НЕСКОЛЬКО ИСТОРИЙ ИЗ ЖИЗНИ СВЯТОГО ФРАНЦИСКА

Франциск Ассизский — одна из самых удивительных фигур в истории христианства. Он провозгласил идеал «бедного жития» и организовал нищенствующий монашеский орден, названный его именем. По словам папы Иоанна Павла II, Франциск Ассизский «предлагает христианам пример самого настоящего и полного уважения к целостности творения. Друг бедных, любимый тварями Божьими, он призывал всех — животных, растения, природные силы, а также братца Солнце и сестрицу Луну — воздать почести и восхвалять Господа».

«...в своем высшем духовозношении Он приближался к Вышнему. В необычной мощи сознания Он сливался с Господом. Он знал высокую мощь сердечной молитвы, которая единственно может привести к действительной любви. Для Него любовь была не отвлеченность, но насущное питание Его духа». (Рерих Н.К. Любовь непобедимая)

«Цветочки Франциска Ассизского» — это собрание «чудес и благочестивых примеров из жизни этого святого и его сподвижников, замечательный памятник итальянской литературы начала ХIV века.

Как Святой Франциск, идя с братом Львом, объяснил ему, что есть совершенная радость

Однажды зимой, когда Святой Франциск шел с братом Львом из Перуджи в обитель Санта-Мария дельи Анджели и сильно страдал от холода, окликнул он брата Льва, шедшего впереди, и сказал ему: «Брат Лев. Если бы во всех пределах братья-минориты являли собой пример истинной святости и добродетели, напиши и особенно подчеркни — не в этом была бы совершенная радость».

Немного времени спустя Святой Франциск окликнул брата Льва во второй раз: «O брат Лев, если братья-минориты могли бы заставлять ходить увечного, выпрямлять горбатого, изгонять бесов, возвращать зрение слепому, слух глухому, речь немому, совершать множество чудес, даже если бы они умели воскрешать мертвых на четвертый день после смерти, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».

Вскоре он воскликнул вновь: «O брат Лев, если бы братья-минориты знали все языки, были бы сведущи во всех науках, если они могли бы толковать Писание, если бы они обладали даром предвидения и могли бы постигать не только будущее, но и тайны совести всех людей и всех душ, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».

Сделав несколько шагов, он воскликнул вновь громким голосом: «O брат Лев, ягненочек Божий! Если братья-минориты могли бы говорить на языке ангелов, если они могли бы толковать положения звезд, если они разбирались бы в травах, если бы все сокровища земли были открыты им, если бы они знали всех птиц во всем их множестве, всех рыб, всех животных, людей, деревья, камни, коренья и воды, напиши, что не в этом была бы совершенная радость».

Вскоре он воскликнул вновь: «O брат Лев, если братья-минориты умели бы такой дар проповедников, что от проповедей их все неверные обратились бы в веру Христову, напиши, что и не в этом была бы совершенная радость».

И вот, когда, беседуя таким образом, прошли они две мили, брат Лев, весьма удивленный, спросил Святого: «Отец, молю тебя, научи меня, что же есть совершенная радость».

Святой Франциск отвечал: «Если, когда мы придем в обитель Санта-Марии дельи Анджели, промокшие под дождем и трясущиеся от холода, покрытые грязью и обессилевшие от голода, если, когда мы постучимся в ворота, привратник придет злой и спросит нас, кто мы такие; если мы скажем ему: «Мы двое братьев», а он ответит сердито: «Вы говорите неправду, вы просто самозванцы, пришедшие, чтобы обмануть мир и украсть милостыню у нищих. Уходите, я сказал!»; если после этого он откажется открыть нам и оставит нас снаружи, беззащитных перед снегом и дождем, страдающих от холода и голода, в ночи, вот тогда, если мы примем такую несправедливость, такую жестокость и такое оскорбление терпеливо, без досады и жалоб, смиренно и милостиво, понимая, что привратник на самом деле знает нас, и что это по воле Бога он так говорит против нас, напиши, о брат Лев, это и есть совершенная радость.

И если мы постучимся вновь, и привратник выйдет в ярости, чтобы прогнать нас, ругаясь, и вытолкает нас, как если бы мы были подлыми проходимцами, говоря: «Прочь, презренные грабители! Ступайте в приют, ибо здесь вы не получите ни еды ни ночлега!», и если мы примем все это с терпением, с радостью и с милостью, о брат Лев, напиши, что это подлинно совершенная радость. И если побуждаемые холодом и голодом мы постучимся вновь, позовем привратника, со слезами умоляя его открыть нам и дать приют ради любви к Богу, и если он выйдет еще более рассерженный, чем раньше, восклицая: «Упрямые негодники, я разберусь с ними, как они того заслуживают», и, взяв узловатую палку, схватит нас за капюшоны, повалит на землю, вываляет нас в снегу и будет бить нас, раня сучками палки, если мы снесем все эти несправедливости с терпением и радостью, думая о страданиях нашего Благословенного Господа, которые мы разделим с ним из любви к Нему, напиши, о брат Лев, это, наконец, и есть совершенная радость.

А теперь, брат, слушай главное. Превыше всех милостей и даров Святого Духа, кои Христос дарует друзьям своим, есть дар побеждать себя и охотно принимать из любви ко Христу все страдания, все несправедливости, неудобства и испытания; ибо мы не можем славиться всеми остальными дарами, видя, что они происходят не от нас, но от Бога, по словам Апостола — «Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?» Но, неся Крест бедствий и несчастий, можем мы обрести славу, ибо, как опять же сказал Апостол, «я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа».

Как Святой Франциск поучал брата Льва, как тому следует отвечать, и как последний ничего не говорил, кроме того, что противоречило поучениям Святого Франциска

Однажды, при самом начале Ордена, Святой Франциск был с братом Львом в одном монастыре, где не было ни одной книги, по которой можно было бы совершать богослужение. И вот, когда настал час Заутрени, Святой Франциск сказал брату Льву: «Возлюбленный брат мой, у нас нет Требника, по которому мы могли бы отслужить Заутреню, но, дабы совершить службу Господу, я буду говорить, а ты станешь отвечать мне, как я тебя научу. И остерегайся изменить слова, которые я повелю тебе говорить.

Я начну так: «O брат Франциск, свершил ты так много зла и предан столь многим грехам мира, что достоин только ада», а ты, брат Лев, ответишь мне: «Сие есть подлинная правда, что место твое в глубинах преисподни». И Брат Лев сказал, с простодушием голубя: «Охотно совершу сие, Отец; начинай во имя Господне».

Святой Франциск начал так: «O брат Франциск, ты совершил так много зла и предан столь многим грехам мира, что достоин только ада». И брат Лев отвечал ему: «Бог совершил столь много добра через тебя, что ты подлинно будешь пребывать на Небесах».

«Не говори так, брат Лев, — сказал Святой Франциск, — но когда я скажу «брат Франциск, ты совершил так много зла против Господа, что должно тебе быть Им проклятым», ты ответишь «да, воистину, должно тебе пребывать среди проклятых». И Брат Лев отвечал: «Весьма охотно, о Отец мой».

Тогда Святой Франциск, со слезами и вздохами, бия себя в грудь, воскликнул громким голосом: «О Господь небес и земли, я совершил так много грехов против тебя, столько беззакония сотворил, что желаю быть проклятым тобой». И брат Лев отвечал: «O брат Франциск, Господь соделает тебя среди благословенных единственным благословенным».

И Святой Франциск, весьма удивленный тем, что брат Лев отвечал совсем не так, как он ему велел, упрекал его, говоря: «Почему отвечал ты не так, как я тебе указал? Велю тебе, ради святого послушания, делать так, как научу тебя. Когда я скажу: «о грешный Брат Франциск, думаешь ли ты, что Бог помилует тебя, когда ты столь согрешил против Отца Милосредия, что не достоин снискать милосердия Его», тогда ты, брат Лев, ягненок мой, станешь отвечать: «Ты не достоин снискать милосердия».

Но когда Святой Франциск начал повторять «о грешный Брат Франциск» и так далее, брат Лев отвечал: «Бог Отец, Чье милосердие бесконечно больше твоих грехов, окажет великую милость тебе и наградит тебя многой благодатью». На это отвечал Святой Франциск со смиренным гневом и терпеливым нетерпением, говоря брату Льву: «Как смеешь ты противиться послушанию? Почему ты столь часто отвечал мне не так, как я велел тебе?» С великим смирением и почтением брат Лев ответил: «Бог ведает, Отче, что я каждый раз в сердце моем твердо решал отвечать так, как ты велел мне, но по воле Господа я отвечал так, как было угодно Ему, а не так, как желал я».

Тогда Святой Франциск, пораженный, сказал брату Льву: «Умоляю тебя, возлюбленный брат, в этот раз отвечай так, как я тебе велел». И брат Лев сказал: «Говори, во имя Господа; на этот раз я точно отвечу тебе так, как ты желаешь». И Святой Франциск, рыдая, сказал: «O грешный брат Франциск, думаешь ты, что Господь помилует тебя?» И брат Лев отвечал: «Не только помилует, но и наделит особыми дарами. Он возвысит тебя и прославит тебя во всей вечности, ибо тот, кто унизится, возвышен будет. А я не могу говорить иначе, ибо это Господь говорит моими устами».

После этого в смирении они бодрствовали до утра во многих рыданиях и душевном утешении.

Как Брат Массео говорил Святому Франциску, подшучивая над ним, что мир пошел за ним; и как Святой Франциск отвечал, что это воистину так и есть — дабы смутить мир и по благодати Божьей

Святой Франциск некогда жил в Монастыре Порциункулы с Братом Массео из Мариньяно, человеком великой святости и великих знаний, часто общавшимся с Богом, за что пользовавшимся большой любовью Святого Франциска. Однажды, когда Святой Франциск возвращался из леса, где он молился, Брат Массео, желая испытать кротость Святого, вышел ему навстречу, восклицая: «Почему за тобой? Почему за тобой?»

На что Святой Франциск ответил: «Что такое? О чем ты говоришь?»

Брат Массео отвечал: «Я спрашиваю, почему весь мир следует за тобой? Почему все люди желают видеть тебя, слышать тебя и повиноваться твоим словам? Ты не миловиден, не учен, не высокороден. Как это стало, что весь мир следует за тобой?»

Святой Франциск, слыша эти слова, весьма возрадовался в душе, возвел глаза к небу и долгое время оставался с разумом и душой, обращенными к Богу.

Затем, придя в себя, он встал на колени, возблагодарил Бога с великим душевным жаром и, обращаясь к Брату Массео, сказал: «Ты желаешь знать, почему все идут за мной? Это оттого, что Господь, сущий на небесах, видящий зло и добро во всех местах, — оттого, говорю я, что Его святые очи не нашли среди людей грешников более низкого, более недостойного, более грешного, чем я. И для свершения тех чудесных деяний, которые Он замыслил совершить, Он не нашел на земле создания более подлого, чем я. Он выбрал именно меня, дабы смутилась знатность, величие, сила, красота и мудрость мира и дабы знали люди, что всякая добродетель и всякое благо от Него, а не от твари, что никто не обретет славы перед Ним. Но если кто-либо славится, то слава его в Боге, которому принадлежит вся слава в вечности».

Тогда Брат Массео, услышав такой смиренный ответ, данный с таким пылом, был весьма впечатлен и убедился совершенно, что Святой Франциск исполнен подлинной кротости и смирения.

О чудесной проповеди, которую Святой Франциск и Брат Руффино произнесли в Ассизи

Брат Руффино, постоянно пребывая в созерцании, был так поглощен мыслями о Боге, что стал почти бесчувственен ко внешним вещам, и говорил крайне редко. К тому же он никогда не обладал даром слова, не был красноречив и не отличался самообладанием. Несмотря на это Святой Франциск приказал ему однажды идти в Ассизи и проповедовать людям то, что Господь ему укажет.

Брат Руффино противился этому, говоря: «Честной отче, молю, прости меня и пошли какого-нибудь другого брата вместо меня. Ибо ведомо тебе, что я не оделен даром проповеди, ибо прост я и несведущ». На сие Святой Франциск отвечал: «Поскольку ты не повиновался немедленно, я велю тебе — скидывай свою рясу и свой капюшон, ступай в Ассизи, войди там в церковь и проповедуй людям. И совершишь сие ради святого послушания».

Получив сие повеление, брат Руффино скинул рясу и капюшон, пошел в Ассизи и, войдя в церковь, поклонился алтарю, взошел на кафедру и стал проповедовать людям, которые, видя его столь странно одетым, смеялись над ним, говоря: «Эти люди столь усердствуют в своих епитимьях, что совсем выжили из ума».

Тем временем Святой Франциск, размышляя о том, с какой поспешностью брат Руффино, один из благороднейших людей Ассизи, подчинился его суровому приказу, упрекал себя, говоря: «Как мог ты, скромный сын Петра Бернардоне, послать одного из самых видных людей Ассизи проповедовать людям в таком виде, словно он сумасшедший? Да простит тебя Бог! Тебе следует совершить то же самое, что ты приказал сделать ему».

И незамедлительно скинув рясу и капюшон, с великим пылом он пошел в Ассизи, взяв с собой брата Льва, который нес одежду его и брата Руффино. Жители Ассизи, созерцая его в таком виде, осыпали Святого бранью, решив, что он и брат Руффино сошли с ума от своей великой епитимьи.

Святой Франциск вошел в церковь, когда Брат Руффино говорил следующие слова: «O возлюбленные, бегите мира, оставьте грех. Воздавайте каждому человеку, что ему следует, если желаете избежать ада. Держитесь заповедей Божьих и возлюбите Господа и ближних своих, если желаете войти в Царствие Небесное».

Тогда Святой Франциск взошел на кафедру и начал проповедовать столь прекрасно о святой епитимье, о мире, о добровольной бедности, о надежде на жизнь вечную, о наготе Христа и Страстях нашего Благословенного Спасителя, что все, кто слушал его, мужчины и женщины, стали горько плакать, жестоко терзаясь угрызениями совести. И во всем Ассизи Страсти Христовы были почтены, как никогда прежде. И люди были весьма наставлены сим деянием Святого Франциска и брата Руффино.

Тогда Святой Франциск укрыл брат Руффино рясой и оделся сам и вернулся в обитель Порциункулы, славя и хваля Бога, который, в назидание стаду Христову, подал им благодать дар победы над собой и отречения от себя, и дал людям, чрез их пример, увидеть, как следует отвергать мир. И с того дня люди столь почитали их, что те, кого касался хотя бы край их облачения, уже считали, что получили благословение.

Как Святой Франциск разъяснил брату Льву чудесное видение, которое было тому явлено

Однажды, когда Святой Франциск был тяжко болен, брат Лев, молясь у его ложа, впал в экстаз, и душой перенесся к великой, широкой и быстрой реке. И увидев людей, кои переправлялись через нее, заметил он, как несколько братьев вошли в реку с тяжким грузом. И были они унесены потоком и потонули. Некоторые ухитрились пройти треть пути. Другие достигли середины течения. Но никто не мог выдержать напора воды, все падали и тонули.

И увидел он, что пришли другие братья. Эти ничего не несли на своих спинах, но все несли на себе знаки святой бедности. Они вошли в реку и перешли на другой берег без малейшей опасности для себя. Увидев сие, брат Лев пришел в себя. И Святой Франциск, зная в душе, что брату Льву было видение, подозвал его и спросил, что он видел.

Когда брат Лев рассказал о своем видении, Святой Франциск сказал: «То, что ты видел, есть сущая истина. Великая река — есть мир. Братья, кои были нагружены — суть те, кто не следовал своему евангельскому предназначению и не исповедовали великую добродетель бедности. Те же, кто пересек реку — суть те, кто не искал земных богатств в мире сем, кто довольствовался едой и одеждой и следовал за Христом, обнаженным на кресте, неся охотно и с радостью Его сладостное и легкое ярмо и возлюбя святое послушание. Сии с легкостью проходят через жизнь земную к жизни вечной».

Источник: «Цветочки Святого Франциска Ассизского». – Санкт-Петербург, Азбука-Классика. – 2012.

Читайте также:  Биографию святого Франциска Ассизского – католического святого, учредителя названного его именем монашеского ордена, его жизненный путь, духовные подвиги.


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика