МАТЬ ТЕРЕЗА
1910—1997

Она верила в людей. Она верила, что человек создан для любви и добра, создан, чтобы быть счастливым и дарить счастье другим. Мать Тереза безгранично любила людей. Своей жизнью она показала, что любовь делает чудеса. Она показала, что человеческая душа прекрасна, душа каждого из нас. Она восхищалась людьми, училась у них, использовала любую возможность, чтобы послужить им. «Для меня каждый человек в мире уникален. Каждый необычайно важен» — эти слова показывают глубину любви Матери Терезы к людям, «ибо от избытка сердца говорят уста».

Маленькая, сухая, улыбчивая старушка. Проницательный взгляд, подвижное лицо, грубые, непропорционально большие натруженные крестьянские руки. В ее присутствии собеседники ощущали себя осмысленной частью творения — она лучезарно и умно смотрела в лицо мира, смотрела вам в глаза, извиняясь, что вынуждена спешить. Не говорила слов о Боге, но ежесекундно о Нем свидетельствовала. Она радостно делала то, что оказалось за пределами человеческих интересов: говорила никому не нужному, ничем не примечательному, нищему, увечному, плохо пахнущему, глупому и скверному: «Ты не один!»

НАЧАЛО

Мать Тереза родилась 16 августа 1910 г. в Скопье (Югославия), в состоятельной семье албанских католиков. При крещении, 27 августа, она получила имя Гонжа-Агнесса.

Родители Гонжи были глубоко верующими людьми. Каждый вечер семья собиралась на общую молитву, регулярно участвовала в Святой Мессе. Раз в неделю мать вместе с детьми навещала в городе больных, относила нищим еду и одежду. Она хотела, чтобы её дети были чутки к человеческой нужде и учились любить своих ближних. Она часто напоминала им: «Вам повезло, вы живёте в красивом доме, у вас есть еда, одежда, вы ни в чём не испытываете нужды. Но вы не должны забывать, что множество людей испытывает голод; есть дети, которым нечего есть, нечего одеть, а когда они болеют, у них нет денег на лечение». Гонжа была лучшей ученицей в классе – всегда радостная, приветливая, готовая оказать помощь другим. Она принимала активное участие в жизни прихода, пела в хоре, играла на гитаре, писала стихи, приходская община была для неё второй семьёй. Гонжа даже думала о том, чтобы посвятить себя музыке или литературной деятельности – девушка была талантлива, её работы печатались в местной газете.

Трагическим переживанием для семьи стала внезапная смерть отца в 1919 г. Первые годы после смерти отца были для семьи очень тяжёлыми, но мать, женщина с сильной верой, умела преодолевать трудности. «Мама учила нас молиться и помогать людям, которым трудно. Даже после смерти отца мы были счастливой семьёй. Мы учились ценить молитву и труд, – вспоминала Мать Тереза. – Многие бедняки в Скопье и его окрестностях знали наш дом. Никто никогда не уходил от нас с пустыми руками. Каждый день кто-то с нами обедал, это были бедняки, люди, у которых не было ничего».

ПРИЗВАНИЕ

Мать Тереза всегда с волнением вспоминала тот момент, когда она впервые ощутила призвание к монашеской жизни: «Мне было 12 лет, когда в моей душе родилось горячее желание всецело принадлежать Богу. Я ощутила, что Господь призывает меня к тому, чтобы я стала монахиней и посвятила всю свою жизнь Ему. Но тогда я старалась отбросить от себя эти мысли, так как не хотела становиться монахиней. И лишь гораздо позже, когда мне было 18 лет, я ответила на призыв Господа».

Эволюционная стезя человечества, ведомого Великими Учителями, ведет каждого человека к полноте реализации духовных задач. Наш земной путь – это мучительный путь освобождения от рабства самости и эгоизма, путь «дозревания» до полной самоотверженности и бескорыстной любви. Каждый человек приходит на Землю с определенной миссией, и очень важно уметь «прочесть» предначертание духа, принять его и смело последовать за голосом призвания. Агнесса (Мать Тереза) на первых порах пыталась отогнать от себя мысли о монашеской жизни. Однако она много времени посвящала молитве и посту, пытаясь распознать Божию волю. Спросив своего духовного отца, как обрести уверенность в том, что Бог действительно призывает её, услышала ответ: «Самым лучшим критерием является глубокая радость при мысли о том жизненном пути, на который призывает тебя Бог».

В августе 1928 г. Гонжа отправляется на духовные упражнения в санктуарий Матери Божией в Летницы, где после нескольких дней молитвы принимает окончательное решение стать миссионеркой и всецело посвятить себя Богу. Этому решению предшествовала долгая внутренняя борьба: привязанность к семье, мечты о собственных детях и доме… Но ответив Христу «да», она почувствовала, как её сердце наполнилось неописуемой радостью. Гонжа написала письмо с просьбой принять её в Орден Сестёр Богоматери Лоретанской в Ирландии, которые занимались подготовкой учительниц для начальных школ в Индии. Её приняли.

В сентябре 1928 г. Агнесса отправилась в Дублин, где начала формацию в постулате. Вместе с монашеским платьем она получила также и новое имя – Мария Тереза Младенца Иисус. Примером святости стала для неё св. Тереза из Лизьё. В январе 1929 г. монахиня Мария Тереза отправилась в далёкое путешествие в Калькутту. В доме общины в Дарджилинге она начала формацию в новициате, а через два года произнесла первые монашеские обеты. «Это были самые прекрасные дни в моей жизни», – вспоминала Мать Тереза.

24 мая 1937 г. она произнесла окончательные обеты. В этот день Мать Тереза всецело отдала себя в распоряжение своего единственного Возлюбленного Иисуса Христа, чтобы силой Его любви изменять мир, побеждая любое зло. Вскоре настоятельница сообщила, что сестра Тереза должна возвратиться в Калькутту, чтобы приступить к обязанностям учительницы географии и истории в школе им. Пресвятой Девы Марии. В 1944 г. сестра Тереза стала директором этой школы. Ученицы её обожали, так как она всегда относилась к ним, как к своим любимым детям, и в то же время предъявляла к ним высокие требования, как любящая мать.

ОСОБАЯ МИССИЯ

В сентябре 1946 г. сестра Тереза должна была участвовать в ежегодных монашеских духовных упражнениях в Дарджилинге, в доме новициата, расположенном в красивейшем месте у подножия Гималаев.

Она ехала туда в переполненном поезде, который шёл очень медленно, останавливаясь на каждой станции. Сестра Тереза могла видеть толпы людей, очень бедных, многие из них были крайне изнурены и умирали от голода. Интуиция веры, вытекающая из любви к Иисусу, подсказывала ей, что эти беднейшие из бедных были такими же любимыми детьми Бога, как и её ученицы из состоятельных семей. Наблюдая за матерями, которые с огромной нежностью прижимали к себе детей, она понимала, как сильно страдают эти женщины, видя своих детей умирающими от голода. Это глубоко потрясло сестру Терезу.

«Я чувствовала, – спустя годы писала Мать Тереза, – что Господь ждёт, чтобы я добровольно отказалась от спокойной жизни в моём ордене и вышла на улицы служить нищим. Это было ясное и чёткое указание: я должна была покинуть стены монастыря, чтобы жить среди нищих. И не просто нищих. Он призывал меня служить отчаявшимся, самым убогим в Калькутте – тем, у которых не было никого и ничего; тем, к которым уже никто не хочет приближаться, потому что они заразные, грязные, на них полно паразитов; тем, которые не могут даже идти просить милостыню, потому что они голые, у них нету даже лохмотьев, чтобы прикрыть тело; тем, которые уже не могут есть, потому что от истощения у них нету сил даже на это; тем, которые в изнеможении падают на улицах, осознавая, что умирают; тем, которые уже не плачут, потому что у них уже нету слёз. Именно таких людей показал мне Иисус во время этого путешествия, и Он пожелал, чтобы я полюбила их. Богу нужна была моя бедность, моя слабость, моя жизнь для того, чтобы проявить свою любовь по отношению к самым убогим…».

СТРАДАНИЕ

Мать Тереза часто говорила, что настоящая любовь неотделима от страдания, что «нищету создал не Бог, а я и ты, потому что мы не умеем делиться».

Нищие, которым она хотела служить, были чаще всего больны, покрыты язвами, среди них было много прокажённых. Все они нуждались в медицинской помощи. Поэтому Мать Тереза решила научиться оказывать первую помощь, делать уколы, обрабатывать раны. Для этого она прошла краткий курс по подготовке медсестёр, а после его окончания отправилась в калькуттские трущобы. Это было в праздник Рождества Христова.

«Уход из общины сестёр-лоретанок, – вспоминает Мать Тереза, – был для меня горестным переживанием. В монастыре я жила, не ведая трудностей. Никогда и ни в чём я не испытывала нужды. И вот всё изменилось. Я спала, где приходилось, на полу, в трущобах, где по углам скреблись мыши; я ела то, что ели мои подопечные, и только тогда, когда было, что поесть. Но я выбрала эту жизнь, чтобы в буквальном смысле претворить в жизнь Евангелие, особенно эти слова Иисуса: „Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне“ (Мф 25, 35-36). В самых убогих людях Калькутты я любила Иисуса, а когда любишь, то не испытываешь страданий или трудностей. Тем более, что с самого начала у меня не было времени, чтобы скучать. Моим призванием было служение самым убогим. Я жила, всецело полагаясь на волю Божию, и Господь вёл меня. Я каждую минуту ощущала Его присутствие, видела Его непосредственное вмешательство в мою жизнь».

ОРДЕН МИЛОСЕРДИЯ

Приюты, больницы, лепрозории были потом, но в начале своего пути она страдала от одиночества, и первое время ей часто приходилось ложиться спать голодной. Но уже через три года, в 1949 году, как и положено для великих начинаний, к ней присоединились 12 последовательниц, в основном прежние ее ученицы, а в 1950 году Орден Миссионерок Любви был признан Римом.

Главной целью этого Ордена было проявлять бесконечную любовь к человеческим душам, жить в целомудрии и бедности, не опасаясь тяжёлого труда в заботе о спасении и освящении самых убогих. «Мы служим Христу, Которого видим в каждом страждущем нищем. Если мы молимся, то мы верим. Если верим, то любим. Если любим, то служим, – писала Мать Тереза. – Мы – Миссионерки Любви, потому что "Бог есть Любовь". Мы призваны донести убогим и страждущим любовь, которой Бог возлюбил их».

Каждая из сестер Ордена должна подтвердить свое призвание. Каждая из них должна соблюсти обет бедности и обет служения бедным. Они не могут работать на богатых и брать деньги за выполненную работу ни при каких условиях. Они должны хранить постоянное эмоциональное равновесие, сохранять деятельное спокойствие, не испытывая потребности рассказывать и обсуждать пережитое и увиденное, каким бы оно ни было. Они должны прикасаться к больным и уметь это делать с любовью. Они должны понимать, что нужно их подопечным.

Жизнь этих добровольцев трудна и однообразна. Их собственность – сари, сандалии и тощий матрас. Их жизнь – это чудеса терпения и выносливости, это бесконечный тренинг любви, который начинается в 4 утра с молитвы Франциска Ассизского:

   Господь, дай мне силы
   Утешать, а не быть утешаемым,
   Понимать, а не быть понятым,
   Любить, а не быть любимым...
   Ибо, когда отдаем, получаем мы
   И, прощая, обретаем себе прощение.

В течение дня Мать Тереза выполняла ту же работу, что и другие сестры, даже чистила уборные, когда подходила ее очередь. Часто она работала весь день, не останавливаясь, чтобы передохнуть или утолить жажду. Когда у умирающей матери Терезы спросили, были ли у нее выходные или праздники, она ответила: «Да! У меня каждый день праздник!»

Тех, к кому торопилась Мать Тереза, она называла «мои люди». Воодушевляя всех своим энтузиазмом, она постоянно находила новые и новые способы помочь страдающим. Так однажды, на борту самолета, во время обеда, она обратилась к пассажирам с просьбой передать ей оставшиеся нетронутыми после еды хлеб, печенье, блюда. — «Это для моих бедняков, — объяснила она. — Большое вам спасибо за помощь!»

ЖИЗНЬ РАДИ ЛЮБВИ

В заброшенном доме среди мусорных куч Мать Тереза основала школу для никому не нужных детей – младенцев из мусорных ящиков, маленьких инвалидов и сирот, что положило начало системе детских приютов ордена Милосердия.

Однако ее подвижничество не замкнулось на уличных детях и организации школ. Она взяла на себя миссию помогать умирающим. Первая женщина, подобранная Матерью Терезой прямо на залитой помоями мостовой, была объедена крысами и муравьями, но еще жива. Ни одна больница не хотела ее принимать, однако мать Тереза не отступила и заявила, что она не бросит несчастную, пока та не умрет.

В Калькутте прямо на улицах умирают сотни бедняков, и весть о блаженной монахине, стаскивающей куда-то умирающих бездомных, достигла городских властей. Муниципалитет выделил ей пустой храм, посвященный индийской богине Кали, и в огромном помещении, где некогда содержался жертвенный скот, разместились умирающие бедняки. Так возник «Дом для умирающих», где обреченного на смерть бедняка окружали любовью и заботой, чтобы он мог дожить свои дни достойно. Тронутые любовью матери Терезы, сюда стекались благотворители со всего мира, и они уж точно были уверены, что их деньги пойдут страждущим и неимущим.

Это работа бесконечна, так как болезни и несчастья неистребимы в роде людском. Она бессмысленна, потому что умирающие умирают, нищие голодают, алкоголики возвращаются к своему болезненному пристрастию. Зачем же?

«...Господи, помоги мне почесть благо ближнего превыше моего собственного. Да буду я трудиться понять его, а не искать у него понимания, да буду я трудиться любить его, а не искать у него любви…» – так молилась мать Тереза вместе с сестрами, так молятся они теперь, после ее смерти.

У одного журналиста, наблюдавшего ежедневную возню матери Терезы и сестер ее ордена Милосердия с прокаженными, больными и умирающими, вырвалось: «Я бы не сделал этого и за миллион долларов». «За миллион и я бы не сделала, – ответила мать Тереза, – только бесплатно! Из любви ко Христу!»

В 1959 г. Миссионерки Любви взяли на себя заботу о прокажённых Калькутты, которых было тогда около 30 000. Сёстры ордена открыли амбулаторию для прокажённых и основали так называемый Город Покоя – поселение, где могли жить прокажённые вместе со своими семьями. Мать Тереза видела в прокажённых детей Божиих. «Когда я прикасаюсь к телу прокажённого, от которого исходит смрад, я словно прикасаюсь к телу Христа, как и тогда, когда принимаю Его в Евхаристии. Да, проказа – это очень тяжёлая, мучительная болезнь, но она не так страшна, как чувство, что ты – человек, лишённый любви, нежеланный, брошенный всеми», – говорила Мать Тереза.

Больных нужно накормить, одеть, им необходимы дорогостоящие хирургические операции, лекарства. У сестёр ордена Матери Терезы ничего нет. Они живут так же, как и их подопечные, то есть, как самые убогие. Устав ордена в этом отношении очень строгий. Согласно ему сёстрам позволено иметь лишь самое необходимое: белое сари, простые сандалии. Каждая из сестёр, когда получает назначение на новое место, в течение десяти минут готова отправиться в путь – все её пожитки вмещаются в небольшой сумке.

«Каждый день Бог совершает для нас настоящие чудеса, – вспоминала Мать Тереза. – Мы видели очень конкретные проявления этого. Не будь этих „повседневных“ чудес, мы просто не смогли бы продолжать нашу деятельность, не смогли бы ничего сделать. Провидение каждый день заботится обо мне, моих сёстрах и наших подопечных. Делает это через посредничество бизнесменов, государственных учреждений, предприятий, нефтяных корпораций, властей. Но прежде всего – через крошечные пожертвования людей, располагающих лишь скромными средствами. Именно эти пожертвования представляют наибольшую ценность, ведь для того, чтобы их внести, людям приходится от чего-то отказываться. Благодаря этому их жест становится настоящим актом любви».

Мать Тереза не давала интервью. Она знала: нет времени, ее ждут. Ей дарили роскошные автомобили – она продавала их и на вырученные деньги строила госпиталь. Ей жертвовали, журналисты хитро спрашивали: «Морально ли брать деньги из рук диктаторов? Папаша Дювалье выписал чек…» Старушка улыбалась и сухо отвечала: «Не стоит обращать внимания на то, что кто скажет. Надо просто делать свое дело». Отбросив личные интересы, слушать то, что тебе дают слышать, смотреть то, что тебе показывают, принимать то, что есть перед тобой здесь и сейчас.

Ей говорили: «Вы лечите не причину, а следствие. Вы латаете дыры. Ваш труд тонет в океане проблем, которые могут быть решены только совместными усилиями на государственном уровне». Она не принимала такую критику и считала, что поступает в полном соответствии с буквой и духом Писания, где Христос сказал: «Я алкал – и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

И поэтому, выздоравливая в больнице после очередного инфаркта, в своем дневнике, в здравом уме и твердой памяти, она с уверенностью писала: «Что для меня Иисус? Иисус это…» И дальше следует потрясающий список: «Слово, которое следует произнести. Свет, любовь, мир… Иисус – голодный, которого нужно накормить, жаждущий… Бездомный. Больной. Одинокий! Нежеланный! Прокаженный! Нищий! Слепой! Калека! Заключенный!» И, что совсем уже странно, «Иисус – это человек с зачерствевшим сердцем, которому надо помочь его смягчить».

НАСЛЕДИЕ

В 1979 году матери Терезе была присуждена Нобелевская премия и, принимая эту награду во имя «нежеланных, нелюбимых и не обласканных», она была одета в то же сари, которое было на ней в день основания ордена. A средства, которые должны были быть потрачены на банкет, она попросила передать «моим людям».

Из нобелевского лауреатства она извлекла выгоду: с того момента она могла негромко, но властно останавливать войну — пусть ненадолго, как в 1982 году во время осады Бейрута – на время, необходимое для эвакуации 37 детей закрытых во фронтовом госпитале. Полем ее деятельности были и другие горячие точки планеты: Северная Ирландия, Южная Африка, Ливан и т.д.

Она называла себя карандашом в руках Бога, а ее мысли и высказывания можно найти не только в многочисленных изданиях, но и в папке меню индийского ресторанчика, равно как и на стене основанного ею приюта для умирающих от СПИДа.

Мать Тереза умерла 5 сентября 1997 г. 13 сентября прямую трансляцию с её похорон вели крупнейшие телеканалы мира. Её тело везли по улицам Калькутты на орудийном лафете, на котором в своё время везли тело Махатмы Ганди. Эта маленькая, вся в морщинах сестра из Калькутты, стала для людей символом божественной Любви – единственной надежды для мира.

Незадолго до её смерти один журналист задал ей вопрос: «Вы боитесь смерти?». Мать Тереза ответила: «Нет, совершенно не боюсь. Умереть – значит вернуться домой. Разве вы боитесь возвращаться домой к своим близким? Я с нетерпением ожидаю смерти, ведь тогда я встречу Иисуса и всех людей, которых во время своей земной жизни я старалась одарить любовью. Это будет чудесная встреча, разве не так?». Когда Мать Тереза говорила это, её лицо светилось радостью и покоем.

На сегодняшний день в 600 миссионерских центрах в 127 странах работает более 4000 миссионерок любви. Сёстры помогают в питании полумиллиону семей, обучают 20 тысяч детей и ухаживают за 90 тысячами прокажённых.

НАПУТСТВИЯ

 

Искры

– Любите друг друга, как Бог любит каждого из вас: сильной и особенной любовью. Пусть каждый будет мил с другими; лучше совершать ошибки с доброжелательностью, чем чудеса – без нее.

– Плод тишины есть молитва, плод молитвы – вера, плод веры – любовь, плод любви – служение, а плод служения – мир.

– Если вы хотите быть счастливой семьей, если вы хотите быть святой семьей, отдайте свои сердца любви.

– Бог не создавал нищеты; ее создали мы. Перед лицом Бога мы все нищи.

– Мы не можем делать великих дел, только малые делаем с великой любовью. Я верю в малые дела, именно в них наша сила.

– Не позволяй себе огорчаться неудаче, если ты сделал все, что мог.

– В этом секрет добра: вначале оно слабо, но всемогуще в конце. Зло, напротив, всемогуще вначале, но ослабевает со временем.

– Будьте благодарны!.. Если вы цените все, что дает вам Бог, Он не оставит вас.

Живите

Слова этого Манифеста встречают каждого, кто входит в Дом матери Терезы, открытый ею для больных с тяжелыми и неизлечимыми болезнями. Слова Манифеста – это мудрое наставление, несущее надежду; молитва в помощь страждущему; завещание, обращенное ко всем.

Жизнь – это возможность, воспользуйся ею.
Жизнь – это красота, восхитись ею.
Жизнь – это блаженство, вкуси его.
Жизнь – это мечта, осуществи ее.
Жизнь – это вызов, прими его.
Жизнь – это долг твой насущный, исполни его.
Жизнь – это игра, стань игроком.
Жизнь – это богатство, не растранжирь его.
Жизнь – это имущество, береги его.
Жизнь – это любовь, насладись ею сполна.
Жизнь – это тайна, познай ее.
Жизнь – это завет, исполни его.
Жизнь – это юдоль бедствий, превозмоги ее.
Жизнь – это песнь, спой ее до конца.
Жизнь – это борьба, стань борцом.
Жизнь – это бездна неведомого, ступи в нее не страшась.
Жизнь – это удача, лови этот миг.
Жизнь – так прекрасна, не загуби ее.
Жизнь – твоя жизнь, борись за нее!

Улыбайтесь

Если вы в плохом настроении, потому что вас обидели или вы получили плохие новости, воспользуйтесь силой улыбки. Даже если вас никто не видит, постарайтесь улыбнуться, чтобы показать себе самому, что вы выше всяких трудностей.

Думайте, что вы неуязвимы, бессмертны, вечны. Подарите себе улыбку, как вы делаете это иногда, проходя мимо зеркала. Даже если ваша улыбка будет немного вымученной, это уже начало улучшения. Как только вы улыбнетесь, вы почувствуете себя в лучшем расположении духа. А в хорошем настроении вам будет легче решить все ваши проблемы.

Вы не представляете, как много хорошего способна дать вам самим и людям, окружающим вас, обычная улыбка. Бог помогает тем, кто все неприятности и горести встречает не нытьем и жалобами, а радостью и улыбкой. Получив от жизни очередной удар, скажите себе: «Все могло быть гораздо хуже» – и улыбнитесь...

Любите

...Не бойтесь любить. Открывайте сердце и постарайтесь пробудить в нем любовь. Для этого нужно перестать видеть в других и себе только недостатки и ошибки. Ищите и находите в людях прекрасное и доброе. Это вдохновляет и нас самих, и других людей на проявление их лучших качеств.

Люди, действительно умеющие любить, не ставят никаких условий. Они свободны выражать любовь ко всем людям и даже любить своих врагов...

Любовь - это искусство, и она требует тренировки, так же как приобретение любого навыка. Хорошие врачи, музыканты, художники, спортсмены часами упражняются, чтобы усовершенствовать свои умения и способности. Также и с любовью. Если мы перестанем любить кого-то при первом же осложнении отношений, мы не разовьем в себе умения любить. Если мы не будем прикладывать усилий, чтобы любить, мы будем одиноки и несчастны.

Убийство детей недопустимо

«От всего сердца я обращаюсь к вам сегодня – к каждому человеку всех народов мира: к людям, от которых зависит принятие великих решений, но также и к матерям, отцам и детям в больших и малых городах, деревнях и сёлах.

Каждый из нас живет сегодня, потому что Бог возлюбил, сотворил нас и наших родителей, принявших и воспитавших нас, передавших нам дар жизни. Жизнь – это самый прекрасный дар Бога. Но жизнь умышленно губится войнами, насилием, абортами. Поэтому мы видим так много боли, связанной с тем, что происходит во множестве мест на всём земном шаре. Мы же были созданы Богом для большего – для того, чтобы любить и быть любимыми.

Я часто говорила, что аборты – основная причина уничтожения мира в сегодняшнем мире и убеждена в этом. Если мать может убить своего собственного ребёнка, что же может тогда удержать вас и меня от убийства друг друга? Только Тот, кто создал жизнь, имеет право отнять её. Ни у кого другого такого права нет; ни у матери, ни у отца, ни у врача, ни у одного учреждения, ни у одной конференции, ни у одного правительства.

Я убеждена, что в глубине ваших сердец вы знаете, что нерождённый ребёнок – это человеческое существо, возлюбленное Богом так же, как вы или я; Как же может кто-нибудь, зная об этом, сознательно уничтожать эту жизнь? Я ужасаюсь при мысли о тех людях, которые, убив свою совесть, могут одобрять совершение аборта. Когда мы умрём, то предстанем лицом к лицу перед Богом, Автором жизни. Кто рассчитается с Богом за те миллионы детей, которым не дали шанса жить, испытывать любовь и дарить её другим?

Бог создал мир достаточно большим для всех тех живых существ, которых захотел призвать к жизни. Это только наши сердца недостаточно велики для того, чтобы желать и принять каждого ребёнка. Если бы все те деньги, которые вкладываются в изобретение способов убийства людей, использовались для того, чтобы накормить, приютить и воспитать их, каким прекрасным мог бы быть мир! Слишком часто мы боимся жертв, на которые надо пойти. Но где есть любовь, там всегда есть и отречение. А если мы любим, несмотря на раны, то испытываем радость и мир.

Если где-нибудь есть какой-то ребёнок, которого вы не хотите или не можете накормить и воспитать, отдайте его мне. Я не отвергну ни одного ребёнка. Гарантирую ему дом или найду для него или неё любящих родителей. Мы боремся с абортами через усыновление и удочерение и уже передали тысячи детей заботливым семьям. И так прекрасно видеть любовь и единение, которые ребёнок вносит в семью.

Ребенок – прекраснейший дар Бога семье, народу. Да не отвергнем никогда этого дара Божьего! Я молюсь за каждого из вас, чтобы вы всегда имели веру, видели и любили Бога в каждом человеке, в том числе и нерождённом.

Да благословит вас Господь!»

(Из послания матери Терезы Калькуттской участникам Международной конференции по проблемам человечества и развития, Каир, 5 сентября 1994 г.)

 

– Мы должны помнить, что любовь начинается с дома и что будущее человечества рождается в семье. Любовь и мир начинаются от любви к детям.

– Я думаю, что сегодня мир разрушается больше всего посредством абортов, так как они объявляют войну против ребенка, являясь обыкновенным убийством невинного младенца – убийством его родной матерью.

– Если мы соглашаемся с тем, что мать может убить даже своего ребенка, как мы можем объяснить людям, чтобы они не убивали друг друга! Как мы можем отговорить женщину делать аборт? Как и всё остальное, мы должны объяснять это с любовью и должны сами помнить о том, что любовь означает быть готовым отдавать себя даже до боли. Иисус отдал жизнь, чтобы показать, как сильно Он нас любит. Матери, которая думает про аборт, нужно помочь любить, чтобы она могла отдать себя до боли, пожертвовать своими годами, своим свободным временем, чтобы она отнеслась с уважением к жизни своего ребенка.

– Отец этого ребенка, кем бы он ни был, тоже должен пожертвовать собой до боли.

– Аборт не учит мать любви, а убивает ее собственного ребенка ради решения ее проблем. Аборт дает отцу понять, что он не должен нести никакой ответственности за ребенка, который от него появился на свет. Такой отец вероятно навлечёт подобные проблемы и на других женщин. Таким образом, один аборт провоцирует новые убийства детей.

– Ни одна страна, в которой допускается аборт, не учит своих граждан любви, а учит применять силу для осуществления своих желаний. Вот почему именно аборт является величайшим разрушителем любви и мира.

– Мы, например, боремся с абортами при помощи усыновления, заботясь о матери и усыновлении ее ребенка. Мы спасли уже тысячи жизней. Обращаемся к клиникам, больницам, полиции: «Пожалуйста, не убивайте детей – мы их возьмем».

СОКРОВЕННОЕ

«Моя улыбка – большой покров, за которым скрывается масса боли».
( Мать Тереза )

В своих «Дневниках» мать Тереза из Калькутты рассказывает, что и она, подобно Святой Терезе Авильской, пережила «темную ночь души». Душой матери Терезы хотел завладеть хозяин ада, и ей пришлось пройти обряд изгнания бесов. Сатана искушал ее всеми мыслимыми и немыслимыми способами, ему даже удалось овладеть душой монахини. Но, после обряда изгнания, Князь Тьмы оставил свою пленницу во имя Иисуса Христа.

Иисус часто являлся матери Терезе, и она разговаривала с ним. Тереза стала святым мистиком, и, подобно Святой Терезе Авильской (Santa Teresa) и Сан Хуану де ла Крус (San Juan de la Cruz), пережила «темную ночь души», то есть усомнилась в существовании Бога. А, согласно доктрине католической церкви, подобные искушения являются необходимым условием для достижения высшей степени святости.

В 1959 Тереза пишет письмо своему духовному наставнику: «Я чувствую себя потерянной. Господь не любит меня. Бог может не быть Богом. Возможно, его нет», – пишет она. Это свидетельствует о том, что, подобно великим мистикам, она испытала состояние, называемое «ночью души» – особый период духовной жизни, когда ей казалось, что Возлюбленный покинул её.

Письменные свидетельства повествуют не только о духовных страданиях святой из Калькутты, но и о ее преданности Богу: «В пять с половиной лет, когда Господь впервые пришел ко мне, Сердце Христово стало моей первой любовью», – пишет она в своем дневнике. Тринадцать лет спустя, когда Терезе исполнилось 18, она, еще не будучи послушницей, призналась: «Я хочу принадлежать Иисусу полностью, и принадлежать только ему одному. Я готова отдать за Него все, даже жизнь свою. Я горю желанием любить его так, как никто прежде его не любил».

Ее близость к Христу была таковой, что неоднократно Терезе видела и слышала его. Кроме того, её посещали и другие значительные видения, некоторые из них она фиксировала в своем дневнике: «Передо мной стояла огромная толпа нищих и детей. Их руки тянулись ко мне. Люди кричали: "Приди, приди к нам, спаси нас, приведи к нам Иисуса"».

Вот одна из записей, повествующих о беседе Матери Терезы с Богом.

Был сентябрь 1946 года. Господь просил Терезу покинуть общину, где она жила в мире и покое, и отправиться на поиски беднейших среди бедных.

– Отец Наш, как могу я оставить все, что было мне дорого и стать всеобщим посмешищем, особенно посмешищем людей религиозных, свободно избрать и приобщиться к такой тяжелой жизни, которую ведут индусы, к одиночеству, бесчестью, неуверенности?

– Ты отказываешься? Я отдал свою жизнь за тебя на кресте. Мне нужны эти монахини в Индии, жертвы моей любви, которые смогли бы стать Марфой и Марией, и были бы настолько близки друг к другу, что смогли бы посеять в душах зерна любви ко мне. Мне нужны свободные сестры, окутанные моей Христовой бедностью. И ты отказываешься это сделать для меня?

– Любовь моя, Иисус мой, не проси меня о том, что мне не по силам. Я недостойна этой милости. Я грешна, слаба. Найди себе другую, более достойную и щедрую душу, чем моя.

– Ты стала моей невестой из любви ко мне. Ты приехала в Индию из любви ко мне. И сейчас тебе страшно сделать ради меня, твоего Супруга, ради спасения душ, еще один шаг? Твое великодушие остывает? Для тебя я иду лишь вторым? Оденься в простые одежды индийских женщин. Твое сари будет свято, потому как станет моим символом.

– Освети мне путь. Не дай мне обмануться. Если именно ты хочешь этого, подай мне знак. Мне очень страшно. Мне страшно жить подобно индусам: одевать их одежды, есть их пищу, спать, как спят они, жить вместе с ними.

– Ты всегда говорила: «Делай со мной все, что пожелаешь». И сейчас я хочу действовать. Позволь мне сделать это, моя малышка, моя маленькая жена. Не бойся. Я всегда буду рядом.

– Иисус, мой Иисус, я лишь твоя. Делай со мной все, что пожелаешь, как ты того пожелаешь и так долго, насколько ты пожелаешь. Я люблю тебя не за то, что ты даешь мне, а за то, что берешь.

– Малышка моя, мне нужны души. Принеси мне души бедных детишек с улицы, больных, умирающих. Есть много моих слуг, которые заботятся о душах богатых и обогретых. Но для моих любимых детей, для нищих – нет никого. Принеси веру в меня в те дыры, где живут самые бедные.

Спустя два года, получив это и другие письма с описанием видений, архиепископ Перье призвал мать Терезу и сказал ей: «Можешь идти по своему пути». Тереза надела сари и в первый раз вышла на улицу, в те поселения, где жили одни нищие; так начался ее путь, пройдя по которому она превратилась в ангела калькуттских бедняков.

«Тайный дневник матери Терезы» – под таким титулом были обнародованы откровения праведницы в журнале «Time». Среди незнакомых ранее широким кругам записей встречаются те, в которых она сомневается не только в своей богоизбранности, но и в вере. «Все внутри меня холодно, как лед», «Небеса закрыты», «У меня нет веры», – это лишь некоторые цитаты. Или уж совсем ересь: «Мне говорят, что Бог любит меня, но темная, холодная и пустая реальность настолько сильна, что ничто не трогает мою душу». Ответа на вопрос «На самом ли деле я достойна и способна служить Ему?», который мучил ее всю жизнь, великая праведница, по-видимому, так и не нашла.

Между тем сама Тереза вряд ли обрадовалась бы публикации своих сокровенных переживаний. Она не очень-то любила расспросы и не жаловала журналистов. Один репортер, специально приехавший в Калькутту, чтобы взять интервью у Терезы, услышал в ответ: «Интервью со мной? Разговаривайте лучше c Ним…». На следующий день он уже помогал сестрам обмывать умирающих и за время своего пребывания в приюте больше ни разу не заикался об интервью.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

«А сейчас я расскажу вам о чудесной женщине, которая прожила всю свою жизнь под сенью сострадания. С возрастом она становилась все более и более сострадательной. Она жила среди вас, в ваш современный век, и звали ее мать Тереза. Об этой женщине я и хочу вам рассказать. Знаете ли вы, что она умерла с горечью в сердце? Вы спросите: «Как могла эта женщина, которая была столь близка Богу, умереть в скорби? При всей том, что она сделала, при том, что одно только имя ее вызывало благоговение, ставя ее наравне со святыми, как могла она умереть в скорби?» Это произошло потому, что она была линейным человеком, она так и не осознала смены энергий, которая произошла с нею.

За несколько лет до ее смерти она пережила смену энергий. Она заслужила ее и в какой-то момент оказалась на «нулевой отметке». Старых параметров, к которым она привыкла, вдруг не стало. Появилась новая «частота», ее умоляли начать действовать по-новому, чтобы она обнаружила эту «частоту», и возрадовалась, и получила бы еще больше сил и сострадания, чем раньше. Но она не поняла. Ей показалось, что ее оставили одну, что она утратила свою связь.

Зачем Господь стал бы так поступать? Зачем Ему отходить от святого подвижника? Скажу вам правду: Господь никогда этого не делал! На самом деле, это она неверно истолковала смену энергий. ...эта прекрасная, милосердная женщина так и не поняла, что ее просили перестроиться на новую волну, буквально начать по-новому медитировать, по-новому общаться с Духом. Ей надо было оставить ту практику, к которой ее приучили, и начать общаться с Мастером напрямую. Однако она осталась в рамках своего учения, и поэтому ничего не произошло. Тот факт, что ее воспитали в старой энергии, сделал ее заложницей «протокола», принятой практики, и она умерла в скорби. Однако при этом милосердие ее никогда не оставляло — этот дар был сохранен ей до самого конца». (Из книги Крайона (Ли Кэрролла) Великий Переход. М.: Эксмо, 2009. – 320 с.)

Источник: http://selfire.com/



RSS










Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика