<< 1 2 >>

ТАЙНА ГОРНОГО АЛТАЯ В КАРТИНАХ
ХУДОЖНИКА ГРИГОРИЯ ЧОРОС-ГУРКИНА

Хан-Алтай. 1907—1910

Какой везде простор и какая мощь!
Это ты, заколдованный, угрюмый, царственный Алтай!..
Это ты окутался туманами, которые как мысли бегут с твоего могучего чела в неведомые страны...
Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь свои заветные добрые думы...
      ( Григорий Чорос-Гуркин. «Алтай и Катунь» )

Художник Чоросов в рассказе Ивана Антоновича Ефремова «Озеро горных духов» – это алтайский художник Григорий Чорос-Гуркин, с которым Ефремов мог познакомиться во время своего путешествия по Алтаю в 1930-е годы. В рассказе он так описывает встречу своего героя с художником:

Я ожидал увидеть брюзгливого старика, и был удивлён, когда на крыльце появился подвижный, суховатый бритый человек с быстрыми и точными движениями. Только всмотревшись в его желтоватое монгольское лицо, я заметил сильную проседь в торчащих ежиком волосах и жестких усах. Резкие морщины залегли на запавших щеках, под выступающими скулами, и на выпуклом высоком лбу. Я был принят любезно, но не скажу, чтобы радушно, и, несколько смущенный, последовал за ним. Вероятно, под влиянием искренности моего восхищения красотой Алтая Чоросов стал приветливее. Его немногословные рассказы о некоторых особенно замечательных местах Алтая ясно запомнились мне - так остра была его наблюдательность.

Г.И. Чорос-Гуркин. Портрет работы В.П. Чугуева

Путь в искусство у Григория Ивановича Гуркина, алтайца из рода Чорос, был не совсем обычным. Только в 27 лет попал он в Петербургскую Академию художеств. Правда, преподаватели академии не сразу разглядели его способности, но талант алтайца увидел великий русский художник Шишкин, который стал его учителем.

А родился Гуркин в 1870 году в селе Улала (ныне Горно-Алтайск), в крещёной семье. В 1878 году был отдан в класс иконописания школы при Алтайской духовной миссии. После окончания миссионерской школы некоторое время работал учителем, но, долго не выдержав, обратился к иконописи. В 1896 году Гуркин знакомится с собирателем алтайского фольклора А.В.Анохиным, который открывает молодому художнику мир современной живописи.

Впоследствии, в Академии И.И. Шишкин и А.А. Киселёв открыли его истинное призвание – пейзаж. После недолгого периода подражания Шишкину Г.И. Гуркин встаёт на собственный путь. В 1903 году художник возвращается на Алтай, остаётся в селе Анос, работает учителем, женится на русской женщине. Нужда, бытовые неурядицы всю жизнь преследовали художника, и просто удивительно многообразие и объём созданного им.

В своих лучших работах он стремится к созданию собирательного образа величавой природы Алтая.

Особое место в творчестве Григория Гуркина занимают пейзажи горы Белухи. Иван Антонович Ефремов, которого сближало с художником восхищение красотой алтайских гор, напишет о вершинах Алтая в рассказе «Озеро горных духов»:

Между двумя деревьями, левее, был широкий просвет. В нём, как в черной раме, висели в розоватом чистом свете легкие контуры четырёх острых белых вершин. Воздух был удивительно прозрачен. По крутым склонам белков струились все мыслимые сочетания светлых оттенков красного цвета. Немного ниже, на выпуклой поверхности голубого ледника, лежали огромные косые синие полосы теней. Этот голубой фундамент ещё более усиливал воздушную легкость горных громад, казалось излучавших свой собственный свет, в то время, как видневшееся между ними небо представляло собой море чистого золота.

Алтай. 1916

...Как видите, моя первая любовь к высокогорьям алтайских белков вспыхнула неожиданно и сильно. Любовь эта не несла в дальнейшем разочарования, а дарила меня всё новыми впечатлениями. Не берусь описывать ощущение, возникающее при виде необычайной прозрачности голубой или изумрудной воды горных озёр, сияющего блеска синего льда. Мне хотелось бы только сказать, что вид снеговых гор вызывал во мне обострённое понимание красоты природы. Эти почти музыкальные переходы света, теней и цветов сообщали миру блаженство гармонии. И я, весьма земной человек, по-иному настроился в горном мире.

Видимо, человеческие мысли, следуя треугольникам горных уступов, становятся чище и возвышеннее.

В картинах Григория Гуркина отразилась именно эта живая духовность Алтая, о которой пишет и Ефремов, тайна гор, которые издавна представлялись алтайцам думающими и живыми.

Жителям Алтая свойственна духовная связь с Природой. Они считают, что всё пространство среднего мира заселено духами, с которыми необходимо сотрудничать. Алтайской духовной культурой является множество вполне здравых верований об отношениях людей к природе и людей между собой. Но издавна были и шаманы, своими корыстными устремлениями портившие древнюю практику целительства. В начале 20-го века шаманизм на Алтае начинает вытесняться бурханизмом – «белой верой», отказывающейся от почитания темных духов и усиливающей почитание светлых божеств.

Началось всё со сбывшегося пророчества – явления трех старцев (Белого Бурхана, Желтого Бурхана и Синего Бурхана Ойрот-хана) девочке Чугул из рода Чагандык в год дракона. Ойрот-хан – это историческое лицо, Амурсана, вождь ойротов в последние годы Джунгарии, умерший в Тобольске. Он обещал вернуться через 12 поколений, когда люди всего мира будут драться, а Алтай станет благоденствовать. Больше Бурханы не приезжали, но девочка вещала от их имени. Были введены обычаи почитания только небесных богов, Солнца и Луны.

Бурханисты с симпатией относились к буддизму и поддерживали связи с монгольскими ламами. По поверью, сам Будда Гаутама когда-то посетил Алтай.«Далеко уходит Будда, в тайники гор. Предание доводит смелого искателя до Алтая. И сказание о Белом Бурхане сохраняется на Алтае во всей жизненности», – писал Н.К. Рерих, исследователь Гималаев, Алтая, Монголии и Тибета. Изучив пророчества Центральной Азии, Рерих увидел их общность с алтайскими. Также на Алтае существует легенда о Беловодье. Беловодье – легендарная страна великих праведников, страна свободы, Шамбала. Именно в поисках её пришли на Алтай старообрядцы.

Рерих Н.К. Ойрот - вестник Белого Бурхана. 1925

Самое заповедное место Алтая – заповедник «Катунский» в районе Белухи, высочайшей вершины Сибири. Алтайцы именуют Белуху Сумер-Улом (священная гора) или Уч-Сумер (трехвершинная). Сумер происходит от индийского Сумеру, или Меру, – имени центральной горы высшего Мира, которую алтайцы называют Ак-Сумер. В дневнике Николая Константиновича Рериха «Алтай - Гималаи» читаем:

«Куёт кузнец судьбу человеческую на Сиверных горах». ...Сиверные горы – Сумыр, Субур, Сумбыр, Сибирь – Сумеру. Всё тот же центр от четырех океанов. В Алтае, на правом берегу Катуни, есть гора, значение её приравнивается мировой горе Сумеру.

Много раз писал Григорий Гуркин пейзажи Белухи, алтайских озёр и долин, предпринимая для этого часто длительные переходы. Длинный ряд работ вёл художника к широко известной и почитаемой в Сибири картине «Озеро горных духов». Образ первозданной алтайской природы, не тронутой человеком, то место, где могут обитать духи гор, привлекало художника. Он по-своему сумел выразить особую духовность этого места. Григорий Гуркин записал в каталоге выставки 1910 года:

Любимое место горных духов, куда редко может проникнуть человек, а потому оно чистое, неосквернённое: по верованию алтайцев, таковыми могут быть только алтайские озера, окруженные высокими скалами с вечным спутником – снегом, льдом и туманами.

Иван Антонович Ефремов пишет в рассказе о том, что в мастерской художника его героя сразу привлекла именно эта картина:

Картина светилась в лучах вечернего солнца своими густыми краскам. Синевато-серая гладь озера, занимающего среднюю часть картины, дышит холодом и молчаливым покоем. На переднем плане, у камней на плоском берегу, где зеленый покров травы перемешивается с пятнами чистого снега, лежит ствол кедра. Большая голубая льдина приткнулась к берегу, у самых корней поваленного дерева. Мелкие льдины и большие серые камни отбрасывают на поверхность озера то зеленоватые, то серо-голубые тени. Два низких, истерзанных ветром кедра поднимают густые ветви, словно взнесенные к небу руки. На заднем плане прямо в озеро обрываются белоснежные кручи зазубренных гор со скалистыми ребрами фиолетового и палевого цветов. В центре картины ледниковый отрог опускает в озеро вал голубого фирна, а над ним на страшной высоте поднимается алмазная трехгранная пирамида, от которой налево вьется шарф розовых облаков...

Озеро горных духов. 1910

...От всей картины веяло той отрешенностью и холодной, сверкающей чистотой, которая покорила меня в пути по Катунскому хребту.

Художнику удалось создать сказочно прекрасный, таинственный в своей неизведанности, но не фантастический, а реальный образ высокогорного Алтая, величавая природа которого способна внушать благоговение, с которым издавна относились к ней алтайцы.

Период жизни и творчества Григория Чорос-Гуркина с 1917 по 1937 год связан с событиями революции, гражданской войны и установления Советской власти в Сибири. В 1917 году на волне революции создается государственное образование алтайцев (Каракорум-Алтайская окружная управа) и художника, как самого известного представителя коренной национальности, уговаривают возглавить её. В апреле 1919 года Гуркина арестовывают колчаковцы «за сепаратизм и измену Родине». Выпущенный под залог (в его административной деятельности не нашли «практических действий»), художник уезжает в Монголию, а в 1920 году перебирается в Туву.

В 1925 году художника уговаривают возвратиться в Советскую Россию. Устраиваются две выставки в Новосибирске, а в 1926 году в Москве. А.В. Луначарский в своей статье о московской выставке отметил особенно поразившие работы Гуркина такими словами:

Отмечу ещё замечательные по тонкости живописи, прямо-таки драгоценные по краскам пейзажи Чорос-Гуркина, ойротского художника с Алтая. Как забралась на Алтай такая утончённая техника – я уже не знаю.

Творческий путь художника в 20-30-е годы связан с социалистической новью Алтая. В это время он создает рисунки к алтайскому букварю, иллюстрирует народный эпос. И продолжает писать картины. В его полотнах – гармоничность мироздания.

В 1937 году Григорий Чорос-Гуркин был арестован с обвинением по ст. 58 п.4-11 УК РСФСР. 11 октября 1937 года он был расстрелян. Посмертно реабилитирован в марте 1956 года.

В последнем письме, написанном в апреле 1937 года детям и внукам, художник пишет:

Алтайцы-охотники в горах

Родину-мать я понимаю так: для каждого зверя, человека, птицы, прежде всего Родина та, где он вырос. Хороша она для него или плоха, сурова, неприветлива, всё же, благодаря силе природы, он инстинктивно к ней привязан... По понятию алтайцев-язычников, из поколения в поколение, в ряде веков, выросших в горах и дебрях лесов Алтая, он не просто горы, леса, реки, водопады, как понимает их культурный буржуй, видящий в них сырье, средство наживы и эксплуатации. Для алтайцев-язычников Алтай – живой дух, щедрый, богатый, исполин-великан. Длань его раскрыта для всех, богатства неисчерпаемы, красота и величие... Он – живой кормилец – отец несметного народа, несметного зверя, птиц. Сказочно красив он своей многоцветной одеждой лесов, цветов, трав. Туманы его прозрачные мысли, бегут во все страны мира. Алтайские озера – это его глаза, смотрящие на вселенную. Водопады и реки его – речь и песни о жизни, о красоте земли, гор...

Ольга Цыбенко



RSS




<< 1 2 >>






Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика