ИСКУССТВО СВЯТОСЛАВА РЕРИХА

Искусство является тем волшебным эликсиром, который творит наши души. Культивирование красоты – это служение жизни, это высокое стремление жизни к совершенству. Наша первостепенная забота – более совершенный, более добродетельный, возвышенный человек.
( Святослав Рерих )

Святослав Рерих сформировался как мастер интернациональный, живя в России, Швеции, в Париже, в Европе, Соединенных Штатах, Индии и получив воспитание в среде, для которой культурные достижения Востока и Запада принимались не как непримиримые полярности, но как дополняющие друг друга полюса. Он – западный художник, отвечающий восточному идеалу: художник, который чист в жизни, уравновешен в действиях, духовен в устремлениях. Такими были все подлинно творческие гении, когда-либо существовавшие на Земле.

Много лет назад поселившись в Индии и женившись на высококультурной, утонченной индийской леди, он воспринимал Индию не как экзотический край, но как ставшую его домом страну, чей народ он способен понять, чья культура составляет неотъемлемую часть его личности. С индийской философией он был знаком с детства.

«Я уже стал частью этой страны», – говорил он. Представители индийской культуры, ее интеллигенция, писатели, художники считали его своим. «Святослав Рерих – западный художник, но он такой художник, который отвечает понятиям, законам и идеалам Востока, – пишет о нем Г. Венкатачалам. – Его искусство – это род Йоги – путь к познанию Высшего через раскрытие красоты мира... Одна из Йог (путей), которая ведет к Освобождению».

Женщина из племени гадди. 1961

Мои соседи. 1961

Джавахарлал Неру, премьер-министр Индии, обращал внимание на то, каким скромным и сдержанным человеком был Святослав Николаевич. «Он никогда не стремился куда-либо пробиться, но спокойно работал, повинуясь своему гению, стараясь привести себя в гармонию с тем окружением, в котором находился, были ли это снежные пики Гималаев или же красная земля Малабара, или какая-либо иная часть Индии. И, настраивая себя на контакт с этим окружением, с одной стороны, и, с другой, охватывая все стили и направления, будущее, прошлое, настоящее, он стремится соединить их в единое сложное целое».

Немало слов можно посвятить тематическому разнообразию искусства С. Рериха и его творческим экспериментам. Так, в своем сочувственном внимании к жизни Индии темы для живописи он находит среди своих ближайших индийских соседей: это мать и дитя, крестьянские заботы, борьба его соседей с природой – самые разнообразные аспекты окружающей его жизни преобразуются на его полотнах в идею непреходящего значения вечной повести о простых каждодневных трудах человеческих. Похоже, его интересует не столько сам человек, сколько его роль в жизненном цикле Индии. В серии «Мои соседи» или «Мой дом», а также в других картинах, в которых разыгрывается спектакль человеческой жизни, безымянные, но незабываемые его исполнители представлены на фоне исконного пейзажа, с ничем не нарушаемым единством ярких красок и рисунка. Эти работы более чем какие-либо другие позволяют осознать огромное разнообразие палитры художника. Кажется, что эти картины настолько наполнены светом и воздухом, что человеческие фигуры утрачивают свое земное качество. Они скользят или плывут, как упомянутые участники жизненной повести, которая является отчасти видением, отчасти реальностью.

Канченджанга утром. 1952

Конечно же, Святослав Рерих, с его взглядом художника и созерцательностью философа, сумел охватить величественную панораму Земли и ее красоты. Объездив всю Индию, проникшись настроением ее разнообразной природы, он увековечил ее на своих полотнах в бесконечных вариациях, в более лирических или же более драматических тонах. В струении красок заката или рассвета, в Канченджанге утренней, или же всплывающей из туманного моря облаков, в закованной льдом, касающейся безмолвия горной стране – всюду его краски и виды напоминают гималайские этюды Николая Рериха. В сотнях эскизов и законченных картин Святослав, продолжает сагу своего отца, дорастая до обобщающего, синтетического видения: «Искусство суммировать впечатление – это осуществление синтеза. Синтез – это всесторонний охват проблемы или предмета, сведенный к его основной сути, но с учетом всех существенных факторов. Дать этот великий синтез в живописи и будет раскрытием подлинной цели искусства. Чем выше культурный уровень художника, тем полнее его понимание предмета и тем глубже его внутреннее видение» (Рерих С. «Искусство и Жизнь»).

Тибетские ламы. 1924

Среди художественного наследия, оставленного художником, значительную часть составляют портреты. Свое незаурядное дарование в области портретной живописи он обнаруживал, когда ему не было еще и двадцати лет. С годами его талант портретиста пышно расцвел. Его картины, представляющие «народ», – те типы, которые он любит запечатлевать со времени своей первой поездки в Индию: горцы приграничных индийских районов; странники на деревенских придорожных тропах; ламы Севера; дети; садху – каждое из этих захватывающих внимание изображений, где центральная фигура почти всегда превышает натуральную величину, дышит смехом или лукавством, или юмором, или же крестьянским терпением, – все живо и ярко показывает спектакль человеческой жизни.

Лакшамма. 1974

Пандит Джавахарлал
Неру. 1942

Портреты С. Рериха наделены мощным чувством устойчивости и равновесия. Его головы и руки отличаются безупречным рисунком, лица выписаны с изяществом и чувствительностью, но вместе с тем их трактовка достаточно энергична, они полны жизни. Стоит взглянуть, например, на женские портреты («Асгари М. Кадир», «Лакшамма»), чтобы понять, что способности художника вживаться в изображаемый образ необычайно велики. Ни единым движением кисти он не грешит против естества – будь то одетый в лохмотья тибетский нищий или дама из высшего света, со всеми ее сложными и пышными нарядами и украшениями, передача фактуры которых требует очень тщательного письма. Очевидно, что им руководит идеал красоты, о котором он говорит как о руководящем принципе работы художника: «Привносить красоту в нашу жизнь, раскрывать элемент красоты в том виде, в каком он существует или проявляется в нашей эпохе, – вот основные проблемы, с которыми сталкиваются все истинные художники, и так было во все века. Раскрытие, отражение жизни вне сферы красоты – это очень ограниченный подход. Ведь именно пророческое видение, проекция духа художника становится для человечества тем ориентиром, который стоит на страже его эволюции определенного периода. Художник видит и выявляет для нас те великие прототипы красоты, которые оформились в мире субъективного, в мире идей».

Ставшие уже знаменитыми портреты кисти С. Рериха включают изображения некоторых исторических деятелей и личностей прошлого столетия – таких, как его жена Девика Рани, выдающаяся индийская актриса, или же великие вожди Индии, среди которых пандит Неру, д-р Радхакришнан, д-р Равасвами Айяр и др. Здесь безошибочное и потрясающее чутье художника подкрепляется его философским осмыслением исторической фигуры.

Н.К.Рерих
со священным
ларцом. 1928

Особо следует сказать о серии портретов, написанных Святославом Николаевичем со своего отца, начиная с величественного изображения, висевшего в Музее Рериха в Нью-Йорке: Николай Рерих в изысканном восточном одеянии держит прекрасный старинный ларец, в котором хранится чудесный талисман – обладатель сокровенной силы. Всего Святослав написал около 30 портретов отца, став творцом художественного повествования о великом деятеле современности, который положил все свои силы на алтарь служения человечеству. В каждой из этих работ – в обликах мудреца, ученого, художника – присутствует некое свечение, поразительно реальное в выражении характеристики образа, в равной степени пульсирующее в его почти осязаемом сиянии и в воплощении духовного облика. Эти работы поистине достойны их предмета!

Иконография портретов матери Святослава Николаевича – Елены Ивановны Рерих – насчитывает три живописных работы 1931 и 1937 годов и один рисунок. Но они не менее значительны, чем портреты отца. Елена Ивановна была красивой женщиной. Ее лучистые карие глаза, тонкие черты лица, улыбка, пышные волосы, каштановые с сильной проседью, румянец на слегка смугловатой коже, быстрая, легкая походка – прекрасным был весь ее облик, свидетельствующий о царственности духа. «Царственность духа заключается в огненном сознании, именно, как дисциплина духа, как утвержденный синтез и как явление широты понимания. ...Невозможно ошибиться в потенциале царственного Носителя Огня. Мы знаем этих великих подвижников, которые насыщают пространство и окружающее своим огнем и вдохновляют на подвиг...» (Агни Йога, Мир огненный, ч.3, 41).

Елена Ивановна Рерих. 1937

Мы не можем вполне судить о замысле одного из портретов Е.И. Рерих 1937 года. Художник экспериментировал с красками, грунтом и технологией нанесения. Все это сыграло негативную роль в дальнейшей сохранности работы. К тому же она сильно пострадала от влажного климата Индии. Усилиями отечественных реставраторов портрет был восстановлен, но он явно уступает по своей глубине, по насыщенности деталями другому портрету, выполненному в том же году по указанию духовного Учителя Елены Ивановны.

На картине изображена необыкновенная женщина, познавшая Огненную Йогу, ставшая Космическим Сотрудником. Перед ней на столе – ларец, книга, свежая роза – символы, говорящие о знании духа, о владении сокровенными тайнами. Фон портрета глубоко продуман, его содержание перекликается с внутренней сущностью модели, он воистину «живой» – пейзаж со скалой, водопадом, декоративно изогнутым стволом дерева, с сумраком тропического леса, сквозь густую листву которого виднеются красные пагоды. Некое значащее для Елены Ивановны место? Связано ли оно с Кришной, скульптура которого расположена с правой стороны портрета? Обращают на себя внимание нетрадиционные для облика Кришны форма ушей и характерное выпячивание темени – ушниша, обычно используемые в изображениях Будд и Бодхисаттв как символы их всеслышания и всеведения. В этом образе прослеживается связь между божеством, воплощенным в Индии задолго до начала нашей эры, и Майтрейей – водителем наступающей эпохи, вечным спутником той, которую Он именовал Матерью Огненной Йоги.

Асгари М. Кадир. 1941

Работы С. Рериха в портретном жанре ближе, чем многие другие его произведения, к традиционной, реалистичной живописи. Свое понимание реалистичности в искусстве художник пояснял так: «Реализм, как Вы знаете, – это основа всего искусства, в то время как его развитие и высшая точка лежат только в идеализме. Подражание, копирование Природы необходимо до известной степени, но все высшее искусство начинается там, где кончается подражание Природе, копирование натуры. С развитием творческой способности и ничем не скованного воображения художник уже не жаждет следовать внешним формам, но находит удовольствие в том, чтобы изображать их согласно своему внутреннему видению».

Вечное стремление к высшему идеалу, без которого любой творческий акт не может завершиться созданием прекрасной земной формы, позволяет Святославу Рериху воплощать наиболее сокровенное. Его искусство по сути своей глубоко религиозно. Но, свободные от условностей, космическое видение Веданты и нравственные устои Христианства выражены в нем в согласии с современным научным опытом. Это здоровое, глубоко нравственное искусство, которое корнями своими уходит в прошлое, живет настоящим и верит в будущее, искусство, которое обнимает собою все сущее как проявление множества ликов Единой Вечности.

Иаков и Ангел. 1940

В картине «Иаков и Ангел» – в яростном вихре света и тьмы – показана борьба библейского патриарха с Архангелом: тень от человеческой фигуры сжата и все же крепко держит своего божественного противника, который склонился над ним, охватив своего хрупкого противоборца могучими крыльями Света. Этот неистовый вихрь борьбы между Человеком и Божественным отражается в темном океане синих волн, в размытых очертаниях гор и тяжелых облаков, и, не исключено, – в виде космической катастрофы в далекой Галактике, когда рождается новая Вселенная. И действительно, рождается новая вселенная – явление Бога в человеке, ухватившегося за Божественное милосердие: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня!» Борьба между духом и материей, жизнью и смертью, рождением и возвращением всех вещей в единое лоно, ритм Вселенной – вечный закон эволюции сущего.

Однако это отнюдь не означает, что Святослав Рерих слеп к катастрофам нашего времени, борьба Иакова – это битва в рождении духа. Означает ли это тогда, что катастрофы нашего времени также представляют собой муки иного перерождения? «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода».

Из сопереживания художника этим мукам, из ярого желания увидеть человека и Землю преображенными родился грандиозный триптих, апокалиптическое видение тех ужасов, через которые мы проходим в последние десятилетия и через которые, быть может, нам придется проходить снова и снова, пока сроки не исполнятся.

Триптих «Распятое человечество». 1939-1942

Прелюдия («Куда ты идешь, человечество?») – массы людей спасаются бегством от неведомой надвигающейся опасности, изнеможенная женщина и старик опускаются на обочину в тоске и отчаянии. Но нет никакого выхода. Под душным зеленоватым небом со всех сторон нависают крутые громады новых неизвестных проблем и сил, готовые в любой момент обрушиться на отчаявшиеся массы. Убитая безысходностью женщина напоминает кающуюся Марию Магдалину, или Блудницу, перед Христом. Некогда она могла быть модной светской дамой, теперь же, в час приближения беды, она проходит через муки совести, которые приуготовят ее сердце к божественной любви.

Затем бедствие вырывается на простор («Распятое человечество»): ангелы Апокалипсиса изливают чаши Божьего гнева на землю, образуя один большой купол, под которым силы накопленного зла отделяют человека от божественного и оборачиваются человеческим разрушением. Солдаты строем идут на кровопролитие, женщины взывают в яростном протесте, отчаянной молитве или безропотном смирении. На переднем плане, занимая почти всю сцену, – мертвое тело молодого человека падает перед двумя едва заметными с правого края женщинами, наклонившимися с состраданием и любовью над его искаженным лицом. Фигура молодого человека напоминает мертвого Христа, снятого с креста, – Того, кто рождается в каждом из нас в час жертвы и самоотречения, и к Кому мы возвращаемся в момент нашего спасения.

И, наконец, эпилог («Освобождение») – кипящий ад, в котором души тщетно пытаются освободиться от рабства, мучений и отчаяния. Здесь восстающая из бездны с огромным и вместе с тем бесполезным усилием фигура человека – микеланджеловский Раб, вечный символ человеческого духа, тщетно борющегося со слабостями плоти, пока Милосердие Господне, дух Истины и Любви, не придет ему на помощь. И эта помощь спешит – стоит только воздеть очи к небу! – в виде Света Христа, сошествующего во тьму в окружении четырех Херувимов. Группа едва обозначена в окружающем ее сиянии. Мир, излучаемый Творящей Любовью, ощутим сильнее в контрасте с мягким светом, пробивающимся в густую мрачную тьму ненависти и борьбы.

«Бога никто никогда не видел, но если мы любим друг друга, Бог пребывает в нас». Божественный Принцип, Бог Отец, Парабрахман индийской мысли, находится за пределами человеческого познавания, но также и Логос может быть ощутим только в своем оживотворяющем, просветляющем действии. И нет другого такого действия, где мы можем испытать Божественную Любовь столь сильно, как любовь жертвенная и страдающая в человеческой трагедии. И если распятие было высшим испытанием миссии Христа, Мать скорбящая, оплакивающая бездыханное тело своего сына, является самой волнующей из всех христианских и, пожалуй, всех религиозных тем. Не удивительно, что искусство Святослава Рериха обращается к теме Пиеты. Воспитанный в православной Святой Руси, он возвращается, через современную науку и азийскую философию, к древним символам, но символам, которые в ходе этого странствия поднялись от традиционных формул до Огненных Вех Жизни Духа.

Пиета. 1960

Ты не должен видеть этого пламени. 1968

«Пиета» («Скорбящая») написана Святославом Рерихом в год смерти брата Юрия Николаевича. Библейская тема – оплакивание Христа – послужила средством для раскрытия глубоких душевных переживаний самого художника. Он вводит в картину вторую женскую фигуру, и дает своей трактовке такое объяснение: «Это – общечеловеческая тема. Герой, жертвующий своей жизнью ради других. Рядом его мать и любящая женщина, которые, так или иначе, принимали участие в подвиге, готовили к нему героя. И может быть, их горе сильнее, чем страдания самого погибшего. Кто в состоянии измерить глубину горя матери или любящей женщины, теряющих самое для них дорогое? И это повторяется в жизни всегда и всюду. Героический подвиг – не удел одиночек. К героическому поступку всегда причастны многие люди. И если этот поступок завершается чьей-то гибелью, то переживается она также многими. Поэтому нет в жертвенности безысходного горя, и розовый луч, который пронизывает на картине тьму, – это луч надежды, залог победы тех, кто поднимает людей на подвиги и кто идет на них».

Куда идешь,
брат мой? 1938

Несомненно, наш век – это время апокалиптических столкновений. Некоторые из ранних работ Святослава Рериха свидетельствуют о его размышлениях на тему того жизненно важного выбора, который должен сделать человек. Но более мягкое, спокойное, медитативное отображение этой темы в таких его работах, как «Куда идешь, мой брат?» или «Слова Учителя», приобретает драматическое напряжение в поздних произведениях – в пророческих картинах «Ты не должен видеть этого пламени» и «Воззри, человечество!», где в час решающий земное человечество пытается вырваться из тьмы, в которую его погрузило вечное противоборство со своим высшим «Я». В этих и многих других мистических композициях на тему спасения и воскресения С. Рерих, сострадающий в духе, возвышает свой голос художника до того сурового предупреждения, которого требует наше время и от которого художник, в своей роли провидца, не может уклониться. «... художник должен быть... пророком, настроенным на звучание извечных сил, способным вчитываться в эволюционные течения. ...Не может быть пределов у сферы проникновения художника, так же как не может быть предела проникновению философа в таинства жизни и сил Вселенной» (Рерих С. «Искусство и Жизнь»).

Ангел вновь вострубит. 1976

Одной из последних работ, звучащих предостережением человечеству, является картина «Ангел вновь вострубит» (1976). Изображенный на ней Ангел указывает на круг, в котором заключены три фигуры – три «сущности» человека. Физический мир или физическое тело символизирует фигура в красном одеянии, рассудок или низший манас – фигура в зеленом, а центральная фигура – сердце человека, обитель духа. На центральной фигуре золотые одежды, и все существо ее устремлено вверх. Подчинение первых двух фигур «сердцу» очевидно, особенно «тела», которое склонилось перед ним даже ниже «рассудка». Властвует сердце, руководит сердце, и отблеск золота его одеяния лежит на одеждах и крыльях двух подчиненных фигур. Почему сердце в золотом одеянии? «Червонный золотой свет, наполняющий сущность внутреннюю, обозначает вооружение сердца. Как внешний круг ауры из пурпура становится рубиновым, так Серебряный Лотос сердца вспыхивает взрывом червонного золота, когда дух облекается в крайний доспех. … Но, конечно, червонный золотой свет достигается не легко и требует длительного подвига» (Агни Йога, «Сердце», 182). На картине предопределено неизбежное, то, что жизненно необходимо для выживания человечества, – возвышение сердца и напряжение всех духовных сил. Ангел указывает на круг с настойчивостью, которая читается в его взгляде. Это, скорее, даже не указ, а приказ человечеству – возвышение сердца! В Учении Живой Этики сказано: «Век Майтрейи – Век сердца!»

Возлюби ближнего своего.
(Господом твоим). 1967

Иначе распахивает окно в будущее перед отчаявшимся человечеством полотно «Возлюби ближнего своего. (Господом твоим)». В одном-единственном образе в нем передана программа действий человечества на всю грядущую эпоху: здесь и необходимость избавления от темного настоящего, и надежда на светлое грядущее, и спасение через рождение в сердце самоотверженной, жертвенной любви, и сближение с миром духа при условии следования его законам. На полотне размером 112 x 214 см перед зрителем предстает фигура Христа – вечно сущего воплощения бесконечной Любви, Того, кто милосердие и сострадание ставит условием выживания человечества, залогом построения нового мира. В этой работе С. Рерих создает не только новый, отличный от канонического, лик Спасителя, но символически утверждает новое мировоззрение:

«Скажу очень важное.

Канон: "Господом твоим" – основание Нового Мира. Прежде читали: "И возрадовался дух мой о Боге Спасе моем", теперь же скажите: "И возрадовался дух мой о Боге Спасе твоем".

Торжественно Говорю: в этом спасение. "Господь твой, живи!" – так скажите каждому и, обменявшись Господом, пойдите к Единому.

Там, где можно увязнуть, там можно мягко ступать, если без отрицания. Там, где можно задохнуться, там можно пройти, поминая Господа твоего. Там, где почитание материи, там лишь ею можете пройти, но возвеличив земную материю до Космоса. Главное, не надо только привязанности к Земле.

Почему легенда о хождении Христа в ад? Учитель обратился к низшим слоям астрального мира и сказал: "Почему мыслями о Земле вечно себя к Земле привязывать?" И многие возмутились и воспрянули выше.

Так найдите Господа каждого и возвеличьте Его. Можно понять разумом, но важно – в улыбке духа. Когда самое трудное становится легким, как полет птиц, сами камни соединяются в свод – и каждому явится Христос Каменщик». (Агни Йога, Озарение ч. II, VIII, 2).

Как художник и как человек, Святослав Рерих не признает непроницаемых для сердца и ума границ. Благодаря своим человеческим достижениям он продолжает изливать свет на свой век и обогащать своим творчеством жизнь своих собратьев. Как личность, он осуществил в своей жизни сказанное его отцом: «Мост Красоты ведет к новому пути».

ЛИТЕРАТУРА

  1. Рерих С. Искусство и Жизнь / Пер. с англ. Т. В. Кожевниковой, И. И. Нейч – М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк. – 2004. – 330 с: 149 ил.
  2. http://gallery.facets.ru/
  3. http://kuzbassro.narod.ru/1/lms/2008/lms_68_dec2008_5.htm
  4. http://www.tanais.info/art/roerichsbg.html

RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика