для себя окружении, успел провести и завершить большую серию сеансов по системе перекрёстной связи и многое другое, предназначенное доказательно продемонстрировать реальность факта выживания личности после смерти... Майерс обрисовал структуру и условия жизни после смерти достаточно рельефно и подробно, ведя свои «передачи» с 1924 по 1931 год; материала хватило бы на книгу среднего объёма... В сообщениях Майерса утверждается, что направленность к развитию и эволюционная энергия все расширяющегося сознания носит космический и вечный характер, а потому и не прекращается со смертью. Главное устремление созидательного процесса не физические формы, а мысленные, духовные, способные легко отбросить свою физическую форму, сменить её на другую или жить полной энергетической жизнью безо всякой физической формы. Мудрый человек, живущий на земле и сохраняющий духовную восприимчивость, шаг за шагом приобретает мудрость благодаря своему всё расширяющемуся и углубляющемуся пониманию физических, мыслительных и духовных принципов бытия.

Точно так же, говорит Майерс, мы прогрессируем в жизни за смертью. В своей земной жизни – в детстве, отрочестве, юности, в молодом и зрелом возрасте и ещё несколько раз в зрелости и старости – мы попеременно обладаем многими телами, в определённый срок полностью заменяем их физический состав, сменяем его, – всё это «побочный выход» нашего растущего, развивающегося сознания. В жизни за смертью не только продолжается эволюционный процесс расширения сознания человека, но и смены посмертных форм его «тела». Эти «посмертные тела», однако, создаются из более лёгких, тонких и обладающих большей энергией субстанций, - при этом умственно духовная энергия по мере эволюционного продвижения вперед все больше преобладает» [8, с.90].

ИТК – инструментальная транскоммуникация

Эрнст Зенковский

... Тему повествования продолжает Эрнст Зенковский, доктор, профессор из Германии: «Инструментальная транскоммуникация (или ИТК), хорошо оснащённая технически, стала новым важным шагом в исследовании феномена. Причём его реальность отрицается даже парапсихологами, ибо он слишком явно претендует на спиритуалистическое происхождение. ИТК практикуется в двух формах – аудио (музыка, телеграф, язык) и визуальной (текст и образ). Для приёма регистрации и воспроизведения голосов, текстов и образов используются почти все обычные электрические аппараты, то есть магнитофоны, видеокамеры, телефоны, радиоприёмники, телекамеры, компьютеры и т.п. К ним добавились в последнее время специально разработанные системы, в том числе инфракрасные, ультрафиолетовые и ультразвуковые.

Спонтанность проявления ИТК и ее ограниченная воспроизводимость, естественно, усложняют целенаправленное экспериментальное исследование. Как и все другие пси-эффекты, ИТК не может быть включена в существующую научную парадигму. Не ясны и сами условия ее возникновения. Судя по имеющемуся опыту, процесс протекает при участии психических, биоэнергетических и физических полей. Их переменное проявление может быть описано только в рамках очень обобщённых теорий поля... Необходимое условие процесса – определенное сходство энергетических временных структур и структур сознания...

Многие тексты и образы, в особенности голоса, записанные на магнитные плёнки, как будто указывают на автономных, существующих независимо от нас, опознаваемых умерших людей...

История исследований ИТК весьма интересна. Сообщения о медиальных контактах появились в 20-х годах. Однако вплоть до середины нашего века даже наиболее удачные эксперименты такого рода оставались незамеченными. Лишь в 60-е годы благодаря усилиям Юргенса, Радива и других исследователей, возникшие на магнитофонных лентах голоса стали достоянием широких кругов общественности. Из многих энтузиастов нашего времени хотелось бы назвать наиболее ярких и охарактеризовать их достижения. Это, например, итальянец Марчелло Баччи, около 20 лет экспериментирующий в Гроссето с психофоническими эффектами. Он многократно регистрировал «электроакустические» голоса, трансмузыку и транссигналы в коде азбуки Морзе. Свои результаты Марчелло Баччи опубликовал в 1985 году.

Ганс-Отто Кениг (Германия) начал исследования таинственных голосов в 1974 году. На протяжении многих лет он неуклонно улучшает качество своих записей. «Электроакустические» голоса звучат от имени определенных лиц, умерших в разное время. Кениг работает с установками собственного изобретения, действующими в диапазоне ультразвуковых волн и в инфракрасном спектре.

Американец Уильям О’Нейл, сотрудник Фонда Метанауки к началу 80-х годов изготовил вместе с экспертом НАСА доктором Дж. Дж. Мюллером специальное электронное устройство для регистрации трансголосов. Полученных ими материалов было бы достаточно для начала серьёзного анализа явления ИТК.

Немецкий исследователь Манфред Боден в 1990 году стал первым экпериментатором, обнаружившим изменения в компьютерных программах после смерти его друга. Продолжение опытов с использованием магнитофонов увенчалось фиксацией серии диалогов с транссуществами по телефону...

Англичанин Кен Уэбстер вел компьютерные диалоги с двумя группами «транспартнеров» в течении 15 месяцев... Уэбстер рассказал о своих удивительных результатах в книге «Вертикальная плоскость».

Наиболее щедрым источником трансинформации в наши дни служит станция Хесперинген в Люксенбурге, где работают супруги Мегги и Жюль Харш-Фишбах. Исследователи начинали в 1986 году с регистрации «электроакустических» голосов на магнитных пленках. Эти сеансы были весьма кратковременны. Ныне супруги записывают тексты, передающиеся на протяжении нескольких минут. Более того, они принимали «советы» по совершенствованию своей приёмной аппаратуры. «Транспартнерами» в этих контактах выступали преимущественно доктор Свеен Сальтер и доктор Радив.

Немецкий экспериментатор Клаус Шрейбер, скончавшийся в 1989 году, сконструировал по «подсказке» своих «транспартнёров» оригинальную видеосистему. После её длительной доводки он стал получать трансизображения весьма хорошего качества. За свой подвижнический труд Шрейбер удостоился литературного памятника – книги «Картины из империи мёртвых», принадлежащей перу Райнера Хольбе. Техника и методика Шрейбера нашла широкое применение не только в Германии, но и в Италии, Франции, Швейцарии и США.

Петер Хертинг (Германия) в 1987 году осуществил серию аудиоконтактов с транссуществом, назвавшим себя АВХ. Экспериментатор получил информацию по расшифровке этой аббревиатуры. Это означает «идущий изнутри и проникающий в биосферу».

Несколько лет назад в Ривенихе (Германия) была создана новая транскоммуникационная станция. Исследователи Адольф Гомес и Фридрих Малькгофф тоже начинали с регистрации «электроакустических» голосов. Теперь они получают компьютерные тексты и телевизионные изображения. Основной «транспартнёр» Гомеса и Малькгоффа назвал себя Томасом фон Кентербари» [28, c. 7].

Обращаем Ваше внимание на один важный момент, отмеченный Дитером Вирговски в анализе исследований, проведённых А.Гомесом и Ф.Малькгоффом: «Адольф и Фридрих установили, что успех зависел не от аппаратуры, а от собственной готовности раскрыться навстречу явлению»... [29, с.7].

Завершить же эту беседу может следующее высказывание Брауна Дюкасса, профессора из США, который значительную часть своего времени посвятил исследованию транскоммуникации: «Можно утверждать, что сознательная жизнь личности продолжается в некоей форме и после смерти. Это предположение можно считать действительно установленным как с естественнонаучной, так и с философской точки зрения. Существуют полученные опытным путем свидетельства о том, что индивидуальный разум переживает смерть и в некоторых случаях способен общаться с живущими на Земле» [8, с.119].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Мысли мудрых людей на каждый день. Собраны Толстым Л.Н. М.: Художественная литература, 1990.
  2. Максим Карпенко. Universum Sapiens (Вселенная Разумная). М., 1992.
  3. Мень Александр. Тайна жизни и смерти. Культура и религия. М.: Знание, 1992, № 1.
  4. Индусская книга Смерти (Гаруда – Пурана Сародхара). Пер. с санскрита. Под общ. ред. Неаполитанского С.М. Л. – Рига: Изд. IEC, 1991.
  5. Тибетская книга мёртвых (Бардо Тедол): Пер. с англ. СПб.: Издательство Чернышева, 1992.
  6. Разум сердца: Мир нравственности в высказываниях и афоризмах. Сост.: Назаров В.Н., Сидоров Г.П. М.: Политиздат, 1990.
  7. Блаватская Е.П. Введение к Тайной доктрине . В сб. Елена Петровна Блаватская: Биогр. сведения. Соч., вышедшие в Англии. Репринт. изд.- Харьков: РИО Облполиграфиздата, 1991.
  8. Форд А. Жизнь после смерти: Как об этом было рассказано Джерому Эллисону. Л.: Ленздат - МП Вестник , 1991.
  9. Гуревич П. Уйти, чтобы вернуться. Наука и религия, май, 1991, № 5.
  10. Данте А. Божественная комедия. М.: Интерпракс, 1992.
  11. Блаватская Е.П. Тайная доктрина. Синтез науки, религии и философии. Т.1 Ч.2-3. Изд-ва Экополис и Культура, Андреев и сыновья, 1991.
  12. Безант А. Древняя мудрость. М.: Лотос, 1990.
  13. Гелева П.А. Возвращение спиритизма. Наука и религия, май, 1991, № 5.
  14. Баркер Э. Письма живого усопшего. – Барнаул: Издательство Аккем, 1991.
  15. Фламмарион К. Неведомое. – Хабаровск: Амур, 1991.
  16. Моуди Р. Жизнь после смерти. Машинописный перевод Изд. Стекпоул США, 1976.
  17. Тростник на солнечном ветру. Вечерняя Алма-Ата. №237 от 15 октября 1990.
  18. Чаша Востока. Письма Махатмы. Перевод Искандер Ханум, – Хабаровск: Изд-во Амур, 1991.
  19. Лидбитер Ч. Ясновидение. Вильнюс: Satwa , 1992.
  20. Блаватская Е.П. Пролог (Проэма). Страницы из доисторической летописи. В сб. Елена Петровна Блаватская: Биогр. сведения. Соч., вышедшие в Англии. – Репринт. изд.- Харьков: РИО Облполиграфиздата, 1991.
  21. Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология и современное естествознание. М.: СП «Соваминко», 1989.
  22. Инюшин В.М. Элементы теории биологического поля. Алма-Ата, 1978.
  23. Техника - молодежи. 1980, № 3.
  24. Горбовский А.А. В круге вечного возвращения? Три гипотезы. М.: Знание, 1989.
  25. Цит. по: American Journal of Psychiatry. – Wash., 1980.
  26. Эзотерика. Т-III Парапсихология: Учебный курс. Пер. с нем. - М.: Русский капитал, 1992.
  27. Письма Елены Рерих. Печатается по тексту первого тома «Писем Елены Рерих». 1929-1938 гг. Рига, 1940. Предприятие «Алгим» и ТОО. «Аура» по заказу Сибирского Рериховского Общества при содействии внешнеторговой фирмы «Омь». Новосибирск: Издательство «Вико», 1992.
  28. Аномалия. Всероссийское издание центра «Ленинформ» и Всесоюзной уфологической ассоциации при участии Комитетов по энергоинформационному обмену в природе, 1991, № 9.
  29. Аномалия. Всероссийское издание центра «Ленинформ» и Всесоюзной уфологической ассоциации при участии Комитетов по энергоинформационному обмену в природе, 1990, № 4.

Источник: http://grani.agni-age.net/articles1/lecture_4.htm



RSS










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика