МОЙ МАЛЕНЬКИЙ ОПЫТ ВЫХОДА ИЗ АДА

Александр Лепетухин

Александр Лепетухин (1948–2016) — член Союза художников России, доцент кафедры изобразительного искусства ХГГУ, художник, писатель. Его откровенный рассказ об отказе от себя вчерашнего, о работе над собой и пути к Богу – яркий пример осознания необходимости жить сердцем.

Раньше я был очень несчастным человеком. у меня было очень много комплексов. Я боялся женщин, смерти, начальства и еще многих и многих вещей, о которых теперь забыл. Доходило до того, что, глядя в глаза ректору «со священным восторгом», я садился мимо стула. Ощущение скорой смерти не давало толком жить и рисовать. Словно я вошел в лифт с ненадежным тросом. И какой смысл затевать в этом лифте длительные дела?

Кроме того, у меня был гневный характер. Бог дал мне остроумие, и я часто обижал людей на потеху и в свое удовольствие. Сознание у меня было «липкое». Я мог «посадить» себе в голову образ обидевшего меня человека, а потом «говорить» ему, отсутствующему, все, что о нем думаю, и даже больше. Иногда это длилось по нескольку дней. От таких упражнений поднималось давление, разлаживался сон, болела голова и т. д. Однажды, стыдно говорить, я так распалил себя, что прилюдно плюнул в лицо человеку. И при этом я чувствовал себя борцом за справедливость.

Теперь я понимаю, что жил в настоящем аду. Все мы еще при жизни живем в аду или в раю, и, думаю, смерть мало что меняет.

Понемногу у меня стало «сыпаться» здоровье: ревматизм суставов и сердца, пневмония два раза в год и проч., и проч. Дошло до того, что я не мог ходить без одышки и стал понимать, что бодро качусь к деревянному гостеприимному ящику.

Почему же я с таким скверным характером все-таки выжил в те годы? Потому что, кроме ада, я знал и рай. Этим раем было творчество. При рисовании нужна внутренняя тишина. Значит, мое внутреннее «я», мое эго должно было на время оставить свой гонор. Иногда, когда оно смолкало, у меня во время работы возникало радостное молчаливое возбуждение, которое в быту называют высокопарно вдохновением. А может, правда, когда мы молчаливы (внутренне) и заняты делом, Создатель что-то пытается вдохнуть в наше освободившееся сознание?

Картины того времени были довольно веселые, в них не было агрессии. Потому что я не думал, а слушал.

Теперь я понимаю, что во мне шла борьба нескольких уровней сознания. Один уровень занимался анализом, противопоставлением, суждениями и осуждениями. Это и был мой маленький персональный АД. Другой уровень воспринимал мир интуитивно. Сразу и мгновенно. И с радостью принимал его. Решения, которые принимались на этом уровне, были почти всегда безошибочными. Это был мой РАЙ.

Но время шло, и я продолжал раскачиваться на своем маятнике подъемов и депрессий. Однажды я влетел в двухгодичную депрессию и уже почти не мог рисовать. Небо казалось темным, с людьми я общался, как сквозь мутное стекло. Конечно, напряжение толкало меня к работе, но мне совсем не хотелось красиво умирать, уткнувшись носом в палитру с красками. А чтобы жить, мне нужно было обуздать собственное распоясавшееся эго.

И вот лет двадцать семь назад я потихоньку стал работать над собой. Не имея возможности с кем-то посоветоваться, я сам придумывал методики и приемы. Например, когда возникала плохая повторяющаяся мысль о ком-то, я воображал у себя в голове пластинку и снимал с нее звукосниматель. Наступала тишина. Но стоило мне отвлечься, и начиналось снова: «ты, В., козел, потому что ты неправ, и в прошлом году ты был козел и неправ...» и т. д. тут я спохватывался и ставил звукосниматель на место. Я придумывал всякие словесные формулы, останавливающие унылые или злые мысли. Потом я стал заново учиться общаться с людьми, смотреть им в глаза и позволять смотреть в свои, подавать руку от всего сердца, а не совать ее зашуганно… много чего я делал и пробовал — от дыхательных упражнений до диет. Очень помогли люди и книги, которые всегда встречаются на нашем пути, если мы задаем вопросы.

Как-то я вычитал, что дело не в мысли, а в вибрации, которая ей предшествует. Например, я голоден, не выспался. Вибрация возникает соответствующая, и всегда найдется кто-то или что-то в прошлом, чтобы стать объектом нашей атаки. Как в рассказе у Чехова: «Ваня, ты помнишь — на прошлой неделе стекло разбил? Иди сюда… я тебя высеку».

Конечно, проблемы сразу не исчезли. Но люди ко мне стали относиться лучше, потому что я к ним стал относиться соответственно.

Здоровье понемногу стало налаживаться. Хотя еще и бывали депрессии, но были они связаны, скорее, с материальными проблемами, а не с людьми. Но, чтобы двигаться дальше, нужна была помощь более сильного, чем я сам.

И вот, очевидно, я созрел. Ноги сами понесли меня в Храм. После крещения и причастия я попал на несколько дней из жизни в сказку. Оказалось, что таинства имеют сильное реальное воздействие. у меня расширился угол зрения, словно прежде я смотрел на мир в дырочку в заборе. Все вокруг стало ярким и цветным. Каждый лист на дереве сверкал, как бриллиант, отражая одной гранью солнце, а другой — синее небо. Облака приобрели вес и стали объемными. Земля состояла из цветных камешков, каждым из которых можно было любоваться. Но главное — люди! Я шел и любовался ими — молодыми и старыми. И все они казались мне близкими родственниками, которых я давно не видел и по которым страшно соскучился. И что интересно, мир и люди тоже развернулись ко мне в ответ. Собеседники стремились рассказать самое важное из своей жизни. Они гладили мне плечи и крутили пуговицы, потому что не хотели отпускать. Мое эго примолкло, и, как следствие, ускорилось время. Я с легкостью выполнял творческую работу, на которую раньше уходила уйма времени, и не было никакой усталости при этом.

Но прошло три дня, и чудо кончилось, постепенно угаснув. Я растерял свое состояние в суете. Но теперь я знал! Меня больше нельзя было обмануть. Я знал, как выглядит нормальное состояние свободного и счастливого человека. Пусть я упал. Но упал с большой высоты и на меньшую глубину (если можно так сказать). Значит, можно двигаться вверх по этим духовным ступеням. И падать. И снова вставать. Пусть все более тонкое и хитрое мое эго продолжает свою работу. мне это нравится. мне есть с кем бороться, ведь наше эго, отделяющее нас от мира, и есть наш маленький персональный дьявол. Нужно постепенно ставить его на место. А отношение к людям, близким, результаты творчества и здоровье покажут, что реально получается. В жизни нет поводов для отчаяния. Есть поводы для работы и действий.

P.S. Я показал этот текст друзьям. Они единогласно решили, что его нельзя публиковать по трем причинам:

1. Он слишком интимен.

2. В нем есть элемент саморекламы.

3. Его следует найти в моих бумагах после смерти.

Я, разумеется, с ними согласился. Но у любого текста есть своя судьба. Этот почему-то не согласен ждать, пока я умру… Потому что многие люди сейчас жарятся в своем рукотворном аду. И очень хочется сказать им: ЭТО СОВСЕМ НЕОБЯЗАТЕЛЬНО.

Источник: Журнал «Дальний Восток», N6/2016

Другие материалы:  Александр Лепетухин — художник



RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика