СТАТЬ СИЯНИЕМ  (притчи)

Одна древнерусская притча предлагает такой рецепт обретения телесного и душевного здоровья, который в то же время является хорошим руководством для сочинителя: «накопать корней послушания, нарвать листьев смирения, собрать чистоты душевной и плодов веры нелицемерной. Все это сварить в чаше терпения и просеять решетом боголюбия и развести слезами раскаяния и смешать ложкой покаяния. Потом закрыть крышкой милосердия, сварить на огне усердия, слить в сосуд целомудрия и остудить на камне смиренномудрия. Принимать по три ложки в сутки с раствором страха Божия и с полною надеждою ожидать исцеления».

ХРАМ

Жил на свете один человек по имени Тевс. Долго жил, вольно и лихо. Много глины прилипло к его исхоженным стопам, и каждый раз возвращаясь на свой участок для постройки дома, он соскребал ее для облегчения ходьбы. Большая куча накопилась. Так и лежала, дождями размываемая и прилипающая к ногам прохожих, за что кляли Тевса последними словами.

Те, кто посмекалистее, использовали глину в строительстве жилища, перемяв ее, изготовив кирпичи и хорошо прокалив их на огне. Кто землянку, кто будочку сложил, а кто и дом.

Не любили общаться с «замарашкой», кому же нравилось, разве что ночью с ведром приходили.

Шел однажды Тевс по одной местности и увидел необыкновенное строение – сияющий лучистый храм, своей вершиной уходящий в небо. Так восхитился он его красотой, захотелось внутрь войти, да устыдился вдруг, впервые в жизни, он своих грязных ног, побоялся замарать ими полы. Вышел из храма человек и говорит: «Не бойся, пола моего ты не осквернишь. Пройди и будь гостем моим». Взял он Тевса за руку и повел за собою.

Никогда еще Тевс не испытывал такого возвышенного состояния души и внутреннего трепета. Ноги его едва касались пола. Сияющая чистота и красота наводили на мысль, что он очутился в Раю. И самое необычное было то, что хозяин всего этого вел его, Тевса – кем брезговали даже владельцы землянок – за руку, словно своего брата, с которым не встречался долгие годы.

Вернувшись на участок, Тевс долго сидел у своей кучи, погрузившись в глубокое раздумье. Что-то произошло в его душе – там, очень и очень глубоко. Что-то осталось там после необычной встречи и не давало покоя. Что-то рождалось, доселе неведомое, переворачивающее представление о прожитой жизни и о смысле этой жизни вообще. И эта куча.... Как она оказалась здесь?.. Когда?.. Сколько же он наследил по свету, и как отличались его прошлые взаимоотношения с людьми от тех, которые ему посчастливилось познать.

Весь следующий день Тевс продолжал ощущать теплоту сердца и идти за руку с тем, кто стал для него больше, чем братом. Пребывая в сердце Тевса, он стал его совестью, истиной и смыслом жизни. Всех своих обидчиков он увидел совершенно в ином свете, зарождающимся где-то глубоко в его душе. Он чувствовал свою вину перед ними и желание хотя бы чем-то её искупить. Но эта куча... Она так и продолжала расползаться.

Тевс энергично взялся за работу. Выкопав яму, он сносил в нее глину, которая выпирала за границу участка и мешала прохожим. Он так топтал её ногами, словно она была источником всех его страданий. Постепенно глина стала пластичной, не липла и приобрела способность держать форму. Тевс попробовал сотворить из неё что-то полезное. Изделия получались самые разнообразные, от кирпичей до черепицы. В его душе возгорелся огонь творчества такой силы, что все изделия проходили обжиг прямо в его горящих руках.

Освободив от глины край по периметру своего участка, Тевс выложил квадратом первый ряд изготовленных кирпичей. Глина оказалась запертой внутри и уже не мешала окружающим.

В первую же ночь те, кто раньше приходил с ведрами, пришли с ломами и попытались в слабых местах проделать дыры. Кое-где это удалось и жидкая глина вытекла наружу.

Наутро, укрепив слабые места фундамента, Тевс вновь взялся за работу. Незримый помощник продолжал держать его за руку, был внутренней опорой и радостью труда.

Люди шли к Тевсу вереницей: кто за кирпичиком, кто за черепицей... Сколько их, неимущих, нуждающихся в помощи и поддержке.

Весь второй и третий день шла напряженная работа, а людской поток все не уменьшался. Творчество Тевса разнообразилось, из-под рук его выходили удивительные по качеству и красоте изделия. Вот только поработать «для себя» все не удавалось.

К концу третьего дня внутри участка вдруг закончилась глина.

«Так и не придётся иметь крышу над головой», – подумал Тевс и, вытирая пот со лба, выпрямился и взглянул вокруг... Он стоял на сияющем чистотой полу в светлом Храме, своей вершиной уходящем в небо. Стоял, держась за руку...

Неподалёку остановился странник с прилипшей к исхоженным стопам глиной. Он стоял, очарованный и оторопевший, переводя взгляд то на Храм, то на свои ноги.

Тевс вышел навстречу. «Не бойся, пола моего ты не осквернишь. Пройди и будь гостем моим...»

ТЕВС – отраженный СВЕТ (читай наоборот)

СВЕЧИ

В труде над собственной душой,
Из года в год, из века в век.
На вечный Зов Отца сердец
Спешит счастливый человек...
Чтоб Дух, Природой облачась,
Для всех Вселенную творил;
Сиянье бережно неся,
Свечу судьбы не угасил...

Повезло ремесленной мастерской! Получили крупный заказ на поставку свечей для святой обители.

Изготовили работники образцы свечей и принесли в обитель. Святой отец покрутил их в руках, помял, взял одну и зажёг под иконой Божьей Матери. Хорошо горела свеча, но чадила. «Нет, не годятся они для храма», – сказал священник и вернул свечи. Поклонились ремесленники и ушли.

Ещё неделю потели – семь раз топили и процеживали воск. Но с очищенным воском свеча дала такое мощное пламя, что моментально сгорала.

Долго подбирали наилучшее соотношение толщины фитиля и свечи. Пламя получилось ярким, горело ровно и долго.

Через месяц, перекрестившись, понесли новую пробную партию. «Ну что ж, уже лучше», – говорит святой отец.

«Но не могу я под иконой Богородицы ставить свечи из воска, который не имеет благородного запаха...»

Ушли мастеровые озабоченные. В течение года очищали окрестности от мусора и гнили, рассаживали медоносы. С молитвами заботливо ухаживали за пчёлами и особенно следили, чтобы по осени не нанесли они падевого мёду.

«Не думали, что столько усилий приложить придётся», – сетовали они. Со временем им стало казаться, что и не фитиль это горит вовсе, а их старания, мысли и чувства, и какие они были, таков и оттенок был у пламени. «Уж не стали ли мы сами свечками?» – шутили они. – «Спасибо, Господи, помогаешь в терпении пройти путь наш».

Через семь лет, сияя чувством исполненного долга, торжественно и с внутренним трепетом, поднимались мастера по ступеням храма.

Святой отец радостно встретил братьев и подвёл их к благодатной иконе. Ожила икона, засиял лик святыми огнями.

Велика ответственность – стать сияньем пред священным обликом.


RSS









Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика