<< 1 2 3 >>

ПЕВЕЦ ЖИВОЙ ВСЕЛЕННОЙ (КАМИЛЬ ФЛАММАРИОН)
1842—1925

Математический порядок астрономической организации Вселенной обязан своим происхождением Разуму, без сомнения высшему, чем разум астрономов. ( К. Фламмарион )

Камиль Фламмарион

Фламмарион... Имя этого замечательного человека золотыми буквами вписано в историю науки. Он был не только ученым, посвятившим долгие годы своей жизни изучению звездного неба, но и выдающимся популяризатором древнейшей науки – астрономии. Камиль Фламмарион стал признанным творцом нового жанра научно-популярной литературы, в котором органически слились научные знания с высокохудожественным рассказом.

На своём 70-летнем юбилее Камиль Фламмарион так выразил идею, которая вела его всю жизнь:

«Я рассматриваю и почитаю астрономию, как науку о живой Вселенной. Вселенная – это не инертные планетарные глыбы, бесполезно катящиеся в пространстве, это не сверкающие точки звёзд, всю ценность которых составляли бы их геометрические координаты; это миры, средоточия жизни – настоящей, прошедшей или будущей (ведь время не имеет смысла для вечности); это очаги энергии, света, чудесных животворных излучений Земли, небес и солнц Бесконечности, это гимн всемирной жизни, исполненный всей Природой в целом...».

Камиль Фламмарион родился 26 февраля 1842 г. в Монтиньи-ле-Руа – небольшом городке округа департамента Верхней Марны, насчитывавшего тогда всего 1267 жителей. Родители его были небогатыми земледельцами. Он вспоминал, что в четыре года научился читать, в пять уже знал основы арифметики.

«На чем покоится Земля, и если ни на чем, то почему никуда – не падает?» С таким вопросом обращался Камиль к взрослым, но не получал на него вразумительного ответа. Первым наблюдательным прибором в жизни будущего астронома стало ведро с водой. На водной поверхности, словно в зеркале, Камиль и его трехлетняя сестра 9 октября 1847 г. наблюдали редкостное небесное явление – кольцеобразное солнечное затмение. «Мы увидели, как ущербляется Солнце», – вспоминал Фламмарион.

В жаркий летний день 28 июля 1851 г. он вторично увидел через закопченное на свече стекло, как диск Луны закрывает Солнце. «А можно ли заранее предсказать затмение Солнца?» Об этом он спросил у школьного учителя и тот дал ему книгу по космографии. Многое было непонятно в ней мальчику, но он добросовестно переписал страницу за страницей, зарисовал фигуры, поясняющие системы Птолемея, Коперника, Тихо Браге. Узнав, что Земля вращается вокруг своей оси, он начал понимать, почему она «никуда не падает».

Яркий след в памяти Камиля оставила комета 1853 г. Он сделал тогда много зарисовок и впоследствии поместил их в свои книги по астрономии.

Он всем сердцем полюбил науку о планетах и звездах. Однако отец его видел сына вовсе не астрономом, а священником. Камиль вынужден был подчиниться и поступить в семинарию. К счастью для него, он пробыл там недолго. Семья их переезжает в Париж. Фламмарион начинает учиться на гравера, а по ночам упорно занимается самообразованием и пишет сочинение «Мир до появления человека».

Событием в его жизни стало создание в январе 1858 г. «Академии юных», которая объединила большую группу талантливых школьников, интересовавшихся наукой, литературой и рисованием. Шестнадцатилетний Камиль Фламмарион единогласно был избран ее президентом. На первой научной конференции он выступил с докладом на тему «Чудеса природы».

Он так много и напряженно работал, что совершенно истощил свою нервную систему. Как-то заболевшего юношу, жившего в крошечной мансарде, пришел навестить доктор Эдуард Фурние, бесплатно лечивший членов «Академии юных». На глаза ему попалась лежавшая на столике рукопись «Всеобщая космогония». Ознакомившись с ее содержанием, доктор понял, что его пациент обладает редкими способностями и его место отнюдь не в граверной мастерской, но среди астрономов.

Узнав от врача, что Парижской обсерватории требуется ученик, 16-летний пациент сразу воспрял духом. Работать под началом самого Урбена Леверье, открывшего расчетом, «на кончике пера», планету Нептун. Мог ли он мечтать о таком счастье?!

Камилл Фламмарион в 20 лет

Увы, разочарование пришло так же скоро, как и восторг. Труд вычислителя поправок к наблюдениям звезд и планет оказался однообразным для астронома-романтика. Все же он целых четыре года выполнял эту утомительную, скучную работу под руководством Леверье.

Они были людьми совершенно разными, даже, можно сказать, несовместимыми по характеру и взглядам. Один случай это особенно ярко продемонстрировал. На камине просторного кабинета директора обсерватории стояли прекрасные часы из позолоченной бронзы. Их украшала фигура Урании, небесной музы, покровительницы астрономии. Эта изящная бронзовая фигурка совершенно пленила Фламмариона. Когда Леверье не было в кабинете, Камиль заходил туда и любовался своей Уранией.

Однажды знаменитый ученый застал его у часов.

– Вы опоздаете наблюдать Юпитер! – резко сказал он и добавил с насмешкой: – Так вы, оказывается, еще и поэт?

«Фразу эту, – вспоминал Фламмарион, – Леверье произнес с глубоким презрением, умышленно растягивая последний слог, так что вышло почти “поат”».

Но серьезная размолвка была еще впереди, когда астроном-ученик осмелился издать свою первую книгу под названием «Множественность населенных миров» (1861 г.) – удивительную смесь науки и фантазии (в то время ученые еще очень неопределенно судили о физических условиях на планетах). Этого Леверье уже никак не мог выдержать. Он заявил, что писание подобных книг несовместимо с работой в столь солидном научном учреждении, и предложил новоиспеченному писателю покинуть обсерваторию.

Двадцатилетний Фламмарион сделал это с легким сердцем. Он и сам уже понял, что его призвание в другом, что ему нужна «живая астрономия».

Уже первая книга его о жизни на других планетах была раскуплена за считанные дни. Потребовалось второе издание, потом – третье, четвертое, десятое, двадцатое, тридцатое! В России она вышла в переводе спустя три года, в 1865 г., а затем выдержала еще четыре издания.

«Тысячи звёзд, рассеянных по необъятному пространству Вселенной, льют на нашу Землю мягкое сияние. Словно погруженные в сон, мы глядим на сверкающие алмазы, дрожащие среди синевы ночного неба… Звёзды висят в пространстве, как жилища, погруженные в вечное молчание и совершающие вдали от нас свой неведомый нам жизненный путь. Они влекут к себе наши мысли, как бездна, но они ревниво хранят тайну своего существования». (К.Фламмарион. «Множественность населенных миров».)

Камиль Фламмарион становится знаменитым. Журналы наперебой обращаются к нему с предложением о сотрудничестве. Он выступает с публичными лекциями и всегда при переполненных залах. Со всех концов Европы и не только Европы идут к нему письма читателей. Эта обширная переписка и подсказала ему счастливую мысль написать книгу об астрономии, понятную каждому любознательному человеку.

И он написал ее, назвав ясно и просто: «Популярная астрономия» (1880 г.). Успех этой книги оказался громадным. Она была переведена на многие языки (в России в 1897 г. вышла под многозначительным названием «Живописная астрономия») и выдержала бессчетное количество изданий.

Строгая и сухая, на первый взгляд, астрономия в изложении Фламмариона завоевала умы и сердца почитателей его таланта. Академия наук Франции присудила автору «Популярной астрономии» одну из самых престижных премий. Этот многолетний труд Фламмарион заканчивает словами: «Мы не можем постичь всего величия безграничной вечной Вселенной, вследствие недоступности наших знаний и крайней ограниченности поля наших наблюдений». Далее он говорит, что по грандиозности своих размеров, по неисчерпаемому богатству и разнообразию своих сил Вселенная превосходит все то, что открыто наукой, пытливым умом человека и его даже самой пылкой фантазией. «Тут мы должны остановиться, – продолжает Фламмарион. – Но в каждом музее кроме главного входа есть еще и «потайная дверь», ведущая в залы, где бережно хранится несметное число пока еще неизвестных нам достопримечательностей».

В 1887 г. он основал Французское астрономическое общество, насчитывавшее при его жизни сотни сочленов во всех частях света. Фламмарион был первым, кто возвёл популяризацию науки в ранг высокой просветительской миссии. Показать человеку красоту и закономерность Вселенной, его связь с Космосом – в этом Фламмарион видел свою главную цель. Он верил, что космическое мировосприятие поднимет души людей над мелкими заботами, уведёт от политических распрей, приводящих к кровавым драмам.

«Картина звездного неба всё еще остаётся самой величественной из всех картин, а книга о небе – самою занимательной из всех книг. Будем же любоваться этой картиной и вглядываться в неё все пристальнее и пристальнее, будем читать эту книгу, чтобы стать разумнее, благороднее, нравственнее и совершеннее» (К.Фламмарион)

Внешний фасад обсерватории Фламмариона

Долгие годы мечтал Фламмарион о своей современной обсерватории. В отличие от существующих правительственных обсерваторий (в том числе и Парижской), занимающихся в основном кропотливым определением точного положения звезд, Фламмарион хотел изучать Солнце, Луну, планеты, кометы, двойные и переменные звезды. Один из давних почитателей Фламмариона большой любитель астрономии господин Мере сделал своему кумиру неожиданный и бесценный подарок. Камиль Фламмарион стал обладателем владения «Жювизи на Орже», расположенном недалеко от Парижа.

На сооружение астрономического пятиметрового купола и установки экваториала ушло около двух лет. Необходимые для этого средства помог достать брат Фламмариона Эрнест, ставший к этому времени известным книгоиздателем. Он опубликовал стотысячным тиражом «Популярную астрономию», которая разошлась в необычайно короткий срок.

В течение последующих сорока лет Фламмарион жил и работал в Жювизи. Его обсерватория стала подлинным научным центром. Сюда приезжали ученые многих стран, здесь делали первые шаги молодые люди, избравшие для себя, как и Фламмарион, «звездный путь». На «Популярной астрономии» воспиталось целое поколение астрономов, в том числе и российских.

В обсерватории Жювизи Фламмарион много занимался Марсом. Его наблюдения вошли в двухтомный труд «Планета Марс и условия ее обитания». В «Бюллетене» давались материалы по исследованиям туманностей, падающих звезд, солнечных пятен. Публиковались фотографии комет, солнечных затмений.

По предложению Леверье Фламмарион с 1876 г. стал заниматься двойными звездами. Итоги его наблюдении были опубликованы в 1878г. в томе «Двойные звезды. Каталог кратных звезд и их движений». С 1876г. Фламмарион давал научные отчеты в Академию наук. Необычайно разнообразна их тематика: влияние света на живое, изучение метеоров, солнечные затмения, статистика дождей в Париже, критика существующих гипотез о происхождении вулканов, кольца Сатурна, реформа календаря, магнетизм Земли... Ведет он также записи о формирующейся весной листве и цветении каштанов, связывая это с солнечной активностью.

Список трудов Фламмариона пополняется новыми изданиями. «Что такое небо? », «Астрономия для дам», «Мир до появления человека», «Конец света», «Урания», «Стелла», «Лунный свет» и, наконец, первый том его «Мемуаров». И это еще далеко не все. В последние годы жизни он большое внимание уделяет вопросу психических явлений, сложности человеческих судеб, разгадке тайны смерти. Этим вопросам, в частности, посвящена написанная им трилогия «Смерть и ее тайна».

В своей книге «Люмен. Разговор о бессмертии души» Фламмарион подробно повествует о вещах, которые, по его словам, «смертному глазу доступны лишь с трудом».

В человеке, считал Фламмарион, нужно различать три начала: тело, жизненную энергию и душу. Тело – смертно. Оно – собрание молекул. Но кто же группирует молекулы и создает из них организм? По мнению Фламмариона, сила эта – жизненная энергия. С возрастом она слабеет. Бремя годов чувствует каждый живущий на земле. Другое дело душа – начало духовное, нематериальное, не имеющее ни веса, ни протяжения. У души нет возраста. Она не обновляется, не изменяется, подобно нашему смертному телу.

«По прошествии многих месяцев, многих годов и даже десятков лет, – пишет Фламмарион, – мы чувствуем, что остались теми же людьми, какими были раньше, что наше “я” осталось прежним». Душа, по Фламмариону, может соединяться с телом с помощью жизненной энергии. Когда же последняя полностью угаснет, душа покидает бренное тело.

Так что же ощущает человек в момент смерти? Фламмарион имел смелость ответить и на этот вопрос. Конечно, лишь в форме предположения, гипотезы. Отделение души от тела, по его мнению, не имеет материальной формы. «Это столь же мало отражается в сознании умирающего, – пишет Фламмарион, – как и рождение в сознании новорожденного. Мы рождаемся в загробную жизнь точно так же, как являемся в жизнь земную».

О своих выводах Фламмарион решил написать в книге. Он назвал ее «Из мира непознанного». Очень скоро книга была переведена на русский язык и вышла в Петербурге в 1901 г. под названием «Неведомое». В предисловии Фламмарион писал: «Предлагаемый труд есть опыт научного исследования вещей, обыкновенно считающихся чуждыми науке и даже смутными, сказочными. Я хочу доказать, что эти факты существуют».

Перед читателями представал мир таинственных феноменов: явление образов умирающих, ясновидение, вещие сны. «Подобные факты, конечно, необъяснимы в настоящее время, – писал Фламмарион, – но это не резон, чтобы отрицать их с презрением. Будем ждать и доискиваться: будущее готовит нам немало сюрпризов».

В то же время, в анализе целого ряда явлений Фламмарион проявляет чрезмерный скептицизм, отрицая истинность явлений, природа которых ему просто не понятна. Например, он не верит в реальность законов астрологии, считая ее лженаукой. В одной из первых глав своей книги он утверждает, что магия и колдовство – это суеверие, а не реально существующее древнее (и могущее быть очень опасным) искусство психоэнергетического воздействия на людей и силы природы, – и это несмотря на то, что примеры колдовского воздействия на людей он приводит в последующих главах своей книги! Многие явления, не имеющие в глазах Фламмариона подтверждения в виде большого числа соответствующих фактов (просто потому, что в силу каких-то причин эти факты оказались исследователю недоступными), безоговорочно относятся французским астрономом в область суеверий. В этом, несомненно, сказывается ограниченность мировоззренческих взглядов и научных познаний Фламмариона.

Как добросовестный исследователь, Фламмарион прекрасно сознавал, что познания традиционной, экспериментально-аналитической науки его эпохи не позволяют понять внутренние механизмы паранормальных психических явлений и объяснить их природу с рациональных позиций. Именно поэтому в заключительной части своей книги Фламмарион делает вывод о том, что «час теорий еще не настал».

Фламмарион состоял членом Теософского общества (с 1880 г.) и имел продолжительные беседы с Е.П. Блаватской во время ее визита в Париж (с 1884-85 гг.). Но даже будучи знаком с некоторыми положениями восточного эзотеризма, он, по-видимому, не считал их достаточно убедительными. Но вот что интересно. Даже не разделяя концепций, излагаемых эзотерическими учениями, Фламмарион выдвигал свои версии объяснений изучаемых им феноменов, удивительно напоминающие те самые восточные теории, которым он не доверял!

Астрономы Камиль Фламмарион
и его жена Габриэль

Деятельность Фламмариона имела огромный резонанс. С 1881 по 1911 годы по всему миру возникло 29 любительских астрономических обществ и 7 из них стали носить имя Фламмариона. В России таким откликом было создание Нижегородского кружка любителей физики и астрономии (1888г.), профессионального Русского астрономического общества (1890г.) в Петербурге, а затем и Московского общества любителей астрономии в 1908г. Имя Фламмариона присвоено кратерам на Луне и Марсе.

Астрономические труды Фламмариона по достоинству оценены Учителями Света – о нём упоминается в Письмах Махатм и Учении Живой Этики, его труды неоднократно цитирует Е.П. Блаватская.

Камиль Фламмарион, проживший такую большую и яркую жизнь, умер внезапно от сердечного приступа 3 июня 1925г, в возрасте 83 лет.

Многие рукописи его остались незаконченными, но он достиг поставленной ещё в юности цели – положил начало новым взаимоотношениям науки и общества: с олимпийских высот обсерваторий он вывел древнейшую из наук к людям. Подобно факелу, его книги освещали путь к высокой цели познания мира и к духовным устремлениям, достойным человека. Недаром автор оды, написанной к 70-летию учёного, нашёл в его имени многозначительный смысл: "Flamme d'Orion" (Пламя Ориона).

ЛИТЕРАТУРА

  1. http://astrolog-radea.ru/stati/22-podvizhniki/81-kamill-flammarion.html
  2. Камиль Фламмарион. Неведомое. – М.: Рипол Классик. 2001. – От издательства.
  3. Еремеева А. И. Фламмарион с точки зрения XXI века.
  4. Стражева И. Удивительная жизнь Фламмариона. – М Молодая гвардия. 1995 г. – 445 стр.
  5. Зигель Ф.Ю. Камилл Фламмарион (к 125-летию со дня рождения). Журнал «Земля и Вселенная», 2/1967.
  6. Еремеева А.И. Открывший небо для всех. Журнал «Вселенная и мы», 1/ 1993.
  7. Вихров В.В. Великие ученые об исследованиях психических феноменов. Журнал «Дельфис», 3/2015(83).




<< 1 2 3 >>






Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика