ЭММАНУИЛ СВЕДЕНБОРГ: ЖИЗНЬ И ТРУДЫ
(1688 – 1772)

ВЕХИ БИОГРАФИИ

Из всех мистиков, Сведенборг, несомненно, больше всех повлиял на «Теософию»; однако он оставил еще более глубокий след в официальной науке. Ибо если как астроном, математик, физиолог, натуралист и философ он не имел себе равных, то в психологии и метафизике он, несомненно, был позади своего времени. Когда ему исполнилось 46 лет, он стал «теософом» и «провидцем»; но хотя его жизнь всегда была безупречной и почтенной, он никогда не был истинным филантропом или подвижником. Его способности ясновидения, все же, были замечательными; однако не вышли за пределы этого плана материи; все, что сказано им о субъективных мирах и духовных существах, очевидно является больше плодом его буйной фантазии, нежели его духовного проникновения. Он оставил множество трудов, которые ужасно неправильно поняты его последователями.  ( Блаватская Е.П. Теософский словарь )

Имя этого великого мыслителя, ученого, философа, инженера и поэта занимает одно из почетных мест в списке величайших имен его родины – Швеции. Его труды и открытия в области химии и анатомии, металлургии, горного дела и в других областях естественных наук, а также его инженерные изобретения, во многом опередившие

свое время, ставят его в один ряд с таким светилом европейской науки, как Леонардо да Винчи. Но главным образом он остался в памяти человечества как величайший духовидец, которого называли даже «королем духовидцев».

Сведенборг родился 29 января 1688 г. в Стокгольме в семье Еспера и Сары Сведберг.

Незаурядные предки. Дед Сведенборга был собственником шахты и занимался горным делом. Бабушка Сведенборга, Анна, была дочерью пастора.

Из всех их детей наиболее образованным был Еспер, отец Сведенборга. Своей специальностью Еспер избрал теологию, став священником. Своим красноречием и начитанностью он обратил на себя внимание и был назначен придворным священником. Вместе с этим он был профессором теологии в Упсальском университете. Вскоре он был назначен ректором, а затем и епископом Скара, в Вестготланде. Это был человек чрезвычайно деятельный, энергичный и честный, любил музыку, был доброжелателен, хотя и вспыльчив.

Было, однако, и несколько странных обстоятельств в жизни Еспера Сведберга. Так, в первые годы студенчества он видел сон, который так сильно на него повлиял, что он не мог отрешиться от мысли – не было ли то откровение. По поводу этого сна он говорил: «Никакой язык не может того высказать, никакой ангел не может того описать, что я тогда видел и слышал». Далее Еспер передавал такой факт из своей жизни: однажды после служения в церкви он услышал голоса, поющие псалмы. С этих пор к своему сану и своему служению он относился с особенным почтением и благоговением, так как во время служения он всегда чувствовал близкое присутствие ангелов. Еспер говорил, что ангелы еще во время студенческой жизни охраняли его от сообщества с дурными товарищами.

Передают также и о том, что Еспер творил чудеса и обладал в некоторой степени даром предвидения.

Однажды у слуги Еспера болела рука так сильно, что он готов был решиться на самоубийство. Еспер сжалился над слугою: он протянул над ним руку и возгласил: «Именем Господа приказываю боли прекратиться». Боль прекратилась, и слуга стал здоров.

Когда Еспер жил в Старбо, к нему привели одержимую злым духом девушку, Керстен. Он поставил ее на колени и стал молиться. Засим он приказал злым духам ее покинуть. Духи покинули. Девушка ушла здоровая, спокойная и освобожденная. Прошло три года. Керстен поступила в услужение в дом Еспера. Однажды епископ, занимаясь в кабинете, почувствовал какое-то волнение и беспокойство. Его осаждала мысль о Керстен. Это его беспокоило все больше и довело до того, что он не выдержал, выскочил в кухню и спросил: «Где Керстен?». Оказалось, Керстен поссорилась с прислугою и ушла с угрозою на самоубийство. Епископ бросился за нею и нашел ее удушившуюся с едва заметными признаками жизни. Тогда Еспер простер над нею руку и возгласил: «Именем Господа приказываю тебе: проснись и встань». Девушка проснулась, встала и была здорова.

Еспер умер 82 лет, признаваемый всеми примерным епископом Швеции.

Детство Эммануила проходило в очень религиозной атмосфере. В семейном кругу часто проходили беседы на религиозные темы, даже за столом обсуждались вопросы веры. Все семеро детей епископа получили имена, взятые из Священного Писания, что должно было постоянно напоминать им о долге перед Господом и Церковью. Имя «Эммануил» означает «Бог с нами»: действительно, тема Господа пронизывала всю юность Сведенборга.

Его воспитание шло в строго религиозном направлении, хотя свободным от излишнего ригоризма. Сам Сведенборг об этом времени говорил так: «От 4 до 10 лет я был поставлен в постоянное общение с Богом и пребывал в беседе о загробной жизни и душевных страданиях... В те времена я не знал другого учения, как следующее: «Бог есть Творец и Владыка вселенной». Сведенборг любил беседовать с духовными лицами о предметах веры, причем держался того убеждения, что «вера не что иное, как любовь к ближнему».

Уже с детских лет Сведенборг настолько осмысленно усвоил эти сведения и располагал ими столь умно и обстоятельно, что нередко этим поражал своих родителей: «В своих рассказах я часто высказывал такие мысли, что они нередко приводили моих родителей в удивление и иногда заставляли думать, что моими устами говорит сам ангел». Однако христианство мальчика было далеко от ортодоксальных воззрений.

Случалось еще в детстве, что во время молитвы он впадал в какой-то экстаз, причем у него останавливалось самое дыхание и происходило телесное оцепенение. В этом состоянии он видел странные лучи, падающие с солнца на какую-то страну, которые перед его глазами пронизывали тьму.

Особо показательным здесь является следующее: отец юного Сведенборга, лютеранский епископ, воспитывал детей лишь в общих принципах христианской веры, выбор же конфессии он оставлял за ними самими, до достижения ими сознательного возраста.

Красной нитью через всю жизнь гениального шведского мистика и ученого прошел завет, который дал ему отец, покидая Упсалу для исполнения пастырского своего долга в другом приходе: «Молю тебя, дабы ты боялся и любил Бога превыше всего остального в мире, ибо без страха Божьего все науки и все занятия ничего не стоят, но способны причинить исключительно один лишь вред».

Учеба. Согласно Соловьёву, «отец будущего великого мыслителя не подвергал сына никакому конфессиональному принуждению; лишь с поступлением в университет Упсалы молодой Сведенборг отчетливо познакомился с главными учениями протестантской ортодоксии, которые глубоко его возмутили. В особенности даровое искупление, оправдание одной верой без дел и предопределение к спасению и к вечной погибели – догматы, преподававшиеся тогда в рассудочной школьной форме, заслонявшей их умозрительное и мистическое содержание, – показались прямому уму Сведенборга чистой нелепостью, оскорбительной для Божества. При таком мнении он остался до конца, выражая его во всех своих сочинениях с несколько наивным негодованием».

Обладая блестящими способностями, Сведенборг с ранних лет отличался неутомимым стремлением к познаниям. В 1699 г. он поступил в Упсальский университет на факультет философии. Кроме философии он также углубленно изучал математику, астрономию, все естественные науки, прослушал курсы по юриспруденции. Он выучил латынь, поскольку обучение в основном проводилось на этом языке, а на следующий год овладел древнееврейским и греческим, что впоследствии позволило ему изучать Священное Писание в подлинниках. В результате многих путешествий он приобрел познания в голландском, французском, английском и итальянском языках. Для отдыха он изучал музыкальную грамоту и писал стихи на латыни, а овладев искусством игры на органе, порой замещал штатного органиста в церкви.

После окончания университета в 1709 г. Сведенборг много путешествовал (1710 – 1715 гг.). В Англии, в Лондоне он обучился ремеслам часовщика, гравера, столяра, переплетчика, оптика, чернодеревщика, преуспел в изготовлении духовых музыкальных инструментов. Юноша также чертил необходимые для глобусов карты, не пропуская при этом занятий по разнообразным естественным дисциплинам, по алгебре и новой астрономии Ньютона – он мечтал с ним побеседовать, но так и не встретился.

В Голландии он изучал шлифовку линз. Позднее он занимался космологией, анатомией, физиологией, политикой, экономикой, металлургией и геологией, химией и горным делом. Кроме этого он основательно изучил Библию. Как ученый и в то же время способный ученик он был знаком с наиболее значительными светилами науки своего времени. Но каких бы вершин науки не достиг Сведенборг, он, похоже, всегда помнил слова, сказанные ему однажды его отцом о любви к Богу. И действительно, на протяжении всей жизни Бог оставался для него всепроницающей силой, пронизывающей всю Вселенную.

Старт административной карьеры. В 1716 г. король Карл XII (да-да, тот самый выдающийся и образованнейший шведский монарх, проигравший русским битву под Полтавой) назначил молодого талантливого ученого на пост экстраординарного асессора Королевского горного института (Коллегии).

В это время в его семейной жизни произошло несколько событий, которые не могли не оставить следа во впечатлительной душе Сведенборга. Умерла мать. Пожар уничтожил имущество отца: его состояние и дела были потрясены. Все это стало причиной того, что Сведенборг стал замкнут, сосредоточен и сдержан.

Король поручил ему вместе с инженером по имени Польгем сооружение системы каналов и шлюзов, соединяющих Стокгольм с Гётеборгом. В связи с этим Сведенборг изобрел особую машину с цилиндрами, с помощью которой шведская артиллерия была перевезена под стены той норвежской крепости, во время осады которой и был убит Карл XII.

Упомянутый инженер Польгем был в те времена учителем Сведенборга в области естествознания. Сведенборг в возрасте 28 – 30 лет жил у своего учителя и помогал ему в постройке шлюзов. Здесь будущий мистик получил первый серьезный сердечный жизненный «толчок». У Польгема была тринадцатилетняя дочь Эмеренция. Сведенборг в нее влюбился, но эта любовь оставалась безответной. Сделав официальное предложение, он получил отказ. Это слишком огорчило Сведенборга. Он был потрясен: как душевно, так и умственно. Огорчен отказом Эмерендии был и ее отец. Огорчен он был как за дочь, так и за ученика и за самого себя. Желая хоть сколько-нибудь утешить любимого ученика, Польгем заключил с Сведенборгом контракт на выдачу за него дочери в замужество. Отец рассчитывал, что молодость, постоянное соседство и дружеские отношения победят нелюбовь Эмеренции и, быть может, помогут будущему вступлению в супружество. Эмеренция контракт подписала, сильно страдая от этого. Случилось, однако, нечто еще худшее. Брат Эмеренции, видя мучения последней и не ожидая от этого супружества ничего хорошего, выкрал у Сведенборга контракт. Последний покинул учителя, дав клятву, что он никого больше не полюбит и никогда не женится. Клятву свою Сведенборг сдержал.

Жизнь, тем не менее, шла своим чередом. В 1717 г. неприязнь к «числовому умозрению» вынудила мыслителя отказаться от предложенной ему королем кафедры астрономии.

31 год прослужил Сведенборг в горном управлении, внеся огромный вклад в развитие горнодобывающей промышленности Швеции. Несмотря на то, что ему часто приходилось осуществлять инспекционные поездки по шахтам Швеции, регулярно присутствовать на заседаниях управления, на которых выносились решения о развитии всей горной промышленности Швеции, он находил время для путешествий и занятий другими науками. С 1719 г., когда его семье было пожаловано дворянство, Сведенборг занял место в палате лордов шведского парламента (риксдага) и с того времени почти до самой смерти участвовал едва ли не во всех заседаниях палаты. Преданно служа благу Швеции, он планировал свои путешествия так, чтобы они нисколько не мешали исполнению его обязанностей в парламенте.

Как член шведского сейма Сведенборг работал над самыми трудными практическими задачами, особенно в области финансов. Важность и практичность мер, которые он предлагал по этим вопросам в своих записках сейму, признавались знатоками еще полвека спустя. С его служебными трудами связано сочинение о понижении и повышении ценности монет в Швеции (1722). После основательного исследования отечественных рудников, он с той же целью путешествовал в Германии (1721 – 1722). В это время в Амстердаме и Лейпциге были опубликованы им на латинском языке следующие труды: «О началах натуральной философии», «Наблюдения и открытия касательно железа и огня», «Новая метода для определения географических долгот на земле и море», «Искусство строить доки и новая метода для устройства плотин», «Искусство определять механическую силу кораблей», «Разные наблюдения над минералами, огнем и расположением гор», «О сталактитах Бауманова грота». Эти, как и последующие, научные труды Сведенборга отличались, по отзывам специалистов, богатством собранных фактов, стремлением возвести эти факты к общим и окончательным принципам и очевидной полезностью указываемых приложений.

Король Карл XII также назначил Сведенборга своим советником по инженерным вопросам. В результате его деятельности были созданы сухой док нового типа, система механизмов для разработки соляных источников, а также система передвижения военных судов по суше, успешно применяемая в годы Северной войны, разработаны новые технологии прокладывания каналов. Среди его набросков найдены эскизы машин будущего, таких как подводная лодка, аэроплан (летательный аппарат с жестким крылом), печь регулируемого сгорания, паровой котел, пневматическое ружье, устройство «воздушной подушки». Он также сделал несколько открытий в металлургии и биологии, выдвинувших его в ряд сильнейших научных авторитетов этих двух наук.

В своих космогонических теориях и в области механики Сведенборг значительно опередил свое время и предсказал множество позднейших открытий; его теория туманностей предвосхитила гипотезы Канта и Лапласа. Ранее Гершеля Сведенборг открыл место нашей Солнечной системы в Млечном Пути и раньше Лагранжа показал, что отклонения планетных орбит имеют свойство через определенные промежутки времени возвращаться к норме.

Особенно известен шведский мистик собственной концепцией островной иерархической Вселенной, разработанной им на основе картезианской физической картины мира. Астрономические сочинения Сведенборга (первое вышло в 1707 г.) касались, например, проблемы определения долготы на море с помощью наблюдений Луны. Основным же вкладом его в астрономическую картину мира стала его космолого-космогоническая концепция, разрабатывавшаяся с 1722 г. и опубликованная в 1729 и 1734 гг. (соответственно: «О принципах природы» и «Труды по философии и минералогии», т. 1, ч. 3).

Так, в области космогонии Солнечной системы Сведенборг опирался на вихревую концепцию Вселенной Декарта, будучи одним из последних сторонников и защитников картезианской физики и философии. Однако его космогоническая планетная концепция отличалась от модели Декарта. Планеты в ней образовывались из самого солнечного вещества. Эта идея (возможно, независимо и многократно) возрождалась впоследствии в гипотезах Бюффона, Канта, Лапласа и Чемберлена, заняв прочное место в космогонии солнечной планетной системы. Согласно гипотезе Сведенборга планеты сформировались в результате возникновения в солнечном веществе и постепенного развития вихря материи, который, ускоряясь, расширялся под действием центробежных сил. От внешних частей его в некоторый момент отделилось кольцо материи, разбившееся затем на отдельные массы – родоначальницы планет. Аналогично представлялось возникновение спутников из вещества протопланет. Движение планет вокруг Солнца у Сведенборга объяснялось в духе Кеплера – Декарта (посредством идеи околосолнечного вихря). Ошибочная с точки зрения законов механики, космогоническая гипотеза Сведенборга содержала в то же время ценную идею эволюции материи во Вселенной.

В целом в основу своей космологической картины мира Сведенборг положил идею, согласно которой все явления и процессы в природе (независимо от масштабов) должны подчиняться некоторым общим принципам. Занимаясь особенно много изучением магнитных явлений, он считал, что правильное распределение мельчайших частиц материи относительно магнита должно проявляться и в распределении колоссальных космических тел – солнц. Отсюда он сделал вывод, что полоса Млечного Пути должна соответствовать некоторому особому направлению, относительно которого упорядочены звезды. Это направление понималось им либо как «ось» системы звезд (аналогично оси магнита), либо как ее экватор. Главная ценность гипотезы Сведенборга состояла в том, что упорядоченность звезд, по-видимому, впервые связывалась в ней с какой-то физической причиной, т.е. Млечный Путь определялся как реально существующая динамическая система звезд, удерживаемых вместе физическими силами.

Идея реальной упорядоченности звезд была в эти же годы (1729 – 1734) высказана Т. Райтом (однако на совершенно иных, теологических основаниях): лишь к 1750 г. она оформилась в его гравитационной концепции островных Вселенных. Позднее эту идею развили Кант (1755) и (независимо) Ламберт (1766).

На основе своего системного представления о структуре мироздания Сведенборг пытался создать универсальную картину природы, в которой объекты разных масштабов объединялись бы в общую цепь. Она охватывала объекты всех мыслимых в природе масштабов – от мельчайших частиц до грандиозных космических систем. Сведенборг, по-видимому, первым высказал идею космической иерархии – существования сложных систем высших порядков, элементами которых являются целые млечные пути, и т.д.

Сведенборг выдвинул также молекулярную теорию, развивал теорию космических атомов, основал науку кристаллографии, изобрел слуховой рожок для глухих, создал проекты пулемета, подводной лодки и летательного аппарата и др.

Впоследствии в качестве побочного результата исследования местоположения человеческой души и доказательства ее бессмертия разработал современную теорию атомной структуры материи.

Сведенборг первым выделил ряд функций коры головного мозга, а также функцию дыхательного движения в тканях мозга. Эти открытия впоследствии указали путь для развития нервной и сенсорной физиологии. Современная медицина отдает должное его гениальным догадкам о функциях и значении желез внутренней секреции и особенно гипофиза для жизнедеятельности человека.

За что бы ни брался Сведенборг, он отличался универсальными способностями и воображением, сочетающимся с тщательным подходом к делу и практичностью. Его обязанности, как человека и гражданина, всегда были для него предметом самого добросовестного исполнения.

Научная стезя. Первым научным трудом Сведенборга в 1709 г. была его академическая диссертация на степень доктора философии, имевшая предметом изречения римских философов – сентенции Сенеки и Публия Сирийца (Мима) с примечаниями Эразма и греческим переводом Скалигера. Вернувшись из путешествия в Англию, Голландию и Францию, он издал два сборника стихотворений (в 1714 и в 1715 гг.). По квалификации Соловьёва, «не обладая поэтическим вдохновением, он писал правильными и изящными латинскими стихами».

В 1716 г. он предпринял периодическое издание своих и чужих исследований и статей по естественным наукам «Daedalus hyperboreus» («Дедал* Гипербореец», в 6 т.). Этот журнал Сведенборг на протяжении двух лет публиковал за свой счет. Всего вышло 6 номеров, куда вошли сообщения о механико-математических проектах Сведенборга и «его учителя [Г. Польгема]» (1661 – 1759). (Именно обратив внимание на этот журнал, король Карл XII и призвал Сведенборга ко двору).

Физические и математические опыты, а также содержащиеся в журнале работы по механике и изобретательству принесли Сведенборгу известность в научных кругах. Его же «Алгебра» (1718) была в Швеции первым трудом по этому предмету. Первая из серии значительных философских работ Сведенборга – «Принципы химии» была издана в 1720 г. В ней он начал развивать теорию, по которой все в природе поддавалось объяснению в терминах математики.

В 1722 г. была осуществлена публикация «Разнообразных наблюдений» Сведенборга. Со временем Сведенборг со всевозрастающей силой стал интересоваться вопросами философии. В первом томе трехтомных «Трудов по философии и минералогии» (1734) он изложил свои основные выводы в сфере космологии, выдвинув теорию происхождения материи от «исходной точки», побужденной к действию и развитию Божественным импульсом. Во втором томе идет речь о железе и стали, в третьем – о меди и бронзе. При этом Сведенборг не только анализирует технологию изготовления и употребления этих металлов, но и приходит к определенным выводам о происхождении и развитии Вселенной. Его не устраивало чисто материалистическое ее объяснение. Он исходил из того, что Божественная сила – первопричина всей материи. На эту тему Сведенборг написал книгу «Философский трактат о бесконечном и первопричине творения, а также о механизме работы души и тела».

В 1734 г. он, в частности, стал почетным членом Петербургской академии наук. (Намного позже, в 1763 г., Парижская академия наук опубликовала его трактат о железе на французском языке, напечатав в своем «Описании искусств и ремесел», что эта работа в данной области признается лучшей.)

В 1736 г. Сведенборг издает текст «Principia», в котором рассуждает об элементах мира, используя довольно непривычные суждения. Так, например, о сотворении Адама он говорит примерно следующее: «... росло дерево жизни. Это дерево было выражением всего совершеннейшего, и потому все остальные деревья его защищали, охраняли и ублажали. На этом дереве появился плод в виде яйца. Из этого-то яйца и появился Адам...». Не менее фантастично также аналогичное повествование о творении Евы. В это же время является его сочинение о «бесконечном», где рассматривается цепь мироздания и соотношение между душою и телом. Постепенно в этот период творчества в своих сочинениях он поднимается выше и выше от железа и камня к телу и крови, чтобы затем перейти к душе, духу и Высшему Существу.

В 1736 г. Сведенборг снова предпринимает путешествие в Голландию, Бельгию, Францию и Италию, во время которого усиленно занимается физиологией и особенно анатомией. Результаты своих трудов он излагает в двухтомном сочинении о строении животного царства (1741). В 1744 г. он издает (в Гааге и Лондоне) три тома другого сочинения о животном царстве, сохранившего свое значение и через 100 лет, когда один из ученых членов Лондонского медицинского общества издал его английский перевод. В обоих биологических сочинениях Сведенборг не касается систематики и описания животных; к зоологии в общепринятом смысле они вовсе не относятся. Сведенборг берет животное царство или зоологическую ступень мироздания в ее высшем и нормальном представителе – человеке, и предмет этих двух его сочинений может быть точно обозначен как морфология и механическая физиология человеческого организма.

Сведенборг выдвинул идеи о функциях крови, которая представлялась ему субстанцией-носительницей души. Чем больше он углублялся в эти исследования, тем больше он видел связь между душой и телом, как между причиной и следствием. Он чувствовал, что этот принцип отношения между душой и телом является универсальным законом взаимодействия между духовным и материальным мирами. На протяжении всего периода научной деятельности благочестие и искренняя вера, воспитанные в семейном кругу, не разрушались, а вместе с возрастанием познаний лишь углублялись. Для Сведенборга царство природы, тело и душа человека были областью Божественного действия. Микроскоп, телескоп и скальпель служили ему лишь средством к открытию Божественной мудрости и силы.

Озарение. В 1744 г. Сведенборг совершил путешествие в Голландию, во время которого начал видеть странные сны. В ходе большинства своих путешествий Сведенборг вел путевой журнал. Местонахождение этого журнала долгое время было неизвестно, однако впоследствии он был обнаружен в Королевской библиотеке в 1850 г. и был опубликован под названием «Журнал снов» в 1859 г.

Из него, в частности, стало известным, что Бог в самом деле обращался к нему, но он смог понять лишь малую часть этого обращения, ибо оно состояло из символов, почти непонятных. Во сне он видел женщину, которая владела очень красивой усадьбой, и он прогуливался с ней там. Он собирался жениться на ней. Она обозначала благочестие и мудрость. Все чувства представали ему в образах женщин: мистики, стремясь выразить любовь к Богу, которую они переживали в минуты религиозного экстаза, заимствовали из земной любви ее словарь и даже ее физические образы. В видениях Сведенборга тоже многие фрагменты бывали часто окрашены в эротические тона. Хорошо знакомый с человеческой физиологией, Сведенборг мог понимать значение сексуальных снов и честно описывать их.

«Такие предметы будут нечистыми для мира, но сами по себе они чисты», – говорит он после одного из таких интимных описаний (24 апреля 1744 г.). Благородные девственницы символизировали истины и его любимые философские занятия, и его союз с ними обозначал его любовь к мудрости. Соблазны, удерживавшие его, представали в образах уродства. Так, неприятный сон означал, что он должен посвятить свое время чему-то более возвышенному и не писать о низменных мирских предметах.

Все это время Сведенборг находился в Голландии, готовя к печати «Животное царство», первые два тома которого уже были готовы. Весной 1744 г. он увидел во сне корабль и счел это указанием на то, что ему нужно продолжить работу в Англии, и поэтому решил напечатать третий том там. Он преподнес два готовых тома своему другу, шведскому послу Прейсу, и 13 мая отплыл из Амстердама, а уже через два дня, 15 мая, сошел на берег в Гарвиче (по английскому календарю это было 4 мая). В ночь перед прибытием в Англию ему приснилось, что он рисует некий красивый узор для гравюры по меди – предзнаменование того, что скоро он создаст нечто красивое. Этим шедевром стала его следующая книга «Почитание и любовь к Богу».

Теперь Сведенборг работал над третьим томом «Животного царства», посвященного органам чувств, но перед ним открывались новые пути мысли, и в голове у него рождались новые планы. Во сне он увидел прекрасный дворец, в котором он хотел жить, чтобы иметь возможность всегда видеть перед собой рощицу финиковых деревьев вдоль рва, окружавшего дворец. Согласно его образам, «в дальнем конце одного крыла дворца было открыто окно, и я подумал, что хотел бы жить там. Дворец может означать план моей работы» (15 – 16 июня 1744 г.).

Однажды, в дремотном состоянии, он снова пережил «священный ужас» и увидел перед собой кого-то: «Это был, должно быть, святой ангел, ибо я не был брошен лицом к земле». Он увидел этого ангела, по его словам, «внутренними чувствами, отделенными от внешних». Это было первое в длинном ряду подобных видений, которые с течением времени становились все более частыми и ясными.

Впервые он пережил посещение духа 21 сентября. Сведенборг сидел, глубоко погруженный в свои мысли, когда он вдруг услышал слова: «Придержи язык или я ударю тебя!». Это происшествие напугало его, и он воспринял его как предостережение не уделять так много времени научным занятиям, особенно по воскресеньям и в вечернее время. Он и вправду был неутомимый работник. Он закончил переписку двухсот страниц in folio менее чем за полтора месяца!

Такая поразительная скорость была возможна только потому, что его ум был необычайно ясен и не ведал стеснений. По его собственным словам, он «пребывал в продолжительных и глубоких размышлениях, свободных от забот и тревог». Искушения преследовали его в духовной жизни. В делах он был осмотрителен, в общественной жизни скромен, и временами он принимал участие в каких-нибудь приятных развлечениях.

Работая над продолжением своей большой книги, он увидел однажды во сне, что пьет небесный нектар, – знак того, что помощь в его работе ему будет оказана свыше и что Высшее Существо использует его как Свое орудие. «Я подобен Его орудию, с которым Он делает все, что Ему хочется... Я хочу стать орудием, которое поразит дракона!»

Искушения все еще преследовали его. Соблазненный лестью, он похвалялся своими трудами. «Никто из смертных, но только Бог может помочь мне!» – восклицает он в отчаянии, и ему снится Он, в котором его хочет поднять на рога огромный черный бык. «Ты будешь в целости и сохранности», – говорят ему. Его не оставляло предчувствие, что с ним что-то случится, когда он закончит первую главу, посвященную органам осязания.

Это предчувствие сбылось, ибо вскоре Сведенборгу снова приснился тот же самый дворец, который он однажды видел во сне, и этот дворец был весь залит солнечным светом. «Мне было сказано, что я смогу стать членом того общества, – как бы бессмертным – которого никто из людей не видел, если только он не умер и не возродился вновь к жизни».

В голове его родился план новой книги. Ее название пришло к нему во сне. Она должна была называться «Божественная книга о поклонении и любви к Богу». И в своем видении он прозрел, что этой книге надлежало быть совсем непохожей на его предшествующие труды, ибо она должна была родиться из любви совсем другого рода. Но он пребывал в сомнении относительно того, не воспримут ли ее другие как заурядное пустословие, как пустую забаву. Он даже порывался забросить ее, но ему были даны силы продолжать ее (6 – 7 октября).

Два дня спустя он записал: «Прошлая ночь была прекраснейшей в моей жизни, потому что я видел Царство Невинности. Я видел перед собой самый красивый сад, какой только можно представить. Потом я вошел в длинную залу, где стояли прекрасные белые сосуды с молоком и хлебом. И ко мне подошел красивый невинный ребенок... Все это означало, что я был в Царстве Невинности. Я проснулся, сокрушаясь о том, что мне пришлось покинуть его...».

Ему казалось теперь, что он вообще перестал понимать религию, но что Бог научит его заново, ибо он достиг состояния, когда он не знал ничего, а все его готовые мнения были от него отняты. Вот так, говорит он, начинается познание духовных предметов. Сначала ты должен уподобиться ребенку, а потом в тебе вскормят знание. Те, кто стараются помочь себе найти дорогу на Небо, трудятся напрасно и постоянно рискуют погубить себя, но найти этот путь легко, когда человек поворачивается к Богу.

Суетные мысли не отпускали его. Собака, которая, как полагали, была на привязи, набросилась на него и покусала ему ногу. Это происшествие Сведенборг объяснил как последствие того, что случилось за день до того, когда он находился на лекции в Лондонском врачебном совете и был «настолько легкомыслен, что вообразил, что обо мне могли бы упомянуть как о хорошем знатоке анатомии».

Многое в своей жизни Сведенборг воспринимал теперь как знак Божественного водительства в его трудах. Ему было наказано «не брать ничего чужого и ничего не предпринимать без Христа». С необычайной проникновенностью он описывает, как ему было показано, что теперь он должен совсем оставить научные изыскания и обратить свой взор на более возвышенные предметы.

Так, «когда я шел с другом по длинному проходу, к нам приблизилась прекрасная девушка, которая со стоном упала к нему в объятья. Я спросил ее, знакома ли она с ним. Она не ответила. Я взял ее за плечи и повел прочь от него. Это означало, что я должен был начать новую работу» (26 – 27 октября).

Позднее однажды утром, когда он только что пробудился, ему вновь явилось свечение, подобное тому, которое он созерцал шесть или семь лет назад, начиная работу над «Экономией животного царства». На сей раз свечение было тоньше. Он бросился ничком на пол. Свечение прошло. На какое-то время он погрузился в беспамятство. Как и в прошлый раз, это означало для него, что его сознание было очищено от всего, что могло стать преградой для его мыслей.

Так заканчивался его дневник снов за исключением последней записи, датируемой маем 1745 г.: «Я увидел, что вся моя жизнь была приуготовлением», – писал он, комментируя один из своих снов. Теперь подготовка была почти закончена, и об этом Сведенборг написал в своей книге со всей почтительностью разума и любовью сердца, где отныне все чувства были подчинены любви к Богу.

И в 1745 г. в Лондоне произошло событие, определившее всю его дальнейшую жизнь. Как об этом пишет Сведенборг, Сам Господь явился ему в видении и сообщил, что он избран для передачи миру нового Божественного откровения: «Будучи в Лондоне, обедал я, припозднившись, в одном подвальчике... Был я голоден и вкушал с хорошим аппетитом. Под конец обеда заметил я что-то смутное перед глазами моими; когда же потемнело, увидел я, что весь пол покрыт отвратнейшими гадами ползучими, змеями, кротами и прочими подобными созданиями. Удивительно мне стало, ибо пребывал я в полном рассудке и ясном сознании. Наконец, заполонила все темнота, да вдруг и раздвинулась, и увидел я в углу комнаты человека сидящего. Но, будучи совсем один, испугался я при слове его: Не ешь так много. Снова сделалось у меня темно в глазах, но так же скоро и просветлело... От столь неожиданного испуга поспешил я домой... И шел я к дому, но в ночи явился мне все тот же человек, и не было у меня испуга на этот раз. И сказал он, что Он – Господь Бог... и что избрал Он меня, дабы изложить людям духовное содержание Священного Писания... И во убеждение мое в ту же ночь открылся мне духовный мир, и ад, и небеса, где я узнал много знакомых по положению моему; с того дня отринул я всю мирскую ученость и трудился над предметами духовными... С тех пор весьма часто открывал мне Господь телесные очи мои, так что я средь бела дня в иную жизнь заглянуть мог и в бодрственном состоянии с ангелами и духами беседовать».

Иное свидетельство о ходе мистического озарения звучит у Сведенборга так: «Спустя полчаса я услыхал над головою стук, после чего я испытал, при продолжающемся шуме, сильное потрясение с головы до ног. Мне показалось, будто надо мной находится нечто священное, потом я уснул. Примерно между 12 и 2 часами по мне снова пробежала дрожь с головы до ног, причем слышался такой шум, как если бы столкнулось множество ветров. Это привело меня в сильнейшее сотрясение и повергло ниц. В то мгновение, когда я был сброшен, я был в полном сознании, и видел, что сброшен, и дивился, что бы это могло значить. И затем я заговорил, как если бы слова извне были вложены в уста мои, и я произнес: О всемогущий Иисус Христос, то, что Ты, по Твоей великой милости, соизволяешь явиться к столь великому грешнику, делает меня достойным Твоей милости! – Ты обещал оказывать милость всем грешникам, Ты не можешь не сдержать Своего слова! И в то же мгновение я уже был на Его Лоне, и видел Его лицом к лицу, и это был облик со святейшим выражением, которого нельзя и описать. Облик Его был совершенно такой же, какой носил Он, живя в мире».

Затем Господь заговорил со Сведенборгом и спросил его, имеет ли он «Сертификат здоровья» (документ, выдаваемый соответствующими чиновниками команде судна при оставлении кораблем порта). Сведенборг ответил Ему: «Господи, Ты знаешь это лучше, чем я». «Хорошо, тогда начинай», – ответствовал Господь. И затем Он произнес нечто, что Сведенборг истолковывал позднее как «Люби Меня подлинно» или как «Делай то, что пообещал». На что тот ответствовал затем: «О Боже, даруй мне благодать для этого! Я уразумел, что это выше моих сил!» После чего Сведенборг проснулся, содрогаясь.

Впоследствии, реконструируя ситуацию, размышляя в полусне о случившемся с ним только что, он думал с изумлением: «Что это все могло бы значить? Был ли это Христос, Сын Божий, Тот, Кого я увидел?». Он осознавал, что было бы величайшим грехом впасть в сомнение.

«Но ведь нам заповедано испытывать духов?» – думал он. Сведенборг начал просматривать всю свою прошлую жизнь, как он был очищаем и приуготовляем, как он пал на лице свое, и как слова молитвы были вложены в уста его. И затем мыслитель уразумел, что к нему явился Сам Сын Божий, нисшедший в таких громах, Кто поверг его ниц против его воли и вложил ему молитву в уста; после чего он воскликнул: «Это был сам Иисус!». И затем Сведенборг молился о благодати и любви, ибо это было дело Иисуса Христа, а не его собственное. При этом он постоянно обливался слезами, не слезами печали – но слезами счастья и радости, оттого что Господь наш соизволил явить благодать Свою такому недостойному грешнику, как он.

Ретроспективно суть произошедшего с этим выдающимся шведским естествоиспытателем разъяснил Борхес:

«Этим событием было откровение. Оно снизошло на Сведенборга в Лондоне; как было отмечено в его дневнике, откровению предшествовали сны. Сведенборг не описывал их, но известно, что это были эротические сны.

Затем было посещение; некоторые посчитали это припадком безумия. Однако это опровергается ясностью его трудов, при чтении которых никогда не возникает чувство, что они написаны сумасшедшим.

Объясняя свое учение, Сведенборг всегда пишет очень понятно. В Лондоне какой-то незнакомец шел за ним по улице и, войдя в его дом, назвал себя Иисусом Христом. Он сказал, что Церковь приходит в упадок, подобно еврейской Церкви перед приходом Христа, и что Сведенборг должен обновить ее, создав третью Церковь, Церковь Иерусалима.

Это кажется нелепым, невероятным, но остались труды Сведенборга. Их много, и написаны они в очень спокойной манере. Он никогда не рассуждает. Вспомним известное высказывание Эмерсона: аргументы никого не убеждают. Сведенборг авторитетно все излагает, со спокойной уверенностью в своей правоте.

Итак, Иисус сказал Сведенборгу, что на того возложена миссия по обновлению Церкви. Он сказал, что Сведенборгу будет позволено посетить мир иной, мир духов с бесчисленным количеством небес и адов. Он сказал, что Сведенборг должен изучить Священное Писание. И прежде чем что-нибудь написать, Сведенборг посвятил два года изучению еврейского языка, потому что он хотел читать священные тексты в оригинале. Он снова принялся их штудировать и усмотрел в них основу для своего учения. Это немного напоминает каббалистов, которые основываются в своих поисках на священных текстах».

Согласно характеристикам очевидцев в то время «Сведенборг был маленького роста, 5 футов и 9 дюймов (176 см), глаза у него были малы и слабы, лицо бледное, рот широкий, с приветливой улыбкой; все его лицо носило выражение довольства и приветливости, проистекавших из внутреннего самоудовлетворения».

С тех пор видения – самые разнообразные – продолжались, и Сведенборгу была дарована способность общаться с духовным миром, о чем он сам писал во вступлении к 12-томному труду «Arcana Coelestia» («Тайны Небесные»), вначале увидевшему свет – по Борхесу – умышленно анонимно: «По Божественной милости Господа мне дозволено в течение нескольких лет постоянно и непрерывно находиться в обществе духов и ангелов, слыша их речь и говоря с ними. Таким образом, я в состоянии видеть и слышать чудеса потусторонней жизни, которые по сие время ни одному человеку не были ведомы и не вступали в его представления. Я узнал благодаря этому о различных родах духов, о состоянии души после смерти, об аде и жалком состоянии погибших, о небе или блаженном состоянии спасенных и, в особенности, об учении веры, которое признается во всем небе».

В августе 1745 г. Сведенборг покидает Лондон и возвращается в Швецию. Здесь он принимается за изучение еврейского языка и Библии: «Когда для меня открылось небо, то мне пришлось изучать еврейский язык, на котором составлена Библия, и это дало мне возможность прочитать ее несколько раз».

Люди, знавшие в это время Сведенборга, описывали его так: это был человек религиозный, исполнительный, уважающий человеческое достоинство в других и сознающий свой собственный гражданский долг, бескорыстный и нестяжательный. Его все очень любили и часто приглашали на пиры: Сведенборг их посещал. Со времени видения Сведенборг перестал употреблять мясную пищу и довольствовался хлебом, чаем и большим количеством сладкого кофе. Кроме того он любил кушать миндаль, изюм и шоколад. Из напитков он изредка употреблял пиво и то в очень малом количестве; зато много нюхал табаку. Вообще в течение всей жизни Сведенборг пил мало и вел жизнь очень строгую и воздержанную. Сведенборг был заика и проявлял еще ту особенность, что во время молитвы и экстаза мог надолго задерживать дыхание. Он всегда держал себя с большим достоинством. Сначала о своих видениях он передавал окружающим очень охотно; но когда заметил, что становится предметом праздного любопытства и насмешек, то сообщал о видениях только своим друзьям. Если кто пытался над ним подтрунить, то всегда находил ловкий ответ.

Один граф отзывался о Сведенборге так: «Это удивительно умный человек, обогащенный необыкновенно обширными познаниями, он прекрасно говорит и имеет самые здравые суждения обо всем, за исключением вопроса о его духовидении, во что он убежденно верит и в чем разубедить его никто не может».

В 1747 г. Сведенборг выходит в отставку из горной коллегии ради освобождения времени для теологических писаний.

Если подытожить первый этап его жизненного пути, то можно было прийти к такому выводу: Сведенборг действительно был крупным ученым и деятелем науки. Он долго убеждал Карла XII ввести в стране десятеричную систему исчисления и провести водный канал, соединяющий центр Швеции с Атлантикой. Фундаментальный доклад Сведенборга о плавильных печах, обнаруженный лишь недавно, был очень высоко оценен даже современными металлургами.

К собственной теории механики он пришел в результате оригинальных открытий в кристаллографии, магнетизме и экспериментов с фосфорическим свечением. Натурфилософ разрабатывал законы активного и пассивного начал, прослеживая границу между актуальным и потенциальным движением. Сигштедт кратко изложила достаточно сложное учение легендарного шведа о первозданной субстанции, «конечных вещах», элементарных частицах и поверхностях: Сведенборг выдвинул динамическое понятие о материи, показав, что энергия, из которой она состоит, может поступать изнутри. Его определение атома как поля активности (а не неделимой частицы, как считали со времен Демокрита) полностью совпадает с современными воззрениями науки.

Изучение природы интересовало Сведенборга как способ познания Бога. Поначалу он попытался выйти к высотам богопознания, погрузившись в анатомию человека, «образа Божия» (Быт 1: 26). В поисках человеческой души Сведенборг, согласно библейской традиции, обратился к крови. «Кровь содержит в себе вещества всего мира, все вещи были сотворены для того, чтобы служить элементами крови и делать возможным ее обновление». С помощью оригинальной доктрины «степеней» (видимые прогрессии) и «серий» (подчиненные вещи, объединенные в целое) Сведенборг подразделил кровь на три вида. Ему удалось даже предвосхитить открытие ее кислородного насыщения. Смелым новшеством было и помещение в мозг центра психической деятельности. Идея метемпсихоза представлялась Сведенборгу чуждой: по его убеждению, одухотворенный флюид человека (субстанциональная основа души) после освобождения «от пут и оков земного существования... никогда больше не сможет войти в земной мир посредством какой бы то ни было реинкарнации в физическом теле».

Изучение колебаний в человеческом теле привели Сведенборга к созданию теории мембран. Учением о «круге пользы», который образован рядами внутренних органов, он вплотную приблизился к современным постулатам о железах внутренней секреции. Его правильная догадка о функциях селезенки и многие другие не были восприняты критиками XVIII в. исключительно из-за своего умозрительного происхождения. Тогдашние эксперты предпочли окрестить его теорию желез «плодами воображения и глупыми пустяками».

Вехи и условия мистического творчества. Свой первый и самый объемный теологический труд «Arcana Coelestia» («Тайны Небесные») Сведенборг написал в 1749 – 1756 гг. В нем раскрывался внутренний смысл Священного Писания и прояснялись многие истины, относящиеся к Господу, Церкви и к вере, заключенные в Ветхом Завете.

Весной 1750 г. Сведенборг вернулся из Европы с набором семян и горячим интересом к выращиванию растений. В те дни почти каждый известный человек избирал своим хобби изучение природы. Все это было частью мира и самого Сведенборга. Его тоже называли искателем приключений, но так как он был «Колумбом» духовного мира, его новые земли удобнее всего было исследовать в тихом уединении. Сад Сведенборга находился на высоком холме у канала в районе, называвшемся Зёдермальм, или Южный Стокгольм. Перед его глазами расстилался старый город с дворцом короля, Дворянским Залом и другими общественными зданиями, а дальше виднелись новые дома Северного Стокгольма. Вся эта панорама была усеяна шпилями церквей, а с востока, откуда подступало море, его обрамляли мачты сотен судов, стоявших в порту.

В бумагах Сведенборга сохранились упоминания о десятках интересовавших его растений, при этом некоторые были привезены из далекой Америки по его заказу.

Сад служил для Сведенборга любимым местом отдыха. А в отдыхе он действительно очень нуждался, если принять во внимание огромное количество литературной продукции, создававшейся им: за восемь лет он опубликовал восемь томов сочинений, не считая рукописей, оставшихся ненапечатанными.

Углубленные занятия Сведенборга требовали тишины и покоя в доме, но Сведенборг отнюдь не был отшельником. Самуэль Сандельс, коллега Сведенборга по академии, описывает его как приятного и веселого собеседника, любимца любого общества. Робзам говорил, что «в часы досуга Сведенборг любил беседовать с умными людьми, которые всегда оказывали ему теплый прием и глубоко чтили его. Наш Сведенборг остался до конца жизни неженатым. Но ему отнюдь не было свойственно равнодушие к другому полу, ибо он ценил общество приятной и умной женщины как один из самых чистых источников наслаждения».

Он принимал всех гостей с неподдельной веселостью и радовался, когда и им было весело. В то же время, рассказывает Робзам, Сведенборг «никогда не приглашал в свою комнату дам без сопровождения своего слуги, и когда какая-нибудь дама наносила ему визит, особенно безутешная вдова, желавшая знать судьбу мужа после смерти, или другие, считавшие его прорицателем, он всегда просил кого-нибудь присутствовать при их разговоре. «Женщины хитры, – говорил он, – и могут сделать вид, что я желал быть с ними слишком близок; к тому же хорошо известно, что они искажают сказанное, ибо не понимают его смысла...»

Сведенборг работал, не слишком обращая внимания на день и ночь. «Когда мне хочется спать, я отправляюсь в постель», – говорил он. Он не требовал многого от слуг. Мария готовила ему постель и ставила в прихожей большой кувшин с водой. Он сам варил себе кофе в кабинете и пил его в большом количестве с сахаром в любое время дня и ночи. Когда он не уезжал в гости, его обед состоял всего лишь из булки, облитой кипяченым молоком. Он никогда не пил дома вина или чего-нибудь покрепче и не ел вечером, но в обществе ел умеренно и мог выпить стакан вина.

Его холостяцкая жизнь, по свидетельству Робзама, не была следствием его равнодушия к женскому полу, ибо «он ценил общество прекрасной и умной женщины как один из самых чистых источников наслаждения, но его углубленные занятия требовали, чтобы в его доме днем и ночью царил полный покой».

Сведенборг отличался крепким здоровьем и почти не болел. «Поскольку он был всегда доволен внутри себя и своими обстоятельствами, он прожил жизнь во всех отношениях в высшей степени счастливую», – свидетельствует современник.

Мистическое творчество после «Тайн Небесных». В течение двух лет после выхода последнего тома «Тайн Небесных» Сведенборг написал и издал несколько отдельных работ, развивающих темы, изложенные в предыдущем труде. Увидели свет трактат о природе Слова под названием «Белый Конь [Апокалипсиса]» (1758); небольшой труд «Новый Иерусалим и его Небесное Учение», содержащий краткое изложение основ учения Новой Церкви, которая понимается в Писании под Новым Иерусалимом; а также небольшая работа «Земли во Вселенной», повествующая о разных мирах в пространстве, о жизни, характере, нравах и богослужении их жителей.

В 1758 г. Сведенборг заявил, что годом раньше он стал свидетелем Страшного суда, наступившего в мире духа и соответствующего точной дате, когда во всех церквах угасла вера. Эта деградация, по его мнению, началась с основанием Римско-католической церкви. Реформа, начатая М. Лютером, оказалась, по убеждению мыслителя-мистика, недостаточной и во многом еретичной. Другой Страшный суд наступает в момент человеческой смерти и является следствием всей предшествующей жизни.

Тогда же вышла книга Сведенборга «О небесах, о мире духов и об аде», в которой описывается духовный мир, населенный людьми, жившими на Земле от начала ее сотворения.

В своей работе «Последний Суд» Сведенборг пишет, что буквальное понимание Священного Писания породило в христианском мире неверное представление о Последнем Суде и о втором пришествии, согласно которому Господь явится с ангелами на облаках небесных, восставит из могил умерших, облечет их души в тела и призовет на суд, отделяя злых от добрых, при этом считается неизбежным разрушение окружающего мира и сотворение нового неба и новой земли. В своем труде Сведенборг утверждает, что день Последнего Суда не означает разрушение мира.

В 1763 г. выходит в свет труд Сведенборга «Четыре Учения», состоящий из «Учения Нового Иерусалима о Господе», «Учения Нового Иерусалима о Священном Писании», «Учения Жизни для Нового Иерусалима по Заповедям Десятисловия» и «Учения Нового Иерусалима о Вере».

Видимо, впервые в интеллектуальной традиции Нового времени Европы был осуществлен столь системный и, главное, взаимосвязанный анализ самих основ христианского мировоззрения. После этих произведений учение Иисуса Христа могло снискать статус высокой моды даже в среде приверженцев ценностей светской культуры.

В работе «Мудрость Ангельская о Божественной Любви и Божественной Мудрости» Сведенборг показывает, что все во Вселенной сотворено Божественной Любовью и Божественной Мудростью Господа, который есть Сама Жизнь. Ангелы и люди являются лишь приемниками ее по мере принятия ими Божественного добра и Божественной истины. Всякий человек создан для жизни вечной в счастье и блаженстве. И Божественная Любовь желает этого, а Божественная Мудрость способствует этому.

Природа ангелов. Воззрения Сведенборга на ангельскую иерархию, а также их месторасположение радикально меняли сложившуюся систему представлений на этот предмет.

Так, ангелы, согласно учению Церкви, раса небесных существ, берущая начало от Сотворения мира. По мысли же Сведенборга, каждый обитатель небес, а равно и ада, некогда жил на Земле.

По Церкви, человек воскреснет в физическом теле. Физическое тело сгниет в земле и никогда не возродится, говорил Сведенборг.

Церковь учила: сразу после смерти человека воскреснет его душа (нематериальное тело); небесное блаженство, ожидающее спасенную душу, – вечное прославление Бога и пение псалмов. По убеждению Сведенборга, на небе (как и на земле) у каждого свое занятие: «поклонение Богу – только одна из сторон небесной жизни, скорее отдохновение, чем занятие; ангелы едят и пьют, работают и играют, живут в домах и собираются вместе; они разделяются на сообщества в соответствии с занятиями и талантами».

Сведенборг ликвидировал тонкую грань, которая лежит в теологии между уподоблением и отождествлением.

Следующий серьезный труд Сведенборг «Апокалипсис открытый» раскрывает внутренний смысл одной из самых загадочных пророческих книг Библии – Откровения Иоанна Богослова. Многие богословы, философы и ученые стремились проникнуть за завесу образов и видений, показанных в этой книге, но не могли увидеть содержащихся в ней тайн, поскольку их раскрывает только духовный смысл Писания.

В 1768 г. выходит книга Сведенборга «Супружеская любовь», которая сразу же вызвала широкий резонанс. Основная ее идея состоит в том, что истинное супружество является духовным союзом и происходит от небесного союза добра и истины. Супружество же между муж чиной и женщиной соответствует Божественному супружеству Господа и Церкви.

В своем последнем труде «Истинная Христианская религия» Сведенборг подводит итог всего, написанного им в предыдущих работах. В этом труде он излагает фундаментальные основы истинного учения Церкви, принятого на небе и предназначенного стать учением Новой Церкви, создаваемой Господом на земле.

Демонстрации духовных возможностей. Опыты общения шведского мистика с духами подтверждались многими жизненными случаями с разными людьми, свидетельствовавшими о том, что Сведенборг рассказывал о таких фактах, которые были известны только им и их покойным родственникам или друзьям. Это окончательно убеждало их в том, что мистик действительно общался с духами умерших, пребывая в духовном мире.

Эти случаи в достаточном количестве описаны в воспоминаниях и переписке различных людей, бывших тому свидетелями, и достаточно освещены в литературе. Ниже приведены лишь некоторые из них.

В конце сентября 1756 г. произошло следующее событие. В субботу, в четыре часа пополудни Сведенборг прибыл из Англии в Гётеборг, где господин Уильям Касл пригласил его к себе в гости в компании еще пятнадцати человек. В шесть часов вечера Сведенборг вышел из гостиной и вскоре возвратился бледный и взволнованный. Он заявил, что в Стокгольме, на Зюдермальпе, вспыхнул страшный пожар (Гётеборг отстоит от Стокгольма на расстоянии свыше пятидесяти миль), и что огонь быстро распространяется. Сведенборг очень беспокоился и часто выходил из комнаты. Он сказал, что дом одного из его друзей, которого назвал по имени, уже превратился в пепел и что опасность грозит его собственному дому. В восемь часов, снова войдя в комнату, он радостно воскликнул: «Слава Богу, пожар потушен недалеко от моего дома!».

Весь город, и в особенности гостей, собравшихся у Касла, сильно взволновало это известие о пожаре, и в тот же вечер о нем сообщили представителям власти. В воскресенье утром Сведенборг был вызван к губернатору, который расспросил его обо всем случившемся. Сведенборг подробно описал пожар, рассказав, как он начался, как закончился и сколько времени продолжался. В тот же день известие облетело весь город и вызвало большую тревогу. В понедельник вечером в Гётеборг прибыла эстафета, отправленная во время пожара стокгольмским купечеством. В письмах о пожаре рассказывалось точь-в-точь, как описал его Сведенборг. Во вторник утром к губернатору прибыл королевский курьер с донесением о пожаре и причиненном им ущербе, о сгоревших домах. Донесение ничем не отличалось от сообщения, сделанного Сведенборгом; пожар действительно был потушен часов в восемь вечера.

Случай этот принес Сведенборгу европейскую известность, и в дальнейшем ему достаточно часто докучали разнообразные посетители, умолявшие его разрешить ту или иную их проблему, для решения которой была необходима помощь от кого-либо, пребывающего уже в потустороннем мире. Не занимаясь подобной практикой регулярно, Сведенборг, тем не менее, иногда не отказывал подобным просителям.

Судьба «Тайн Небесных». В Стокгольме слух о визионерских способностях Сведенборга вызвал огромную волну интереса к нему. Его недавние богословские труды были еще неизвестны в Швеции, так что этот интерес не мог быть связан с его духовным опытом: так, во второй половине 1750-х гг. никто не обращался к Сведенборгу как к автору «Небесных Тайн» и последующих мистических текстов. Тем не менее, экземпляр книги «О небесах...» каким-то образом вскоре попал в Стокгольм.

В скором времени весь город говорил о Сведенборге и его даре ясновидения. Некоторые ученые уже могли ознакомиться с его новыми книгами, ибо он стал понемногу раздавать их друзьям, ограничивая свой выбор, по его выражению, «просвещенными» и «мудрыми» людьми. Среди видных людей того времени, чье любопытство было возбуждено вновь открывшимися способностями и идеями Сведенборга, был бывший премьер-министр Карл Густаф Тессин, который оставил после себя пространные дневники, составившие 29 томов. Эти дневники поныне хранятся в замке Тессина в местечке Океро. За 28 февраля 1760 г. там присутствует такая запись: «Среди нас советник Сведенборг является живым примером того, как высоко могут подняться в человеческой голове пары воображения. Он живет, мне сказали, в саду-обсерватории, считает себя счастливейшим из смертных, да и является таковым; ибо благодаря непосредственному сношению с будущим миром он верит, что может видеть и говорить со всеми, кто умер, как известными, так и неизвестными ему».

Новые озарения. Счет ювелира. Весной 1760 г. случилось событие, которое вызвало сенсацию в столице. Господин де Мартевилль, голландский посол в Стокгольме, умер в апреле 1759 г. Спустя несколько месяцев местный ювелир представил его вдове счет на оплату некоторых серебряных изделий, которые он сделал по заказу покойного посла. Вдова очень удивилась этому требованию, ибо она знала, что ее покойный муж всегда аккуратно расплачивался по обязательствам. Она была уверена, что этот счет на сумму в 25 000 голландских гульденов был оплачен ее мужем, но никак не могла найти расписку ювелира об оплате.

Русский посол, граф Остерман (по другим данным – посланник Мусин-Пушкин), друг покойного де Мартевилля, посоветовал вдове последнего обратиться за помощью к Сведенборгу. Через некоторое время вдова нанесла визит Сведенборгу в сопровождении нескольких дам. Асессор принял их в красивой комнате с высокими потолками и окном в потолке, которое выходило на обсерваторию, находившуюся на втором этаже. Потом он пригласил гостей на прогулку в сад. Когда госпожа де Мартевилль спросила его, был ли он знаком с ее покойным мужем, Сведенборг ответил отрицательно. Извинившись за беспокойство, которое она доставляет хозяину, вдова обратилась к Сведенборгу со своей просьбой. Если, как говорят, Сведенборг обладал необыкновенным даром общения с душами умерших, не будет ли он так любезен, чтобы спросить ее покойного мужа о счете, предъявленном ювелиром?

Сведенборг, по его собственным словам, обещал несчастной вдове, что, если он встретит душу господина де Мартевилля, он расспросит его об этом деле. Так он и сделал, когда спустя некоторое время действительно повстречал покойного посла в мире духов. Де Мартевилль ответил тогда, что он сам «в тот же вечер пойдет домой и посмотрит», но ничего не попросил передать его вдове.

По словам госпожи де Мартевилль, спустя восемь дней после посещения ею Сведенборга ее муж явился ей во сне и указал место в английском бюро, где лежала расписка, сказав: «Дитя мое, ты волнуешься из-за расписки. Вытащи весь ящик наружу из моего бюро. Вероятно, расписка оказалась прижатой ящиком к задней стенке». Это случилось около двух часов ночи. Вдова, радостная, встала с постели и нашла в указанном месте не только расписку, но и украшенную драгоценными камнями булавку, которая считалась потерянной. Потом она легла вновь и спала до девяти часов утра.

Около 11 часов пришел Сведенборг и попросил доложить о своем визите. Еще не услышав от вдовы ни слова, он сказал ей, что этой ночью он видел много разных духов, среди них господина де Мартевилля. Сведенборг хотел поговорить с ним, но де Мартевилль отказался от беседы, поскольку, по его словам, он должен был прийти к своей жене и сказать ей что-то важное. После этого он оставит сообщество, в котором пробыл год, и перейдет в сообщество более счастливых.

Более драматическая версия этой истории была рассказана четыре года спустя Иммануилу Канту. Согласно этой версии, Сведенборг в присутствии своих гостей рассказал вдове про секретный ящичек, в котором лежала расписка, и вся компания тотчас направилась в дом покойного посла, где расписка и была обнаружена в месте, указанном Сведенборгом.

Тайна королевы Швеции. Сведенборг рассказывал, что в один из последних дней октября 1761 г. ему нанес визит граф Ульрик Шефер. Граф попросил Сведенборга явиться с ним завтра ко двору короля. Оказалось, что за несколько дней до того королева получила от своей сестры, герцогини Брунсвикской, письмо, в котором герцогиня спрашивала ее о некоем человеке в Стокгольме, умеющем, по сообщениям газет, разговаривать с духами. Герцогиня недоумевала, почему ее сестра до сих пор ничего не сообщила ей об этом человеке. Королева спросила присутствующих, действительно ли есть такой человек в Стокгольме и не сумасшедший ли он? На это граф Шефер ответил, что этот человек не только не сумасшедший, но принадлежит к числу самых ученых людей Швеции, и тогда Лоиза Ульрика выразила желание увидеться с ним. Граф Шефер сказал, что близко его знает, и выразил готовность прийти вместе с ним.

Выслушав этот рассказ, Сведенборг немедленно согласился явиться на аудиенцию к королевской чете.

На следующий день, когда граф Шефер представил Сведенборга королеве, та спросила его, правда ли, что он может разговаривать с умершими?

Сведенборг сказал:

– Да.

– Является ли это наукой, которую можно передать другим? – спросила королева.

– Нет, – ответил Сведенборг.

– Что же это в таком случае?

– Дар Божий.

– Можете ли вы говорить с любым покойным или только с некоторыми?

– Я не могу разговаривать со всеми, но только с теми, кого знал при жизни, – ответил Сведенборг. – А также со всеми королевскими особами, знаменитыми героями и великими учеными, которых я знал лично или о которых узнал из их сочинений; следовательно, со всеми, о которых я имею представление. Ибо можно предположить, что я не могу и даже не могу иметь желания говорить с теми, о которых не имею никакого представления.

Тогда королева спросила, не может ли он передать некое сообщение ее покойному брату? (Речь шла о прусском короле Августе Вильгельме, который умер 12 июня 1758 г.)

– С большой охотой, – ответил Сведенборг.

Согласно свидетельствам очевидцев, затем Сведенборг вместе с королем и графом Шефером прошел за королевой к окну, где она сообщила ему свое поручение, и он обещал доставить ей ответ.

После этого королевская чета пригласила Сведенборга отобедать вместе с нею, и за обедом король и королева задали ему тысячу вопросов, на которые он должным образом ответил. Воспользовавшись случаем, Сведенборг попросил у королевы разрешения преподнести ей свои опубликованные труды.

Три неделя спустя, свидетельствует Тессин, до него дошли известия столь удивительные, что он решил сам посетить асессора и узнать все из его собственных уст. Запись в дневнике Тессина от 18 ноября гласит далее: «Через три дня Сведенборг опять явился к королеве вместе со своими книгами и попросил личной аудиенции у Ее Величества. Королева сама утверждала позднее, что она играла в карты, когда вошел Сведенборг и попросил ее о приватной беседе. Она ответила, что в этом обществе он может говорить все, что он может сказать другому, но Сведенборг заверил Ее Величество, что он не мог раскрыть то, что он должен был сказать, при свидетелях.

Королева, слегка взволнованная, передала свои карты другой даме и попросила сенатора фон Шверина сопроводить ее в другую комнату. Она поставила фон Шверина у двери, а сама прошла в другой конец комнаты со Сведенборгом. Тогда Сведенборг сказал ей нечто, что должен был держать в тайне. Королева же, услышав сие, побледнела, отступила назад, словно она вот-вот лишится чувств, и воскликнула в большом возбуждении: «Этого никто не мог сказать, кроме моего брата!».

Заметив испуг королевы, Сведенборг выразил сожаление о том, что зашел так далеко.

Выходя из покоев королевы, он встретил советника фон Далина и попросил его передать Ее Величеству, что он займется этим делом дальше, чтобы она могла чувствовать себя спокойней. «Но я не осмелюсь сделать это, – добавил он мне, – раньше чем через десять или двенадцать дней; ибо если я сделаю это раньше, это вновь будет потрясением и, возможно, еще большим для Ее Величества».

Что же касается королевы, по Тессину, то она заявила, что все еще пребывает в нерешительности относительно того, чему верить, и попросила асессора представить ей новые доказательства. Если ему это удастся, она убедится в том, что он знает больше других. Возможно, это он и имел в виду, когда говорил о каком-то новом известии, которое должен получить через десять или двенадцать дней.

Остается несомненным, заключает Тессин, что состояние ума Сведенборга являет собой поразительное смешение проникновения, даже, поистине, ясновидения и необузданного воображения. Он один из тех необычных характеров, которые всегда будут загадкой для исследователей, не обязательно пребывая при этом за пределами возможного и доступного пониманию».

Этот дипломатичный и, в сущности, бессмысленный вывод давал Тессину возможность как-то закрыть для себя «тему Сведенборга».

Какой секрет передал Сведенборг королеве Швеции? Это все хотели знать. На протяжении нескольких дней после этого события к дому асессора одна за другой подъезжали кареты, из которых выходили первые люди государства, желавшие узнать секрет, так напугавший королеву. Но Сведенборг решительно отказывался разглашать его. Согласно одной из версий разговора Сведенборга с королевой, Сведенборг передал ей содержание ее беседы с покойным братом, когда она расставалась с ним в замке Шарлоттенбург. Если бы Сведенборг разгласил секрет королевы, это могло бы дать основания для новых обвинений королевы Швеции в измене и сговоре с врагом, поскольку Швеция была тогда в состоянии войны с Пруссией. За несколько лет до того Лоиза Ульрика едва избежала обвинений в подготовке государственного переворота, когда она попыталась расширить прерогативы королевской власти.

Смерть российского императора Петра III. По свидетельствам современников, в 1762 г., в тот самый день, когда умер император России Петр III, Сведенборг был в некоем собрании... Посередине разговора он вдруг переменился в лице, и было видно, что чувства покинули его и с ним что-то происходит. Когда он пришел в себя, его спросили, что с ним случилось. Сначала он отказывался говорить, но потом, уступив настойчивым просьбам, сказал: «В это самое время император Петр умер в тюрьме». Он объяснил причину его смерти и добавил: «Господа, отметьте, пожалуйста, какой нынче день, чтобы вы могли потом сравнить мое сообщение с известием о его смерти, которое появится в газетах».

Вскоре в газетах появилось сообщение о смерти императора, случившейся в тот самый час, который был указан Сведенборгом. Петр был назначен императором его теткой Елизаветой и вступил на престол 5 января 1762 г. Очень скоро жена Петра, бывшая немецкая принцесса Екатерина, организовала мятеж против него и провозгласила себя правительницей России. 17 июля Петр был задушен в тюрьме одним из заговорщиков, и эту трагедию Сведенборг, судя по сообщению его друга, и видел своим внутренним зрением!

Неразгаданные тайны. Видения Сведенборга представляли мучительную проблему для ученых мужей его времени, которые не могли сопровождать ясновидца в его странствии к высотам науки и не могли видеть его постепенного восхождения к тайнам души.

Граф Клас Экеблад отмечал в своем дневнике типичный для того времени случай: 16 июня 1762 г. он пошел на прогулку в Королевский сад: «В саду было огромное стечение публики, и королевская чета остановилась специально для того, чтобы дать возможность своим верным подданным хорошенько разглядеть ее. Там был и асессор Сведенборг, который говорил о свадьбе в раю русской императрицы с моим дедушкой, о чем я и сообщаю за то, что купил».

Речь идет о дедушке графа Экеблада по материнской линии, Магнусе де ля Гарди, который умер еще молодым, и императрице Елизавете, дочери Петра Великого, которая умерла в январе предыдущего года в возрасте 53 лет. В потустороннем мире де ля Гарди расстался со своей женой из-за несходства их наклонностей. Императрица встретила в загробном мире разных мужчин, которые ухаживали за ней при жизни, но сочла их всех неподходящими для себя. Когда же она встретилась с де ля Гарди, оба тотчас поняли, что созданы друг для друга. По словам Сведенборга, Елизавета была правительницей над лучшим сообществом русских, а де ля Гарди тоже управлял большим небесным сообществом. Когда они решили пожениться, ангел в красивом белом одеянии спустился к ним для совершения свадебной церемонии. Он просто спросил у жениха и невесты об их согласии на брак и дал им Божье благословение. Это случилось, говорит Сведенборг, 5 марта 1762 г., за три месяца до того, как Сведенборг и внук Магнуса де ля Гардии встретились в парке.

«То, что с виду многим казалось в ней нерешительностью и медлительностью, чаще всего было мудрым откладыванием суждения». Это замечание Сведенборга о характере Елизаветы представляет большой интерес в связи с двумя иными эпизодами его жизни.

Первый из них записал его друг Робзам, который однажды пригласил Сведенборга отобедать в обществе русского монаха по имени Ороносков, священника русского посольства в Стокгольме. Это благочестивый и набожный человек получил от Робзама некоторые сочинения Сведенборга, которые он читал с большим удовольствием.

За обедом русский священник спросил Сведенборга, видел ли он императрицу Елизавету.

«Я видел ее часто, и она находится в блаженном состоянии», – ответил Сведенборг, и кто-то из присутствующих перевел его слова на французский язык.

Услышав ответ Сведенборга, священник прослезился и сказал, что императрица была всегда добра и справедлива.

«Да, – сказал Сведенборг, – ее добрые чувства к людям проявились после ее смерти, ибо в другой жизни выяснилось, что она никогда не уходила на государственные совещания, не помолившись Богу и не попросив Его совета и помощи ей в управлении государством».

В другой раз Сведенборг высказался о духовном состоянии императрицы Елизаветы несколько лет спустя, когда он гостил у шведского посланника в Дании. Когда его спросили, приходилось ли ему видеть покойного короля Дании Фредерика V, Сведенборг ответил: «Да, я видел его и знаю, что он очень счастлив, как и все короли Ольденбургского дома, которые все находятся вместе. Это, увы, нельзя сказать о наших, шведских, королях, некоторым из которых приходится очень плохо».

Потом он добавил: «В мире духов я не видел никого счастливее русской императрицы Елизаветы... При всех ее ошибках у нее было доброе сердце... Она намеренно откладывала подписание указов и бумаг, которые ей вручали, так что в конце концов их скапливалось у нее столько, что она уже не имела времени изучать их и ей приходилось верить на слово министрам и подписывать сразу целые кипы документов. А потом она уединялась в своих покоях, падала на колени и просила у Бога прощения, если она нечаянно подписала какое-нибудь несправедливое распоряжение».

В те годы в Стокгольме было много разговоров о природе видений Сведенборга. Говорили разное. Одни верили в его сверхъестественное зрение, другие считали его необъяснимым, третьи верить отказывались, считая все это чистым домыслом. Но решительно все относились к Сведенборгу с почтением по причине его безупречного поведения. Появилось множество анекдотов о жизни необыкновенного асессора, и далеко не все из них заслуживают доверия. В числе наименее правдоподобных можно назвать рассказ профессора фон Шерера, атташе французского посольства, который был лично знаком со Сведенборгом, но находил невозможным верить в его рассказы о беседах с духами.

По словам Шерера, однажды, после того как Сведенборг в кругу знакомых сообщил нечто из жизни в мире духов, его стали просить, желая проверить, насколько достоверны его сообщения, сказать, кто из присутствующих умрет первым. Сначала Сведенборг отказывался, но после настойчивых уговоров он погрузился на некоторое время в глубокое созерцание и, наконец, изрек: «Олоф Олафсон умрет завтра утром в четыре часа».

Это неожиданное предсказание повергло всех присутствующих в шок. Один из тех, кто находился тогда рядом со Сведенборгом, был близким другом упомянутого Олафсона и решил на следующее утро проведать его. На звонок вышел слуга Олафсона и сказал ему, что его хозяин только что скончался от апоплексического удара. Часы в доме покойного, по словам слуги, сами остановились в момент его смерти, и они показывали ровно четыре часа!

Биограф Сведенборга, Сигштедт, утверждала в этой связи: «Сведенборг в самом деле иногда предсказывал будущие события. Но чудесная остановка часов уж слишком отдает фантазией рассказчика, и анекдот Шефера интересен лишь как пример ходячих толков о Сведенборге».

Другой анекдот, рассказанный неким «заслуживающим доверия господином», если он достоверен, делает честь остроумию Сведенборга. Рассказывают, что архиепископ Самуэль Тройлиус, больше всего на свете любивший карточную игру тресет (для трех игроков), потерял своего старого партнера Эрланда Бромана, президента ведомства торговли. Встретив однажды Сведенборга в каком-то многолюдном собрании и желая посмеяться над ним на публике, он спросил его: «Между прочим, асессор, расскажите нам что-нибудь о мире духов. К примеру, как там поживает мой друг Броман?».

Сведенборг, не задумываясь, ответил: «Я видел его несколько часов тому назад. Он тасовал карточную колоду в обществе Лукавого и ждал только вашего святейшества, чтобы начать игру в тресет!».

А в дневниках Сведенборга мы встречаем такое описание духовного состояния Бромана: «Был некто известный мне, кто жил в этом мире только плотскими радостями. Перед смертью он позаботился о том, чтобы со всем благочестием совершить все необходимые обряды, так что священник и все остальные были уверены, что он попадет на небеса. Я говорил с ним спустя три дня после его смерти, и оказалось, что на том свете он стал делать то же самое, что и при жизни, так что его предсмертное раскаяние не имело для его судьбы никакого значения».

Мистик глазами очевидца. С момента первого видения Сведенборга вся его последующая жизнь была посвящена служению Господу и исполнению возложенной на него миссии. Два года он провел, глубоко изучая Библию. Обновил свои познания в древнееврейском и греческом, чтобы читать текст Священного Писания в подлинниках. Всю оставшуюся жизнь мыслитель полностью посвятил передаче Откровения, дарованного ему Господом, излагая его в своих богословских трудах.

Описания самого повседневного хода этих процедур стали достоянием современников и историков. Незаурядным являются воспоминания библиотекаря по фамилии Гьёрвель. 28 августа 1764 г. библиотекарь отворил ворота дома Сведенборга и вошел в сад, где в воздухе носились ароматы редких цветов. Там гость и застал хозяина. Он имел долгую беседу с асессором, содержание которой записал сразу же по возвращении домой. Рассказ Гьёрвеля представляет особый интерес, поскольку содержит один из самых достоверных портретов Сведенборга, уже достигшего к тому времени весьма почтенного возраста в 76 лет. Вот что записал Гьёрвель: «Королевская библиотека, август, 28-го дня. Некоторое время тому назад я, нижеподписавшийся, вернулся от асессора Эмануэля Сведенборга, которого я посетил с целью получения для Королевской библиотеки экземпляров его книг, недавно напечатанных в Голландии.

Я встретил его в саду его дома, где он ухаживал за цветами, одетый в простое платье. Он живет в невысоком деревянном доме, напоминающем садовый домик. Еще не зная меня и цели моего визита, он спросил с улыбкой:

«Быть может, вы желаете пройтись по саду?».

Я ответил, что хотел иметь честь посетить его и попросить экземпляры его последних книг для Королевской библиотеки с тем, чтобы мы располагали полным собранием его сочинений.

«Охотно выполню вашу просьбу, – ответил он. – Я и сам намеревался послать книги в библиотеку, ибо я опубликовал их для того, чтобы они стали известны всем и попали в руки умных людей».

Я поблагодарил его за доброту, после чего он показал мне эти труды и повел меня на прогулку по саду.

Хотя он был уже пожилой человек, и седые волосы вылезали во всех местах из-под его парика, он двигался легко, был разговорчив и говорил с воодушевлением. Он был довольно худ, но весел и улыбчив. Постепенно он сам заговорил о своих взглядах; и поскольку это было в действительности второй целью моего визита, я слушал его с жадностью, не возражая ни единому слову, но лишь задавая вопросы, как бы желая лучше понять его.

Его система теологии, которую он в согласии с другими христианами основывает на нашем общем откровении, Священном Писании, состоит в основном из Следующих положений:

Что спасение только верой – порочное учение, и добрые дела суть должное средство улучшения своей судьбы и обретения вечного блаженства.

Что для того, чтобы обрести способность делать добрые дела, – я использую везде слова самого Сведенборга, требуется молитва единому Богу и что человек также должен работать над собой, ибо Бог ни к чему не понуждает нас и не творит чудес ради нашего обращения.

Что до остального, то человек должен жить в отведенном ему месте, усваивая такое же знание и ведя такую же жизнь, как другие честные и скромные люди, которые живут покойно и благочестиво. О возмездии и нашем Спасителе он не сказал ни слова. Жаль, что я не спросил его об этом.

Он также сказал, что доктор Лютер в настоящее время страдает в том мире из-за того, что он распространил учение о спасении только верой; хотя он не находится среди проклятых.

Переход к его собственному откровению произошел очень легко, ибо он сказал, что часто виделся и разговаривал с доктором Лютером. Его принцип познания – это сверхъестественное видение и слышание, и критерий истинности его откровений заключается в следующем: что Бог открыл Себя ему в мае 1744 г., когда он был в Лондоне, и что до того времени Бог готовил его посредством досконального познания физических и моральных сил этого мира к восприятию этого откровения. И с тех пор он находился в постоянном общении с Богом, которого он видит своим (духовным) взором как солнце. Он беседует с ангелами и душами умерших и знает все, что происходит в потустороннем мире, как на небе, так и в аду, но он не знает будущего.

Его миссия состоит в передаче этого нового света мира, и всякий, желающий воспринять его, способен сделать это. Господь дал ему откровение, чтобы он мог сообщить о нем людям; и он делает это на латыни – самом общем языке на свете. Всякий, кто не отвергает этот свет и не противится этому откровению, получает его; и это откровение есть живая истина. Цель его в том, чтобы создать Новый Иерусалим среди людей, смысл же его в том, что грядет Новая Церковь, природа которой и способ вхождению в которую описаны в его сочинениях.

Обо всем этом он говорил очень убежденно, сделав особенное ударение на следующих словах: «Все это я вижу и знаю без каких-либо галлюцинаций и не будучи фанатиком. Но когда я один, моя душа как бы покидает тело и попадает в другой мир. Во всех отношениях я нахожусь там так же, как я нахожусь здесь. Когда же я думаю о том, что я должен писать, я переживаю совершенное вдохновение, ибо в противном случае написанное принадлежало бы мне самому. Но нынче я знаю доподлинно, что написанное мною есть живая истина Бога».

Когда человек умирает, его душа не освобождается от своих пристрастий, а берет их с собой. Я не удержался и спросил его, чем занимается сейчас профессор Нильс Валлериус (профессор Валлериус, известный своими лекциями по философии, умер за две недели до встречи Гьёрвеля и Сведенборга).

«Он все еще дает лекции», – последовал ответ.

Прежде работы Сведенборга печатались в Лондоне, а последние книги были опубликованы в Амстердаме. Но он ездил в Англию и преподнес экземпляры своих трудов Королевскому обществу, а по пути домой преподнес их в Копенгагене датскому королю. На прошлой неделе он преподнес свои книги Их Величествам королю и королеве Швеции. Его книги везде были приняты благосклонно. У него осталось только двенадцать экземпляров его сочинений, четыре из них предназначены для публичных библиотек, а еще четыре для самых известных епископов.

То, что все вышесказанное является словами самого Сведенборга и что все написанное я видел собственными глазами и слышал собственными ушами, я удостоверяю своей подписью: Карл Кристоффер Гьёрвель».

Один из шведских друзей Сведенборга, консул Кристофер Спрингер, свидетельствует, что Сведенборг имел «богатый дар от Бога». Сведенборг поразил Спрингера детальным знанием положения его друзей и врагов в потустороннем мире и сообщил ему обо многих тайных сторонах его отношений с ними. Это было почти невероятно!

Один из старых противников Спрингера был граф Клаес Экеблад, который умер в октябре 1771 г. Сведенборг рассказал Спрингеру о том, как однажды тот чуть было не затеял дуэль с Экебладом и как Экеблад предлагал ему большую взятку, что было с негодованием отвергнуто Спрингером. Оба факта были известны только Спрингеру и покойному Экебладу. Более того, Сведенборг рассказал Спрингеру во всех подробностях о том, что произошло девять лет тому назад, когда Спрингер был нанят английским правительством для роли посредника в переговорах между Швецией и Пруссией по поводу заключения мирного договора. Сведенборг точно пересказал Спрингеру во всех подробностях его действия во время переговоров – нечто, хранившееся в глубокой тайне всеми сторонами.

На вопрос Спрингера, откуда Сведенборгу известны все эти факты, которые, как он доподлинно знал, не были известны никому из посторонних, тот ответил с улыбкой:

«Вы ведь не можете отрицать, что все, рассказанное мною, – правда?».

По замечанию Соловьёва, «в последние годы жизни Сведенборг испытал гонение от шведского духовенства, раздраженного его резкой критикой протестантских догматов. В 1769 г. на сейме шла речь о необходимости признать Сведенборга помешанным и лишить свободы. Чины духовного сословия во главе с племянником Сведенборга, епископом Филениусом, постановили секвестровать его книги, а два его последователя, члены консистории, были преданы суду. Один из них, д-р теологии Бейер, издал защитительную декларацию, а сам Сведенборг – меморию и апелляцию к трем университетам королевства. Вследствие общего уважения к Сведенборгу и заступничества короля дело, перешедшее в сенат, было прекращено».

Русский мыслитель имеет здесь в виду судебный процесс, проходивший в 1769 – 1771 гг. в шведском Гётеборге по делу о ереси, в которой государственная Церковь обвиняла теологию Сведенборга. (Два профессора богословия были уволены с должностей за обучение его идеям, книги мистика были запрещены в стране; решение суда было официально аннулировано в 1779 г.) До самой смерти Сведенборг работал, не жалея сил и здоровья: незадолго до смерти он трудился над завершением своей последней книги «Истинная Христианская религия». Мыслитель точно знал дату своего перехода в мир иной и имел обещание от Господа, что не умрет, пока не будет напечатана эта книга.

После того, как книга была напечатана, в декабре 1771 г. со Сведенборгом случился апоплексический удар. Он лишился речи и три недели не приходил в сознание. Но постепенно, на протяжении января – февраля 1772 г. его состояние улучшилось, речь вернулась, и он мог разговаривать с посетителями.

Уход. Происходило это в Англии. За несколько месяцев до смерти, уже после удара, Сведенборг лишился способности духовидения. Поэтому он очень скорбел и часто молился: «... о Господи, за что Ты покинул Своего слугу!..». Скоро, однако, способность духовидения вернулась, и Сведенборг успокоился.

Во время болезни Сведенборга за ним ухаживали доктора Месситер и Гампе, врач из Ганновера, состоявший лекарем при принце Уэльском. Доктора считали его недуг не относящимся к прерогативам собственно медицины и прописали ему только бутылочку капель, которые больной тотчас отказался принимать. Во время последнего посещения Сведенборга один из врачей взял с собой рукопись из 72 страниц, половина из которых по странному стечению обстоятельств пропала. Оставшаяся часть была позднее напечатана под заголовком «Венец, или Дополнение к Истинной Христианской религии». Сохранившиеся части работы касаются древних Церквей, предшествовавших христианству.

За два дня до смерти Сведенборга его посетил еще один друг, швед Эрик Бергстрём, владелец таверны. Сведенборг сказал Бергстрёму, что, поскольку Богу было угодно сделать бесполезной его руку, пораженную параличом, его тело было пригодно теперь только для того, чтобы лечь в могилу. Бергстрём спросил Сведенборга, не хочет ли он причаститься Святых Даров, и кто-то предложил позвать Аарона Матесиуса, официального священника шведской Церкви. Но Сведенборг отверг кандидатуру Матесиуса, поскольку он распространял слухи о том, что Сведенборг сумасшедший, и согласился принять пастора Ферелиуса, несколько раз навещавшего его во время болезни.

Когда Бергстрём вернулся в сопровождении священника, Сведенборг встретил их веселой улыбкой: «Добро пожаловать, уважаемый сэр! – сказал он Ферелиусу. – Бог ныне избавил меня от злых духов, с которыми я боролся несколько дней. Теперь ко мне вернулись добрые духи!»

«Вы полагаете, что умираете? – обратился к нему Ферелиус, и Сведенборг ответил: «Да».

Готовясь к совершению причастия, Ферелиус спросил умиравшего, не хочет ли он перед смертью отказаться от чего-то написанного им, поскольку многие полагают, что целью обнародования им нового религиозного учения было единственно жажда личной славы.

В ответ Сведенборг приподнялся в постели и, положив здоровую руку на грудь, сказал со всей решительностью примерно следующее: «Мною не написано ни одного слова лжи, я всегда говорил только правду. Если вы по-прежнему останетесь верны Господу и пребудете всегда в служении Ему единому, отвергая всяческое зло, как грех против Бога, и если вы будете снискивать и желать исключительно Слова Божьего, которое я призываю здесь в свидетели того, что все сказанное мною, от первого и до последнего слова, пребывает в согласии с Божественной Истиной, то и вам также откроется истинность всего того, что сказано было в моем учении. Как несомненно то, что вы видите меня сейчас своими глазами, так несомненна и истинность всего того, что было мною написано... Когда вечность примет вас, то вы сможете увидеть».

Затем Ферелиус спросил умирающего, желает ли он причаститься Святых Даров, и тот ответил: «С благодарностью». Еще он добавил, что, будучи обитателем иного мира, он не нуждался в этом обряде, но что он совершит его ради того, чтобы показать тесную связь, которая существует между Церковью вверху и здесь внизу. Священник спросил его, считает ли он себя грешником. «Конечно, пока я влачу это греховное тело», – ответил Сведенборг.

Затем с большой преданностью, сложив руки и обнажив голову, он прочел исповедание грехов и приготовился к принятию Святых Даров. Он попросил священника «произнести только благословение и прочее предоставить ему, ибо он очень хорошо знал, что это значило».

Ферелиус так и поступил. В благодарность за его внимание Сведенборг подарил ему один из немногих оставшихся у него экземпляров «Небесных Тайн» и посоветовал ему принять учение Нового Иерусалима, «невзирая на возможное сопротивление людей, в особенности Аарона Матесиуса».

На следующий день, 29 марта – в предсказанный день – чета Ширсмитов и Элизабет сидели у его постели. Подходила к концу тихая весенняя суббота. Вскоре колокола Лондона должны были зазвонить к вечерне, заглушая птичий щебет в соседнем парке Клеркенвелл.

Сведенборг услышал бой часов и спросил, который час пробило. Когда ему ответили: «Пятый», он сказал:

«Хорошо. Я благодарю вас. Да благословит вас Бог!». Он тихо вздохнул и скончался.

Слуга Господа завершил свою миссию и покинул этот мир. На столе остались лежать его перо и лист бумаги с незаконченным посланием: «Приглашение к Новой Церкви, обращенное ко всему христианскому миру, и призыв к людям пойти встретить Господа... Отныне они не должны зваться евангелистами, протестантами и еще менее лютеранами или кальвинистами, но Христианами».

Похороны Сведенборга состоялись 5 апреля 1772 г. в шведской лютеранской церкви Ульрики Элеоноры. Панихиду отслужил пастор Ферелиус – это была его последняя официальная служба перед возвращением на родину. Хор пропел шведский гимн, когда тело покойного, запечатанное в трех гробах – один из них свинцовый, – опускали в нишу под алтарем. Церковь была полна народу. И все же не Лондон стал местом окончательного успокоения останков великого ясновидца.

В 1908 г. по просьбе шведского правительства прах Сведенборга был перенесен в Швецию и с тех пор покоится в кафедральном соборе Упсалы рядом с могилой его великого современника Карла Линнея.

Захоронение там является привилегией королей, архиепископов, великих полководцев и народных героев. Весьма немногие шведы удостаивались такой чести.

Мыслитель оставил миру величайший духовный багаж, составляющий около десяти томов книг, которые содержат Новое Господнее Откровение, богословские труды и описание многочисленных опытов своего пребывания в духовном мире. Важность этого наследия для человечества поистине неоценима.

ОСНОВНЫЕ РАБОТЫ ЭММАНУИЛА СВЕДЕНБОРГА

«ТАЙНЫ НЕБЕСНЫЕ» (1749 – 1756)

Духовный смысл книг Библии в интерпретациях Сведенборга: промысел не для простецов. В самом начале «Небесных Тайн», первой из опубликованных книг Учения, помещена следующая декларация: «В работе, которая следует далее, под именем Господа понимается единственно Спаситель мира, Иисус Христос; и Он называется Господом без добавления других имен. Повсюду на небе Его знают и поклоняются Ему как Господу, ибо Он имеет всякую власть на небе и на земле. Он также заповедал это Своим ученикам, говоря: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то» (Иоан 13:13).

По убеждению шведского мыслителя, Слово Божье написано от начала до конца через посредство инструментария «Закона Соответствий», и «Небесные тайны» открывают их смысл, давая подробнейшие объяснения 90 глав Библии (книг «Бытие» и «Исход») в их духовном смысле. Этот труд явился самым фундаментальным трудом, в котором были заложены все основы учения, принятого на небе и содержащегося в Слове Божьем. Согласно оценке Соловьёва, у Сведенборга в этом трактате «метод толкования – чисто аллегорический, отличающийся от такого же у церковных писателей лишь своей прямолинейностью и однообразием».

В работе раскрывается внутренний смысл Священного Писания и проясняются многие истины, содержащиеся в Ветхом Завете, которые относятся к Господу, к Церкви и к вере. Сам Сведенборг указывал на то, что христианскому миру до сих пор еще неизвестно, что все в Слове заключает в себе духовные и небесные предметы и что внешний, или буквальный, смысл Слова является только оболочкой. В свою очередь, жизнью и душой Слова является его внутренний, духовный смысл, который невозможно увидеть, привязываясь только к буквальному смыслу.

Согласно Сведенборгу, «например, в первых главах Бытия по буквальному смыслу можно узнать только о Сотворении мира, об эдемском Саде, называемом Раем, и об Адаме как о первом сотворенном человеке. Кто думает о чем-либо ином? Но в дальнейшем будет совершенно ясно, что все это содержит в себе тайны, которые никогда не были открыты. Особенно это видно из того, что в первой главе Бытия во внутреннем смысле... говорится о новом сотворении человека, то есть о его возрождении, а в частности – о Древнейшей Церкви; таким образом, нет ни малейшего выражения, которое не представляло бы, не означало бы и не содержало бы в себе всего этого. Ни один смертный не может знать, что это так, кроме как от Господа».

В «Тайнах» дается подробное объяснение первых библейских книг («Бытие» и «Исход») в их духовном смысле, и раскрываются многие тайны, заключенные в них. Структура этого 8-томного труда, на написание которого Сведенборгу понадобилось 8 лет, проведенных в уединении в пригородном доме, довольно своеобразна. Объяснение внутреннего смысла книг Бытие и Исход следует глава за главой, слово за словом, причем подробное разъяснение каждого стиха предваряется изложением общего смысла всей главы. В начале и в конце каждой главы Сведенборгом ведется последовательное повествование на какую-нибудь отличную от объяснения смысла данной главы тему, причем повествование это продолжается в началах и в концах следующих глав. Таким образом, кроме объяснения внутреннего смысла книг Бытие и Исход в «Тайнах» содержится целый ряд отдельных работ, вкрапленных между главами книги, освещающими различные духовные вопросы.

С.О. Сигштедт об истории создания и условиях возникновения «Тайн Небесных». Состояние духовной отвлеченности не было в Сведенборге постоянным. 5 декабря 1747 г. он записывает: «Всякий раз, когда я погружался в мысли о земных делах, виденное мною в небесной обители немедленно исчезало; так падают с небес те, кто позволяют пасть в мир своим мыслям. Если мне доводилось подумать о моем саде и том, кто остался ухаживать за ним, о денежных делах, о мнении моих знакомых, о том, что я должен был писать, и в особенности о том, как написанное мною будет принято другими и о возможности оказаться непонятым, о новой одежде, которую следовало достать, и о прочих вещах такого рода, духу [моему] тотчас делались неприятные, тревожные или недобрые предложения... отсюда и проистекает меланхолия многих людей...».

В первый день марта 1748 г. он испытал нечто похожее на смерть и воскресение: «В этот день утром я пережил состояние тех, кто умирают, чтобы я мог знать, что они испытывают, а также их состояния после смерти. Мертвым, поистине, я не был, но я был приведен в некое состояние нечувствия телесных органов. Внутренняя жизнь тем временем сохранялась полностью, чтобы я мог воспринять и сохранить в памяти обстоятельства, переживаемые теми, кто умирают ...».

Он описывает частичное прекращение дыхания и то, как «небесные ангелы вошли и заняли область сердца», оберегая его от посягательств злых духов: «Когда человек умирает, ангелы немедленно приходят к нему. Стоя у его изголовья, они охраняют его от злых духов. Эту помощь они оказывают каждому человеку; и эти небесные существа остаются с ним еще спустя много времени после того, как душа освобождается от телесной оболочки. И не имеет значения, умер ли человек в постели или в сражении, поскольку все, что составляет его жизнь, – как бы ни было оно рассеянно, – в одно мгновение будет вновь собрано воедино и составит одно».

Эти прозрения были включены в текст «Небесных Тайн» несмотря на колебания некоторых духов (по версии Сведенборга) на счет того, нужно ли раскрывать их для публики: «... Было сказано, что они даются мне вместо чудес, и без них люди не поймут природу книги и не будут верить ей – одним словом, они останутся в неведении относительно ее предмета. Те же, кто просто учены, в большинстве своем отвергнут их».

Что же касается самих духов, которые встречали эту необыкновенную душу – обитательницу сразу двух миров: мира живых и мира мертвых, – то они обычно называли его «странный, удивительный, непонятный».

Духовные приключения, которые переживал в это время Сведенборг, были в самом деле из разряда малопонятных. Они требовали мужества, но не того мужества, которое свойственно искателям приключений. Здесь в этой непростой роли был человек, имевший положение в обществе и талант ученого, человек, для которого были открыты все двери с их обещаниями славы. Как же он распорядился своим богатством? Он предпочел поставить все на карьеру, которая могла принести ему немногим более, чем презрение современников, гонения официального духовенства и враждебность его знакомых, которые видели, что он тратит свое время и деньги на печатание никому не нужных книг. Но он и не ожидал немедленного признания:

«Придут те, которые будут судить без гнева и пристрастия», – цитировал он Сенеку.

Но эти опасности были ничто по сравнению с другой опасностью – опасностью общения с мертвыми, с миром духов, заселенным легионами демонов, готовыми в любую минуту наброситься на него и завладеть его душой и телом. Сведенборг понимал эту опасность. Однажды, когда он спал, говорит он, они задумали задушить его и наслали на него такие ужасные видения и кошмары, что он чуть было не потерял рассудок. Они внушили ему неодолимое желание покончить с собой. Они пытались заставить его выпить что-нибудь такое, что лишило бы его разума. И они заставляли его ощущать невыносимую боль в разных частях тела.

«Я не уверен, что другие могли бы вынести такие боли, – говорил он. – Но, привыкнув к ним, я мог выносить их, как бы не чувствуя боли». Однажды злой дух подкрался к нему сзади и вонзил ему в спину как бы кинжал.

«Я почувствовал, будто острое лезвие пронзило мое сердце, и в тот же миг еще одно вошло в мой мозг. Но, находясь под защитой Господа, я ничего не боялся... Если бы Господь не охранял человека, он бы тотчас погиб вследствие царящей среди демонов неописуемо исступленной и смертельной ненависти к любви и вере в Господа. Но дьявол не может причинить вреда тому, кого оберегает Господь, как мне было дано знать в моих поразительных видениях».

Это безусловное доверие в защиту, даруемую Господом, было сердцевиной мужества Сведенборга. Он переживал все это ради того, чтобы принести на землю, как он твердо верил, знание о непостижимом духовном мире. Его опасная миссия требовала мужества особого рода, о котором в своем последующем трактате, посвященном душе, он пишет в следующих словах: «Настоящее мужество никогда не сосредоточено на собственной персоне, но является неразлучным спутником многих и тем самым – общества... Презреннейший и ничтожнейший из смертных тот, кто не испытывает страха за истину, святые вещи, за небеса и Бога, а только за себя самого... Возвышенные и поднявшиеся выше смертных вещей души не страшатся принять смерть за истину, особенно за небесную и божественную истину, потому что они боятся за истину и страшатся ее уничтожения».

Между главами своей книги Сведенборг вставил много сообщений о своем духовном опыте, который он считал не менее важным, чем разъяснение Писания. Он не питал иллюзий относительно трудностей убеждения других в правдивости пережитого им, но даже почти полная уверенность в том, что его рассказы будут отвергнуты читателями, не заставила его отказаться от обнародования того, что он узнал о жизни после смерти.

Он рассказывал немало поразительных историй о духах и ангелах, о небесах и об аде, часто приводя свои записи в «Духовном дневнике». «Это может показаться невероятным, но это правда», – заключает он один из таких рассказов.

«Духам и ангелам было дозволено видеть вещи этого мира моими глазами так же ясно, как вижу их я, и слышать тех, кто разговаривал со мной... Порой случалось, к их великому удивлению, что некоторые через посредничество меня видели друзей, которых они имели при жизни в теле. Некоторые видели своих супругов с их детьми и хотели сказать им, что они находятся рядом, и рассказать о своем состоянии в другой жизни. Но мне было запрещено делать это, ибо я знал... что они не верят в существование духов или воскрешение мертвых, даже если признают это на словах.

Когда во мне впервые открылось внутреннее знание, и духи и ангелы посредством моих глаз смогли видеть происходящее в этом мире, они были так изумлены, что называли это чудом из чудес; и их переполняла радость того, что таким образом установилось сношение между небом и землей... Все это показывает, что человек был сотворен так, что, живя на земле среди людей, он мог бы в то же время жить на небесах среди ангелов и наоборот. Но из-за того, что человек оказался привязанным к своей телесности, небеса закрылись для него ...».

Когда человек умирает, «внутренности его тела холодеют, и жизненные субстанции отделяются от человека, где бы он ни был, так что в нем не остается ничего живого ...». Поскольку дух человека состоит из органических субстанций, человек, перешедший в иной мир, полагает, что он живет все в том же теле, наделенном такими же чувствами и мыслями, как и в прежней жизни».

Вновь прибывшего духа вначале встречают добрые духи и ангелы, но, будучи свободен соединяться с подобными себе, он мало-помалу начинает жить той же жизнью, какой жил на земле. Существуют три уровня небес, и на каждом из них имеются бесчисленные сообщества, управляемые гармонией взаимной любви. Господь является там в виде солнца, источника всех неизъяснимых наслаждений ангельской жизни. Есть также и три уровня ада, обитатели которых группируются в соответствии с пороками и фантазиями, которым они желают предаваться, – ненавистью, местью, жестокостью, обманом, разбоем, жадностью и т.п.

Между небесами и адом находится «мир духов», где обитают души недавно умерших людей. В то время, говорит Сведенборг в 1750 г., этот мир был полон злых духов из христианского мира, которые «не думают почти ни о чем другом, кроме как о том, чтобы стать самым великим и обладать всем». Это было знаком, что Страшный суд уже близок.

«ЗЕМЛИ ВО ВСЕЛЕННОЙ» (1758)

С тех пор, как по Божественному милосердию Господа внутренние начала моего духа были открыты и мне было позволено говорить с духами и ангелами не только нашей земли, но и с обитателями, духами и ангелами других миров. Поскольку я жаждал узнать о том, существуют ли кроме нашей Земли другие обитаемые земли, каковы их природа и жители, Господом мне было позволено разговаривать и общаться с духами и ангелами других миров.  ( Э. Сведенборг )

В работе Сведенборг показывает и доказывает на личном опыте пребывания в духовном мире, что жители Земли не одиноки в бесконечной Вселенной. Существует множество миров, планет, населенных людьми. Каждый из миров, будучи неповторим и уникален, занимает свое место в бесконечном творении, подобно клетке в большом организме, и функционирует во взаимодействии с другими клетками, живя своей жизнью и исполняя свою роль, отведенную для него Божественным Провидением. Природа, качества и жизнь людей, населяющих эти миры, а также духов, из них происходящих, различны, но всех их объединяет одно – все они созданы по образу и подобию Божьему. Сведенборг описывает жизнь, характер, богослужение и прочие особенности обитателей планет Солнечной системы, а также некоторых миров, находящихся где-то далеко в звездном небе.

Насколько его представления соответствуют истинному положению вещей? Вот что об этом пишет Е.П. Блаватская: «...во всех романах, так же, как и во всех, так называемых, научных вымыслах и спиритических «откровениях», приходящих с Луны, Звезд и Планет, мы находим просто лишь новые комбинации или изменения в людях и вещах, в страстях и формах жизни, обычных для нас, несмотря на то, что природа и жизнь на других планетах нашей Солнечной Системы совершенно отличаются от тех, что существуют на нашей Земле. Сведенборг, главным образом, выделялся распространением такого ошибочного верования!
< ... >
И так сильна эта склонность, что даже большие, прирожденные, хотя и не посвященные, ясновидцы, становятся жертвами этого заблуждения, если они не были воспитаны в должном направлении; примером тому служит Сведенборг, который заходил настолько далеко, что наряжал жителей Меркурия, встречаемых им в мире духов, в одежды, носимые в Европе». (Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.3 отд.4, В)

«О НЕБЕСАХ, О МИРЕ ДУХОВ И ОБ АДЕ» (1758)

Во вступлении к тексту мы находим: «И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные, и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною; и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их» (Матф 24: 29 – 31) [...] Такое непосредственное откровение совершается ныне потому, что оно то самое, которое разумеется под пришествием Господа».

Сведенборг в первых же строках своей совершенно поразительной книги реально утверждает, что этот его текст по сути своей является вторым пришествием Господа.

Сведенборг объясняет, что человек по своему духовному началу есть дух, и после смерти он остается таким же, сохраняя все свои наклонности, присущие ему при жизни на земле. Согласно этим наклонностям он присоединяется в духовном мире к обществу себе подобных, в котором и пребывает в вечности. Живущие в любви к Господу и в любви к ближнему обращаются к Господу и присоединяются к небесным обществам, а живущие в любви к себе и к миру обращаются в противоположную от Господа сторону, присоединяясь к адским обществам.

Сведенборг показывает несостоятельность концепции спасения одной верой, введенной в культуру Запада протестантством и столь распространенной в настоящее время. Из опыта общения в духовном мире и из откровений, данных ему Господом, он заключает, что спасение одной верой противно Божественному порядку. Божественное милосердие состоит в том, что Господь дает человеку возможность и способность приобщиться Божественных истин, т.е. познать, что такое добро и что такое зло. Но лишь только жизнь человека, т.е. дела его в соответствии с этими истинами, образуют в нем небеса. Насколько в соответствии с познаниями о добре и зле человек избегает зла как греха, настолько он приемлет в себя небо. А кто приемлет в себя небо, тот туда и попадает.

Господь дарует каждому жить по своей любви и вере. Сведенборг был очевидцем жизни ангельской и описывает небесное управление и богослужение, одеяния ангелов и их жилища, занятия ангелов и сообщение на небесах, подчеркивая, что все, что есть на земле, соответствует тому, что есть на небесах.

Весь мир, созданный по Божественному порядку, пронизан Божественным наитием, сходящим от Господа через ангельские небеса до последней степени Божественного порядка – человеческого рода. Связующим звеном, соединяющим небеса и человеческий род, является Божественное Слово, в котором внутренний смысл пребывает во внешнем, буквальном смысле, как душа в теле.

Сведенборг поясняет, что только понимание Слова по его буквальному смыслу приводит людей к представлению, что Бог наказывает человека за его грехи. Однако, согласно истинному Учению, принятому на небе и основанному на духовном смысле Слова, Бог никогда не наказывает человека и никого не ввергает в ад. Ибо Бог есть Сама Любовь и Милосердие. Лишь сам человек, ведомый злом, исходящим из ада, присоединяется к тем, кто живет с ним в одинаковом зле, отвращается от Бога и обращается к аду. Таким образом, смерть является лишь переходом в другую жизнь, которая напрямую зависит от жизни человека на земле. Господь лишь предоставляет человеку свободу хотеть добро или зло, мыслить истину или ложь и никогда ее у него не отнимает.

О Боге. Согласно шведскому мистику, «ангелы в совокупности называются небесами, потому что они собою составляют их; не менее того небеса, как вообще, так и в частности, образуются из Божественного начала, которое исходит от Господа, наитствует ангелов и приемлется ими. Божественное начало, исходящее от Господа, есть благо любви и истина веры... На небесах есть два различных рода любви: любовь к Господу и любовь к ближнему; в самых внутренних и третьих небесах – любовь к Господу; а во вторых и средних – любовь к ближнему... На небесах любить Господа не значит любить Его личность, но любить благо, которое исходит от Него... Любить ближнего не значит любить его самого, но любить истину, исходящую от Слова... Я всегда говорил об этом с ангелами: они удивляются, что люди Церкви не знают, что любить Господа и любить ближнего – значит любить благо и истину и по воле делать то и другое... Мир духов отличается как от небес (ангелы), так и от ада; это место или состояние среднее между тем и другим; туда человек приходит по смерти своей и, пробыв там известный срок, смотря по жизни своей на земле, или возносится на небеса, или низвергается в ад».

Иисус Христос – единый Бог у Сведенборга – центрирует на Себе всю его теологическую архитектонику:

«Прежде всего, надо знать, кто Бог небес, ибо все остальное от того зависит. Во всех небесах не признают другого Бога, кроме одного Господа; там говорят, как Он Сам учит, что Он един с Отцом; что Отец в Нем и Он в Отце; что кто видит Его видит Отца и что все святое от Него исходит (Иоан 10: 30, 38; 16:13 – 15). Я часто говорил об этом с ангелами, и они постоянно отвечали мне, что на небесах они не могут делить Божественное (начало) на три, ибо знают и постигают, что Божественное (начало) одно и что оно едино в Господе. Они также сказали мне, что люди, принадлежащие к Церкви и приходящие в тот мир с понятием о трояком Божестве, не могут быть приняты на небеса, потому что мысль их переходит от одного понятия к другому, а там нельзя думать о трех и говорить об одном. Всякий на небесах говорит, как мыслит, ибо там речь мысленна или мысль словесна; вследствие чего те, кто в мире делил Божественное начало на три и составил себе о каждом отдельное понятие, не собрав их в одно и не сосредоточив их в Господе, не могут быть приняты. На небесах все мысли взаимно сообщаются; если б кто туда пришел, имея на уме понятие о трех началах, а говорил бы об одном, его бы тотчас разузнали и отвергли. Однако должно знать, что все те, кто не отделял истину от блага, или веру от любви, получают в той жизни, когда их тому научат, небесное понятие о Господе, т.е. что Он – Бог Вселенной. Не так бывает с теми, кто веру отделял от жизни, т.е. кто не жил по заповедям истинной веры.

Люди Церкви, отрицавшие Господа и признававшие одного Отца и в такой вере утвердившиеся, находятся вне небес; а поскольку на таких людей нет никакого наития с небес, где поклоняются одному Господу, то они постепенно лишаются способности мыслить истину о чем бы то ни было. Они наконец делаются точно немые или говорят как безумные, ходят зря, и руки у них висят и качаются, как лишенные силы в сочленениях. Люди, которые отрицали Божественное (начало) Господа и признавали в Нем одно только человеческое начало... также находятся вне небес; ...таким образом, они отделены совершенно от прочих христиан».

О Новой Церкви. У Сведенборга Новая Церковь отличается существенно тем, что церковной иерархии в ней не приписывается и не предпосылается ничего сакрального. Новая Церковь – это исключительно Господне Присутствие в Учении из Божественного Слова, и ее девизом является латинское выражение «где Господь, там и Церковь».

Сакральность в ней принадлежит живому Господнему присутствию посредством Духа Его Святого в составляющих тело Его Церкви. Ибо Церковь, согласно Учению, как мистическое тело Господне, по сути есть Духовное Царство на земле или небеса Господни в мире. Именно посредством Церкви небеса незримо присутствуют на земле или же обретаются в человеке, находящемся в мире природном, и присутствие это есть внутреннее единение в человеке Господнего блага жизни с истинами веры из Господнего Слова. Небеса, или же Духовное Господне Царствие, как, впрочем, и Церковь, согласно Писанию есть не что иное, как определенное внутреннее духовное состояние у человека.

Поэтому-то, как говорит Небесное Учение, «никак нельзя сказать о ком-нибудь, что небеса находятся вне его, но должно сказать, что они внутри его. [...] Из этого ясно, сколько ошибается тот, кто думает, что ему только стоит перенестись в среду ангелов, чтобы войти в небеса, какова бы ни была его внутренняя жизнь, и что поэтому небесная жизнь даруется каждому по непосредственному милосердию Господа, – тогда как ничто небесное, находящееся вне человека, не может влиять на него и не принимается им, если внутри его самого нет небес. [...] Так как все принимают небеса, находящиеся вне их, по качеству небес, находящихся внутри их, то подобным же образом они принимают и Господа, потому что Божественное Господа образует небеса. Вот почему когда Господь является какому-нибудь обществу, то Его видят по качеству блага этого общества, т.е. не везде одинаково; не потому, чтобы эта разность была в Господе, но потому, что она в тех, которые видят Его по качеству своего блага. Даже самый вид Господа проникает их по качеству любви их к Нему: любящие Господа от всего сердца проникнуты Им до самой глубины души, а кто любит Его менее, тот и менее проникнут Им; для злых же, находящихся вне небес, присутствие Господа есть мучение... Небеса находятся везде, где признают Господа, где верят в Него и любят Его; разнообразие поклонения Ему и разнообразие блага в том и другом обществе не предосудительно, а полезно, потому что из этого разнообразия слагается совершенство небес. Трудно объяснить это, не прибегнув к принятым и обычным в науке выражениям, которыми толкуют, каким образом совершенство единства образуется из разнообразия частей. Всякое единство, говорит наука, состоит из различных частей, ибо единство, в котором их нет, само есть ничто, не имеет формы, следовательно, не имеет качества; но когда единство состоит из различных частей и когда эти части составляют образ совершенный, в котором каждая из них дружно и стройно присоединяется к другой, тогда единство, по качеству своему, совершенно. Таким же образом и небеса составляют единство, состоящее из разнообразных частей, расположенных в совершеннейшем образе, ибо небесный образ (форма) есть совершеннейший из всех образов. Что в этом состоит всякое совершенство, ясно видно по всему прекрасному и приятному, что поражает одинаково и внешние чувства и дух; ибо все прекрасное существует и происходит не от чего иного, как от сочетания различных, стройно составленных и согласованных частей, расположенных в совокупном или последовательном порядке; никогда это качество прекрасного не принадлежит единству, неразнообразному в своих частях. На этом основании говорят, что разнообразие приятно, и известно, что от качества этого разнообразия зависит и его приятность. Из всего этого видно, каким образом совершенство, даже небесное, происходит от разнообразия частей... Сказанное выше о небесах может быть одинаково сказано и о Церкви, ибо Церковь есть небеса Господни на земле. Церквей несколько, и несмотря на то каждая из них называется Церковью и подлинно есть Церковь настолько, насколько благо любви и веры царствует в ней. Господь и тут из различных частей составляет одно целое, т.е. одну Церковь из нескольких. О каждом человеке Церкви можно сказать в частности то же, что о Церкви вообще, а именно, что Церковь внутри человека, а не вне его и что каждый человек, в котором Господь присущ во благе любви и веры, есть также Церковь».

О свободе. Согласно Сведенборгу, «для того чтоб человек был свободен и мог через это преобразоваться, он соединен – относительно духа своего – с небесами и адом, ибо при каждом человеке есть адские духи и небесные ангелы. Через адских духов человек находится в своем зле, а через небесных ангелов он находится во благе, исходящем от Господа, таким образом, он находится в духовном равновесии, т.е. в свободе. [...] Должно знать, что соединение человека с небесами и адом не непосредственное, но посредственное через духов, которые находятся в мире духов; эти-то духи находятся при человеке, но при нем нет ни одного духа из самого ада или из самих небес. Через злых духов, находящихся в мире духов, человек соединяется с адом, а через добрых духов, находящихся в том же мире духов, он соединяется с небесами, вследствие этого мир духов и занимает среднее место между небесами и адом и образует тут между ними равновесие. ... Из этого теперь видно, откуда происходит человеческая свобода».

Потусторонний мир. Когда человек умирает, то, согласно рассказу Сведенборга, он входит в «мир духов», находящийся на полпути между небесами и адом. Этот мир, хотя он духовный и нематериальный, настолько похож на материальную реальность, что сначала человек не осознает, что он умер; его «тело» и чувства такого же типа, как и на земле. В момент смерти наблюдается видение света – чего-то яркого и туманного, и имеет место «пересмотр» собственной жизни, ее добрых и дурных дел. Он встречается с друзьями и знакомыми из этого мира и некоторое время продолжает существование, очень сходное с земным, – за тем лишь исключением, что все намного больше «обращено внутрь». Человека привлекают те вещи и люди, которых он любил, а реальность определяется мыслью: стоит только подумать о любимом, и это лицо появляется, как по вызову. Как только человек привыкает к пребыванию в мире духов, его друзья рассказывают ему о небесах и аде; затем его водят по различным городам, садам и паркам.

В этом промежуточном мире духов человек в ходе обучения, длящегося где-то от нескольких дней до года, приготовляется для неба. Но и само небо, как его описывает Сведенборг, не слишком отличается от мира духов, и оба очень схожи с землей. Там есть внутренние дворы и залы, как на земле, парки и сады, дома и спальни «ангелов», масса перемен платья для них. Там есть правительства, законы и суды – все, конечно, более «духовное», чем на земле. Там есть церковные здания и службы, духовенство там говорит проповеди и смущается, если кто-то из прихожан не согласен с ним. Там есть браки, школы, обучение и воспитание детей, общественная жизнь, – короче, почти все то из встречающегося на земле, что может стать «духовным». Сам Сведенборг говорил на небе со многими «ангелами» (все они, как он считал, были душами умерших), а также со странными обитателями Меркурия, Юпитера и других планет; он спорил на «небе» с Мартином Лютером и обратил его в свою веру, но не смог разубедить Кальвина в его вере в предопределение. Описание ада также напоминает какое-то место на земле, его обитатели характеризуются эгоизмом и дурными поступками.

Пропащие души вечно мучаются в огне, гласило общепринятое ортодоксальное мнение того времени. Нет никакого огня кроме наших обжигающих вожделений, говорил мистик. Бог никого не наказывает. Мучения проклятых заключаются единственно в том, что они связаны своей привязанностью к злу. Им, несомненно, не свойственны «угрызения совести», ибо у зла нет совести. Самим себе они кажутся такими же, как прежде, хотя в глазах обитателей неба они выглядят чудовищами.

Миллионы некрещеных младенцев и язычников относятся к пропащим душам, утверждали священники традиционных Церквей и торопились окрестить новорожденного в любую погоду, чтобы не оставить Дьяволу легкую добычу – особенно если малыши были слабы здоровьем и могли умереть!

Нет, сказал Сведенборг. Язычники чаще бывают даже лучше христиан и, получив правильное наставление, легко попадают на небеса. А что касается младенцев, то они попадают на небо сразу после смерти, и там ангелы их растят и дают им наставления, когда они достигают духовной зрелости. Небеса и ад находят вокруг нас уже здесь, на земле, и нашими душами мы уже при жизни находимся в духовном мире. Смерть есть просто переход с одного уровня сознания на другой; телесная оболочка сбрасывается, говорит Сведенборг, как изношенная одежда. Его духовный мир – это действительный мир, населенный не привидениями, а мужчинами и женщинами, которые прежде жили на земле.

На первых же страницах он заявляет: «В другом мире духовное притяжение устраивает все в особом порядке. Все, живущие там, сообщаются по внутреннему подобию, а не по общности времени и пространства, как здесь. Те, кто пребывают в самой тесной гармонии с Богом, пребывают в глубочайшем, или небесном, небе. Менее совершенные и более отдаленные от Бога пребывают на духовном небе. Те, кто еще менее совершенны, принадлежат природному небу. Таким образом, есть три неба, а против них располагаются три уровня ада. Господь никого не отправляет в ад, а души сами тянутся к тем, с кем они хотят быть».

Сведенборг предложил первое действительно новое за 18 веков понятие бессмертия. Идея загробного существования приобрела здравомысленный и наглядный вид, став разумной, понятной и естественной, во многом заменив собой традиционное представление о том, что мертвые спят в своих могилах до тех пор, пока трубный глас не воззовет их к воскресению.

Сведенборг разослал экземпляры всех пяти изданных им книг всем ведущим церковным деятелям Англии и ни от кого не получил ответа. В «Духовном дневнике» он описывал разговор с англиканским епископом, который считался в мире самым ученым. Этот епископ сознался, что он думал о Господе просто как о человеке и считал зло грехом только потому, что творившие его преступали законы. Он рассказал Сведенборгу, как посредством интриг и извращенных толкований он побудил духовных лиц полностью отвергнуть те пять книг, которые были посланы епископам Англиканской церкви и ее представителям в Парламенте. В ответ Сведенборг торжественно заявил, что это было не его творение, но Господа, который желал открыть природу небес и ада и жизни человека после смерти. И еще Сведенборг сказал, что предмет богословия не стоит выше разума.

«ПОСЛЕДНИЙ СУД». «ПРОДОЛЖЕНИЕ О ПОСЛЕДНЕМ СУДЕ» (1762 –1763)

Миф о Страшном суде. Многие, утверждал Сведенборг, занимались толкованием книги, именуемой «Апокалипсис», но до сих пор никто не понял, что ее пророчества относятся не к историческим событиям, а к состоянию христианской Церкви. Многие отрицали Страшный суд, думая в душе: «Как могут исчезнуть столь обширное небо вместе с солнцем, луной и всеми звездами? Как могут упасть с неба звезды, которые больше Земли? Как могут тела, поедаемые червями и исчезающие бесследно, восстановиться и снова стать вместилищем души? И где пребывает все это время душа? Кто спускался с небес, чтобы сказать нам, что она существует? Что такое ад— если он вообще существует? Что означают вечные мучения человека в адском огне? Что такое судный день? Не напрасно ли ожидали его в течение многих веков?».

Страшный суд, говорит Сведенборг, свершается не на земле, а в духовном мире, куда попадают все, кто жил на земле со времени ее творения: «Мне дано было увидеть от начала до конца, как свершился Страшный суд; как пал Вавилон; как те, которые подразумеваются под именем дракона, были низвергнуты в бездну; и как появилось новое небо и Новая Церковь воздвиглась в небесах, что и называется Новым Иерусалимом. Мне было дано видеть сие собственными глазами, чтобы я мог об этом свидетельствовать. Этот Страшный суд начался в начале 1757 года и завершился к его концу...».

Сведенборг описывает подлинную ДРАМУ человечества. Он повествует о том, как «вавилонская нация» распространилась на значительной части духовного мира, и он описывает их города и крепости, их потаенные богатства и пышные зрелища.

Первый этап Суда он называет «посещением», во время которого зло было выявлено в его внутренней природе. На следующем этапе добро было отделено от зла и помещено в безопасное место. Он сопровождался великими потрясениями земли. Люди в городах метались из стороны в сторону и пытались укрыться вместе со своими богатствами в пещерах. Исполинские горы проваливались во внезапно раскрывавшиеся в земле пропасти. Наконец, могучий ураган с востока до основания потряс сушу, и все злые духи были сброшены в черные воды западного океана. Тьма покрыла небеса. Некоторые из этих духов обосновались в своих укреплениях еще со времен Средних веков, повелевая простодушными с помощью своих изощренных ритуалов. Все сирены, как бы глубоко в горах они не прятались, были выметены из своих убежищ ветром. Так мир духов был очищен от вредоносных сил, и ангелы возрадовались освобождению праведных. Все добрые внутри духи были взяты на небеса для наставлений, и теперь в мире духов больше нельзя создавать сообщества, где злые повелевают добрыми, пользуясь их преданностью вере.

После того, как Страшный суд свершился подобающим ему образом, на небесах воцарилось ликование, которого еще не бывало в мире духов, ибо адские сообщества, мешавшие сношениям между небом и землей, были устранены.

Положение дел в земном мире останется почти таким же, как раньше, говорил Сведенборг, ибо великая перемена, произведенная в духовном мире Господом, никак не скажется на внешней стороне земной жизни. Государства и войны будут существовать, как и прежде. Будет затронут умственный мир, ибо этот Суд свершился в мире человеческого духа. И после этого люди смогут свободнее размышлять о вопросах веры. Теперь восстановлена духовная свобода, и всему указано его место. Только Господь знает будущее, но духовному порабощению пришел конец, и человек сможет лучше постичь внутренние истины, если он того пожелает. Но, как замечает Сведенборг, «у ангелов больше надежды на то, что новое Учение примут обитатели Центральной Африки, нежели сегодняшние христиане, имея в виду людей, которые живут больше верой в отличие от язычников, живущих больше добротою».

Об эволюции человечества. По мысли Сведенборга, продолжение человеческого рода на земле не прекратится в вечности, так как человеческий род является основанием для небес, ибо человек является завершающим творением Бога, в котором пребывает весь Божественный порядок от первых степеней до последних. Именно поэтому человек является образом Божьим. По его убеждению, «связь между ангельскими небесами и человеческим родом такова, что существование одного зависит от другого. Ангельские небеса без человеческого рода были бы подобны дому без основания, поскольку небеса заканчиваются в человеческом роде и пребывают в нем. Подобное происходит и с каждым отдельным человеком: его духовные начала, относящиеся к его разуму и воле, воздействуют на его природные начала, относящиеся к его чувствам и действиям, и в них они заканчиваются и пребывают».

Сведенборг поясняет, что природный человек является только внешней формой, в которой живет духовный человек, и что Суд, которого так долго ждут люди, происходит именно в духовном мире, куда приходят все, когда-либо жившие на земле, и где каждый человек предстает в духовном теле, оставив свое природное тело в природном мире. Именно в духовном мире раскрываются его подлинные чувства, сокровенные намерения и желания, скрываемые или не проявленные им при жизни на земле. Никто не предстает перед Судом, оставаясь природным человеком. Ибо жизнь природного человека происходит от жизни духовного человека. Суду подвергается именно его духовная часть, поскольку в ней сокрыта подлинная сущность человека в отношении его любви и веры. Человек по своей воле приходит в духовном мире в такое общество, которое соответствует его главенствующей любви. Таким образом, каждый человек находит место по своей любви: любящие добро идут на небеса, а злые устремляются в ад, в общество себе подобных.

«ЧЕТЫРЕ УЧЕНИЯ» (1763)

Сведенборг всего (в общем и целом) публикует четыре Учения: «Учение Нового Иерусалима о Господе», «Учение Нового Иерусалима о Священном Писании», «Учение Жизни для Нового Иерусалима по Заповедям Десятисловия [Декалога]» и «Учение Нового Иерусалима о Вере».

Все Священное Писание, как утверждает Сведенборг в Учениях, написано языком соответствий между предметами мира духовного и мира природного, наука о которых давно утеряна. Священное Писание, или Слово, есть Сама Божественная истина, как в целом, так и в частностях оно наполнено духовным смыслом и свято в каждом слове. Без знания этих Божественных истин невозможно духовное возрождение человека, ведущее его к спасению и вечной жизни.

«Учение о Господе» излагает основные положения учения Новой Церкви о Господе, который есть Бог от вечности, и который в отношении Божественной Человечности называется в Библии Сыном Божьим, а в отношении Слова – Сыном Человеческим.

Бог един, как в лице, так и в сущности, и Господь есть этот Бог – смелый выпад против общепринятого учения о Троице. Святой Дух есть Божественное, которое проистекает от Господа, и, следовательно, является Господом, Его присутствием с человеком, просвещающее и научающее его. Троица Отца, Сына и Святого Духа целиком содержится в Господе Иисусе Христе.

Сведенборг опровергает веру современной Церкви в то, что Господь крестным страданием уничтожил грехи, доказывая, что грехи могут быть отняты у человека только действительным покаянием, и что Господь не уничтожил грехи, но отдалил их от верующих в Него и живущих по Его заповедям.

В «Учении Жизни» Сведенборг высказывается в том смысле, что всякая религия является делом жизни, а сама жизнь состоит в том, чтобы творить добро. Однако если человек желает и творит добро, но при этом не избегает зла как греха перед Богом, то его добро не является истинным добром, ибо исходит не от Господа.

В «Учении о Вере» Сведенборг поясняет о единстве милосердия и веры: «Необходимо знать, что милосердие и вера составляют одно, как воля и разум; ибо милосердие есть принадлежность воли, а вера есть принадлежность разума. Равным образом, что милосердие и вера составляют одно, как доброе и истинное, потому что доброе есть принадлежность расположения воли, а истинное – принадлежность мысли разума» (N 18).

Он также показывает опасность слепой веры, которой учит Церковь, поскольку слепая вера приводит к заблуждениям и ересям. Тогда как пребывающие в истинном свете небес, т.е. в свете духовном, способны видеть и понимать то, о чем мыслят. Внутреннее признание истинного и составляет веру духовную, в которой пребывают ангелы на небесах.

«МУДРОСТЬ АНГЕЛЬСКАЯ О БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ
И БОЖЕСТВЕННОЙ МУДРОСТИ» (1763)

Согласно Законам Божественного Провидения, которые были открыты Сведенборгом и описаны им в сочинении «Мудрость Ангельская о Божественном Провидении», Господь не может соединиться с человеком, пока в нем не будут удалены зло и ложь, ибо они противоположны добру и истине, исходящим от Господа. Они могут быть удалены Господом только при содействии самого человека. Законы Божественного Провидения действуют одинаково для добрых и злых. Сведенборг опровергает широко распространенное среди протестантских Церквей представление о предопределении, подчеркивая, что согласно Божественному Провидению всякий человек может быть преобразован, ибо всякий создан для того, чтобы жить вечно и прийти на небо. Сведенборг отвергает также веру в спасение человека по непосредственному милосердию Господа, объясняя ее происхождение незнанием духовных законов бытия.

«АПОКАЛИПСИС ОТКРЫТЫЙ» (1766)

«Апокалипсис открытый» представляет собой изложение духовного смысла Откровения, данного апостолу Иоанну (Откр). Поскольку, как утверждает Сведенборг, духовный смысл содержится во всем Священном Писании, пребывая внутри его буквального смысла, как душа в теле, поэтому многое, непонятное в буквальном смысле, становится понятным и очевидным в его духовном смысле. Однако внутренний духовный смысл не может быть постигнут без непосредственного озарения и наития от Господа; в подтверждение этому мыслитель писал: «Каждый может видеть, что Апокалипсис никем не может быть разъяснен, кроме одного Бога... Не верьте, следовательно, что я говорю здесь что-нибудь от себя или от ангела, но от одного Бога ...».

Основными темами «Апокалипсиса открытого» являются «кончина века», второе пришествие Господа, Последний суд над старой развращенной Церковью и установление Новой Церкви. В книге обличается духовное состояние нынешней Церкви, которое в Библии называется «последним временем», «ночью», «тенью смертной», когда наступает время Последнего суда. Этот Суд и окончательное отделение добра от зла, «пшеницы» от «плевел» производит Сам Господь во время Своего пришествия, сокрушая и низвергая в ад неверную, развратившуюся Церковь и учреждая Новую истинную Церковь, которую не одолеют врата ада и которая соединится с Господом как верная жена.

«Откровение» Иоанна Богослова описывает эти темы языком соответствий: как видения, показанные апостолу Господом на острове Патмос. Все, увиденное Иоанном, происходило в духовном мире и по соответствиям происходит и будет происходить на земле. Но для того, чтобы понимать, как духовные соответствия воплощаются на земле, необходимо знать науку соответствий, которая на земле была давно утрачена. По Божественному милосердию Господа Сведенборгу дано было восстановить некогда забытую науку, через которую не только открываются удивительные тайны, сокрытые в Слове, но и объясняется подлинное значение имен и названий, употребляемых в Священном Писании.

«СУПРУЖЕСКАЯ ЛЮБОВЬ» (1768)

О «небесной любви». Эта книга Сведенборга была посвящена супружеству. В ней он описал блаженство, ожидающее тех, которые достигнут небесной цели: любовь, из которой небеса черпают вечную радость и счастье, – истинную супружескую любовь. Для того чтобы придать этому предмету новую, совершенно особую ценность и отделить его от общераспространенной идеи любви, он ввел новое понятие, обозначающее эту небесную любовь – «любовь в супружестве».

Сведенборг мало говорит о моральном значении супружества. Он рассматривает происхождение и природу истинной супружеской любви, которая, как он говорит, является основанием любви неба и земли, порождающей все прочие радости подобно тому, как сладкие воды вытекают из источника. Любовь эта ныне столь редка на земле, что о ней можно узнать только из уст ангелов, которые в ней пребывают. Эта любовь свята, чиста и превосходит всякую другую человеческую любовь, ибо имеет духовный и Божественный исток. Она происходит из союза Божественной Любви и Божественной Мудрости в Самом Господе. Причина того, что в наше время на земле можно найти только остатки истинной любви, заключается в том, что супружество больше не считают вечным. Но если из супружества вынута идея вечности, любовь лишается своего стержня и может совсем исчезнуть с лица земли.

Главные препятствия для идеи супружества на небесах создают те богословы, которые утверждают, что души могут соединиться только после окончательного воскрешения. Но если жизнь не имеет продолжения после смерти, то, естественно, не может продолжаться и супружество. Жизнь продолжается после смерти как прежде, сказал он, в согласии с инстинктивной наклонностью поэтов и влюбленных, которым их внутреннее убеждение говорит, что их любовь переживет смерть и что они будут жить снова и любить снова в человеческом облике.

Но на небесах нет браков, объявляли ортодоксальные священники, ссылаясь на евангельские слова: «По воскрешении не женятся и не выдаются замуж» (Матф 22: 30). Нет, сказал Сведенборг. Писание указывает не на подлинный брак, а на извращенные представления о нем, господствовавшие в умах слушателей Христа. В духовном смысле слова Господа относятся к возрождению, или к союзу блага и истины в умах людей. До тех пор пока это не свершилось в земной жизни человека, этого не произойдет и после его смерти. Души наделены телами даже в потустороннем мире, и признаки пола свойственны духу так же, как телу. «Любовь пола – самая всеобщая из всех видов любви, ибо она врожденна душе каждого человека от самого творения, и из нее происходит сущность всего человека».

Хотя супружеская любовь была утеряна на земле, Сведенборг обещает, что она возродится в Новой Церкви, которая должна стать духовной и истинно христианской Церковью. Он говорит о том, каким образом это станет возможным. Прежде нужно отречься, как от преисподней, от ее противоположности. «Распутная любовь и ее безумные удовольствия» составляет вторую часть этой книги. Прелюбодеяние исходит из ада и прямо противоположно целомудренной, небесной любви в супружестве. Ее многочисленные разновидности анализируются здесь с тщательностью, которую Сведенборг демонстрирует в своих анатомических трудах, когда он рассматривает болезни тканей. Различные степени распутства соответствуют «удовольствиям безумства». Но никто не может понять противоположное и его адскую природу, если он сначала не постигнет природу истинной супружеской любви. Если прелюбодеяние есть прямая противоположность супружеской любви, которую она уничтожает, то блуд есть зло природного человека, унаследованный от родителей, и оно может быть превращено в истинную человеческую любовь.

Проповедуя возвышенные идеалы душевной чистоты, Сведенборг признает, что человек подвержен похоти, и он определяет различные степени этого зла.

Здесь, как и всюду в трудах Сведенборга, можно увидеть его учение о том, что мотив, намерение и цель являются теми критериями, по которым следует судить поступки человека, ибо так действует Божественная милость. Вступать в половую связь с женщиной, которая не является женой, всегда зло, но зло возрастает в той мере, в какой эта связь подрывает стремление к истинной супружеской любви. Спасительная сила Господа такова, что Он может проникнуть в любую душу, полную смятения, чтобы выявить и собрать там остатки всего доброго, что было в ней, и тем самым дать человеку возможность спастись. Эта надежда, которую Сведенборг открывает в своем исследовании извращенных отношений между полами, зиждется на том, может ли человек выдержать испытание любовью к духовному и вечному в браке, ибо супружество в духе есть единственный вид супружества, который признается подлинным в свете небесной жизни. В истинно христианской Церкви пребывают только те души, которые возродились, т.е. освободились от господства корыстных и суетных страстей и прониклись высшей любовью к Богу и друг к другу.

Партнеры в супружестве обычно соединяются после смерти и живут вместе, как в этом мире. Но те, кто не имели партнеров сообразно их наклонностям, расходятся и обретают соответствующих им партнеров. Настоящая природа человека проявляется тогда, когда он сбрасывает свою личину, свою лицемерную и неискреннюю внешность и начинает жить сообразно своим внутренним желаниям. Это случается с каждым после смерти.

По мысли Сведенборга, истинная супружеская любовь невозможна между одним мужчиной и несколькими женщинами, ибо такого рода соединение разрушает саму основу этой любви. В таком соединении разрушается союз добра и истины, образующий саму сущность подлинной супружеской любви.

Однако немногие, согласно Сведенборгу, признают, что супружество мужчины и женщины является величайшим счастьем в человеческой жизни. И немногие знают, что любви супружеской присущи наибольшие и самые совершенные радости и наслаждения, ибо подлинная супружеская любовь, объемлющая эти радости и наслаждения, весьма редка в настоящее время. Именно поэтому никто ее не видит и не знаком с ее природой. Подлинное супружество, когда супруги любят друг друга и обращаются к Господу, длится не только в течение земной жизни, но и в вечности: «Для тех, кто испытывает подлинно супружескую любовь, счастье совместного бытия только возрастает со временем. У тех, кто лишен подлинно супружеской любви, счастье убывает».

Сведенборг пишет, что плотская любовь направлена к человеку природному, она жаждет и ищет только телесных удовольствий, порождая извращения, противоположные, по сути, подлинно супружеской любви. Духовный же человек ищет соединения внутреннего, постигая, что оно даруется только с одной женой. И чем выше это единство, тем более он счастлив. Удовольствия прелюбодеяния исходят из ада, тогда как наслаждения супружеской любви нисходят с небес.

«ИСТИННАЯ ХРИСТИАНСКАЯ РЕЛИГИЯ» (1770)

Первая часть этой книги посвящена Богу, Бесконечному и Вечному, Творцу всего сущего, Спасителю и Искупителю человечества, просвещающему его Своей Божественной Истиной, которая есть Дух Святой.

Далее объясняется внутренний духовный смысл библейских десяти заповедей. Сведенборг отмечает, что десять заповедей, данные Богом, содержат в себе все, относящееся к любви к Богу и любви к ближнему: «Десять Заповедей в их духовном и небесном смыслах содержат в универсальной форме все заповеди, относящиеся к учению и жизни, и потому всю полноту веры и милосердия».

Излагая основы учения Новой Церкви, Сведенборг указывает, что Церковь не может существовать в человеке, пока не будут удалены его грехи. Однако только лишь словесное признание собственной греховности еще не является покаянием, избавляющим человека от его грехов: «Истинное покаяние означает исследование не только дел своей жизни, но и намерений своей воли».

Человек рождается со всякого рода злом, и если он не избавляется от него истинным покаянием, он остается с ним, и поэтому не может быть спасен. Не зная духовного смысла Слова, никто не может знать, что заключает в себе покаяние и для чего нужны таинства крещения и святого причастия, тогда как крещение означает духовное омовение, т.е. очищение от всех видов зла и лжи, и поэтому означает возрождение.

Сведенборг поясняет, что на небесах, где принято истинное учение веры, каждый человек рассматривается относительно милосердия и никто не рассматривается относительно веры, отделенной от милосердия. Милосердие пребывает во внутреннем человеке, являясь его волей, а затем во внешнем человеке, являясь добрыми делами. Проявляя истинное милосердие, человек не полагает заслуги в своих делах только тогда, когда верит, что все добро исходит от Господа. Таким образом, человека нужно любить за качество того добра, которое в нем есть, поэтому само добро и есть ближний. Ближний, которого нужно любить в наивысшей степени, – и есть Господь.

Сведенборг обращает особое внимание на то, что для существования Церкви необходимо учение из Слова. Но одно учение не образует Церковь в человеке, ее образует жизнь, согласная с учением, т.е. не одна вера, а жизнь веры, которая есть милосердие. Это основное положение, отличающее истинную религию от ложной: всякий человек, в котором образована Церковь, спасается Господом, а тот, в ком ее нет, Им осуждается.

Также в книге полностью и окончательно раскрывается тема Троицы, где этим вопросам посвящены первые три главы книги: 1. Бог Создатель; 2. Господь Искупитель; 3. Святой Дух и Божественное действование.

Сам Сведенборг подчеркнул: «Я свидетельствую в истине, что Господь явил Себя мне, своему служителю, и повелел мне исполнить эту службу (получить Учение и опубликовать его); что Он затем открыл глаза моего духа и, таким образом, ввел меня в мир духовный, позволив мне увидеть небеса и ады и, соответственно, общаться с ангелами и духами, и это все в продолжение многих лет. Я также свидетельствую, что от первого дня моего призвания я не получил ничего, относящегося к Учению этой Церкви, ни от какого ангела, но лишь от Господа Единого, в процессе чтения Слова».

Сведенборг, в частности, пишет: «Часто задают вопрос: почему чудеса теперь не происходят, как раньше; люди думают, что если бы они происходили, то каждый признал бы их своим сердцем. Чудес в наше время не бывает, хотя они происходили раньше, по той причине, что они служат принуждением и отбирают у человека свободу воли в духовных вопросах, превращая его из духовного человека в природного. Со времени пришествия Господа каждый в Христианском мире мог стать духовным; и мог сделаться духовным единственным способом – от Него через Слово, а возможность применить этот способ была бы утеряна, если бы человека приводили к вере при помощи чудес. Они служат принуждением и отбирают у человека свободу воли в духовных вопросах, а в этих вопросах все, что делается по принуждению, поселяется в природном человеке, как бы закрывая дверь перед духовным человеком. Настоящий же, внутренний человек – это и есть духовный человек, и поэтому он лишается возможности видеть какую-либо истину в свете. После этого все его суждения на духовные темы исходят только от природного человека, который видит все духовное задом наперед. Между тем, до прихода Господа чудеса имели место, потому что в те времена люди Церкви были природными и им нельзя было открывать духовные вопросы, имеющие отношение к внутренней Церкви. Ибо если бы они были открыты, то эти люди осквернили бы их. Все их богослужение, таким образом, ограничивалось обрядами, которые изображали и символизировали внутренние вопросы Церкви; и заставить этих людей совершать обряды должным образом можно было только при помощи чудес. Из-за того, что эти символические действия заключали в себе духовное внутреннее, иногда даже чудесами невозможно было принудить их выполнять. Это ясно на примере Детей Израиля в пустыне, которые, хотя и видели множество чудес в Египте, а затем величайшее чудо на горе Синай, все равно после месячного отсутствия Моисея стали плясать вокруг золотого тельца, крича, что это он вывел их из Египта. Точно так же они вели себя в Ханаане, несмотря на то, что видели небывалые чудеса, совершенные Илией и Елисеем, а с течением времени и истинно Божественные чудеса, совершенные Господом. Главная причина того, что чудеса не совершаются в наше время, заключается в том, что Церковь отняла всю свободу воли у людей. Она постановила, что человек совсем ничего не может сделать для приобретения веры или обращения, и вообще для своего спасения. Каждый, кто верит этому, становится все более и более природным; а природный человек рассматривает задом наперед все духовное, которое поэтому вызывает его мысленное сопротивление. Высшие области ума, основное вместилище свободы воли в духовных вопросах, при этом закрываются. Духовные понятия, которые, как кажется, подтверждаются чудесами, занимают тогда нижние, чисто природные области ума, тогда как ложные понятия о вере, обращении и спасении остаются сверху. Вследствие этого ангелы обитают снизу, а сатаны над ними, как ястребы над цыплятами. Немного погодя сатанам удается сломать засовы, и тогда они бросаются со всей яростью на духовные понятия, находящиеся внизу, и не только отрицают их, но и проклинают, и оскверняют. В конечном итоге состояние человека бывает намного хуже прежнего.

Главная цель творения – чтобы человек был образом Божьим; следовательно, он должен постоянно совершенствоваться в любви и мудрости, становясь все ближе и ближе к этому образу. Бог непрестанно осуществляет эту цель в человеке; но без свободы воли в духовных вопросах, позволяющей человеку обратиться к Богу и соединиться с Ним со своей стороны, это был бы тщетный труд, потому что такое невозможно».

Согласно Сигштедт, главная тема «Истинной христианской религии» – высшая Божественность Господа Иисуса Христа. На протяжении полутора тысяч лет, говорит Сведенборг, эта идея была утрачена в Церкви, и теперь она должна быть восстановлена. Христианская Церковь прошла в своей истории несколько ступеней от детства до старости. Когда первоначальная Церковь была еще в младенчестве и апостолы проповедовали по всему миру покаяние, еще не существовало веры в существование трех лиц в Боге. Но теперь от истинной веры почти не осталось следа. Люди объявляют себя верующими в единого Бога, но в их мыслях присутствуют три Бога. Так получилось потому, что Божественная Троица была разделена на три лица, каждое из которых есть Бог и Господь.

Идея Сведенборга, таким образом, состоит в том, чтобы восстановить истинное представление о Боге. Ибо Троица присутствует в Господе Боге Спасителе Иисусе Христе, как душа, тело и действие в человеке.

Сведенборг рассказывает, что ему было видение прекрасного храма, стены которого были, «как сплошные хрустальные окна». Внутри храма лежало раскрытое Писание, сияние которого озаряло пюпитр. В центре храма стоял золотой херувим, державший в руке меч. Храм означал Новую Церковь; раскрытая книга означала откровение внутреннего смысла Писания; херувим означал смысл букв, посредством которых можно выразить суть разных учений. Надпись на воротах храма гласила: «Теперь дозволено войти с помощью разума в тайны веры».

А по поводу второго пришествия Господа он говорит:

«Поскольку Господь не может явиться Сам... и, тем не менее, предсказал, что Он придет и создаст Новую Церковь, каковая есть Новый Иерусалим, отсюда следует, что Он сделает это посредством человека, который сможет не только воспринять это Учение разумом, но и издать их в печатном виде. То, что Господь явил Себя мне, Его слуге, и поручил мне это задание, что Он открыл мое духовное зрение и тем самым ввел меня в духовный мир и даровал мне способность видеть небеса и ад и разговаривать с ангелами и духами, я утверждаю поистине...».




Пафосом и посылом мистического творчества Э. Сведенборга было следующее: процесс духовного преобразования каждого из нас требует скрупулезного исследования. Мир, безусловно, делится на «посюсторонний» и «потусторонний», это понимают и почти все религии. Далее же – в самых существенных деталях – картина действительного положения вещей, по убеждению Сведенборга, принципиально отличается от той, которую служители культа пытаются поведать нам.

Рай и Ад коренятся внутри нас, это состояния нашей души. Так было, так есть и так будет.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Эммануил Сведенборг / Авторы-сост.: А.А. Грицанов, Т.Г. Румянцева. – Мн.: Книжный Дом, 2011. – 320 с. – (Тайны Посвящённых).
  2. Сигштедт С.О. Эмануэль Сведенборг: жизнь и труды. – М.: ДИК, 1999.
  3. http://ru.teopedia.org/hpb/Сведенборг_Эммануил


RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика