В ПУТЬ ДАЛЬНИЙ  (стихотворения)

Пространство пронизано зовом (магнитным притяжением) к усовершенствованию, призывом к творчеству ещё более прекрасных форм жизни и отношений, призывом к Красоте. Магнит красоты – мощнейший, притяжение к слиянию с красотой, или любовь, – мощнейшее. Оно является сущностью всякой жизни, всякого устремления. оно является центром, вокруг которого вращается поток эволюции.(Уранов Н. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск 3).

Мир земной, сад земной, нуждается в украшениях и для земного и для Тонкого миров. Строительство жизни на Дальних Мирах основано на неуклонном следовании принципу Красоты. Прекрасное мышление порождает прекрасные формы мысли и прекрасные творения рук человеческих. Недаром Сказано было, что «Красота спасет мир».(Грани Агни Йоги, 1972 г. 071).



ТВОЙ ПУТЬ

Бурлит поток, волной вздымая пену,
Кипит, чтоб погружаясь вновь и вновь
Ты смог изведать жизни цену
И встать над ней, себя переборов.

В глубинах мутных ты, купаясь,
Познал коварство всех мастей,
Тоской душевной изнывая,
Спешишь покинуть круг страстей.

Набив оскомину на кислых пересудах,
Сомнений гложущих отраву пережив,
Вкусив предательство за верность и за дружбу,
Ты возвращаешься к себе. Ты еще жив.

Удушье тяжкое оков снимая,
Ты полной грудью пробуешь вздохнуть.
На подвиг духа устремляясь,
Ты выбираешь верный путь.

Средь шумных толп шагая одиноко,
Едва, на ощупь, чувствуешь тропу.
Широк твой горизонт – узка дорога.
Тут сердце – мерой, жизнь в поту.

Призывам чуждым не внимая,
Ты ловишь шепот Легких уст,
Сквозь чащи терний продираясь,
Ты рвешь одежды на лоскут.

Устав от тяжких испытаний,
Ты молишь Небо отдохнуть,
Но сердце разум усмиряет.
Лишь чистую молитву ждут.

Карабкаясь по кручам восхожденья,
Груз сожалений бросив, тут
Ты в радость перельешь страданья.
Земные раны заживут.

Став на карниз, к скале прильнув всем телом,
Доверив пальцам жизнь и вес,
Земное признавая притяженье,
Наполнись притяжением Небес.

И на краю, у самой бездны,
Ты сердцем устремись за облака.
Торжественность призыва утверждая,
К руке протянется Рука.

Идя над пропастью по тонкой нити,
Сознаньем чистым должен ты понять:
Не запятнай Руки Ведущей.
Лишь все отдав, ты сможешь Все принять.

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Лишь все отдав, ты сможешь все принять
И встретить Лик Судьбы, вместив ее как знанье.
Лишь только сердцем можно жизнь объять
И пить огонь любви из чаши состраданья.

Во всем найти Прекрасное сомненьям вопреки.
Идя на Свет Звезды с пути не сбиться.
Действительность узнать сквозь темные очки.
Замедлив шаг земной, безудержно стремиться.

БЕСЕДА

Мой взгляд – это Твой взгляд.
Мой слух – это Твой слух.
И вкус тоже Твой, и все ощущения – они Твои.
У меня нет ничего.
Все что имею – Твое.
Ты сказал: Я – это Ты.
Мы – одно.
И Ты обращаешься к самому себе.
И отвечаешь Сам себе.
И Ты множишься бесконечно, чтобы познать Самого себя.
Я – Твои отражения.
Безбрежный простерся меж нам простор океана.
Бездонна его глубина и даль неохватна.
Не сойтись берегам и не встретиться нам.
Но протянута нить, как струна меж ладами.
Безмерно ее напряженье,
И звучит она музыкой сфер.
И я вижу Твой огненный взор.
Он мне боль иногда причиняет.
И я слышу Твой шепот безмолвный,
Как грома раскаты в горах.
Твои руки, касаясь легко,
Приносят страданье и радость.
И нет конца проявленьям Твоим.
Ибо Беспредельность – Твое творчество.

ДРУГУ

О чем сказать тебе?!
О чем спросить, мой друг? Не знаю.
Советы не хочу давать.
Они, как правило, даются от себя.
Как будто кто-то может стать на чье-то место.
Ошибкой будет думать так.

Мы часто поучать хотим кого-то,
Пуская проповедь глупейшую на ветер.
Какого ждем мы награжденья?
Признанья окружающих иль умиленья слов потоки,
Ласкающие жадный слух ревнителя наживы?

А что же друг? Ему так нужно слово,
Что даст полет душевных сил, рождающих стремление к победе.
И рук тепло и сердца жар от друга дальнего
Даст веру в жизнь идти, главы не преклоняя.
И так сказать велит мне сердце:

Силен, кто победить соседа сможет.
Стократ сильней, кто победил полки.
Но все ж сильнее нет на свете, кто, обуздав свой нрав,
На пользу Мира жизнь свою положит,
Забыв о плате преходящей (какою б ни была она).
---------------
Вот стих родился вдруг. Тебе он вестью будет.
В нем радость и тепло души, согретой током сердца,
К тебе струится, нежностью даря, любовью окружая.
Ежечасно.
          Да будет так!

ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ И НЕБЕСНАЯ
(размышления у картины Тициана)

В пути однажды находясь, и чтоб не утомиться,
Любовь к источнику пришла, решив испить водицы.

Напившись вдоволь, в сень дерев решила удалиться,
Чтоб в неге сладостного сна прохладой насладиться.

Из дорогих шелков она постель себе сложила,
Сняла одежды, чтоб не мять, и подле уложила.

От золотых колец нежны персты освободила,
И серьги, что под цвет очей, все в ларчике закрыла.

Едва среди пахучих трав на ложе преклонилась,
Тотчас в сиянии лучей Сестра пред ней явилась.

Прекрасны обе. Лик земной небесный отражает,
И стан точеный наливной глаз издали пленяет.

Сказала гостья: «Дай обнять! К тебе за тем спустилась.
Пусть дружба наша расцветет. Над нею Божья Милость.

Любви земной и горней путь откроет двери Блага.
Тогда пустыни оживут, впитав союза влагу.

Исчезнут войны. Мир придет от края и до края.
Позволь обнять!» Но был ответ: «Уйди. Тебя не знаю!

С тобой мы вовсе не родня, хоть ликом и похожи.
Друзей не надо мне. Одна, я для людей дороже.

Во мне нуждаются везде. Зовут, вкусить от рая.
И пламя страсти роковой я в людях возбуждаю.

Они готовы смерть презреть, желанья утоляя.
Даров приносят мне, не счесть. Делить их не желаю.

Но ты пришла совсем нагой. Ты людям не родная.
Пришла дары мои отнять?! Друзей таких не знаю!

Стоишь в сиянии лучей своей Пречистой Славы,
Их искры жгут глаза сильней самой подземной лавы.

Они вонзаются в сердца монаха и паяца.
Ты к людям не ходи одна. Тебя они боятся.

Твои небесные лучи и света одеянье
Откроют слабым только грязь и лишь смутят сознанье.

Ответь мне, что ты можешь дать, желающим услады?
Лишь я могу им обещать балы и маскарады.

Что своей чуткой дланью ты исправишь в этом мире,
Где звон монет сильнее труб всех ангелов в эфире?

А я дарю им сладкий плен и пир среди ненастья.
И молят люди обо мне. И в этом все их счастье».

Внимала Чистая речам сестры словоохотной,
Терпеньем истинным полна, прекрасна и свободна.

И стал стихать эмоций шквал, иссяк напор теряя,
И голос правды зазвучал, преграды разрушая:

«Давая темные очки, ты делу не поможешь.
За пеленой прелестной лжи ты лишь несчастья множишь.

И что за радость средь оков, когда лишь ревность гложет?
Ведь счастья призрачного дым лишь ненависть продолжит.

Да, ты права, ужасен Свет, кто лишь потемки знает.
Но чистый сердцем только в нем свое спасенье чает.

Хочу очистить я сердца. На дух я уповаю.
Посулов я не раздаю, но к Свету призываю.

Пройдут убогие, кто роскошь риз за святость принимает.
Но всех приму, кто Красоту Природы понимает.

Хочу приблизить Небосвод к земле давно забытый.
Пусть засияет Новый Мир в лучах Любви омытый.

К Мирам Далеким поведу друзей, подвижных духом.
Мы будем вместе постигать тончайшие науки.

Поверь, пустых утопий я от Роду не являю.
Но Славу Космоса в трудах торжественно слагаю.

Я не мечтательница в звездной вышине,
Но Я есть Мир, и Мир – во Мне».

ЛЮБОВЬ
(варианты)

Веленье Вечности – Любовь, бесценный дар
Сверканьем молний озарит сознание.
Дух воспарит, сжигая ветхий тлен,
Узря безбрежные чертоги Мирозданья.

---------------

Улыбка Вечности – Любовь, бесценный дар
Однажды молнией зажжет сознанье.
Воспрянет дух, сметая ветхий тлен,
Узря безбрежность у чертогов Мирозданья.

СЕРДЦЕ

Не в силах ум Пространство охватить
В потугах неосознанных движений.
Никто не видел Бога, но Он дал
Своих прекрасную бесчисленность селений.

Рукою щедрою устроил Он Закон,
Создав из Пустоты материй бесконечность,
Где щит и меч – у Жизни два крыла,
В Единстве утверждают Вечность.

Все двойственно. Куда бы ни взглянуть,
Одно в другом имеет отраженье.
И Беспредельности простая суть
В былинке отзвучит единым Повеленьем.

Стремится мысль, дерзая смысл понять,
Небесных сил и тел круговращенье.
Но даже самых тонких чувств игра
Положит грань в познании Творенья.

Найти далеких звезд невидимых лучи
И хаос привести в закономерность,
Любых высот, каких ни достигай,
А за порогом снова Беспредельность.

Но только тщетно Бытие узнать,
Все раздробив на миллиард делений.
Лишь духу суждено понять
Всю неделимость атома Вселенной.

Великой Милостью своей, суда не зная,
Нам Совершенство подарило нить,
Чтоб сердце средоточием считая,
Источником в себе его почтить.

Серебряная нить – Любви творенье.
Огнем сверкая, благости родник
Очистит мысли, утвердит стремленья,
И знаньем духа сердце озарит.

Дом духа, сердце, ты – моя отчизна,
Ты – радости тепло в душе моей.
Пускай я буду слышать вечно
Твой ясный ритм в груди своей.

Пусть, повинуясь Высшей Воле,
Я цепь сердец в себе соединю.
И, духом чистым дали открывая,
Я Света сеть навеки сохраню.

ХРАМ

Пришел к седому старине восторженный строитель:
– Хочу я строить светлый храм. Совет мне дай, Учитель.

Его увидел я во снах. Прекраснейшее зданье
Легко взметнулось в синеву своими куполами!

Ступеней чистых белизна ведет к его подножью,
Да перезвон колоколов творит молитву божью.

И даже место я узнал в своих счастливых грезах.
Кругом раскинулись сады в благоуханных розах.

Уже составил я чертеж, есть опыт и уменья,
Но что-то больно грудь теснит. Реши мое сомненье.

– Коль хочешь строить, так дерзай, не мысли промедленья.
Горит в груди твоей огонь Благого Промышленья

Проникнут Славой, Высший Мир нам шлет свое веленье:
Из Мира Образов принять прекрасное виденье.

Кто Мира три соединит в Единую обитель,
Велик в искусстве созидать и счастлив тот строитель.

Храм – не кумирня, не вертеп, но символ восхожденья.
Делами чистыми сложи к нему свои ступени.

Оплотом Истины устрой для храма основанье.
Составь фундамент из камней духовного стяжанья.

Пусть стены купол вознесут кристального сознанья.
Стрелой пронзающей пусти его к Истокам Знанья

Под средокрестьем алтаря устрой тайник нетленный.
В нем сердце полное любви пребудет сокровенно.

Оно есть жизнь и связь Миров, причина всех движений,
Быстрее молний утвердит прямое Сообщенье.

Скликай друзей на пир труда в Дом радостью воспетый.
Пусть битва духа утвердит гармонии победу.

Стремись вперед, забыв себя, не зная огорченья.
Ты призван строить новый храм – Храм Духоразуменья.

Молчал строитель, потрясен наглядностью сравненья,
А мысль летела впереди, презрев ограниченья.

БАШНЯ МИРА

Скажу легенду древнюю о башне мира.
Ее построил мудрый чародей,
Чтоб прекратить войну народов
Двух сопредельных волостей.

Уже давно никто не помнил
Причину распри вековой.
Но кровь текла потоком красным,
Взывая к мести роковой.

Мудрец Навруз. В местах тех дальних
Он слыл святым и знатоком
Всех тайных сил и заклинаний.
И был народам тем знаком.

Им он послания отправил,
Что на границе средь путей
Слагать он станет башню мира
Во имя будущих детей.

На башню ту наложит заклинанье:
«Кто с мыслью злобною границу перейдет,
Тот гибель скорую себе накличет.
А с ним падет его весь род».

И мир настал. Утихла распря
Под страхом смертным скорых бед.
Чего боялись больше люди?
Войны иль мира? Дай ответ!

БАШНЯ МИРА
     (вариант)

Святой Навруз построил башню меж двух враждующих сторон,
И, наложив заклятье мира, послал гонцов с посланьем он:
«Кто с мыслью злобною границу той башни мира перейдет,
Тот гибель скорую себе накличет, и с ним падет его весь род».
Утихла распря, и не смели к границе близко подходить.
Боялись мысль свою надежно на пользу мира положить.

¤ ¤ ¤

Торжественность вселенская взывает:
Песчинка звездных далей не проста!
Мы сердцем неустанно устремляясь,
Откроем Вечности прекрасные врата

Разделим с другом путь наш бесконечный.
Сотрем различья пройденных дорог.
Нас братских уз незримые касанья
Давно ведут принять судьбы итог.

Так возликуем же в труде бессменном.
Я Сердца Радостью на Зов Любви отвечу.
В Чертогах Пламенных Миров далеких
Пусть состоится наша встреча.

МИСТЕРИЯ

Когда погас последний луч зари вечерней,
Покровом звездным тайн полна, укрыла землю ночь.
В пещере храмовой от мира отрешенный
Сидел послушник, в грезы погружен,
Себя участником видений ощущая.
И для него
Был ярок день. Пекло нещадно солнце,
Округу терпким зноем наполняя.
На солнцепеке раб трудился,
Свою молитву к Небу обращая:

«Прости, Превышний, ни о чем я не прошу
И участи иной желать не смею.
Кто может знать, каких путей похмелье,
Положишь Ты испить на ниве этой жизни?
Пусть лишь безропотность моя приблизит избавленья час
От тяжести душевной и тоски.
И потому молить не стану я о снисхожденьи.
Оставлю просьбы все.
Что просишь для себя, то в долг дается.

Награды нет и быть не может выше той,
Что Ты даруешь, жизнью просвещая.
Устами сердца говорю, я счастья большего не знаю,
Чем быть допущенным к общению с Тобой.
Безмолвным голосом Твоим я упоен.
Молчание Твое полно значенья.
И радость мне уж от того,
Что слушаешь, меня не прерывая.
Мне б только слышать этот голос Твой беззвучный
И знать, что не отвергнут.

И все же в час труда дневного
Осмелюсь я смиренно попросить
Любовью освятить истерзанное в муках сердце.
Тогда, испив нектар благословенный Твой,
Смогу вместить сердечно
Мучителей и недругов моих,
Как вестников, мне посланных судьбою.
В юдоли тяжкой мысли Света не бегут
Любовью переполненный сосуд.

Но там, где в сумраке остыл пустой очаг,
И сердца жар под пеплом погребен,
Любви не жить.
Во тьме ночной, как крылья филина, неслышно,
Спешит сомненье опоить рассудок ядом.
Там ложь одна шатание питает,
Ведь свято место пусто не бывает:

«Любить не смеешь ты. Старания напрасны и смешны, –
Внутри мне кто-то шепчет с укоризной –
Полны сомнений уверения твои и клятвы ложны все.
Они походят лишь на жесты глупой обезьяны, не знающей как применить очки.

Как смеешь ты дерзать?! Уйми свой пыл, ничтожный!
Тебе дано ль парить высоко и Истиной владеть?
Никто из мудрых на Земле не смел сравниться с Богом.
Твои дерзания – лишь дерзость искушенья,
Приносят оскорбленье Небесам.
Как нет?! Суди же сам!
Не знающему Истины доверить можно ль Тайну Мирозданья?
Своим нечистым помыслом
Ты можешь запятнать Прекрасные чертоги,
Что льют на Землю чистые лучи.
Не можешь ты коснуться Света грязным одеяньем».

И страшно мне и больно слушать это.
Да, знаю, полон многих я изъянов.
Они меня смущают.
Лишь только вспомню их, колеблется мой разум.
И беспокойство власть свою внедряет,
Стремясь мой взор от Света отвратить.
Водимое рукой лукавою, мое земное «я» готово пылью пыл покрыть,
Уняв опасные ему души стремленья,
Чтоб тихо век дожить и с миром опочить.
Тогда тоска берет и радость блекнет ускользая.
В отчаянье тоску лукавство хочет превратить,
Отняв последний луч надежды.
И тем убить.

И все же я дерзну!
В тот миг, когда в груди огнем пылает Тобой зажженная Звезда,
Я прикажу себе забыть, отрину все несовершенства.
Они довлеть не будут больше надо мной,
Мечом надвое рассекающим сознанье.
Их нет и быть не может, но есть лишь Свет, зовущий к совершенству.

Как любит мать своих детей, себя всем сердцем отдавая,
И льнут они доверчиво к теплу,
Слезами очищения омыть любимые ладони.
Готовы жизнь отдать.
Так действует Любовь!

Ей каждый наделен по праву своего рожденья.
Отнять не могут никакие ухищренья того, что дышит Истиной самой.
И эта Истина со мной.
И я дерзну сказать: «Люблю!»

ПОБЕДА
(эпическая поэма)
1.11
Ничего не скрою, что ведаю.
До рождения света белого
Тьмой кромешною был окутан мир.
Был во тьме лишь Род - прародитель наш.

1.11
Род - родник вселенной, да отец богов.
Был вначале Род заключен в яйце,
Был он семенем непророщенным,
Был он почкою нераскрывшейся.

1.12
Но конец пришел заточению,
Род родил Любовь - Ладу -матушку.
Род разбил темницу силою Любви,
И тогда Любовью мир наполнился.

Песни птицы Гамаюн. Клубок первый.
Пролог

Рожденная Огнем из семени пробужденного Рода
Ты, Лада, первой открываешь дверь темницы!

Из Ритма Ритмов, что в кромешной Тьме таился,
Ты белой Лебедью летишь по Поднебесью.

И крыльев дивных легкие касания Твои,
Всему, даруя жизнь, слагают гимн Любви.

Благая Матерь, снова в путь зовешь народы,
Звездою Утра радость миру возвещая.

Дыханьем пламенным согрет и дышит Мир Тобой.
И бесконечный танец Твой звенит серебряной струной.

За синевой торжественной дерзает смелый взор
Увидеть танца вещего пространственный узор.

В лучах приказа огненного силится стремленье
Прочесть планеты сужденной малейшее движенье.

Причин тончайших строгий ряд по воле Провиденья,
Пахтаньем сил невидимых, рождает все явленья.

И подчинясь устам времен, пойдет повествованье,
Найдя небесному лучу земное основанье.

Сроднятся правда с небылью, потоком изливаясь.
Картин живых взойдет росток, в сознаньи отражаясь.

читать далее

АРМАГЕДДОН. ВОЛЯ СРОКОВ

В горах, высоко-превысоко,
Где день встречает первый солнца луч,
Где лишь орлы приют себе находят,
Внизу оставив пену туч,
Перешагнув снегов границу,
Восстав над миром бренной суеты,
Под стать вершин стояла башня
В краю суровой красоты.

¤ ¤ ¤

Размах невиданный строенья.
Вокруг снега и льды кристальной белизны.
Над белизной встают в нездешнем ритме,
Как исполины, из базальта валуны.

Рука неизмеримой силы
Теснила скалы будто невпопад,
И камень плавился послушно,
Застыв стеной оплавленных громад.

Как одинокий страж она стояла
Средь горных кряжей у больших морен.
И лишь во снах могла являться людям,
Как вестница великих перемен.

Там Светоч Истины эоны лет слагал
Трудами радости космический кристалл.
С Небес струился вещий словно сон
Лучей невидимых тончайший перезвон.

Чтоб мощь Огня пришла мостом Миров
И жизнь сияла в обрамленьи рока,
Точил небесных соком наполняя тишину,
Он растворялся в воздухе до срока.

Кружило время – тайн союзник верный,
Узором Майи отмечая танец свой.
Следы эпох минувших прятало надежно,
Без устали меняя лик земной.

Давным-давно лавины снежные и осыпи камней
Сокрыли башню от чужого взгляда,
И лишь тому, кто зван и сердцем чист
Сезам откроет тайну двери клада.

Ни караванных троп, ни троп звериных
В округе нет на много дней пути.
И даже в начертаньях лабиринтов
Забытых храмов этой башни не найти.

В пещерах тайных стража начеку,
И мысль Добра царит над времени рекой.
Не позванный границу не пройдет.
Гиганты белые хранят ее покой.


А низ долин гнетет жестокая борьба
За обладание, за всякое именье.
И стай безумных мыслей воронье
Тиранит головы на всякое растленье.

Там злато правит свой зловещий бал.
С ним заодно кровавый бог войны.
Иных мерил не ведает никто,
И черным пламенем сердца опалены.

Свободным ты приходишь в мир, о человек!
Ужели не желаешь лучшей доли?
Закон предвидел Радость, но лишь сам
Унять ты можешь обезумевшую волю.

Своим страданьям ревностный угодник
Бесстыдно променял на уличный базар
Ты духа своего брильянт бесценный.
Уж близок неминуемый пожар.

Горят отмщением поруганных энергий сонмы.
Пекельным смрадом дышит многоглавый змий.
Одно лишь сердце может встретить волны
Восстания рассерженных стихий.

Начала буйные, вращеньем усмиряя,
Горнило Вечности сольет в один поток.
В нем битву сил несметных сочетая,
Любовь в Пространстве зарождает срок.

¤ ¤ ¤

Слушай! Слушай! Дрожит Земля!
Слушай! Слушай! На сердце тревожно.
Возвещенный скрижалями близится срок.
Прозябанье уже невозможно.

Срок свободно прими для борьбы и труда.
Срок пойми! Это вовсе не час и не бремя.
Это Новой Зари торжествующий ритм
Утверждает шаги. Ногу в стремя!

С гор спускается белый конь, чудо-конь –
Чистой мысли сияет Огонь.
Красный всадник грядущего дня
Погоняет лихого коня.

Весть по миру летит. Ангел крылья простер.
Меч в руке – справедливости меч.
Воля сроков близка, очищенье несет.
Не очнуться от сужденных встреч.

Белый конь… красный конь….
У порога пылает Огонь.
Пробудись! Свет идет! Света нет без Огня!
Основание Света – Огонь!
   14. 06. 13


RSS









Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика