УЛЫБКА МОНЫ ЛИЗЫ

  • Где боги живут?
    Где обитают будды?
    Ищите их
    Только в глубинах сердца
    Любого из смертных людей.

    Минамото Санэтомо
    «Песнь о сердце в глубине сердца»

На легендарной картине кисти Леонардо да Винчи «Мона Лиза», известной также под названием «Джоконда», изображена супруга флорентийского купца Франческо дель Джокондо Лиза Герардини. Картина, которая по праву считается одним из известнейших произведений живописи за всю историю человечества, была написана в 1503-1505 годах. Сейчас она хранится в Лувре в Париже.

Шедевр Леонардо да Винчи волнует и интригует не одно поколение не только искусствоведов, но и ученых. С их легкой руки «Мона Лиза» овита сетью бесчисленных предположений и немыслимых гипотез.

Вот, например, одна из них, показанная в замечательном романе Дмитрия Мережковского о Леонардо да Винчи, который увидел свет в 1900 году.

«... злые языки, их таких во Флоренции было не мало – не могли сказать ничего дурного о Джоконде. Тихая, скромная, благочестивая, строго соблюдавшая обряды церкви, милосердная к бедным, была она доброю хозяйкою, верною женою и не столько мачехой для своей двенадцатилетней падчерицы Дианоры, сколько нежною матерью. Вот все, что знал о ней Джованни. Но мона Лиза, приходившая в мастерскую Леонардо, казалась ему совсем другою женщиною.

В течение трех лет – время не истощало, а напротив, углубляло это странное чувство – при каждом ее появлении он испытывал удивление, подобное страху, как перед чем-то призрачным. Иногда объяснял он чувство это тем, что до такой степени привык видеть лицо ее на портрете, и столь велико искусство учителя, что живая мона Лиза кажется ему менее действительной, чем изображенная на полотне. Но тут еще было и что-то другое, более таинственное.

Он знал, что Леонардо имеет случай видеть ее только во время работы, в присутствии других, порой многих приглашенных, порой одной, неразлучной с нею сестры Камиллы – и никогда наедине, а между тем Джованни чувствовал, что есть у них тайна, которая сближает и уединяет их. Он также знал, что это – не тайна любви, или, по крайней мере, не того, что люди называют любовью.

Он слышал от Леонардо, что все художники имеют наклонность в изображаемых ими телах и лицах подражать собственному телу и лицу. Учитель видел причину этого в том, что человеческая душа, будучи создательницей своего тела, каждый раз, как ей предстоит изобрести новое тело, стремится и в нем повторить то, что уже некогда было создано ею, – и так сильна эта наклонность, что порой даже в портретах, сквозь внешнее сходство с изображаемым, мелькает, если не лицо, то, по крайней мере, душа самого художника.

Происходившее теперь в глазах Джованни было еще поразительнее: ему казалось, что не только изображенная на портрете, но и сама живая мона Лиза становится все более и более похожей на Леонардо, как это иногда бывает у людей, постоянно, долгие годы живущих вместе. Впрочем, главная сила возраставшего сходства заключалась не столько в самих чертах – хотя и в них в последнее время она иногда изумляла его, – сколько в выражении глаз и в улыбке. Он вспоминал с неизъяснимым удивлением, что эту же самую улыбку видел у Фомы Неверного, влагающего руку в язвы Господа, в изваянии Вероккьо, для которого служил образцом молодой Леонардо, и у прародительницы Евы перед Древом Познания в первой картине учителя, и у ангела Девы в скалах, и у Леды с лебедем, и во многих других женских лицах, которые писал, рисовал и лепил учитель, еще не зная моны Лизы, – как будто всю жизнь, во всех своих созданиях, искал он отражения собственной прелести и, наконец, нашел в лице Джоконды.

Порой, когда Джованни долго смотрел на эту общую улыбку их, становилось ему жутко, почти страшно, как перед чудом: явь казалась сном, сон явью, как будто мона Лиза была не живой человек, не супруга флорентийского гражданина, мессера Джоконда, обыкновеннейшего из людей, а существо, подобное призракам, – вызванное волей учителя, – оборотень, женский двойник самого Леонардо».

Однако мы не станем заострять внимание на неоднократно озвученных гипотезах, но попробуем взглянуть на знаменитую Мону Лизу заново, глазами скульптора Владимира Васькина из Калмыкии. После погружения в восточную религию и встречи с далай-ламой он неожиданно осознал, что у знаменитой Джоконды... улыбка Будды.

Скульптор уверен, что Леонардо да Винчи интересовался буддийской культурой и восточную безмятежность вложил в свою самую известную картину. Однако Владимир Васькин сделал это открытие не сразу – оно долго зрело у него в голове. В первый раз он увидел Джоконду в 70-х и был очарован её загадочностью.

– Тогда никакого ажиотажа вокруг этой картины не было – ни очередей, ни бронированного стекла, – рассказывает скульптор – Я стоял напротив неё на расстоянии вытянутой руки. Смотрел на неё, мы мысленно беседовали. «Откуда же ты появилась?» – спрашивал я. «Когда-нибудь ты поймёшь», – отвечала она. Что-то было знакомое в её улыбке, но что именно, я не мог понять...

Прошло ещё 30 с лишним лет, прежде чем Васькин разгадал эту тайну. И в этом ему помогло его увлечение буддизмом. Скульптор начал изучать его уже в зрелом возрасте, когда в период «воинствующего атеизма» попал в этнографический музей и влюбился в эту религию.

По мере того как буддизм перестал быть просто хобби, Владимир начал замечать его следы и в вещах, казалось бы, далёких от восточной религии. Вот что он говорит о проникновении в европейское изобразительное искусство идей и традиций восточного и буддийского искусства:

– Этот вопрос необходимо рассматривать чуть по-другому: как реакцию на влияние восточного искусства на развитие всего европейского изобразительного искусства. Возьмём, к примеру, высокое Возрождение в Италии – Мона Лиза, работа Леонардо да Винчи или цитирование в живописном полотне графического листа японца Харуноби – уже в конце девятнадцатого века голландским художником Винсентом ван Гогом, который в повторе сюжета гравюры сумел остаться оригинальным живописцем.

Ещё до периода высокого Возрождения, были проложены торговые пути из необъятного в то время Востока в Европу. Неуёмная страсть европейцев обладать сокровищами Востока, всегда генерировало в них желание достичь цели любой ценой. Фактов тому уйма. Поэтому в Европе собралось очень большое количество артефактов буддийского искусства, что, неизбежно, оказывало влияние на развитие изобразительного искусства.

Упомянув в интервью имя великого Леонардо, Владимир Васькин перешел к рассказу об удивительных особенностях его знаменитой работы – портрета Моны Лизы.

– Возьмём, для примера, его образы мадонн. Они все с канонической, античной, мягкой улыбкой. Древняя Греция для всех художников Возрождения была эталоном. Это факт. Но в портрете Моны Лизы у Леонардо да Винчи появляется нечто новое, необычное для того времени. Поэтому он не отдал заказчику портрет, а оставил себе и двадцать два года не расставался с ним и нигде его публично не показывал, как принято, было в то время. Только в 1515 году уступил французскому королю Франциску Первому, который патронировал над ним во время его эмиграции из Италии. Там же недалеко от летней резиденции французского короля он и закончил свой земной путь, в местечке Амбуазе, в 1519 году.

В 2006 году, на одном из семинаров по буддизму, я сделал устное сообщение о том, что улыбка Моны Лизы сделана Леонардо да Винчи под влиянием образа и улыбки Будды Шакьямуни и привёл свои доводы. Тогда особого внимания никто не обратил на моё сообщение.

Влияние античного мира на произведения художников периода итальянского Возрождения, очевидно. Поэтому, будем рассматривать античное искусство. Везде мы увидим, будь то живопись или скульптура, всегда присутствует улыбка добра, улыбка без печали, без тревоги.

Сопоставив с улыбкой Будды, сразу же заметите разительное отличие одной от другой. Улыбка Будды предстаёт перед нами, как улыбка человека, познавшего радость бытия, горечь утраты чего-то очень дорогого для него, но успокаивающая, дающая надежду на будущее. Загадочная улыбка! Казалось бы, не совместимые вещи, но они, обе эти улыбки присутствуют в портрете Моны Лизы! Они слились воедино. Не мешают, а помогают друг другу.

Согласно теории Владимира Васькина, да Винчи специально переписывал нижнюю часть лица портрета, чтобы приблизить его к восточному канону, и подтверждение этому скульптор нашёл в одном из научных исследований.

– В середине двадцатого века было проведено фотографирование портрета в ультрафиолетовых лучах. Результат оказался сенсационным. Под верхним слоем краски оказался другой образ Моны Лизы, только он более тяготел к античным пропорциям.

Если сравнивать два снимка, то появляются те, едва заметные различия, которые придают портрету загадочность, не объяснимое очарование. В первом варианте лицо было построено по греческим канонам: рот, овал нижней части лица, уголки рта, сам размер соответствовал греческому канону.

Во втором варианте: абрис нижней части лица отошёл от общепринятого канона, а приблизился к овалу лица Будды. Размер рта увеличен, уголки чуть больше приподняты, подбородок по длине, остался, как и прежде, но стал чуть шире, щёки, не намного, стали округлённее.

Все эти, едва заметные изменения, сделанные автором, (это доказанный факт), привели к тому состоянию улыбки на портрете, которую мы сейчас награждаем различными эпитетами в высочайшей степени.

Возможно ли, чтобы Леонардо были известны изображения Будды, есть ли какие-либо доказательства?

– Об этом ни его современники, ни поздние исследователи ничего не упоминали. Только мы знаем, что он был вхож в дома очень богатых людей, которые могли себе позволить иметь такую роскошь, как буддийские артефакты. Наверняка у кого-то из них были или статуи, или изображения.

Конечно, это всего лишь гипотеза. Но я как человек, посвятивший этой теме два десятилетия, могу утверждать, что улыбка Моны Лизы стала такой под влиянием искусства Востока. Скорее всего, это итог многолетних раздумий о жизни, об Италии, об Иисусе Христе и о Будде. Ведь, до сих пор не раскрыта тайна двенадцати из тридцати трёх лет жизни Иисуса Христа. Как они прошли у него? Только известно – прошли они у него на Востоке. И еще – Будда старше Иисуса Христа на пять столетий – время, достаточное для доставки различными путями артефактов буддизма в Европу.

Васькин искренне проникся буддизмом и считает, что переселение душ – вполне вероятное явление.

– Хотелось бы встретить переродившегося Леонардо и задать ему один вопрос: почему он подарил Джоконде улыбку Будды? Очень интересно было бы услышать, что он ответит.

Рассмотреть картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза» в деталях на сайте Лувра

Источники:

  1. Мережковский Д.С. Воскресшие боги. Леонардо да Винчи.
  2. http://www.metronews.ru/novosti/eksklyuziv/reviews/skulptor-razgadal-ulybku-mony-lizy-1150404/
  3. http://khurul.ru/2014/02/skulptor-vladimir-vaskin-ob-iskusstve-i-o-tom-chto-ulybka-mony-lizy-sozdana-leonardo-da-vinchi-pod-vliyaniem-obraza-i-ulybki-buddy-shakyamuni/


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика