АГНИ ЙОГА О ДЕТЯХ

В книгу «Агни Йога о детях» (составитель – Сергей Кисель) вошли цитаты из книг Учения Живой Этики, касающиеся развития, воспитания и образования детей. Формат издания – А5, 200 стр. Распространяется бесплатно, доставка по странам СНГ также бесплатная. Заказать книгу можно по электронной почте, в теме письма указывать «Агни Йога о детях».

Предисловие от составителя

Агни Йога или Живая Этика – высочайшее учение жизни – было передано в начале ХХ века через выдающуюся русскую женщину, философа, писателя, общественного деятеля – Елену Ивановну Рерих Величайшими Духами, называемыми ею в своих письмах «истинные Спасители рода человеческого», которые пришли с высших планет (Венеры и Юпитера) на Землю в конце Третьей расы для ускорения эволюции человечества.

При изучении Агни Йоги меня всё больше волновало то, что с малых лет нас не учили и не учат тому, к чему должен стремиться человек. Стремясь к техническому прогрессу, человечество оставило духовное развитие и не уделяет должного внимания духовному воспитанию.

Поскольку я являюсь отцом двоих детей, меня тревожит то, что с экранов телевизоров, кино, в компьютерных играх и т. п. навязывается жестокость, грубость, насилие, в которых буквально погряз сегодняшний мир. А дети впитывают весь этот негатив, как губка. Поэтому с каждым днем усиливается желание защитить, уберечь наших детей от этого негатива.

В книгах Живой Этики дается много советов, чему нужно учить детей – как с младенчества, так и в школах. Но до того времени, когда данные заветы дойдут до сознания масс и до тех пор, пока основы Учения не будут преподаваться в школах и других образовательных учреждениях, семья должна взять на себя обязанность и ответственность за воспитание подрастающего поколения.

Начиная с детского сада, мы должны прививать нашим детям те качества, без которых человечество не сможет существовать дальше. Дети учатся глазами, учатся на поступках родителей и взрослых. Следовательно, в первую очередь нужно начать с самого себя.

О ВЫСШЕМ ВОДИТЕЛЬСТВЕ

  1. ... следим за детьми с колыбели и взвешиваем их лучшие мысли по всему миру. Конечно, не часто дух доходит до развития, и число отпавших велико, но, как саду прекрасному, Радуемся мысли чистой. Потому не удивляйтесь, что Великий Учитель повторяет простые фразы. Фиксируя эти мысли, Мы иногда даем укрепиться отличному цветку духа. Поэтому, наряду с великими космическими открытиями и мировыми событиями, Мы так же бережно растим цветы духа. (Озарение, ч.2.IV.2)
  2. Осознание Высших Сил дается не в школах, не извне, но именно живет в сердце, будучи самым краеугольным воспоминанием жизни Тонкого Мира. Можно сказать – будьте благословенны, которые сохранили в сердце самое Прекрасное. Тучи человечества от забвения самого нужного. Ночь дана как возвышение духа, но люди сказали в неведении – сон подобен смерти. Нелепо сравнивать тайну чудесную с разложением. Нужно от малых лет твердить, что сон называется беседою с Ангелами. Когда слова не нужны, тогда начинается познание сердечное. (Мир Огненный, ч.2, 96).
  3. О Мире Огненном следует говорить даже самым малолетним. Но еще раньше нужно сказать, что пустоты не существует и одиночества не бывает. Можно таким образом подойти к вопросу Покровителя и Руководителя. Дети начнут привыкать к мысли, что ничего тайного нет. Такое основание послужит им, как верная защита от страха. Особенно вредно, когда невежественные родители начинают уверять ребенка не бояться, ибо ничего нет. Такое зерно отрицания затемнит всю жизнь и надломит сознание. Ребенок отлично знает сам, что везде что-то есть. Он видит многие образы и даже огненные. К ребенку приходят играть неведомые дети и взрослые. Невежественные врачи начинают заливать эти прозрения бромом, как бы запечатывая крылья свинцом. Но не яды помогут! Только толковое объяснение действительности сделает детей здоровыми... (Мир Огненный, ч.1, 379).
  4. ... Нужно учить о существовании Иерархии Миров, которая беспредельна. Пусть дети получат хотя бы намек на красоту Беспредельности. Сперва произнесется слово, но после зародится понятие. Явление Мира Огненного – прекрасное восхищение. (Мир Огненный, ч.2, 107).

О ДЕТЯХ

  1. "Сам, сам, сам!" – восклицает ребенок, не допуская взрослых к своему занятию. Разве до семи лет ум и сердце не помнят иногда о завете самостоятельного достижения на Земле? Потом мудрые воспоминания тускнеют и часто сводятся к обратному. "Пусть вверху и внизу работают для меня", – так говорит человек, забывший о самоусовершенствовании, но ребенок помнит и защищает самостоятельность. Когда же другой ребенок шепчет – "Как мне ухитриться взять?" – он уже готов к новым опытам и завоеваниям духа. Но такие слова детей не только произносятся, но их нужно заметить и оценить. Огненное внимание может отмечать эти зовы и решения Тонкого Мира. Малое дитя утверждает: "Наконец я народился". В этом утверждении Мир Тонкий со стремлением к воплощению. Можно привести множество примеров, когда не только малые дети, но новорожденные неожиданно произносили слова огромного значения и затем снова погружались в свое предварительное состояние. Нужно развивать в себе огненную явленную память и заботливость к окружающему. Так можно собирать самые ценные сведения. (Мир Огненный, ч.1, 264)
  2. Напрасно удивляются многим проявлениям детей, помнящих свое прошлое. Именно теперь много нарождается таких явленных посредников с Тонким Миром. Они помнят о пребывании между земными жизнями, но их не умеют расспросить. Не в том дело, что они помнят о зарытых деньгах, но они могут рассказать о ценных ощущениях. Так происходит сближение двух Миров, и это обстоятельство предшествует великим событиям... (Мир Огненный, ч.3, 542)
  3. Урусвати знает, что воплощающиеся приходят на Землю с добрыми намерениями – это великий закон. Даже из низших слоев перед воплощением получается просветление о добре как об основе бытия. Но каждый аромат, даже самый лучший, не может насыщать долго пространство, так и доброе намерение распыляется под влиянием различных воздействий.

    Ребенок не зол, но очень быстро может усвоить наследие атавизма. Из мельчайших подробностей жизни могут слагаться дурные привычки, которые можно назвать вратами зла. Так исчезает просветление, коснувшееся в Тонком Мире. Нужно понять, насколько погружение в плотное тело пресекает все впечатления Тонкого Мира. Но все-таки можно собрать много показаний о жизни Тонкого Мира. Лучше всего собирать их из отдельных свидетельств людей, которые получали проблески нежданно. Среди таких показаний можно найти самые искренние, ибо человек не ждавший сам бывает поражен и выражает свои впечатления непосредственно.

    Очень поучительно расспрашивать поселян, они, находясь в природе, немало замечают, но не рассказывают, опасаясь насмешек. Так, можно утверждать, что каждый человек соприкасался с чем-то феноменальным, но разница в том, что одни обращают внимание, но другие не умеют или не желают отнестись сердечно ко всему, что за пределами их рассудка. Но мы еще вернемся к ощущениям перехода в Тонкий Мир.

    Мыслитель поучал, чтобы особенно сосредоточились на явлениях необычных. (Братство. Надземное. ч.2, 328)

О СЕМЬЕ

  1. Истинная семья есть прообраз общиножительства. Она может олицетворять сотрудничество и Иерархию, и все условия Братства. Но весьма редки такие семьи и потому невозможно сказать всем, что семья есть символ Братства. Могут ответить, что семья не есть ли символ вражды? Настолько люди привыкли не уважать дом. Потому среди вопросов воспитания обратим особое внимание на домашний быт. Без строения дома нельзя мыслить и о строении государства.

    Какое же представление о Братстве может быть у людей, не понимающих достоинства государства и дома? Никакие отдельные приказы не могут вернуть чувство достоинства, если оно стерто. Необходимо начать посев его образованием, признанием широкого познавания и точных научных изучений. Только так люди могут опять вспомнить о человечности.

    Через ступень человечности восстановится понимание Братства. (Братство, ч.1, 57)
  2. Сотрудничество должно полагаться на крепкий устав. Такое положение приучает к порядку, то есть помогает войти в ритм. Так даже в повседневной работе выражаются великие законы Вселенной. Особенно нужно с малых лет привыкать к постоянному труду. Пусть лучшая эволюция построится на труде, как на мере ценной. (Община, 8)
  3. Обстановка дома также налагает печать на всю жизнь. Даже самая бедная хижина может не оскорблять духовного чувства. Не следует думать, что пустота жизни не замечается детьми. Напротив, они очень чуют построение всего обихода, потому молитва лучше живет в чистом доме. (Аум, 70)

О ВОСПИТАНИИ

  1. Уберегите детей от всего ложного; уберегите от дурной музыки; уберегите от сквернословия; уберегите от ложных состязаний; уберегите от утверждения самости, тем более что нужно привить любовь к непрестанному знанию. Мускулы не должны забивать ум и сердце. Какое сердце возлюбит кулачные удары? (Община, 116)
  2. При воспитании сердца прежде всего выдвигается понятие труда. С первых лет устанавливается труд как единственная основа жизни, как совершенствование. При этом уничтожается представление об эгоизме труда, наоборот, присоединяется широкое понимание труда на пользу общую... (Сердце, 411)
  3. Правильны рассуждения о детском образовании, но и в этом случае упускается вопрос сердца. Между тем явление биения сердца очень близко вниманию детей. Именно детям легче всего рассказать о сокровище сердца. Считаю, что этот рассказ останется на всю жизнь, как первое восхождение. (Сердце, 575)
  4. ... Не будет ограничением, если мы признаем, что сущность человеческая слагается в Тонком Мире. Все родственные, земные накопления будут лишь внешними придатками, но зерно сущности оказывается уже внедренным среди тонкого пребывания. Матерь иногда счастливо угадывает эту сущность и начинает бережно прилагать усердие, чтобы чутко вооружить на земное пребывание.

    Но часто ли встречается воспитание сознательное и бережное? Даже лучшие наставники бывают поставлены в такие тяжкие условия, что они лишены возможности обратить внимание на личные качества учеников. Среди семей часто вопрос воспитания вообще не затрагивается, дети растут сами по себе, и ласковая рука не коснется их, и голос близкий не расскажет о мире чудесном.

    Можно настаивать, чтобы учителя пользовались наилучшими условиями, чтобы они могли всецело посвятить себя тончайшему воспитанию. Но таких государств еще не существует. Между тем, сложность жизни и научных открытий требует проникновения в напутствии детей.

    Наши Сестры много трудятся, помогая воспитанию. Малыши могут рассказать много сказок, как их посещают прекрасные женщины и даже сверстники. Явлений таких много, но взрослые не любят выслушивать детских сказок. Но такие посещения необходимы, иногда одним касанием можно напомнить о задании, принятом на себя в Тонком Мире. Много слез детских можно осушить при явлении светлом.

    Нужно для воспитания уметь шепнуть – "радость" и преобразить будни в праздник. Можно слышать, как дети получают нежданную помощь. Но велик труд Носительниц Света, работа надземная требует самоотвержения, ибо протекает в условиях самых разнообразных и нередко отвратительных.

    Мыслитель призывал матерей, чтобы они дали детям лучшие образы о мире чудесном. (Братство. Надземное. ч.2, 425)
  5. Урусвати знает, насколько западает слово в детское сердце. Особенно до семи лет можно вызвать воспоминания о Тонком Мире. Дети чувствуют, как они ощущали эту особую жизнь. Полезно спрашивать детей – не помнят ли они чего-либо особенного? Такие прикасания называются открытием памяти. Пусть с годами опять замрет память о прошлом, но все-таки останется искра прекрасного существования... (Братство. Надземное. ч.2, 172)
  6. Мечтание должно преобразоваться в дисциплинированное мышление. Уже древние мудрецы советовали матерям передавать детям сказания о героях и знакомить их с лучшими песнями о подвигах. Неужели теперь человечество откажется от этих мудрых Заветов? Мир Огненный прежде всего открыт героям и подвижникам. (Мир Огненный, ч.2, 428)

ОБ ОБРАЗОВАНИИ

  1. Образование народа надо вести с начального обучения детей с возможно раннего возраста. Чем раньше, тем лучше. Поверьте, переутомление мозга бывает только от неповоротливости. Каждая мать, подходя к колыбели ребенка, скажет первую формулу образования – ты все можешь. Не надобны запреты; даже вредное не запрещать, но лучше отвести внимание на более полезное и привлекательное. То воспитание будет лучшим, которое сможет возвеличить привлекательность блага. При этом не надо калечить прекрасные Образы, как бы во имя детского неразумения, – не унижайте детей.

    Твердо помните, что истинная наука всегда призывна, кратка, точна и прекрасна. Нужно, чтоб в семьях был хотя бы зачаток понимания образования. После семи лет уже много потеряно. Обычно после трех лет организм полон восприятий. Рука водителя уже при первом шаге должна обратить внимание и указать на дальние миры. Беспредельность должен почуять молодой глаз. Именно глаз должен привыкнуть допустить Беспредельность.

    Тоже необходимо, чтобы слово выражало точную мысль. Изгоняются ложь, грубость и насмешка. Предательство даже в зачатке недопустимо. Работа, как большие, поощряется. Только сознание до трех лет вместит легко общину. Как ошибочно думать, что ребенку нужно дать его вещи, ибо ребенок легко поймет, как могут быть вещи общими.

    Сознание – все могу, не есть хвастовство, но лишь сознание аппарата. Самый убогий может найти провод к Беспредельности, ибо каждый труд в качестве своем открывает затворы. (Община, 102)
  2. Школы должны быть оплотом познания во всей полноте. Каждая школа от самой начальной должна быть живым звеном среди всех училищ до самого высшего. Познание должно пополняться всю жизнь. Должно обучать прикладному знанию, не отрывая от науки исторической и философской. Искусство мышления должно быть развито в каждом работнике. Только тогда он поймет радость совершенствования и сумеет использовать досуг. (Община, 103)
  3. Учение будет самым приятным часом, когда учитель оценит способности учащихся. Только распознание способностей позволит справедливо относиться к будущим работникам.

    Часто сами учащиеся не понимают своего назначения. Учитель, как друг, напутствует их по лучшему направлению. Никакое насилие не применимо в школах. Только убеждение может приличествовать познанию. Больше опытов, больше бесед, столько радости в приложении своих сил! Малые любят работу больших. (Община, 105)
  4. Нужно смягчить сердце учителей, тогда они пребудут в постоянном познавании. Детское сердце знает, что горит и что потухло. Не урок заданный, но совместное с учителем устремление дает мир чудесный. Открыть глаза ученика – значит вместе с ним полюбить великое творение... (Мир Огненный, ч.1, 583)
  5. Главное, должно говорить о понятии Учителя. Нужно дать цепь Учителей, из которых каждый будет учеником Высшего. Нужно привыкать к положению, что цельное Учение не содержит противоречий. Можно находить вехи дальних расстояний, но они будут знаками одного пути...

    ... Полезно в школах учить о бессмертии. Религия, учащая о смерти, умрет, как умрут все, желающие умереть, ибо будущее состояние заключено в сознании нашем. Кто осознает потенциал Огня в невидимости его, тот понимает внешнюю видимость развоплощения. (Агни Йога, 333)
  6. Срам стране, где учителя пребывают в бедности и нищете. Стыд тем, кто знает, что детей их учит бедствующий человек. Не только срам народу, который не заботится об учителях будущего поколения, но знак невежества. Можно ли поручить детей человеку удрученному? Можно ли забыть, какое излучение дает горе? Можно ли не знать, что дух подавленный не вызовет восторг? Можно ли считать учительство ничтожным занятием? Можно ли ждать от детей просветления духа, если школа будет местом принижения и обиды? Можно ли ощущать построение при скрежете зубовном? Можно ли ждать огней сердца, когда молчит дух? Так Говорю, так Повторяю, что народ, забыв учителя, забыл свое будущее. Не упустим часа, чтобы устремить мысль к радости будущего. Но позаботимся, чтобы учитель был самым ценным лицом среди установлений страны. Приходит время, когда дух должен быть образован и обрадован истинным познанием. Огонь у порога. (Мир Огненный, ч.1, 582)
  7. ... понятие учительства должно быть развиваемо в людях от ранних лет. Каждый человек может кого-то чему-то научить, и он должен уметь это сделать. Мы одобряем, когда школьники преподают своим младшим братьям. Нелегко избрать лучший способ преподавания, он будет индивидуален, и учитель должен почуять, как легче подойти к сознанию ученика. Невозможно без упражнения обрести убедительную передачу фактов. Только невежды думают, что достаточно прочесть сведения, чтобы внушить их ученикам.

    Можно удивляться, что самое искусство учительства не вызывает внимания. Но каждый может припомнить, насколько различно воспринимались предметы в течение школьных лет. Это зависело не только от способностей ученика, но, главным образом, от убедительности учителя. Так пусть учительство производится среди самых широких слоев. Пусть учитель сам озаботится, чтобы его достоинство стояло высоко. Мысли о великих Учителях вырастут легче, когда понятие учительства будет накрепко осознано.

    Учительство должно быть освобождено от своекорыстия. Учитель передает познания, им накопленные, но он не будет выдавать их за свои. Он должен принять дар знания, чтобы с тою же готовностью передать их грядущему поколению. Труд учителя должен быть вознагражден не только материально, но и общим уважением. Учительство есть одна из высших степеней государства. Не учитель, но наставничество всегда откроет народу высшую культуру. Так путь не личная корысть ведет к учительству, но служение благу... (Братство. Надземное. ч.2, 477)

  Скачать полный текст книги Скачать полный текст книги в формате .pdf



RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика