БАЛЛАДА О КОРОЛЕ АРТУРЕ
(публикуется в сокращении)

...во множестве героических образов, донесенных к нашим временам из глубокой древности, звучит неувядающая живая сила, нужная во всех построениях жизни.
...Когда же молодое поколение вспомнит о героизме, оно захочет возобновить в памяти все те мужественные призывы о подвигах, которые запечатлели народы в лучших своих вдохновениях.
...Герои будут утверждены. Кельты хранят память о цикле Артура, о борьбе с великанами, драконами, волшебниками. Песнь о Святом Граале возносит подвиг служения человечеству на священную вершину.
( Рерих Н.К. Зов Роланда )

¤ ¤ ¤
Меж Светом и Тьмою суровы бои.
У каждой эпохи герои свои,
Но в памяти тех, кто сегодня рождён,
Звучат отголоски ушедших времён.
И снова отвагой сменяется страх,
Ведутся сражения – в наших сердцах…

ПРОЛОГ

Горел поздней ночью костёр у реки,
И молча сидели вокруг рыбаки.
Луна освещала задумчивый луг…
Внезапно раздался копыт перестук.
Вот искры, кружа, поднялись над костром,
И кто-то от замка промчался верхом:
В широком плаще, на кобыле гнедой,
Старик проскакал с бородою седой, –
Под шляпой лица и не видно почти…
Он свёрток держал, прижимая к груди.
Всем ясно послышался тоненький плач,
Но всадник плотнее закутался в плащ,
Летучею тенью мелькнул на холме,
Пришпорил кобылу и скрылся во тьме…
…Час поздний не время для долгих бесед.
«Да, – молвил рыбак, поглядев ему вслед, –
То Мерлин, целитель и маг-чародей,
Мудрейший из ныне живущих людей!
Он видит грядущее, глядя в кристалл,
И много услуг королю оказал,
Ему помогая своим волшебством.
Воистину, ведает он обо всём…»
…Негромко шумела речная вода,
А в небе лучилась большая звезда…

РОЖДЕНИЕ АРТУРА

Задумчив сегодня король Пендрагон –
Далёкие дни перед ним, словно сон.
И грезит он, глядя в огонь, о былом…
…Вот в рыцарском зале парадный приём,
Там герцог Горлойс со своею женой, –
Игрейна и ныне прекрасна собой…
Король вспоминает с Горлойсом войну
В надежде отнять герцогиню-жену:
Как замок его родовой осаждал,
Как тайно к себе ясновидца призвал,
Поведав о страсти безумной своей…
Помочь государю решил чародей
В обличье Горлойса к Игрейне войти
И с нею неузнанным ночь провести.
Ему с этой ночи в положенный срок
Рождение сына волшебник предрёк;
Наследником мальчику стать суждено…
Условие Мерлин поставил одно:
Тайком, чтоб о том не проведала знать,
Ещё новорожденным сына отдать, –
Он вырасти должен от трона вдали,
Чтоб недруги злые его не нашли…

Тогда, под воздействием сладостных грёз,
Король на распятии клятву принёс, –
И чарами маг изменил его вид…
…Не зная, что герцог случайно убит
(Порой своенравен загадочный рок),
Властитель с Игрейной на ложе возлёг.
Прошло ещё несколько суетных дней,
И вот без помех обвенчался он с ней,
А Мерлину должное время спустя
Придворные дамы вручили дитя…

СМЕРТЬ ПЕНДРАГОНА

С тех пор миновало четырнадцать лет,
Принёсших и беды, и лавры побед…
Король Пендрагон тяжело занемог,
И молвил вассалам он: «Близок мой срок;
Об этом узнав, осмелели враги –
К столице уже подступают полки.
Хочу умереть я, как воин, в бою,
От саксов страну защищая свою…»
…Собрались бароны Британской земли –
И в бой на носилках его понесли,
И меч привязали к ослабшей руке,
Что так стосковалась о верном клинке…

В жестоком сражении недруг разбит,
И весть о победе на крыльях летит!..
…Вернулась к властителю прежняя боль,
И речи лишился недужный король.
Лежит чуть живой он на смертном одре,
Верховная знать собралась при дворе, –
Вполголоса лорды толкуют о нём,
И каждый надеется стать королём.
Но стихли все… Мерлин прошёл через зал.
Король приподнялся и внятно сказал:
«Наследник – мой сын, что Игрейной рождён.
Артур должен сесть на пустующий трон…»
Взглянув на супругу, он рухнул без сил,
«Прощай», – прошептал и навеки почил…

МЕЧ В КАМНЕ

Великая распря в стране началась:
Вассалы дерутся друг с другом за власть,
Посевы сжигаются, попран закон…
И Мерлин-провидец, весьма удручён,
С епископом в Лондоне держит совет,
Как землю родную избавить от бед.
…Волшебника голос и твёрд, и суров:
«Нас ждут мятежи и набеги врагов,
Раздоры стране только горе несут,
Все люди устали от войн и от смут,
И кровью уже истекает земля, –
Нам нужно, не медля, избрать короля!
Быть может, Всевышний знаменье пошлёт,
И будет от бедствий избавлен народ…»
…Епископ сказал, озабочен и строг:
«Пускай же укажет избранника Бог»…

И вот полетела людская молва:
Турнир объявляется в день Рождества!
Приехали знатные лорды страны –
Явить боевое искусство должны…
В собор пригласил их епископ седой.
Они отстояли на службе ночной,
А выйдя из храма, на ясной заре,
Увидели камень большой во дворе,
И меч вертикально из камня торчал, –
На солнце блестел благородный металл.
Дивились бароны и все короли,
Когда на клинке они надпись прочли:
«Кто вынет из мрамора меч золотой,
Тот, став Королём, будет править страной».
Но тщетно вассалы пытались извлечь
Из каменной глыбы сверкающий меч…

Уже состязанья пора начинать, –
На поле турнирном собралась вся знать,
И были среди приглашённых гостей
Отважный сэр Эктор и сын его Кей,
А также воспитанник – отрок Артур…
…Внезапно Кей вскрикнул и сделался хмур:
Он так на объявленный праздник спешил,
Что в местной гостинице меч позабыл.
И молвил Артуру он: «Милый мой брат,
Скачи за клинком поскорее назад!»

И юный Артур поскакал за мечом,
Но поздно: увидел он запертый дом.
Что делать? Кей ждёт на турнире в шатре!
Вот камень с клинком на церковном дворе,
Ворота открыты, вокруг – никого…
Оружие юноша вынул легко,
Потом у шатра его Кею вручил.
Знакомый клинок?! Кей проворно вскочил.
…Турнир долгожданный уже позабыт,
И вот он ко помосту, волнуясь, спешит,
И радостно шепчет родителю сын:
«Отец! Я – Британии всей властелин!»

Узнав золотого меча рукоять,
Сэр Эктор велел объяснения дать;
Когда же услышал Артура рассказ,
Он к камню вернуться просил ещё раз.
Отправился юноша с ними туда –
Вонзив, снова вынул клинок без труда!
…Артура назвав господином своим,
Они преклонили колени пред ним,
А после поведал сэр Эктор о том,
Как Мерлин младенца принёс к нему в дом,
Чтоб мальчик спокойно до времени рос
Вдали от дворцовых интрижек и гроз…

Окончен турнир. Вот и солнца заход,
И вновь у собора теснится народ.
Опять собрались претенденты на трон, –
Подходят к клинку за бароном барон.
Меч вытащить всем им, увы, не судьба,
И громко смеётся над ними толпа…
Но кто же взойдёт на британский престол?
И юношу к камню епископ подвёл –
О, чудо! Меч слушался только его!
Послышались возгласы: «Тут колдовство!
Безродный мальчишка! Сопливый юнец!»
Однако вмешался волшебник-мудрец:
«Артур – Пендрагона единственный сын,
И здесь он короны достоин один,
Британией править избрал его Бог!» –
И юноше громкую славу предрёк…

КОРОНАЦИЯ. БИТВА ЗА ТРОН

Не сразу поверила Мерлину знать,
Решив до Крещенья ещё подождать;
Разбили над камнем высокий шатёр,
У входа поставили строгий дозор,
А также охрану нашли, чтоб беречь
Счастливца, которому в руки шёл меч…
…В день Троицы принца признал весь народ –
С почётным эскортом в собор он идёт,
Епископом в рыцари там посвящён,
Душистым елеем помазан на трон,
Клянётся торжественно пред алтарём
Достойным и праведным быть королём…

Мечтая вернуть своей родине мир,
Устроил Артур в резиденции пир;
На празднество всех пригласил королей,
Однако услышал от верных людей:
Пошли на него государи войной,
Огромное войско ведя за собой.
Желали они проучить наглеца…
…И юный властитель спросил мудреца:
«Наставник и друг! Что поведаешь мне?
Ужели продолжится смута в стране?..»
Но маг предсказал королевства расцвет,
Артуру дав умный и дельный совет:
Бретонских вождей из-за моря призвать –
И будет разбита мятежная рать!
Напомнил юнцу седовласый пророк:
«Король! У тебя есть заветный клинок!
Его ты используй в критический час,
Он выручить сможет один только раз…»

И принял высокий оплот-равелин
Дворян из союзных бретонских дружин.
На поле собралось немало знамён.
Петух прокричал… Посветлел небосклон.
Сигнал к наступленью – и сшиблись полки,
Жестокая сеча пошла у реки…
Увы, нелегко бунтарей одолеть,
И многие воины встретили смерть.
…Подходит упорная битва к концу,
И кровь у Артура течёт по лицу.
Неужто бесславно закончится бой?!
Но вынул властитель клинок золотой
И яростно врезался в гущу врагов,
Ведя за собою отважных стрелков…
Враги, ослеплённые блеском меча,
В смятении бросились прочь, трепеща…

Мгновенно Артур пораженье нанёс,
Загнав королей на отвесный утёс.
И тут подоспела нежданная весть:
На землях у них – сарацинов не счесть!
…Сняв латы стальные, спокоен и прям,
Подъехал со свитой Артур к бунтарям:
«Милорды! Захватчики – в вашем краю!
Я вам обещаю поддержку свою.
Мы выступим вместе, едины во всём,
И наглых язычников вмиг разобьём!..»
…Поступок такой оценив, короли
Присягу на верность ему принесли…

РОДОВОЕ ГНЕЗДО. ВИДЕНИЯ

Война позади, государя ждёт трон,
И юный Артур поскакал в Карлеон.
С младенчества рос он в именье чужом,
И двор королевский ему не знаком…
…А вот и высокие своды дворца,
Парадные залы и кресло отца.
Впервые Артур увидал свою мать,
И сына смогла королева обнять…
Вельможи ему оказали почёт,
И праздновал шумно победу народ;
До вечера в городе шли торжества,
И слушал герой поздравлений слова…

Отбрасывал тени во мраке ночи
Огонь одиноко горевшей свечи.
Витали над юношей вещие сны…
Он станет щитом и мечом для страны
И с верной дружиною в битвах за Свет
Одержит немало блестящих побед…
…На миг над грядущим рассеялась мгла.
О, как ненавидим он силами зла!
Интриги и зависть… Борьба за престол
И славного братства внезапный раскол.
Но всё это будет не скоро… Пока
Звезда Альбиона* ещё высока…

* Альбион – древнее название Британских островов.
ПЕРВЫЙ БОЙ С ЧЁРНЫМ РЫЦАРЕМ

В пучине глухих позабытых времён
Стремился к могуществу каждый барон,
И средь непроглядного леса и сёл
Порою жестокий царил произвол.
Убийства, насилие, пытки, грабёж…
Но стала к Артуру идти молодёжь.
Все рыцари знали, что ценится здесь
Не грубая сила, а доблесть и честь.
Король собирал паладинов двора,
Готовых сражаться во имя Добра…

Однажды меж знойных овсяных полей
Властитель и маг торопили коней,
Но вот они въехали в дремлющий бор –
И чей-то заметили яркий шатёр,
А рядом на яблоне вместо плодов
Висели десятки побитых щитов.
Шатёр же на самой дороге стоял,
И конь под Артуром протяжно заржал…

За тучами спрятался солнечный луч,
И выехал рыцарь – силён и могуч,
Весь в чёрных доспехах, на чёрном коне –
«А, новая жертва явилась ко мне!» –
И дрогнули ветви раскидистых ив…
Однако король был спокойно-учтив:
«Зачем ты поставил шатёр на пути?
Не лучше ль в сторонку его отнести?»
Но рыцарь сквозь зубы ответил ему:
«Без боя проезда здесь нет никому!» –
«Ну что ж, я согласен, сразимся с тобой!» –
И оба противника ринулись в бой…
…На ровной прогалине сшиблись враги,
И копья у них разлетелись в куски,
А рыцарь вскричал, не слезая с коня:
«Достаточно копий ещё у меня!»

Упал конь Артура – король вместе с ним,
Однако же сразу вскочил невредим –
Продолжили биться они на ногах,
И равная сила была в их мечах;
Но вот зашумели вокруг тополя –
Сломался заветный клинок короля…
«Сдавайся!» – ему неприятель кричит;
«Нет, ты никогда не получишь мой щит!»
…Схватились они в рукопашном бою;
Собрал неприятель всю силу свою
И бросил Артура на землю, хрипя:
«Ну, коль не сдаёшься, убью я тебя!»
Уже с головы его шлем он сорвал
И острый занёс над Артуром кинжал…
Но, видя, как враг беспощадно жесток,
Волшебник-мудрец не вмешаться не мог.
«Постой же, безумный! – вскричал чародей, –
Ведь это владыка Британии всей!» –
«А мне что за дело до званья его?..»
Маг посохом рыцаря стукнул легко:
Мол, хватит, дружок, отдохни-ка приляг, –
И рухнул на землю безжалостный враг…

«Что сделал ты, Мерлин? Ужель он убит?» –
«О, нет, не волнуйся, наглец только спит,
Однако вовек не исполнит угроз…»
…К отшельнику Мерлин Артура привёз,
И вылечил старец его за три дня…
Король попросил: «Приведите коня!»
Маг молвил: «Ты рвёшься навстречу врагу?
Я меч тебе новый достать помогу.
Сегодня увидишь ты много чудес», –
Повёз он его в зачарованный лес…

ЭСКАЛИБУР

Сначала скакали они по холмам, –
Дивился Артур незнакомым местам, –
Потом меж камней миновали проход
И замок увидели в зеркале вод.
Светилось вдоль берега много огней, –
К Артуру из тайной обители фей,
Что в нише глубокой скрывала скала,
Владычица Озера медленно шла.
Бежал звёздный свет по её волосам,
И вторило гулкое эхо словам:
«Артур, мы хотим принести тебе в дар
Эскалибур-меч. Его крепок удар,
Ни сталь, ни железо ему нипочём –
Крошатся доспехи под этим мечом.
Используй его только в правом бою,
И с ним завоюешь ты славу свою!
Надёжно от недругов ножны храни,
Чудесную силу имеют они –
Увечья и раны при них не страшны!
Бесценен подарок волшебной страны…»

Когда отзвучала негромкая речь,
Король с чародеем увидели меч:
Держа рукоять дорогого клинка,
Из глуби воды показалась рука…
Артур скакуна своего привязал,
Подплыл на ладье и оружие взял, –
И тотчас же скрылась рука под водой,
Лишь где-то на берег плеснуло волной…

ВТОРОЙ БОЙ С ЧЁРНЫМ РЫЦАРЕМ

И снова дороги… Но вот поутру
Подъехал британский властитель к шатру.
Навстречу – всё тот же могучий боец:
«А, снова явился, упрямый глупец?»
Ответил Артур: «Не окончен наш спор,
Сразиться с тобой я мечтаю с тех пор…»
…И выбрали место они над рекой,
И вновь на мечах начался у них бой.
Посыпались яркие искры вокруг,
Осколки щитов полетели на луг,
И вскоре упал неприятель ничком –
Удар получил он волшебным клинком.
«Сдавайся!» – «Нет, ты меня лучше убей!» –
«Зачем это мне? Не такой я злодей,
И пусть ты жесток и заносчив, но я
Дарю тебе жизнь и прощаю тебя.
А как победитель, хочу, чтобы ты
Немедленно снял все чужие щиты,
А после шатёр отодвинул с пути,
Поклявшись закон милосердья блюсти.
Потом в Карлеоне я жду как гостей
Тебя и обоих твоих сыновей…»

СВАДЬБА АРТУРА. КРУГЛЫЙ СТОЛ

А годы бегут… Уже вырос оплот
Артуровых рыцарей – град Камелот.
Недавний юнец сарацин одолел,
Вторжению саксов поставил предел;
Страну защищая от внешних врагов,
Давал обездоленным пищу и кров.
Советуясь с Мерлином мудрым во всём,
Великим и славным он стал королём…

Но вот ему минуло двадцать пять лет –
Друзья есть и слава, жены только нет.
Напрасно баллады поёт менестрель,
Задумчив Артур уже много недель,
Грустит на пирах, равнодушен к стрельбе,
И Мерлина как-то призвал он к себе:
«Девица одна в Камильярде живёт,
Пошёл Гвиневере семнадцатый год, –
Прекрасна собой, остроумна, нежна –
Достойной супругой мне будет она…»
…Вздохнув, стал печален всеведущий маг,
Он знал хорошо, чем грозит этот брак:
Придёт в Камелот с Гвиневерой беда,
Опасна для трона её красота…
Но тщетно взывал чародей к королю,
Ответ был: «Я лишь Гвиневеру люблю,
Давно подарил я ей сердце своё,
Прошу, отправляйся же сватать её…»

Весёлой капелью звенел месяц март,
С эскортом маг прибыл в страну Камильярд,
Где жил Лодегранс, Гвиневеры отец.
О цели посольства поведал мудрец.
«Да это же самая лучшая весть! –
Воскликнул в волнении будущий тесть, –
Король руку дочери просит моей!
Я отдал бы земли в приданое ей,
Но есть у Артура владенья свои,
В вассалах – британские все короли…
С невестою вместе, любезный посол,
Для милого зятя прими Круглый Стол:
Властителю он пригодится всегда,
Равны и почётны за ним все места…»*

На улочках узких толпится народ –
Привёз Гвиневеру Артур в Камелот.
В столичном соборе весенней порой
Венчался король с молодою женой.
Их встретил с почётом, в сверкании лат,
Достойнейших рыцарей целый отряд.
…Днём позже те рыцари в зале большом
Впервые воссели за Круглым Столом.
На креслах дубовых зажглись письмена –
Собравшихся славных мужей имена…

Торжественно встав, опираясь на меч,
Артур произнёс свою первую речь:
«Собратья! Немного пока ещё нас –
Другие прибудут в назначенный час.
Велик этот день – ныне создали мы
Священное братство защиты от Тьмы.
Для цели сей в жертву принёс свою плоть
Когда-то сошедший на землю Господь.
Друзья! Устремим свои помыслы ввысь!»
И рыцарской клятвой они поклялись:
Родимой страны защищать рубежи,
Бежать от измены, бесчестья и лжи,
Свой меч только в правом бою поднимать,
В обиду ни дам, ни девиц не давать,
Врагов, что сдаются на милость, щадить,
Сирóтам и вдовам опорою быть…

…Со злом они жаркие битвы вели,
Гремела их слава до края земли…

* Круглый Стол, по легендам, был сооружён Мерлином для Утера Пендрагона, а затем перешёл к Лодегрансу.
КОЗНИ МОРГАНЫ

Была у Артура колдунья-сестра,
Всегда узнававшая тайны двора…
Моргана, в борьбе за влиянье и власть,
Эскалибур в ножнах сумела украсть;
Волшебный клинок заменив на другой,
Жестокий и страшный задумала бой.
Чуть позже во флягу хмельного вина
Подсыпала сонное зелье она…
Когда на охоту отправился брат,
Ей мнилось, что он не вернётся назад.
С ним Уриенс ехал, Морганы супруг,
И сэр Акколон, её преданный друг.
…Устали охотники – жаркий был день,
И скрылся в лесу быстроногий олень.
Из фляги походной испили они,
На мох прилегли и почили в тени…

Сэр Уриенс в замке проснулся своём
(Муж хитрой колдуньи не знал ни о чём).
Очнулся в таверне младой Акколон,
И был ему меч королевский вручён
И передан феи Морганы приказ:
На поле у озера быть через час.
Артур же в сырой пробудился тюрьме,
Где много народу томилось во тьме,
Но выход ему предложили простой:
С жестоким тираном немедленный бой…
…И вот уже двое отважных мужей
Навстречу друг другу пустили коней, –
В доспехах без знаков, в забралах стальных
Моргана сражаться заставила их…

Заметно слабеет рука короля,
И кровью его пропиталась земля.
Меч вражеский, тело разя глубоко,
Тяжёлый доспех пробивает легко…
Но снова Артур поднимает свой щит
И рыцаря к берегу смело теснит.
…Увидев стальные осколки вокруг,
Узнал государь свой Эскалибур вдруг!
Увы, уже сломан подменный клинок,
И в схватке кровавой король изнемог.
От недруга он заслонился щитом…
«Сдавайся же! – рыцарь сказал с торжеством, –
Меня без оружия не одолеть!» –
«Пускай нет меча, но при мне моя честь!»
Артур рукоятью с обломком клинка
По шлему неистово стукнул врага,
И тот, отведя помутившийся взгляд,
К воде отступил на полшага назад…

Решив защитить властелина от зла,
Владычица Озера к ним подошла –
Легки и беззвучны наяды шаги,
Но выпал у недруга меч из руки;
Живительный ветер повеял во мгле –
И вот уже ножны лежат на земле!
…Артур свой Эскалибур быстро схватил,
Ударил врага из оставшихся сил, –
Тот рухнул со стоном на землю… Затем
Нагнулся король и сорвал с него шлем.
Лицо неприятеля было в крови, –
«Но кто же ты? Имя своё назови!»,
И рыцарь, поняв, что уже обречён,
Вздохнул глубоко и сказал: «Акколон…
Мне фея Моргана дала этот меч
Как верный залог с нею будущих встреч,
Убить я был должен врага короля» –
И молвил властитель: «Король – это я…»

В покоях Морганы царит суета –
Над феей коварной нависла беда,
Увы, не поможет ей друг Акколон:
Могильный объял уже рыцаря сон…
…Едва не загнав своего скакуна,
В святую обитель явилась она,
Где, выпив настой, утоляющий боль,
Остался на отдых недужный король.
Шепнула она: «Я – Артура сестра,
У ложа его посижу до утра», –
И в зал пробралась, где в мерцании свеч
Он спал беспокойно, сжимая свой меч.
Она завладеть не посмела мечом,
Но спрятала ножны под длинным плащом
И, свиту окликнув, уехала прочь,
Направив коня в беспроглядную ночь.
…Однако пустился в погоню за ней
Дежурный отряд королевских людей.
«Нет, ножен Артур не получит своих» –
И в озеро фея закинула их…
Серебряный свет пробежал по волнам, –
Должно быть, и ныне лежат они там.
А в скалах заухала гулко сова –
При помощи чар своего колдовства
Моргана смогла от погони уйти,
Оставив её далеко позади…

Оправившись вскоре от ран и невзгод,
Король возвратился к себе в Камелот.
Явилась туда через несколько дней
Служанка Морганы в платке до бровей
И молвила, всем поклониться спеша:
«Прощения просит моя госпожа,
А чтоб ты забыл преступленья её,
Она тебе шлёт золотое шитьё…»
…Пажи развернули у всех на глазах
Роскошный узорчатый плащ в жемчугах.

Артур встретил холодно бойкую речь:
Он помнил подменные ножны и меч!
Одежда понравилась всё же ему,
Ответил король: «Подношенье приму…»
Но Светлыми Силами был он храним –
Владычица Озера вновь перед ним:
«Прислала Моргана богатый сей дар,
Стремясь погубить тебя силою чар.
Хоть мантия эта красива весьма,
Пускай её дева примерит сама!»
Посланница ей принялась возражать:
«Негоже мне царский наряд одевать…»
И в ужасе бросилась прочь поскорей,
Но поздно – упала она у дверей,
Набросили плащ на беглянку – и та
Покинула двор короля навсегда:
Осталась под золотом только зола –
Волшебная мантия деву сожгла…

ЛАНСЕЛОТ И ГВИНЕВЕРА

Держали военный совет короли,
Когда необычные гости вошли, –
Тотчас разговор оживлённый затих,
Вожди изумлённо смотрели на них.
На даме был белый свободный наряд,
А волосы словно струились до пят…
…Артур отложил все бумаги и встал –
Озёрную Леди он сразу узнал.

Был юноша в белое также одет,
Из глаз его лился особенный свет,
Златистые кудри спадали до плеч…
…Негромко звучала волшебницы речь:
«Король, пред тобою воспитанник мой, –
Давно уже мне Ланселот как родной;
Когда потерял он отца своего,
В невидимый замок взяла я его…
Ты знай, этот юноша смел и силён,
И хочет он в рыцари быть посвящён…»

Король согласился охотно – и вот
Доспехи и меч получил Ланселот.
Желая обряд посвященья пройти,
В соборе он должен всю ночь провести,
А после – свой меч возложить на алтарь
(Обычай такой был в Британии встарь)…
…С зарёю немало влиятельных лиц
На праздничной службе уже собрались.
Лучи пронизали холодную мглу…
Он понял, что меч позабыл на полу.
А хуже позора для рыцаря нет!
В витражном окне разгорался рассвет…
…Но тихо прошла Гвиневера за ним, –
Клинок она шлейфом прикрыла своим,
Потом незаметно сумела поднять, –
В руке Ланселот ощутил рукоять!..

…Она улыбнулась, а он побледнел,
И в сердце впились словно тысячи стрел.
С тех пор он избрал её дамой своей
И подвиги все посвящал только ей.
А время летело… Он стал знаменит,
Известен был всюду уже его щит.
Заняв своё место за Круглым Столом,
Герой побеждал в поединке любом.
Его благородство, его красота
И дам, и девиц привлекали всегда;
Давая их дерзким обидчикам бой,
Он верность хранил Гвиневере одной.
Порою он пылко шептал ей: «люблю»,
Но честно служил своему королю…

ПОХИЩЕНИЕ ГВИНЕВЕРЫ

Запели дрозды… Наступил месяц май –
Зелёной листвою оделся весь край.
На праздник весенних цветов и тепла
Придворных своих Гвиневера взяла, –
Средь них были рыцари, несколько дам
И паж, чтобы стремя держать господам.
…И поездом майским*, в рассветных лучах,
Они поскакали на добрых конях,
А в честь наступившей чудесной весны
Все были в зелёное облачены…
Сплетая гирлянды из трав и цветов,
Гуляли они меж зелёных холмов;
Звучали напевы и слышался смех
Их шумных забав и весёлых потех.
Но в зарослях клёна качнулись листы,
И словно бы эхом нежданной беды
Тревожно вдруг крикнула птица с реки –
Из чащи лесной показались стрелки…

На статном горячем коне восседал
Принц Мéлегант, лучникам давший сигнал.
Давно уже он королеву любил,
И с помощью тайных шпионов следил
За нею… И, спрятав отряд меж ветвей,
Коварно ловушку устроил он ей.
…Но так госпожа обратилась к нему:
«Сэр, ясно должно быть и вам самому,
Что выбрали вы недостойную роль!
Иль, может, забыли: мой муж – ваш король
И ваш – о, неверный вассал, – сюзерен?»
«Ни слова, сударыня, взял я вас в плен!»
Упал её шарф из зелёной парчи –
И рыцари вмиг обнажили мечи…
Увы, без доспехов и в меньшем числе,
Простёрлись они скоро все на земле,
И кровью окрасилась зелень сукна…
Увы Гвиневере!.. Взмолилась она:
«Милорд, я прошу – пощадите же их,
Оставьте мне рыцарей верных моих!» –
«Готов я им жизнь подарить ради вас,
Они с вами вместе поедут сейчас
В мой замок…» И, с ним согласиться спеша,
Просила тайком королева пажа:
«Не медли, скачи в Камелот во всю мочь, –
Быстрей к Ланселоту с призывом помочь!
Я верю: он выручить сможет меня…», –
…И отрок, внезапно пришпорив коня
И счастливо скрывшись от вражеских стрел,
До крепости вскоре добраться сумел…

Коварный обидчик получит сполна –
Уже Ланселот оседлал скакуна,
В бока ему острые шпоры вонзил,
Широкую Темзу на нём переплыл…
Но вышли стрелки, преградив ему путь,
И тщетно просили назад повернуть;
Их острыми стрелами конь был сражён, –
Для рыцаря это немалый урон…
Отправился далее воин пешком –
В доспехах стальных, со щитом и мечом,
И встретил дорогою двух лесников,
Что ехали в город в телеге для дров.
Сказав им, что быстро не может идти,
Просил он до замка его подвезти.
Один, испугавшись, ему отказал, –
Удар кулака – и бедняга упал;
Другой же лесник, сбросив хвороста воз,
Героя до самого замка довёз…

А чтó Гвиневера? Сидит у окна
И рыцаря ждёт с беспокойством она,
Не слушая принца любезных речей…
Придворные дамы всё время при ней.
…И вот уже, стоя у главных ворот,
Хозяину замка кричит Ланселот:
«Предатель и трус! Выходи же на бой –
Тебе предстоит поединок со мной!..»

Он вышиб ворота ударом одним,
И слуги, дрожа, разбежались пред ним.
Объял сумасбродного принца испуг,
Сказал королеве он: «Прибыл ваш друг,
Его успокоить под силу лишь вам»,
И тихо добавил: «Пощады, мадам!..»
…В покои ворвался герой словно лев, –
К нему она вышла: «Чем вызван ваш гнев?» –
«И вы задаёте подобный вопрос?
Вам этот подлец оскорбленье нанёс!» –
«Безумец не стоит столь пылких речей,
О дерзости он сожалеет своей…» –
«Мне трудно поверить, что так вот легко
Простили вы низкий поступок его!
Да знал бы я то, что услышал сейчас,
Навряд ли спешил бы добраться до вас…» –
«О подвиге, друг мой, жалеете вы?!
Но я лишь мечтаю избегнуть молвы;
Чтоб слухи и гнусные сплетни пресечь,
Веду я с предателем мирную речь…» –
«Лежал бы он мёртвым, будь воля моя,
Но раз вы довольны – доволен и я».

Героя она в будуар отвела
И ловко тяжёлые латы сняла,
Умело промыла все раны от стрел
И к принцу вернулась. Тот, белый как мел,
Ей молвил: «Мадам, ваш защитник суров, –
Неделю спустя я с ним биться готов.
Давайте пока заключим с вами мир;
Я завтра устрою торжественный пир,
Затем вы спокойно вернётесь домой,
И стану я горькой терзаться тоской!..»
…Сразиться был рад Ланселот, а пока
Он взял нерушимую клятву с врага –
На поле Вестминстерском вовремя быть,
До самого боя злых дел не чинить…

Для пышного пира накрыт уже стол,
И вновь к Ланселоту хозяин пришёл.
Лилась с его уст лицемерная лесть, –
Он замок любезно просил осмотреть.
Пошёл наш доверчивый рыцарь – и вдруг,
Одною ногою ступивши на люк,
В глубокий подвал на солому упал…
А принц к королеве отправился в зал:
«Сказать Ланселот попросил меня вам,
Что спешно уехал по важным делам!»
(Обманщик увёл одного скакуна).
Поверила лжи этой дерзкой она
И вскоре, устав от трескучих речей,
Покинула замок со свитой своей…

Сидит Ланселот в подземелье сыром…
Но вот к нему дама пробралась тайком
И стала еду приносить и питьё
В надежде, что рыцарь полюбит её.
«Могу на свободу я выпустить вас,
Коль стану я вашей хотя бы на час…» –
«Зачем мне свобода такою ценой? –
«А как же с милордом назначенный бой?» –
«Мадам, королева поймёт без труда,
Какая со мной приключилась беда;
У нас много рыцарей доблестных есть,
И кто-то спасёт госпожи моей честь».
…Желая в день боя его отпустить,
Просила она поцелуй подарить.
«Ну что ж, ничего здесь постыдного нет», –
Он дал поцелуй ей – и вышел на свет!
Могучего выбрав в конюшне коня,
Помчался в Вестминстер он, принца кляня…

Не зная, что рыцарь покинул подвал,
С усмешкою принц Гвиневере сказал:
«Ваш друг не явился в назначенный час;
Наверно, сударыня, предал он вас!» –
«О, нет, Ланселот слову верен всегда,
И, если б он мог, прискакал бы сюда…»
…И вышел на бой Ланселота кузен,
Но топот внезапно раздался у стен;
Вскричал в ликовании бурном народ –
На поле Вестминстерском был Ланселот!
И там только дал отдохнуть он коню,
Поведав, в какую попал западню…
Послышался гул возмущенья в толпе;
Взял рыцарь стальные доспехи себе, –
С предателем-принцем недолог был бой,
И тот с рассечённой упал головой…

* Майский поезд – обычай празднования 1 мая как начала весны, коренящийся в глубокой дохристианской древности, был широко распространён в Англии вплоть до конца XVII в.
ЗАГОВОР МОРДРЕДА

Летела мелькающих дней череда…
Но тайно плела свои сети беда,
И тихо звучали во тьме голоса,
И блеском недобрым мерцали глаза…
Смутьяном стал сын государя, Мордред*,
О троне отца он мечтал много лет, –
И вот уже несколько серых фигур
У входа в покои увидел Артур…
И кто-то шепнул ему: «Ваша жена –
Изменница… Любит другого она…»
Мордред подхватил: «Это стыд и позор! –
И праведным гневом горел его взор. –
Она с Ланселотом проводит досуг!»
Ответил король: «Ланселот – верный друг.
Являя всегда благородство своё,
Он смело на бой выходил за неё…» –
«Нужны доказательства? Можем помочь:
Застанем их вместе в ближайшую ночь!»
…В душе затаив беспокойство и боль,
С утра на охоту уехал король…

Окутала замок вечерняя мгла.
К себе Гвиневера тайком позвала
Сердечного друга… Оставшись одни,
Внезапно стук в дверь услыхали они.
«Эй, рыцарь-предатель, скорей открывай!
У нас ты в ловушке! Держись, негодяй!..»
«Ужель мы погибли? – от страха дрожа,
Шепнула герою его госпожа. –
Вы сильный и смелый боец, но сейчас
Здесь нет ни щита, ни доспехов для вас!»
Однако, к неравному бою готов,
Он взял в руку меч, отодвинул засов
(Дубовая дверь приоткрылась слегка)
И чуть отступил, пропуская врага…
Вошедший боец от удара мечом
На каменный пол повалился ничком.
Герой его латы стальные одел, –
И вот уже много безжизненных тел
Осталось у двери… Но скрылся Мордред.
…В окне занимался кровавый рассвет…

Своей королеве сказал Ланселот:
«Я должен покинуть сейчас Камелот,
Прошу вас, давайте уедем вдвоём!» –
«Нет, я оставаться должна с королём…
Пришлю я вам в случае крайней нужды
Гонца – вы спасёте меня из беды!»

…И встретил Артура Мордред: «Господин!
Изменник бежал… Уцелел я один!»
Властитель воскликнул: «Я дожил до дня,
Когда Ланселот стал врагом для меня!»
Добавил он: «Ждёт королеву костёр,
Наутро ей вынесет суд приговор».
Гавейн помрачнел, эту речь услыхав,
И дяде шепнул: «Ты, возможно, не прав!
С обоими мне объясниться дозволь…»
Но братьям его властно молвил король:
«Вам, как и другой молодёжи двора,
Велю я нести караул у костра!»
Они отвечали: «В сей горестный час
Мечей и доспехов не будет у нас…»

Собралась на поле большая толпа,
И вот королева уже у столба…
…Но что там за шум? Прискакал Ланселот!
Сквозь стражу мечом прорубая проход,
Он рыцарей всех истреблял на пути –
Скорей от костра Гвиневеру спасти!..
И выхватил он госпожу из огня,
И сзади её посадил на коня,
И, быстро минуя решётчатый мост,
В свой замок «Весёлая Стража» увёз…

Сказал господину коварный Мордред:
«Погублен британского рыцарства цвет»,
И горестно вырвалось у короля:
«Подобного братства не знала земля!
В дружине теперь неизбежен раскол…»
…К Гавейну вернувшийся страж подошёл
И молвил: «Милорд, ваши братья мертвы,
Убиты они Ланселотом, увы…» –
«Как это возможно?! Он с ними дружил!» –
«Не ведая, их Ланселот поразил:
В знак скорби у рыцарей не было лат» –
«Погиб ему преданный младший мой брат!
Врагом с этих пор Ланселот стал и мне…
О, дядя! Скорее готовься к войне!»
…Печаль в Камелоте была глубока.
Властитель велел приготовить войска
И глухо, на кресло упав, зарыдал.
Придворные молча покинули зал…

* По легендам, Мордред был внебрачным сыном Артура и его единокровной сестры Моргаузы (не путать с Морганой!).
ВОЙНА С ЛАНСЕЛОТОМ

Огромное войско собрал Ланселот, –
К нему под знамёна встал весь его род,
А также немало достойных мужей
Из верных вассалов и близких друзей.
…И вот его замок уже осаждён,
И символ Британии – алый дракон –
Под стенами реет пятнадцать недель,
Но держится стойко оплот-цитадель.

Из башни сказал Ланселот королю:
«Поверьте, и я по погибшим скорблю!
Но я не хотел бы вступать с вами в бой, –
Давайте покончим с безумной войной
И доблестный наш восстановим союз…»
Однако вмешался Гавейн: «Подлый трус!» –
…«Ах, так? Хорошо же!» – вскричал Ланселот
И выехал с войском из главных ворот,
А храброй дружине своей в тот же час
Отдал нерушимый и строгий приказ:
«На поле сраженья, рубя и коля,
Не трогать Гавейна, щадить короля!»

Но вскоре какой-то горячий боец
Решил положить этой битве конец:
Своими доспехами грозно звеня,
Он сбросил Артура на землю с коня!..
…Уже занесён над властителем меч,
Вот-вот упадёт голова его с плеч…
Бойцу Ланселот громко крикнул: «Не смей!»,
Затем с жеребца соскочил поскорей,
Учтиво помог сесть Артуру в седло
И молвил: «Немало людей полегло
В сегодняшней битве. Но я вам не враг!»
…И взвился над главным шатром белый флаг,
К желанному миру склонялся король,
Гавейн же твердил «Отомстим!» как пароль…

А в распрю вмешался уже Ватикан.
Приехал епископ в артуровский стан
И свиток с печатью достал из ларца:
«Король, вот письмо от святого отца!
Ты должен назад королеву принять
И с поля домой увести свою рать!»
…Послал государь к Ланселоту гонцов.
Тот молвил: «Вернуть госпожу я готов,
Но мне дорог? безопасность её…» –
«Даёт вам король в этом слово своё!»

Посольство отправилось в лагерь верхом,
И стал Ланселот говорить с королём:
«Вот ваша супруга. Я ныне и впредь
Отстаивать смело готов её честь!» –
«Но что с моим рыцарством сделали вы?
Храбрейшие воины братства мертвы…» –
«Той памятной ночью в неравном бою
Я жизнь защищал и свободу свою!
Потом, у костра, повторяю вам вновь,
Без умысла пролил невинную кровь!..
Готов искупить чем угодно вину…»
Вмешался Гавейн: «Пусть покинет страну!»
…Поняв, что продолжится эта вражда,
Уехать решил Ланселот навсегда.
К сторонникам он обратился своим –
И лорды отплыли в Бретань вместе с ним.

Однако Артур снарядил корабли,
И вот уже флот у бретонской земли…
…И вызвал Гавейн Ланселота на бой:
«Теперь, наконец, я сквитаюсь с тобой!»
Противник не слушал жестоких угроз,
Но тяжкие раны Гавейну нанёс.
Упав, тот воскликнул: «Вернись и добей!» –
«Ну нет, это будет не к чести моей!»
И, больно чужим благородством задет,
Гавейн закричал Ланселоту вослед:
«Предатель, настигнет тебя моя месть!»
…Тут всех облетела тревожная весть…

МЯТЕЖ МОРДРЕДА

Артур, отправляясь в военный поход,
Оставил Мордреда правителем. Тот
Подложные письма велел написать –
И в гибель Артура поверила знать!
И сыну вождя доверяя во всём,
Бароны избрали его королём…
…На званом пиру осушая свой рог,
Сказал Гвиневере он: «Я одинок»
И всем объявил: «Через несколько дней
В аббатстве святом обвенчаюсь я с ней!»
Она же смогла обмануть подлеца
И, скрывшись, послала к супругу гонца…

Изменником занят британский престол!
К проливу Артур свои силы отвёл,
И войско поплыло навстречу врагу…
Мордред уже ждал на морском берегу –
Он с помощью денег собрал свою рать.
Властитель решился сражение дать.
У скал завязался отчаянный бой,
И многие гибель нашли под водой.
Усеяли отмели тысячи тел,
Но выиграть битву Мордред не сумел.

И снова был ранен Гавейн тяжело,
И молвил Артуру: «Содеял я зло,
Но время, увы, не отправится вспять.
Велите перо и бумагу подать…»
…Писал Ланселоту он: «Близок мой час,
Прошу я прощения, сударь, у вас!
В жестоком раздоре я сам виноват,
Но разум затмило мне горе утрат.
Пришла к нам на землю большая беда,
Спешите скорей из-за моря сюда!..»
…На днище ладьи опустившись без сил,
Гавейн навсегда свои веки смежил…

ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Назавтра условившись биться с врагом,
Забылся король изнуряющим сном –
И призрак Гавейна явился ему,
А голос ворвался в дремотную тьму:
«О, дядя, позвольте мне дать вам совет –
Пусть земли и деньги получит Мордред,
С ним нужно сейчас заключить договор,
Потом Ланселот даст мерзавцу отпор.
Опасность таит в себе завтрашний день!»
Мелькнула и скрылась туманная тень…

Ещё в равновесии чаши весов…
Властитель направил к Мордреду гонцов,
И тот согласился увидеться с ним,
Но оба бойцам наказали своим:
Коль где-то блеснёт обнажённый клинок,
Трубить об атаке немедленно в рог.
…И встретились в поле широком вожди, –
У каждого свита была позади, –
И сели они под навесом за стол.
Услышали рыцари: «Кент… Корнуолл…»

Стояла жара. Собиралась гроза.
В немом ожиданье прошло полчаса…
…Поделена между вождями страна.
Пажи принесли им густого вина,
И выползла тут из-под камня змея
(Гадюками славились эти края), –
В высокой траве у стола не видна,
Ужалила воина в ногу она!..
Мечом разрубил её тот пополам –
И сдержанный шум пробежал по рядам:
На солнце сверкнул, словно молния, меч…
…Была за столом сразу прервана речь.
Подул сильный ветер, стемнел небосклон,
И крики раздáлись с обеих сторон,
А трубы прорезали воздух тугой…
Воскликнул властитель: «О, день роковой!»
Вскочили вожди на горячих коней,
И оба к войскам поскакали скорей…

Донёсся зловещего грома раскат –
И в битве кровавой сошлись стар и млад.
Хоть были меж многими узы родства,
Багряною стала густая трава,
Не молкли предсмертные стоны бойцов
И треск разбиваемых в щепки щитов…
…Сражение длилось весь день напролёт.
Когда же закат озарил небосвод,
В живых из артуровской армии всей
На поле остались лишь двое мужей…

А в войске Мордреда – уже никого.
Вождь бриттов увидел врага своего
Над горами трупов… Взял в руку копьё
И с криком: «Будь проклято имя твоё!
Умри же, предатель!» – рванулся вперёд,
Ударив изменника-сына в живот.
Взмахнул тот мечом – и на землю упал,
Но был и властитель сражён наповал…

Шумели печально вокруг тополя…
К прибрежной воде отнесли короля.
Он молвил: «Не плачьте, друзья, обо мне!
Когда буду нужен британской стране,
Мы с вами увидимся… Время придёт –
Восстанет из мрака родной Камелот,
И я поведу своих рыцарей вновь
На битву за Свет, Справедливость, Любовь…»

В лиловом тумане почти не видна,
Взошла над зеркальною гладью луна.
Послышались дальние колокола,
И к отмели тихо ладья подплыла.
Легонько качнулась она на волнах –
И вышли три женщины в чёрных плащах,
Но все в драгоценных коронах литых.
Озёрная Леди была среди них…
Упали волнистые волосы с плеч –
Взяла она молча Эскалибур-меч.
Серебряный свет озарил берега –
Клинок у воды подхватила рука,
Взмахнув им три раза… Плеснула волна,
И вновь наступила вокруг тишина.
Достойно покинул земную юдоль
Артур – благороднейший в мире король.
Лечить свои раны отправился он
На остров блаженных, святой Аваллон –
Туда, где герои находят покой,
И долгий плач скорби звучал над водой…

ЭПИЛОГ

Когда две недели спустя Ланселот
Привёл к берегам Корнуолла свой флот,
Услышал он скорбную, горькую весть –
Настигла Артура и рыцарей смерть;
Сражаясь друг с другом, в бою полегли
Почти все солдаты британской земли.
Ушла Гвиневера, об этом узнав,
В святую обитель средь скал и дубрав
И жизнь проводила в суровых постах,
Молясь о содеянных ею грехах…

Свою госпожу паладин разыскал,
Но в мантии чёрной не сразу узнал.
Тиха и печальна была её речь:
«Милорд, не ищите со мной больше встреч…
Любовь наша стала причиной беды –
И я отреклась от мирской суеты.
Прошу, возвращайтесь скорее назад!»
Не лгал напоследок затворницы взгляд…

От мира уйти Ланселот дал обет
И прожил в скиту отдалённом шесть лет.
В трудах возносил он молитвы свои,
Отринув все помыслы плотской любви.
Пред Господом искренне каялся он…
…Однажды привиделся иноку сон:
Его королева, чиста и светла,
Легко на руках у сестёр умерла…
…Он тело привёз через несколько дней
И сам отслужил панихиду по ней,
И гроб деревянный засыпал землёй,
А вскоре с улыбкой ушёл в мир иной…

При жизни любили его глубоко
Друзья, а в обители – братья его.
Когда же аскет завершил свои дни,
На мраморе высекли надпись они:
«Здесь доблестный рыцарь лежит, Ланселот,
Среди христиан заслуживший почёт,
Бесстрашный и верный, суровый в боях,
Защитник обиженных, кроткий монах…»

   Июнь 2009 – февраль 2010


RSS









Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика